Спектакль в Москве

Спектакль в Москве Пять вечеров

Постановка Мастерская Петра Фоменко. Старая сцена

Выбор «Афиши»
9
© Афиша
Спектакль «Пять вечеров» — продолжение совместного поиска режиссера Виктора Рыжакова и актрисы Полины Агуреевой. Началом их сотворчества в 2006 году стал сольный спектакль Агуреевой по пьесе Ивана Вырыпаева «Июль» в театре «Практика» – музыкальная партия из страшного потока слов и интонаций. В 2011-м Рыжаков и Агуреева снова работают вместе – на этот раз партитура представляет собой язык Володина еще не забытый, но уже не сегодняшний, с «человеческой» интонацией которого в наше время важно найти верное взаимодействие и быть в ней максимально честным. Ритм и поэтика этой пьесы ощущаются режиссером в пластике Модильяни или Пиросмани, этих «странных» художников, на полотнах которых люди почти смешны в своей трагической наивности обрести веру в себя. Они разыгрывают клоунаду на подмостках вселенского одиночества своей души, они играют, потому что за маской смеющейся марионетки легче спрятать слезы. И на этих подмостках режиссер строит непривычный, как он сам его определяет, «дурацкий театр». Это спектакль не про цельных плакатных людей советского времени, а просто про людей. Душа — «неприличное животное», загнанное обстоятельствами в раковину изолированности. Тело всегда повторяет изгибы и нелепости души. Перекошенная реальность заставляет его согнуться, сжаться, а душа по-прежнему призывает очнуться, отдаться, осуществиться… И потому персонажи, подобно героям Шагала, преодолевая гравитацию земли, способны оторваться и взлететь.
Предоставлено организатором
Возраст16+
Продолжительность1 час 40 минут, без антракта

Участники

  7

Специальные предложения

Рассрочка СберБанка на 3 месяца
Скачать приложение
Подарочные сертификаты

Место проведения

Адреснаб. Тараса Шевченко, 29

Рецензия «Афиши» на спектакль

9Дурацкий театр

На стене со скрипом карандаша по картону возникает рисунок: пальто на крючках, двустворчатая дверь. Нарисованная радиоточка, подпрыгивая от усердия, командует делать наклоны туловища. Сухонькая женщина Тамара (Полина Агуреева) слушается и комично вращает бедрами. Стук в нарисованную дверь — и бумага разлетается в клочья: в воображаемую питерскую квартиру на улице Восстания, дом 22, вваливается Ильин (Игорь Гордин). За бумажной дверью обнаруживается деревянная, она может открываться и закрываться, а в какой-то момент створки и вовсе снимают с петель и выносят. Ровно так же застегнутая, фигурально выражаясь, на все пуговицы Тамара распахивается навстречу давно выдавленному из памяти чувству.

Бумажный, точнее картонный, — ключевое слово в случае спектакля Виктора Рыжакова на новой сцене «Мастерской Фоменко». Пластикой актеры слегка напоминают картонные игрушки (хореография Олега Глушкова, гласит напечатанная на куске картона программка). На сцену падает вырезанная из бумаги снежинка. Картонные слова скрывают истинные желания; иногда кажется, играют Ионеско. «Уговаривать не собираюсь!» — говорит Тамара Ильину и перекрывает телом дверной проем. «Раздевайтесь», — говорит она Тимофееву. «Не стоит, я на минутку», — отвечает тот и раздевается. «Садитесь». — «Рассиживаться некогда» — и садится. Вот только абсурдисты использовали автоматическую речь, чтобы показать уничтоженные человеческие связи и самую потребность в них. У Рыжакова ровно наоборот. Герои скрывают за казенной картонной речью горячие чувства и взаимное притяжение.

Как режиссер Рыжаков сложился в постановках пьес Ивана Вырыпаева, при этом он с большим уважением и нежностью относится к Володину и его драматургии (в Питере он руководит Володинским фестивалем). Он читает ­пьесу Володина как текст, выходящий за рамки и своего времени, и царившего тогда на сцене реализма. Самую задушевную советскую пьесу он ставит в жанре, который сам называет «дурацким театром». Но боюсь, это неточное определение: актеры (включая Евгению Дмитриеву, Алексея Колубкова, Артема Цуканова и великолепную студентку Яну Гладких) если и валяют дурака, то самым элегантным способом. Этот специфический способ существования актеры с Рыжаковым искали полтора года, пытаясь (я так думаю) примирить между собой володинский гуманизм с современным театром, который не оставляет гуманизму ни щели. Казалось бы, тупиковый путь. Но у Рыжакова уже получалось подобное (например, в мхатовском спектакле «Прокляты и убиты» по Астафьеву). Получилось и на этот раз. Людей несгибаемого послевоенного поколения сыграли, не при­бегая к рабской имитации. «Дурацкий театр» со своими бумажными снежин­ками выглядит во сто раз правдивей реалистичных постановок, где Ленинград засыпает целлулоидный, неотличимый от настоящего снежок.

13 апреля 2011
9По морозу босиком


Фоменки вновь подарили спектакль, который сделал меня счастливым. Я соскучился по таким спектаклям. Любить которые начинаешь где-то уже в середине, а под финал тихо сидишь и боишься, что всё заканчивается.

Полина Агуреева бесподобна. Она выбирает интонацию, которая может показаться карикатурной. Но на мой взгляд, та подача образа, которую выбирает актриса, идеально к нему подходит. Добрейший фильм Михалкова и прекрасная Гурченко отчасти мешают, однако Гурченко слишком красива. Агуреева тоже красавица - но на сцене в этот вечер перед нами поблекшая "звезда", старая дева в жуткой вязанной шапочке. От Агуреевой не ждешь такого попадания в роль - она ведь другая. Но актриса, как это принято у фоменок, не зациклена на амплуа и способна брать казалось бы несвойственные себе высоты. Её героиня достойна любви и театр нам дарит эту большую надежду.

В спектакле мешает отчасти мельтешение героев, некоторые режиссёрские придумки. Но они меркнут с обаянием, которое висит в воздухе. Благодаря Агуреевой. Благодаря музыке. Свету

в квартире гаснет свет, а за окном проезжают трамваи. на тёмных стенах пляшут светлые тени от трамвайных окон. спасибо

он пытается обнять её, а она тихо отстраняется и поёт "Валенки". я поэтому и люблю театр. спасибо

их стулья стоят далеко друг от друга, но они приближаются. он целует её в шею. она целует его пальто. они оба давно никого не целовали, разучились. они говорят что-то "самое важное" и склоняются друг над другом, словно птички. спасибо

наконец-то на театральной сцене не одинокий несчастный человек. наконец-то в финале два человека. и они завтра поедут в Павловск. "там, говорят, красиво". именно поэтому мне сегодня были близки эти "Пять вечеров". Мне рассказали, что я прав: человек не должен быть один. Я прав: рядом с человеком должен быть тот, с кем завтра нужно ехать в Павловск. там правда - красиво.

8 февраля 2012
7Лёгкий мело-фарс с элементами хореографии.

Весь спектакль будто пустился в пляс – кружатся в ритме Рахманинова стены, актёры, не прекращая говорить, выделывают замысловатые па, даже текст порой выпрыгивает из уст их presto agitato. Последнее, кстати, очень напомнило манеру Фоменко. С помощью этого и других приёмов режиссёру определённо удалось облегчить эту в общем-то довольно спокойную и вдумчивую историю, избежать тяжёлых пауз и потенциальных зевков современной «требовательной» публики.

Спектакль и впрямь вышел нескучный. Я много и с удовольствием смеялся. Точнее, хихикал. Смеяться в голос тут вроде и неудобно – настолько тонка зачастую грань, отделяющая смешное от грустного. Вот за эту тонкость большое спасибо. Разумеется, не могло бы это получиться без таланта Полины Агуреевой, которая создала трогательный, хоть и несколько карикатурный, образ.

Я не смотрел фильм Михалкова и не читал пьесы, так что мне не на что списать тот факт, что трактовка образов меня несколько смутила. Я так понимаю, что главным героям должно быть около 40. Полина выглядит явно моложе, но играет (и не без успеха) чуть ли не старушку (надтреснутый голос, движения). Слава (племянник героини) выглядит как отличник-активист и притом сознательный (откуда у него взялись проблемы с учёбой?). Больше всего смущает главный герой. Т.е. играет-то Игорь Гордин достоверно, но как-то не симпатичен что ли... А ведь главное в этой пьесе, мне кажется – чтобы зритель полюбил Ильина. Тут ведь вся штука в том, что поступки его двоякие, и только актёр, манипулируя деталями образа, может поставить знак «+» или «-».

Чего мне не хватило в этом спектакле? Пожалуй, серьёзности. Уж очень лёгкий жанр выбрал режиссёр. И оттого, что чуть ли не каждое душевное движение героев подкрепляется для надёжности движением физическим, всё становится каким-то плоским...

Что касается декораций... Хитрая поворотная конструкция со смещённой осью казалось бы даёт широкие возможности для разнообразных мизансцен. Однако в итоге я всё равно различал лишь три «положения» всей этой декорации – лицом, изнанкой и ребром. Все остальные показались промежуточными и в общем-то ненужными.

10 февраля 2012
9

Тамара - одинокая стареющая женщина с пучком волос на голове - выглядит не печально, а комично. Но буквально все: ее протяжные слова, то, как она одевает туфли, подворачивая чулки, как танцует - очаровывает. А какие зарисовки с Зоей-продавщицей, которая сдает экзамен "на министра торговли"! А какая замечательная, искренняя Катя! В итоге немного нелепое, несерьезное действо складывается в чудное кружево и трогает ничуть не меньше, чем прямолинейно-серьезный спектакль.

8 сентября 2012
7

К сожалению, в этот раз фоменки меня разочаровали. Как правильно отметил автор одной рецензии, трактовка образов героев смущает. Смущает и способ преподнесения действа. Ну не предназначена эта пьеса для карикатурных голосов и жестов. Зачем делать гиперакценты на шутках, когда и без этого будет смешно - так уж талантливо написана пьеса, что не нужно менять ни одного слова, приспосабливаясь к современности. После спектакля нужно уходить с теплом в сердце, с нежностью, с симпатией к главным героям. У фоменок Тамару жалко, а Ильин в исполнении И. Гордина вышел неприятным типом. Поэтому говорю однозначно - хотите получить наслаждение от пьесы - идите в "Современник", там в этой пьесе играют Елена Яковлева и Сергей Гармаш. И там действительно будет и легко, и тепло на сердце, и будете любить и сопереживать главным героям. При всей своей нелюбви к "Современнику" - на "Пяти вечерах" была три раза, и еще бы пошла ))

29 апреля 2012
9

Спектакль потрясающий: пронзительный, трогательный и очень добрый. Просто дышать громко боишься, чтобы не нарушить гармонию, царящую на сцене. Восхищает игра каждого актера, а вместе они чудный, органичный ансамбль. Героиня Полины Агуреевой вызывает безграничную нежность, желание защитить и уберечь. И при этом искреннее сочувствие вызывает обидевший ее герой Игоря Гордина, потому что понимаешь , почему он поступает именно так и оправдываешь его для себя. Только вот так я и не поняла - затруднения с произношением свистящих и шипящих звуков- это характерная черта , найденная актером для своего персонажа, или проблема самого актера? Наши мнения здесь разошлись. Если так говорит профессиональный актер, то это плохо, и даже слушать вначале было тяжело. Игра же его выше всяких похвал. Очень хороша Яна Гладких. Без сомнения, она одной крови с фоменками. В спектакле есть атмосфера , ощущение времени и истории. Браво!

31 октября 2011
Все отзывы
9 спектаклей, которые можно посмотреть на этой неделе
9
спектаклей, которые можно посмотреть на этой неделе
9 спектаклей, которые можно посмотреть на этой неделе
11 спектаклей мая
11
спектаклей мая
11 спектаклей мая
Спектакли недели: аудиальный перформанс про смерть и стихи Маяковского
Спектакли недели: аудиальный перформанс про смерть и стихи Маяковского
Спектакли недели: аудиальный перформанс про смерть и стихи Маяковского
Спектакли недели: «Иваново детство» Антона Федорова и премьера в «Практике»
Спектакли недели: «Иваново детство» Антона Федорова и премьера в «Практике»
Спектакли недели: «Иваново детство» Антона Федорова и премьера в «Практике»
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость