Чехов в традиции театра Виктюка

Ученик Романа Виктюка Павел Карташев оставил зрителям немного места на сцене, а актерам отдал не только сцену, но и зрительный зал — так в театре обычно изображают универсум. Туда из своих тел перенеслись души чеховских героев, чтобы теперь томиться, анализировать прошлое и проговариваться цитатами из «Гамлета» и «Анны Карениной». Среди молодых пластичных артистов лидирует Дмитрий Бозин в роли Тригорина.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Чайка»

Фото Вал Слободзейский
Фото Вал Слободзейский
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 3
9
Наидостойнейшая премьера!!!

И почему в пресс-релизе стоит "Экспериментальный Проект Театра Романа Виктюка"?
Мне кажется всё что было до этого как раз и походило на не всегда успешные эксперименты! Здесь же Карташев поставил потрясающий спектакль величайшего из драматургов нащупав именно тот оголённый чеховский нерв несущий в себе одновременно и томление духом в неразделённости чувств взаимного непонимания близких людей и тонкую иронию мастера подтекста.

Думаю это стало возможным благодаря возникшей сизигии множества факторов. В этой линии каждая из "планет" занимает своё архиважное место. Это и прочувствованный Карташевым гений Чехова невероятно точно преломлённый сквозь энергетику любви и революционной эпатажности Виктюка, духовного отца постановки. И завораживающее своим животным магнетизмом исполнение ролей Бозиным и Неведровым. И невероятно точное попадание с вводом актрис Дивиной, Лямец и Колибабчук, заполнивших сценическое пространство гиперсексуальностью и талантливой игрой.

Если это и эксперимент, то удавшийся на все сто!

3
0
...
2 мая 2010
Фото Ирис Смайл
Фото Ирис Смайл
отзывы: 65
оценки: 70
рейтинг: 95
9
Трагикомедия для висельников и святых…

Спектакль-жертвоприношение, вскрывающий вены, затягивающий в священное озеро человеческих страстей, заманивающий своим многоголосием образов и вторгающийся в наше сознание. Хотите вы того или нет, но «Чайка» медленно, почти незаметно, затянет в вас свое магическое болото, где вы будете задыхаться, тонуть и терять силы. Вы почувствуете, как веревка на вашей шее будет медленно затягиваться. Но, поверьте, эту веревку вы трусливо затягиваете себе сами. Чего вы боитесь?

Через боль, истерику, психологический натиск, и страдание можно обрести второе дыхание жизни, научиться понимать и ценить ее. Именно так происходит со зрителями, открывшими для себя новое измерение «Чайки» в постановке Павла Карташева.

Действия, разворачивающиеся перед нашими глазами, обладают сильнейшим психологическим и медитативным воздействием. Образы героев сравнимы с мелодиями сплетений из произведений Толстого, Тургенева, Лермонтова и Пушкина. Колокольными ударами звучит ритм Чехова, который благодаря отточенным интонациям перекликается с ритмом Шекспира.

Через противоречивые поступки героев открываются тайны любви - болезненной, дрожащей, полностью отчаявшейся и потерявшей веру.
Спектакль появляется из возрождения теней четырех главных героев к временной жизни, благодаря всесильному космическому Духу, который в дальнейшем воплотиться в образе Тригорина. Заблудившиеся души из прошлого проходят реинкарнацию и замедляют ход времени. Они остаются с нами и рассказывают свои истории. Души героев переселяются друг в друга, они пытаются пересечься на некоторое время и побыть в сердце того, кого когда-то любили.

Переход одного героя в нутро другого, одна из интереснейших режиссерских находок. Не страшно вселяться в чужое тело, страшнее заглянуть в чужую душу, ведь потом она может стать вашей и никуда вам от нее не деться и не спрятаться. Пыткой будет для вас чужая душа, которую вы научитесь читать как открытую книгу. Не заглядывайте в чужую душу и жизнь, особенно в период полнолуния.

Взяв священную книгу Антона Павловича Чехова как Библию, герои читают отрывки из пьесы, озвучивая друг друга. На какой-то момент кажется, что перед вами разворачиваются кадры немого кино. Вместо слов звучат крики Чайки-Треплева. Именно Треплев и есть та Чайка, которую он убивает ради Нины и тем самым предсказывает свою судьбу.
Кровь потоками бьет в спектакле, герои пытаются стереть ее, но она растекается все дальше и дальше к ногам зрителей. Постоянно совершается некое ритуальное жертвоприношение. Так Аркадина (В.Лямец) приносит в жертву сына, ради любви к Тригорину. Она воплощает сильную и роковую женщину, перемещаясь из образа шекспировской Гертруды в страстную Медею. Она борется за любовь, колдует над телом сына, читает красивым грудным голосом знаменитую молитву Чехова "Люди, львы, орлы и куропатки…» на иврите.

Треплев (И.Неведров) и Нина Заречная (Л.Колибабчук) напоминают Ромео и Джульетту. Светлые и нежные существа, которым кажется, что они любят друг друга. Но если Треплев и вдохновляется своей выдуманной любовью, то Нина понимает, что эта любовь для нее лишь сексуальное влечение. Она чувствует угрызения совести и попадает в сны Анны Карениной. Ей хочется любить двоих, но в реальности она понимает, что это невозможно. С неудержимой силой ее тянет к тому, кто сильнее. Тригорин для нее служит источником вдохновения и именно благодаря ему, она и становится актрисой. Только ей приходится тоже принести жертву - свою любовь. Ей хотелось славы, она ее получила вместе с одиночеством. Как ни странно, но птицы с переломанными крыльями способны летать, так и Нина,пережившая душевную травму, становится настоящей актрисой и осознает, что это такое.

Образ Тригорина (Д. Бозин) приходит к нам из потоков сознания Люцифера, Андрея Болконского и героев Шекспира. Подобно высшему разуму он воскресает души Треплева, Аркадиной, Нины и Маши, а потом незаметно входит в сознание писателя Тригорина. Он не искушает Нину, он открывает ей правду, истинное положение вещей, он предельно честен и откровенен. Он сомневается в себе, своем таланте, он перечеркивает свою жизнь, свои достижения. Через легкую иронию, сарказм и насмешку проскальзывает тоска и одиночество. Он измучен и не хочет мучить других. Но именно Тригорин и есть то самое желанное искушение и вдохновение, перед которым не может устоять Нина. По ее немому согласию он вскрывает ей вены и дает возможность освободиться от старой жизни. Вскрыв вены, он вливает в нее новую жизнь.

"Хороший был писатель, но он писал хуже Тургенева" с сарказмом говорит он о себе, пытаясь исповедоваться Нине. Но Нине не нужны чужие исповеди, она жаждет славы и любви. В этом смысле Аркадина более близка по духу Тригорину и они понимают друг друга с полуслова.Тригорин болезненно реагирует на упоминание имени Тургенева и сравнивает свое творчество с красивым пейзажем. Многим известна версия, что Чехов образ Тригорина срисовал с Тургенева. Не бездарного писателя, которого случайно полюбила глупенькая провинциальная девочка, а именно Тургенева, перу которого было подвластна вся красота и мелодия русского языка.
И тут приходит безумная мысль, а может быть Тригорин не так жесток, а наоборот?!? И так ли талантлив Треплев в своем декадентском восприятии мира и литературы? Эти и другие загадки, постепенно всплывают на поверхность «Чайки» и заставляют задуматься.

Своей исповедью Тригорин буквально завораживает Нину. И тут понимаешь, что даже когда он иронично и легко выставляет напоказ свои недостатки и комплексы, его любят. А разве не великое счастье, когда тебя любят именно за недостатки?!? «Я не хочу, чтобы меня любили за достоинства, полюбите меня за мои недостатки», - так и хочется прокричать вслед Тригорину, который притягивает своим животным магнетизмом Нину все сильнее и сильнее.

Тригорин вдыхает талант в Нину, он вдохновляет Аркадину, у него совершенно удивительное взаимопонимание с Машей (Яна Дивина). Очень советую обратить внимание на блистательный дуэт двух артистов Дмитрия Бозина и Яны Дивиной. Вот где абсолютная гармония двух, на первый взгляд, таких разных людей. На самом деле, именно Маша и Тригорин из одной стаи. Они дышат одним воздухом и понимают друг друга без слов. Два охотника, которые целятся в одну цель и попадают в яблочко.
Наконец, Тригорин по-своему любит Треплева и пытается помочь ему и дать силы. Он отбирает у него мать, возлюбленную, даже «сюжет для будущей пьесы». Он испытывает его, встряхивает, бросает вызов. После этого НАДО ЖИТЬ И НАДО БОРОТЬСЯ.
И что выбирает Треплев? Выстрел в сердце. Слабак…

Но не спешите выносить приговор Треплеву и обвинять его в слабости. Невозможно выжить мальчику Мцыри с чистыми глазами неба среди тех, кто говорит что любит, а сам предает. Сначала испытывали его, а потом он начинает испытывать других. А в жертву приносит свою собственную жизнь. Так кто же сильнее?
Духовное слияние и интуитивное взаимопонимание артистов в спектакле вызывает глубочайшее восхищение и уважение. Артисты буквально вживаются друг в друга и показывают совершенно новые и неожиданные изломы человеческой души и сознания. Даже слова начинают звучать на другом уровне восприятия и понимания. Спектакль полон живой музыки и эту музыку создают пять голосов артистов. Пятиголосное звучание «Чайки» подобно церковному хоралу и пению самой природы.
Глубокий драматизм, душевный надрыв, ироничный подтекст, неординарный подход к решению характеров героев и новые зашифрованные лабиринты-послания нашему поколению – все это «Чайка 21 века».


"Вот тебе и театр. Занавес, потом первая кулиса, потом вторая и дальше пустое пространство. Декораций никаких. Открывается вид прямо на озеро и на горизонт"
А.П. Чехов

2
0
...
26 апреля 2010
Фото Paul Octopus
Фото Paul Octopus
отзывы: 2
оценки: 5
рейтинг: 2
9

Сорин. Без театра нельзя.
Треплев. Нужны новые формы. Новые формы нужны, а если их нет, то лучше
ничего не нужно.
А.П. Чехов "Чайка" (1895—1896)

Трудно писать об этом спектакле. Его также мало просто увидеть. Им нужно от-ЖИТЬ. Матричная кодировка пространства-времени этой "Чайки" такова, что образный ряд её живых мыслеформ будет еще несколько дней и ночей подряд неотступно преследовать вас в надежде достучаться до небес вашей личной преисподней. Ящик Пандоры вашего подсознания будет неумолимо вскрыт мастерским режиссерским резцом Павла Карташева и двумя всеначальными энергиями, мифологически мощно оживляющими игры разума этого талантливого ученика Романа Виктюка: Ян - Дмитрий Бозин и Игорь Неведров; Инь - Валерия Лямец, Яна Дивина и Лариса Колибабчук. Стихии, служившие Иегове цементом для создания Универсума, Треплеву - для написания его космического монолога о поединке мировой души с отцом вечной материи дьяволом, на ваших глазах обретают ощутимые новые формы чувственной гармонии черного огня страсти с белым пламенем чистого творческого вдохновения.

Трагическая гибель Треплева здесь служит всего лишь началом режиссерского дискурса, проникновением в его душу и возможностью заново уже треплевскими глазами внимательно проследить еще раз весь ПУТЬ ищущего и гордого сердца сквозь реалии роста медийности в театрально-писательском круговороте современной богемы. "...мне суждено победить..." - вербальный лейтмотив чеховского текста превращается в монологе Нины Заречной в вечный поединок старого и нового, отцов и детей, войны и мира - гениального новатора-бунтаря Треплева (Игорь Неведров) с талантливым одиночкой писательского Олимпа Тригориным (Дмитрий Бозин). Побеждая Треплева и похищая причину и корень его творческого огня - Нину, Тригорин проигрывает. Извечный судия этого поединка - ВРЕМЯ - присуждает победу дерзкому и новому ценой в две души - Константина Треплева и Нины Заречной (Лариса Колибабчук), ставших тенями в дантовом царстве земных божков - Тригорина и Аркадиной (Валерия Лямец). И только тень Маши (Яна Дивина) со-СЛУЖИТ двум враждующим сторонам по причине врожденного одиночества и по истине агасферовой обреченности на поиски настоящей любви при неспособности самой реализовать её в жизни.

В карташевкой "Чайке", наряду с видимыми персонажами, также отчетливо проглядывает еще ряд действующих ЛИКОВ: ВРЕМЯ, СМЕРТЬ и ЛЮБОВЬ. Этот спектакль мало смотреть. В него нужно погрузится всем существом; и тогда он очистит вас от всего наносного и сделает вас, пусть на секунду, немного чище и мудрее.

1
0
...
11 июля 2010
Фото jean_sol partre
Фото jean_sol partre
отзывы: 6
оценки: 18
рейтинг: 1
1

Много мне довелось увидеть в театре. Но это - не спектакль. Это - набор бессвязных цитат из разных произведений и столь же бессвязных воплей. Может, конечно, и это найдет своего ценителя (и, как вижу, уже нашло!), но любителям нормального (нет, не классического, а именно нормального!) театра не рекомендую. Ничего "философского" и "глубокого" не найдете. Неприятно удивляет участие таких талантливых артистов, как Бозин и Неведров в этой постановке.

0
0
...
8 февраля 2011
Фото Pavel Kartashev
Фото Pavel Kartashev
отзывы: 1
оценки: 9
рейтинг: 0
9

Дорогие друзья! 18 июля "Чайка" пройдет на Основной сцене Центра им. Вс. Мейерхольда; в Черном зале у них ремонт перетек в капремонт:) Добро пожаловать!
С уважением, режиссер и продюсер спектакля Павел Карташев.

0
0
...
16 июля 2010