Театральная афиша Москвы

Спектакль Оргия толерантности
Постановка Troubleyn

0
Создатели
Режиссёр

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349

Пора кончать

Первыми словами, которые прозвучали на NET в этом году, был вопрос «кто ты?». Так начинался «Гамлет» Оскараса Коршуноваса: актеры, сидя перед своими гримировочными столиками, произносили его (рычали, орали, шептали), обращаясь к собственному отражению. Но в зеркалах помимо актеров отражались и зрители. Так что при желании каждый мог найти в одном из отражений собственное лицо. Арт-директора NET Марина Давыдова и Роман Должанский предлагают искать этот вопрос в каждом из спектаклей — в берлинском «Руммельплаце» Армина Петраса, «Калигуле» болгарина Явора Гырдева, в «Великой войне» голландского театра «Отель Модерн», «Анне» Юрия Клавдиева, которую привозит киевский «Дах», в новом спектакле Евгения Гришковца «+1» и трех европейских пьесах, которые прочитают в присутствии авторов. Каждый из них с разной степенью приближения фиксируется на одной из проблем — философских, как в «Калигуле», или ментальных, как в «Руммельплаце», — описывающих Европу после падения Берлинской стены (некогда это событие стало отправной точкой для NET). А «Оргия толерантности» — та берет выше, она — обобщает. О главном событии NET рассказывает Роман Должанский.

«На афишах «Оргии толерантности» крупными буквами написаны предупреждения о возрастном цензе и названия спонсоров фестиваля NET — чтобы отвести обвинения в растлении подростков и разбазаривании госбюджетных средств. Когда имеешь дело с Яном Фабром, лучше застраховаться от хан­жей с активной жизненной позицией, кои у нас особенно любят посещать театры. Даже в Авиньоне, где публика, кажется, ко всему привыкла, один раз из-за Фабра министру культуры страны пришлось приезжать к разъяренным зрителям — напоминать им, что не нужно так серьезно все воспринимать, а современное искусство иногда бывает очень неприятным.

Вообще-то, Ян Фабр «проходит» в первую очередь именно по ведомству современного искусства: его инсталляции, эссе и трактаты, скульптуры и фотографии ничуть не менее известны, чем его драматические и танцевальные спектакли. В общем, он бывает повсюду, наблюдает за самыми разными людьми. Поэтому Фабр может делать выводы о современном мире. Вся его «Оргия толерантности» — отчаянный выкрик, адресованный цивилизации, своего рода сатирическое кабаре-обозрение, состоящее из отдельных сценок-номеров. Объектом яростных и остроумных насмешек Яна Фабра, является весь «этот безумный, безумный, безумный» мир потребительского общества.

Про чемпионат по мастурбации, которым начинается спектакль, слышали, кажется, даже те, кто в театр вообще не ходит. Но соревнование онанистов — люди в физкультурных формах исступленно наяривают в трусах руками под присмотром строгих тренеров с автоматами, каждый из которых требует у подопечного не останавливаться на достигнутом во славу родины оргазма, — лишь первый, но далеко не самый выразительный эпизод этого энергично сыгранного, броского и остроумного шоу. Равно отвратительна и прекрасна сцена, в которой несколько беременных женщин, усевшись на тележки из супермаркетов, исторгают из своих чрев ассортимент целого продуктового магазина, не забывая ревниво осматривать плоды соседок: у кого-то же получается всего лишь дешевая упаковка чипсов, а у кого-то — батон деликатесной колбасы.

Еще будут совокупления с сумочкой модной марки, пародии на занятия фитнесом, совокупления с диваном, телешоу, финал которого подозрительно напоминает знаменитые снимки из тюрьмы Абу-Грейб, наконец, фотосессия с Иисусом Христом, которому стилист пытается покрасивее вложить в руки крест… Достается на «Оргии толерантности» всем. В конце спектакля бесстрашные, обладающие фантастическим зарядом энергии актеры обкладывают задорными «факами» всех подряд: обывателей и политиков, религиозных проповедников и мусульманских террористов, современных художников и ценителей их специфического искусства, геев и гомофобов, Барака Обаму и директоров театральных фестивалей, деятелей шоу-бизнеса и женщин-домохозяек, злых критиков, ругающих спектакль на чем свет стоит, — и, наконец, самого Яна Фабра.

Раньше он был больше увлечен диалогом с культурными традициями, нежели с современной массовой культурой. Именно поэтому работы плодовитого художника из Антверпена ­часто кажутся излишне пафосными, чересчур серьезными по отношению к себе, требующими пространных комментариев. «Оргия толерантности» сделана с юмором. Можно сказать, с отчаянным юмором, ведь «толерантность» здесь ­ока­зывается неутешительным диагнозом. Она, часто не видящая различий между очевидными антагонистами, стала ­предлага­емым обстоятельством сегодняшней жизни. В ней, многим людям в мире облегчившей жизнь, теперь проявилась угроза по отношению к жизни. Но только не надо записывать Фабра в мракобесы. Толерантность для него — как демократия: плохо, но лучше пока ничего не придумано».

2

Отзывы пользователей о спектакле «Оргия толерантности»

Фото Марфа Некрасова
отзывы:
47
оценок:
45
рейтинг:
96
9

На спектакль «Оргия Толерантности» Яна Фабра вдохновила фламандская живопись, и он создал на сцене фламандскую живопись нашего времени. Там про все болезни нашей эпохи, мелкие вирусы и затяжные заболевания, от которых навряд ли кто-либо когда-либо отыщет лекарство. Там женщины, оседлав супермаркетные тележки, рожают из себя чипсы, сникерсы, пиво и другие человечьи привязанности. Там мастурбируют, совокупляются с сумочкой Louis Vuitton, делают Христа брендом, обещая, что все его будут френдить в facebook’е, говорят FUCK YOU всем нациям, всем правительствам, современным художникам, организаторам фестиваля, на который их привезли и другим представителям человечества, которые обычно сами всех посылают. При этом они периодически совершают танцы, из которых хлещет дикая энергия. Весь спектакль актеры находятся и переводят зрителей в состояние положительной агрессии. Они бегают как заводные, их колотит, быстрота их полностью поглощает. То же происходит и в «Another Sleepy Dusty Delta Day», и в «VSPRS» Алана Плателя. То же происходит и с миром, Земля не только вращается, она и сотрясается, она и взрывает вулканы, она и выращивает на своей почве огромные количества людей, которые перемещаются по всей планете, скапливаясь в больших городах, быстро переходя улицы, делая все быстро, создавая нервность, напряженность и невозможность. Эти вещи переходят в искусство, изящно скидывая скучное и где-то поддевая гиперболизацию, и это делает его актуальным. Многие ценности стоит переоценить для нашего нового мира, этим и занимаются художники и просто бунтари. Ян Фабр переоценивает их сам и высмеивает переоцененные массами – фетишизм, нацизм, все –измы, да, толерантность, секс во всех его проявлениях в том числе.
Тема секса у Фабра занимает одну из ведущих позиций, он жонглирует ей по всякому, она может выступать и в комической роли, и в драматической. Всегда непременно в его спектаклях все персонажи до боли сексуальны, всегда они после середины представления начнут вытворять нечто негожее для сцены, будут обнаженными, будут шокировать и возбуждать публику. Но это не бессмысленная тактика, это не эпатаж или желание привлечь зрителя такими моментами, Ян Фабр не простой извращенец, а извращенец гениальный. В наши дни, когда любви хочет только душа, которую мы посадили в клетку, которая осталась только у далекого Островского, мы слушаем тело, ибо его не слушать мы не можем, оно выше нас. Тело напоминает нам, что мы животные, но мы уже смирились с этим, но у нас есть еще интеллект, есть еще фантазия. И вот мы реализуем все наши инстинкты, используя два этих наших качества, превозносящих нас над зверьми. Мы упаковываем еду в блестящие упаковки, которые могут храниться полгода, мы создаем одежду теплую, и ту, в которой от одежды одно только называние, мы спим на шелковых простынях, мы общаемся, набирая буквы на кнопках, мы используем все открытия человечества и в сексе. И если нет любви, то вся энергия, предназначенная для этого чувства должна уходить туда. И если нет любви, то удовольствие будет не тем, а люди упорно пытаются достичь его, думая, что, воплотив эту фантазию или ту, они познают наивысший оргазм. Сколько секса в жизни современного человека, столько его и в спектаклях Фабра. Он вообще отображает все аспекты современной жизни в своих спектаклях. Он показывает все боли современности, все пороки, все бесчеловечное.

1

Галерея

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить