Театральная афиша Москвы

Спектакль Последнее испытание

Постановка Rif Group
8.7
оценить
Театр: Последнее испытание

Лучшие отзывы о спектакле «Последнее испытание»

Фото Надежда Карпова
отзывы:
187
оценок:
187
рейтинг:
180
7

Вот ведь бывает, что умом понимаешь, что постановка бюджетная, что она во многом от фанатов и для фанатов, а не для массового зрителя, что недоделок чуть ли не больше, чем сделанного, что шлифовать еще надо много-много времени, но материал настолько хороший, что цепляет все: музыка, герои, история, актеры. Настолько, что просто не отпускает, хочется еще и еще. Даже в таком виде.

«Последнее испытание» - мюзикл, очевидно сложный к постановке. Здесь достаточно запутанный сюжет, склеить который в единую историю – то еще испытание, извините за каламбур. А к сюжету прилагается вполне себе философская идея: цель оправдывает средства или нет?.. Даже не так: стоит ли достигать СВОЕЙ цели, вполне человеческого по характеру толка, любой ценой, не будет ли она слишком высока? Есть ли вообще такие цели, ради которых можно пойти на все? В нашем приземленным мире чаще всего таковой целью для антигероев становятся деньги и связанная с ними власть, в мире кино чаще власть выходит на первое место. В этой театральной истории речь тоже идет о власти, но в совсем уж преломленном виде, совсем не земном – здесь речь о том, чтобы не обрести власть, а ею стать. Самому стать своею целью. А если так, то еще острее вопрос правильности постановки цели, ведь если цель не верна, то и финал хорошим быть не может – ложная цель приводит к фальшивому их воплощению - некоему… фальшивому «я» для антигероя.

Эта довольно философская идея завернута в любопытное приключение, в котором прослеживается еще одна ключевая линия: вызов каждого каждому. Почти война всех против всех. Каждый герой ПИ обретает свою цель и воспринимает ее как вызов, будь эта цель возвышенна или низка – это не важно. Принять вызов – очень земное и человеческое свойство, плотно завязанное на гордости, неких вечных представлениях о чести, благородстве – это в природе человека, как элемент какой-то вечной нравственности. А уж руководствоваться вызовом – это не сделать что-то хорошее, это не победить, но извратить то, к чему идешь. Брошенная перчатка – игра на гордыне, и трудно просто развернуться, и уйти.

Однако, если уйти от обдумывания философских проблем, придется увидеть некоторую разобщенность спектакля, прерывистый сюжет, который хоть и пытались собрать воедино, еще до конца рассказать последовательно не получилось. Поэтому прибегают к обычно категорически нелюбимому мною средству – к рассказчику, коим является главный герой, и голос его звучит и в начале, что может быть допустимым, и просто по ходу сюжета, поясняя и объясняя. Стоит ли говорить, что подобное все же излишне, и куда вернее, правильнее показать все рассказанное на сцене, оставив автору лишь вступительное слово, быть может.

Но даже рассказчик не всегда спасает сюжет: в нем остаются логические дыры и недосказанности, когда у неподготовленного зрителя совсем нет шансов понять, где на сей раз оказываются герои, как оказываются, да в конечном итоге порою не ясно, кто есть кто. Более всего этим грешит первое действие, напускающее страху о Роще мертвых, совсем в итоге не показанной, или не дает ответа на то, куда и как делись герои после Истара. И это лишь наиболее ярко проявляющиеся моменты таких недосказанностей и нелогичностей. Страдает от недостатка понимания для зрителя и финал, оставляющий в недоумении, почему так получилось, и никто не вмешался. Наверное, «починить» многие такие моменты помогли бы именно диалоги между героями, небольшие сцены-склейки, которые не сильно удлинили бы действие, зато сделали постановку более цельной.

Все арии и песни мюзикла очень сюжетны, и это, на удивление, не всегда идет постановке на пользу. Что такое спектакль? Чем можно завлечь зрителя с улицы, если не рекламой? Атмосферой. А в музыкальном спектакле сама музыка, песни – большая ее часть. Песни создают мир, знакомят с миром, погружают в него. «Последнему испытанию» не хватает именно атмосферных песен не о чем и обо всем одновременно, они помогли бы правильно вступить в повествование, грамотно представить героев, постепенно – не резко! – перейти к основному сюжету или событиям, когда зрителю уже понятно, что здесь есть маги и воины, боги и жрецы, есть тьма и свет, и этот постоянный конфликт между добром и злом. Хотелось напустить мистической и фантастической атмосферы с постепенно оживающими героями, на которых мы смотрим будто из другого мира… И музыка – наш проводник…

Но ведь создает атмосферу не только музыка, и для спектакля в жанре «фэнтези» так важно оформление: костюмы, декорации и свет!! Подход ко всему перечисленному удивительно минималистичен, но это не было бы совсем проблемой, если бы можно было отметить удачно подобранную цветовую гамму. В спектакле много серого, темного, а в неверном свете слабо светящих фонарей все кошки серы… Солисты и танцоры слишком часто сливаются в бесформенную массу, где не выделить ни одних, ни других, и производит это не очень позитивное впечатление. Иногда отчаянно хочется добавить цвета, как в крайне серой таверне, а иногда – просто увидеть героев… Цвет фантастики – не серый – пустой и скучный цвет. Здесь стоило бы сделать акценты на серебристом, черном цвете, на переходе от белого к бордовому цвету, на фиолетовом цвете. Дать больше блеска костюмам, визуально выделить солистов. Обязательно! Они должны быть в одном стиле, но в явном виде отличаться от балета! Не сливаться с ним… Пусть постановка будет минималистичной, но она должна быть стильной. Сценические костюмы не должны быть скучными: пусть в них будет блеск, пусть в них будет фантазия. К сожалению, сейчас многие костюмы вызывают лишь вздохи.

Декорации, к сожалению, совсем не играют. Идея с «зубьями» выглядит любопытной, но декорация – не только они, но и не скрытые никак лестницы… Во многих постановках драматических театров декорации не богаты, но важны же в них не шик и блеск. Важна их функциональность, важно, чем в глазах зрителя они могут стать. Сейчас они – одно, а в другом свете или другой стороной - уже другое. Важно и то, как просто их меняют, насколько это заметно зрителю. Декорации в ПИ слишком статичны, и они довольно слабо создают ощущение параллельного мира. Плохо выстроенный свет совсем здесь не помощник: взаимодействие освещения и декораций не продумано. Зато их перемены и развороты постановщики все же постарались скрыть – в амфитеатре эти моменты не очень бросались в глаза, и это безусловный плюс. Еще один элемент декорации – экран. Последнее время он ну очень популярен в самых разных постановках. На мой скромный взгляд, в ПИ он реально играл только в сцене тюрьмы в Истаре. Все остальное время – не очень…Скорее, мешал. Я не сторонник выведения на экран видеоисторий, скорее, каких-то элементов, дополняющих декорации, а вот этого было по минимуму.

Одна из двух бед ПИ – отвратительно сделанный свет. Просто отвратительно. Сцена практически всегда должна быть освещена достаточно, чтобы зритель мог видеть солистов, ведь сцена в почти полном мраке – тоже художественный прием, но не постоянно же. Сейчас же доходило до того, что солист начинает петь, находясь в полной темноте. Или не поющий в конкретный момент герой, но важный в этой сцене – он в темноте, и видеть его реакцию просто невозможно. Декорациям свет тоже не помогает, увы. А ведь свет должен создавать определенную магию! Он должен литься, меняться, играть с героями, сам быть героем. Но ничего этого нет. На второй беде ПИ – плохой звук – я долго останавливаться не буду, ибо в «Русской песне» просто плохая акустика, и дело не только в кривых руках, тем более, что звук реально улучшили по сравнению с тем, что я слышала в «Русской песне» пару лет назад на другом спектакле.

Очень важный момент – это магия, ведь спектакль о ней… Показать ее можно было тем самым светом, с которым совсем не работали хорошо, а также хореографией. Но, к сожалению, реально это работало лишь в паре моментов, и выглядело это удачным озарением, а не последовательной работой над созданием образа как могущественного мага, так и опасной богини. Магии стоило бы добавить, смешать моменты ее проявления со светом: пусть будет какой-то луч, или, не знаю, звездная дорожка… Что-то должно быть.

Все это кажется одной большой бочкой дегтя, но ведь это не так, пока есть музыка «Последнего испытания», его текст, его идеи. Пусть не каждая, но многие песни – потенциальные хиты, и тексты здесь цепляют, они хлесткие, не безликие, как часто бывает, они запоминаются и цепляют. Актеры могут произносить их с миллионом интонаций, и они будут играть. Невероятно талантливый материал.

Еще одна ложка меда – актеры, те самые приглашенные большие мюзикловые звезды (Бирин, Колпаков, Бахтиярова). Перед ними стояла сложнейшая задача: быть интересными тем, кто уже полюбил иных, кто привык к иным, кто просто их не знает. Конечно, исполнителю главной роли – Андрею Бирину – пришлось сложнее всего. Он классный драматический актер, конечно, прекрасно поющий, и да, он смог нащупать своего Рейстлина. Его герой совсем не прост, он многогранен, он проходит путь от циничности, жестокости, язвительности и едкости к полной растерянности и все перекрывающей боли. Этому Рейстлину приходится упасть с вершины своей гордыни в самые глубокие недра своей души, испытать то, что, как казалось, ему испытать невозможно. Ему приходится осознать то, с чем не хочется мириться, и, в конце концов, усомниться в себе самом. Его жестокость в осознании силы в первом акте резко контрастирует с слабостью, в чем-то нежностью в акте втором. Его путь – это сплошное падение, то, которое и открывает глаза, и бросает вызов, и порождает СОМНЕНИЕ. Сплошное сомнение. Никакой уверенности в своей правоте. Никакой насмешки. И даже никакого злого огня в глазах, жестокого взгляда, что характерен для Рейстлина в первом акте. Только удар, опять удар, и от них не отбиться.

Он вовсе не борется с богиней тьмы, он борется с собой, не понимая при этом, на какой из сторон своей души ему выступить: быть ли жестоким и сильным Рейстлином (а сможет ли снова?) или, наконец, стать просто человеком. Эта вспыхнувшая на фоне вызванных воспоминаниями о любви и о боли болезненная любовь к Крисании – она искренняя, как всякий путь к спасению, но и острая, словно нож. Даст ли она счастье? Или только боль? Можно ли вообще его – темного мага – любить? Такхизис – его темная сторона – бросает вызов, и он поддается. Но нет ни капли уверенности, и все злые слова – герой говорит их лишь себе, и лишь себя уговаривает в правильности своего выбора и своих действий, прекрасно понимая, что никакая власть и божественность ему не нужны, просто отказаться - сложнее. Он не рассказывает легенду о каком-то маге – он рассказывает легенду о самом себе, это совершенно очевидно, и в чем-то легенда повторяется, только наоборот, а влюбленный дурак опять ошибается. Если в начале спектакля перед нами уверенный в себе герой, то в финале он буквально разорван на части. А его боль и переживания и сомнения – они отдаются в зале в душе каждого зрителя. Он жалок, но и его жалко. Он в этот момент очень человек.

Крисания здесь холодна и прекрасна, как и положено по тексту, но она почему-то совсем уж часто безучастна, совсем уж часто просто стоит в стороне, будто не испытывая совсем ничего. Ее любовь – она лишь в финале, а до того попытка обыграть мага на его поле, ведь она принимает этот брошенный им вызов, и чем он насмешливее, чем откровеннее он смеется ей в лицо, тем интереснее для нее его спасти. Спасти заблудшую душу. Но стоит признать, что при всей красоте вокала Крисания – классическая героиня, не глубокая, не сложная.
Все прочие герои вполне второстепенны, пусть на их фоне выделяется эмоциональный и швыряемый из крайности в крайность Карамон, тоже не имеющий цели, кроме любви брата, но все же герой второго плана. Из опытного состава выгодно выделяется Вера Зудина – Такхизис, темная богиня. Отражение самого мага: такая же насмешливая, такая же умная, такая же вызывающая. Фанатичный Король-Жрец не выходит за рамки прописанной роли, хотя сейчас – во времена возрождающегося религиозного...влияния – герой мог бы выглядеть чуть актуальнее, и было бы интересно осовременить взгляд на персонажа.

Как много слов опять, а ведь хотела сокращенную версию написать… Этот материал заслуживает достойной постановки, с нормальным бюджетом, постоянной площадкой. Но даже в таком виде он цепляет: и музыкой, и сюжетом, и, конечно, настоящими звездами в главных ролях. Я точно хочу еще. Несмотря на кучу недоделок. Потому что не халтура. Потому что талантливо, но требует доработки. Додумывания.

1
0
...
21 мая 2018
Фото Лиан Д*алланкаре
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
9

Великолепный мюзикл!!! Не смотря на то, что это одна из первых попыток поставить фэнтези на Российской сцене, мюзикл превзошел все ожидания!!!))) Не смотря на то, что у ребят нет собственного зала, и спектакль показывают не часто, мюзикл сделан настолько профессионально, качественно и ярко, что начав просмотр погружаешься в события происходящие на сцене полностью, уходишь в сюжет с головой, и уже не хочется просыпаться от этого дивного сна))) Великолепные песни, затягивающие сильные голоса актеров, яркие и разнообразные танцевальные фрагменты и трюки, профессиональная хореография, красочные костюмы и море приятный и ярких впечатлений))) Спасибо актерам за подаренную сказку!!!))))

1
0
...
5 декабря 2015
Фото Алина Калинина
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
9

я начну первой (по-видимому). С этим проектом познакомилась давно, еще года три назад..услышав песню "Изида под покрывалом" просто влюбилась в данное произведение, очень хотелось хорошего мюзикла нашего производства, начала искать информацию и вот : "О, чудо!" Спустя столько лет, сделали постановку и какую! Разумеется билеты было не достать, но я смога и побыла на данной постановке.
При небольшом бюджете, ребята смогли и показать всю полноту картины! Костюмы, свет все помогает погрузиться в атмосферу произведения. За это отдельное спасибо, надеюсь что осенью будут еще представления и я так же смогу урвать билет))

1
0
...
9 июня 2014
Фото Альбина Исмаилова
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
0
Что-то новенькое
Браво
Арт-терапия
10
Хорошая постановка

Конечно, 10 ставлю немного с натяжкой. Спектакль не идеален, но актеры прекрасны - поют великолепно. Иногда даже до мурашек по коже.

0
0
...
11 апреля 2019
Фото Вера Солодкова
отзывы:
24
оценок:
37
рейтинг:
9
9

Мечты сбываются. Почти десять лет назад после презентации мюзикла «Последнее Испытание» в ДМ «Рекорд» я ждала выхода всех четырех частей, даже не задумываясь о возможности театральной постановки, а тут глядь, уже второй раз побывала на живом выступлении.

Показ проходил 22 сентября 2018 года. В ДК Горького оказалось многолюдно, и я порадовалась за команду мюзикла, стоя в длинных очередях во все возможные места. Советскому интерьеру придавали особый колорит ростовые фигуры действующих лиц, а так же люди с красивыми фанатскими билетами в руках и фанаты в черных мантиях, которых даже рассеянный взгляд выхватывал из толпы то тут, то там. А вот сама ложа сразу не порадовала: кучка узеньких стульчиков, второй ряд которых еще и задвинут куда-то в глубину — как-то я по-другому себе это все представляла. Сам зал затягивала легкая дымка, постепенно рассеявшаяся во время двадцатиминутной задержки начала представления.

Наконец, прозвучал третий звонок, а следом — просьба отключить мобильные устройства. Слова даже этого простого обращения удавалось разобрать с трудом. Звук в ложу доносился снизу как из бочки. Когда пару лет назад меня занесло в этот же ДК на восьмимартовское попурри из песен разнообразных мюзиклов, с задних рядов партера было мало что видно, но вполне прилично слышно, так что подобной подставы я совершенно не ожидала.

К счастью, тут на сцене появились Рейстлин Маджере, Такхизис (муж упорно называет богиню Тьмы Катехизис 😆), Карамон, Крисания и прочие персонажи. Сказка началась, но погружение в нее происходило с трудом и не очень глубоко (скорее всего, не последнюю роль здесь сыграли постоянные аплодисменты после каждой арии, не дающие забыть, где и зачем ты находишься). В начале из головы не шла мысль, что будь это мое первое знакомство с мюзиклом, я бы очень быстро увязла в хитросплетениях сюжета и перестала понимать, кто все эти люди, боги кендеры, и что здесь вообще твориться. Родовые травмы зарождения мюзикла в виде отдельных арий, а так же отпочковывание от громадной книжно-игровой вселенной показали себя во всей красе. С одной стороны, многие сюжетные линии были видоизменены, обрезаны или вовсе удалены, и огромный пласт предыстории просто остался за бортом (впрочем, «Драконы осенних сумерек» написаны так, что меня никогда не покидал ощущение, что перед ними должна быть еще пара-другая трилогий). С другой, в сюжете сохраняются такие рудименты, как кашель или особенности глаз Рейстлина, практически никак не влияющие на происходящее. Я ясно видела, что команда постановки постаралась сделать все возможное, чтобы сгладить этот пограничный барьер, однако вопреки всем усилиям далеко не всем зрителям удается преодолеть данную преграду: под конец первого акта две рядом сидящие девушки спросили, понимаю ли вообще хоть что-то, и не вернулись на свои места после антракта.

Я же весь перерыв проводила с мамами ликбез на тему: кто, что, что все это было и что будет потом, поскольку из-за скверного звука речь было сложно понять, и они совсем ничего не поняли. Хорошо зная текст, я столкнулась с этой напастью только в новых фрагментах, но улавливала периодическое проглатывание некоторых слов, несколько запаздываний включения микрофонов и полнейший их отказ в ключевом моменте арии «О братстве». Однако на речевых вставках не спасало даже знание либретто, угадывались лишь отдельные места и фразы, где я точно знала, что именно должно было прозвучать. Труднее всего для восприятия оказались реплики Короля-Жреца, да и в целом было постоянное ощущение непрерывной спешки и желания проговорить текст как можно скорее. Непосредственно с пением же в этом плане дела обстояли намного лучше, лидером для меня стал Рейстлин Андрея Бирина — слова его партии удавалось разобрать почти всегда.

Вообще вокальная часть — это то, к чему действительно невозможно придраться. Прекрасные завораживающие голоса звали за собой в иную реальность. Так же понравились новые декорации: лестницы отлично вписываются в общий символический ряд мюзикла, а платформы с клыками создавали масштабность и эпичность. Новые костюмы, не вызвавшие во мне отклика на фотографиях, органично смотрелись на сцене. Разве что сильная схожесть одеяний верховного мага Пар-Салиана и Короля-Жреца несколько вводили в заблуждение, заставляя сомневаться, который из двух персонажей сейчас выходит на подмостки.

Нововведения, персонализацию Смерти и клубящуюся тьму вокруг Такхизис, к сожалению в полной мере удалось оценить лишь в самые кульминационные моменты — «Танго со смертью» и «Отречения (Легенда Чародея)». До этого прием с темными покровами вызывал недоумение своей тривиальностью, а суть существа в черной хламиде возможно осталась бы мной неразгаданной, если бы я не знала ее заранее. Так же подпортила общее впечатление рассинхронизация голоса и движений губ богини Тьмы на видео во «Властелине Ничего». Да и вообще экран не использовался на сто процентов и выглядел необязательным довеском ко всему происходящему на сцене, по крайней мере взгляд обращался на него скорее случайно, чем притягивался целенаправленно.

Суммарные впечатления: ябыпошлаеще, муж за прежний вариант, мамы остались довольны вокалом и декорациями, но текст и сюжет для них остались сокрыты туманом войны. При всем при том, что прошлая постановка показалась мне душевнее, и при просмотре удалось глубже погрузиться вглубь истории, перезагрузка мне так же понравилась, и я бы хотела увидеть дальнейшее развитие проекта.

0
0
...
22 марта 2019

Галерея

Главная фотография: Афиша