Театральная афиша Москвы
Расписание и билеты

Спектакль Дядя Ваня, Москва

7.4

Руки мертвого прошлого на шее живого настоящего

Лучший (что подтверждено «Золотой маской») спектакль 2009 года поставил Римас Туминас. Его Войницкому в грандиозном исполнении Сергея Маковецкого являются тени прошлого, заставляя страдать и жалеть о несостоявшейся жизни.

Место проведения

Театр им. Вахтангова
Театр как сновидение
В середине XX века вахтанговцев считали самыми остроумными и элегантными актерами Москвы. Из поколения, пришедшего после войны, в Вахтанговском до сих пор играют Владимир Этуш и Василий Лановой. С тех пор как у бывшей Третьей студии МХТ в 20-е годы появилось собственное училище, пополнение труппы происходит из его выпускников. Из «Щуки» вышли и молодые премьеры Вахтанговского театра — комическая актриса Мария Аронова, лиричная Анна Дубровская и трагикомический Максим Суханов. С 2007 года театром руководит Римас Туминас, каждая новая премьера которого лирична как «Снежное шоу» и красива как «Лебединое озеро» (только со словами и Сергеем Маковецким).
касса+7 (499) 241 16 79
адрес
официальный сайт

Галерея

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
9

Призрачно все

Еще не закончился гоголевский год, а театр «Балтийский дом» уже празднует чеховский. Причем весьма занятным фестивальным проектом под названием «Дуэль». На афише сошлись два петербургских «Иванова» («Такого театра» и «Небольшого драматического театра»), две «Чайки» (красноярская и пермская), два «Вишневых сада» (казанский и екатеринбургский), «Три сестры» в двух интерпретациях — новосибирской и ульяновской. Особняком стоят два «Дяди Вани» — по причине выдающихся художественных достоинств и радикальности режиссерских взглядов на классику. Об александринском «Дя­де Ване» (режиссер — Андрей Щербан), который по ходу действия перемещается из театрального зала, воспроизведенного на сцене, в натуральную грязь да под проливной дождь, «Афиша» уже рассказывала. К восприятию вахтанговского спектакля зрителей стоит подготовить.

Начать с того, что поставил его литовец Римас Туминас, против которого весь прошлый сезон интриговали старейшины театра во главе с Юрием Яковлевым, а он не только остался на посту худрука, но и выпустил на сцену спектакль, который оправдывает само существование этой сцены. Известно, как вахтанговцы гордятся своей традицией, отличной от мхатовской школы переживания. Но куда меньше известно, в чем, собственно, отличия и что знаменитая традиция представляет собой сегодня. До Туминаса только один режиссер на моей памяти сумел предложить вахтанговцам рисунок, в котором свойства этой актерской школы проступили отчетливо и выпукло, — это был Владимир Мирзоев. Но его спектакли так и не стали хлебом труппы, страдающей не только комплексом избранности, но и суровой ксенофобией. Всякий, кто не был воспитан на Арбате, для вахтанговцев — чужак. А Туминас — чужак вдвойне: он не только не вахтанговец, но даже и не русский.

Между тем спектакль Туминаса словно для демонстрации этой традиции и предназначен. Он берет Чехова — драматургическую первооснову школы переживания, но ставит его в духе вахтанговского фантастического реализма, о котором, впрочем, приходится судить только по книжкам. В его «Дяде Ване» нет быта, а только его символы: продавленный диван, обтреханный стол, который сгодится и для обеда, и для работы, ржавый плуг, который используют как снаряд для подвижных игр. Первые, кого мы видим, когда раздвигается занавес, — хохотливая нянька, наряженная этакой Пиковой дамой, и доктор Астров. Они вспоминают минувшие дни, умерших, и когда к ним присоединяется помятый Войницкий, в сумерках, сгущенных минималистическими аккордами Фаустаса Латенаса, начинается спиритический сеанс. Из тумана — читай из прошлого, на страже которого разлегся огромный каменный лев, выступают и надвигаются на зрителей профессор Серебряков и его фантасмагорическая свита. Минуту спустя не остается сомнений, к кому именно старая ворожея вызывала доктора: это Войницкий, в минуту затмения задавшийся вопросом, зачем он жил. Серебряков, которого Владимир Симонов играет памятником ­себе самому; Елена Андреевна, холодная, как парковая скульптура (Анна Дубровская), «галка маман», у Людмилы Максаковой ставшая декаденткой, отправляющей культ Серебрякова; приживалка Телегин (Юрий Красков), комично копирующий серебряковские величественные жесты, — весь этот театр теней возник по воле Войницкого.

Актеры с балетной остротой исполняют гротески, заостренные словно для того, чтобы оттенить его живую, мятущуюся сущность. Войницкого играет Сергей Маковецкий, и это единственный, кому Туминас дал жить своей жизнью в железобетонной режиссерской постройке. Маковецкий играет, постепенно входя в пике; он заговаривает тени, словно пытается ­заставить их вернуться к жизни, чтобы переиграть ее набело. Он стреляет в Серебрякова, а тот идет на него, расставив ру­ки. «Промахнулся», — поражается Войницкий, выпустив пулю прямо в грудь командору-Серебрякову, а тот и бровью не ведет. «Отстаньте. Это, наконец, противно», — отмахивается от него Елена Андреевна с брезгливостью привидения, которое тошнит от человеческого духа. В финале тени снова истаивают в тумане, забрав с собой и самого медиума.

Маковецкий — грандиозный актер, когда он выходит на сцену, ко всякому будь готов. И все же оторопь берет, когда видишь, как Войницкий коченеет посреди сцены. Соня силой открывает ему глаза и натягивает на омертвелое лицо улыбку. И он пятится назад и тоже тает в прошлом.

Отзывы пользователей о спектакле «Дядя Ваня»

Фото Лара Гишар
отзывы:
78
оценок:
79
рейтинг:
123
1

Я очень люблю театр им.Вахтангова, но также часто посещаю и другие театры. Вчера, 02.09.09, была на открытии сезона, на премьере "Дяди Вани" в вахтанговском театре. С трудом дождалась антракта. Потому что смотреть на этот "сумасшедший дом" было невыносимо. Начало предвещало интересное действо: плавное, таинственное появление из темноты Серебрякова (Симонов)и компании, а уж когда на сцену вышел Маковецкий с мешковатой, извиняющейся и тихой походкой, то я, затаив дыхание, стала ожидать события. Но...вдруг в белой смирительной рубахе выпрыгивает Серебряков, скачет, задирает подол. И началось безумие. Все закричали, Астров (Вдовиченков) так драл глотку, таскал старую няню вместе со стулом по сцене, что становилось страшно за его самочувствие. Елена Андреевна (Дубровская) в шикарном пеньюаре, отбивающаяся от приставаний дяди Вани (Маковецкий), была мало интересна. Вспоминалась Мирошниченко в одноименном фильме с солнечными лучами, пробивающимися сквозь прическу. Бедная Соня подпрыгивала, кричала, рыдала о сгнившем сене. А массаж, который учудила старая няня Серебрякову! Нет слов, меня переполняют впечатления, которые еще не совсем улеглись в слова, поэтому пишу сбивчиво и отрывисто, выхватывая из памяти эпизоды. На премьере встретила известных журналистов, увидела безумное количество цветов. Но кроме меня были и те, кто так же, как и я, покидал этот спектакль. Я видела "Дядю Ваню" в МХТ им.Чехова, там интересны были Назаров, Табаков и Пегова, также разочаровал Плотников и Зудина. В вахтанговском "дяде Ване" интересен только Маковецкий. Я успокаиваюсь тем, что это был первый спектакль, еще "сырой". Может, "обкатается", все встанет на свои рельсы, но пока неинтересно.

Фото Irina Gulneva
отзывы:
42
оценок:
52
рейтинг:
59
9

У каждого наступает такой момент в жизни, когда говоришь себе: ну, всё, хватит! Ну сколько можно смотреть эту школьную программу? Сколько уже видела Вишнёвых садов, Чаек и Дядей Вань? И что такого важного и нового скажет тебе Чехов? И ты соглашаешься, и не ходишь, и ходишь на другое, потому что есть же что посмотреть-то в Москве, в конце концов! А потом - раз! И опять манит.
Это я все подбираюсь к спектаклю, с подходами так сказать, и отступлениями. Очень он меня зацепил. А вот чем - это сразу и не расскажешь.
Вообще, когда режиссер берется ставить сто пятьдесят раз поставленную пьесу, а еще и экранизированную не менее, - это поступок. И не ради галочку поставить за это берутся. И самые удивительные откровения получаются тогда, когда постановщик забывает вот эти все, предыдущие, не его, версии. Причем полностью, словно и не видел их никогда. И пьесу эту только сегодня нашёл и прочёл. И второе непременное условие - отличное знание актеров в своем театре. Вон он пьесу прочел и увидел в ролях именно их. И сказал им - играйте. Расставил декорации, акценты, и задал ритм. И всё получилось именно так, как он и прочёл. И третье условие - чтоб совпало. Это самое сложное, но если совпадет - всё вместе - видение режиссера, игра актеров и восприятие зрителей - получается гениальный спектакль. Вот я его вчера и смотрела.
Даже если вы никогда не видели других Дядей Вань на сцене, то уж фильм все помнят. А не надо. Самое лучшее, чем может зритель помочь себе и, наверное, театру, - отдаться, плыть по течению этой удивительной реки, погрузиться в неё, наслаждаться всем, что видит. Меня спектакль захватил сразу, с первой сцены, с этих сумасшедших веселых чертиков в глазах няни - Галина Коновалова - великолепна! И этот гротесковый тон проступал потом во многих, да во всех персонажах, в разной степени. Затем - ритм: поступь - одновременно чеканя и пружиня шаг, и произношение фраз - чуть на распев, но очень четко. Соответственная музыка и минимум декораций, но максимальное их использование. Вот такими увидела я сцены из деревенской жизни. И в каждом слове - Чехов. И в каждом жесте - Туминас. Здесь нет пасторали, березок, кружевных салфеточек и самоваров. Но видишь деревню, чувствуешь грозу, и даже пыль дорожную от проехавшей телеги. Все декорации: стол-верстак, пяток стульев да диван. Но за столом и чай пьют, и танцуют на нем, и для пущей доказательности гвозди вбивают, и фразы солиднее звучат, произнесенные не просто так, а на стол присевши, и любят на нем, и дебет с кредитом сводят тут же.
Вообще в спектакле много интересных вещей задействовано и разными нестандартными способами. Чего только стоит сцена проводов Астрова - с навешиванием на него чемоданов работником Ефимом в виртуозном исполнении Сергея Епишева. Астрова играл Владимир Вдовиченков. И такой он у него брутально-наивный, уверенно-растерянный, яростно-робкий, очень интересный получился. Второй раз смотрела Вдовиченкова на сцене - и оба раза восхищалась! В "Ветер шумит в тополях" - он совсем другой. И вот как было бы интересно его в "Предательстве" посмотреть, в паре с Сухановым! Сдаётся мне, что он Мерзликина обыграет! (сугубо моя частная фантазия, естественно!).
Говорила уже, что в спектакле все актеры на своих ролях, абсолютное попадание. И Людмила Максакова, и Анна Дубровская - хороши необыкновенно. Но, звезда, притягивающая к себе и освещающая все сцены, это, безусловно. Мария Бердинских в роли Сони. Покорила сразу - мимика, жесты, интонация, голос - играет всем. И талантливо! А как она выкаблучивала танец вместе с Вдовиченковым, передразнивая-повторяя его движения! А монологи как произносила! И личико - то всё светится, то погаснет. Превосходно, просто чудо как она хороша.
Понравился мне и Телегин в исполнении Юрия Краскова - такой фитилек-зажигалка, блестящий! Владимир Симонов - в роли профессора Серебрякова - весь барин-барин. А тоска в глазах, а сколько чувства достоинства, а как произнес "и дачу в Финляндии", а как пинался! Ну вообщем, вы поняли, да? Роскошный пир для зрителя - вот что такое этот спектакль.
Наконец, дядя Ваня, наш герой, Сергей Маковецкий. То, как он играет невозможно рассказать, и слов не подобрать, потому что все будет недостаточно. Этот удивительные артист такой разный в разных ролях, и одинаков лишь в одном - в своем таланте. Он даже когда ничего не говорит, а просто садится мимо стула, на колени к Астрову, или гладит ножки Елены Андреевны, или даже просто стоит в финальной сцене, а в тебе все внутри переворачивается. А уж когда говорит... и без истерик, и надрыва, а веришь и видишь что Чехов именно такого дядю Ваню и писал, и жалел, и восхищался им таким.
Для меня тогда спектакль удался, когда он не закончился с поклонами, а еще долго живет в тебе. И те, кто на сцене - словно твои знакомые, родственники даже. И вот пишу сейчас о них - все перед глазами.Подмигивают, кивают, усмехаются, корчат рожи... все живые такие. А вы говорите, театр! )))

Фото NastyaPhoenix
отзывы:
381
оценок:
381
рейтинг:
463
7

Сейчас за «Дядю», как за ещё не заезженную пьесу, к юбилею Чехова схватились многие, но для меня этот «Дядя» первый, поэтому сравнивать мне покуда не с чем. Могу лишь обрадовать, что привычной «чеховщины» - погружённых в уютный, домашний стазис героев, занимающихся бесконечной болтологией – у Туминаса мною замечено не было, хоть текст он и прочитал от доски до доски. У него, скорее, «достоевщина» - сонм болезненных рефлексивных надломов, чугунные решётки обстоятельств, атмосфера сырого, простуженного, горячечного мира: не деревня с полями и лесами, а раскольниковский Петербург либо Скотопригоньевск. Эмоции то и дело выплёскиваются через край, как вода из стаканов исполняющего роль карикатуры на всех и вся Телегина (Красков), то у одного, то у другого, своими брызгами неизбежно пятная всех окружающих, и актёры всё больше кричат, нежели говорят – и только дядя Ваня (Маковецкий) не участвует в кипении страстей, его первый и последний взрыв тянет на обиду, но никак не на возмущение. Он слишком пассивен, неприспособлен к жизни, беспомощен, как младенец, чтобы по-настоящему влюбиться и по-настоящему взбунтоваться. Умеренный гротеск изящно подчёркивает, что у всех в этом доме с нервами не в порядке – Серебряков (Симонов), только что гордо выплывавший из сумерек с домочадцами, как Воланд со свитой, вскоре уже носится по сцене, задрав сорочку, как буйнопомешанный; Астров (Иванов) пьёт водку через шланг из огромной бутыли и буквально насилует равнодушную ко всему, включая саму себя, Елену Андреевну (Дубровская); дядя Ваня, выстрелив почти в упор в Серебрякова, дважды толкает его рукой, а тот не падает, стоит, как статуя, так что кажется – это не Иван Петрович промахнулся, а просто Александр Владимирович неубиваем. Публика не успевает заскучать, живо реагирует на сюжетные перипетии – ведь старая история о заразной русской провинциальной хандре, «тоске о несбывшемся» и разочарованиях зазвучало на удивление современно. Финальный монолог Сонечки (Крегжде) с сакраментальным чеховским «Надо жить!» звучит не смиренной молитвой, а манифестом стоической воли, и она ещё пытается спасти своего превратившегося в безвольную куклу дядю, накачанного морфием – открывает ему глаза, растягивает губы в улыбку, кружит в подобии вальса… Но, видимо, поздно – раз опустив руки ложным осознанием, что «жизнь кончена» (а начиналась ли она вообще?), он так больше и не нашёл в себе сил поднять их вновь, так и ушёл в небытие с этой лубочной улыбкой Иванушки-дурачка, полвека на печи провалявшегося. Получился спектакль без пафоса, без сантиментов и практически без лирики, но убедительный, яркий, объёмный, живой, во многом неожиданный, каждый эпизод и каждый персонаж которого со своей личной трагедией и со своей личной комедией достоин отдельного абзаца – спектакль пусть не цепляющий, зато интересный, как интересна любая индивидуальная и самодостаточная точка зрения на классику без её при этом искажения. И к тому же качественный, добротный – звучит замечательная музыка, каллиграфически вырисованы мизансцены, не возникает ни суеты, ни «зависаний». Надо смотреть, надо думать, надо этим не ограничиваться – ждут другие «Дяди Вани» в других столичных театрах…

23.01.10
Коментировать рецензию

Фото Marylyn
отзывы:
101
оценок:
137
рейтинг:
84
3

Ужасно, невозможно затянуто, особенно концовка.
Рядом со мной два человека спали, издали слышался громкий храп кого-то третьего.

Я еще не говорю про характерное для театра Вахтангова осовременивание классиков - сальности, нелепые позы и наряды... Голос главной героини просто ужасно, невозможно противный. Как-то совершенно это не вяжется с ее ролью красавицы, в которую все влюблены.

Единственное положительное впечатление от спектакля - прекрасная музыка Фаустаса Латенаса.

Фото Ольга
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
4
1

Сказать, что в спектакле много аффектации и гротеска - не сказать ничего. И сказать, что я не увидела Чехова - тоже будто промолчать.
Это вообще черт знает что. Такие неестественные и не вызывающие сочувствия надрывы героев, нелепые жесты... Отвратительные интонации в не менее неприятном голосе Елены Андреевны, которые под конец уже невозможно выносить, и ее несуразные позы... Соня, вопящая и нелепо расставляющая руки, задирающий подол профессор Себебряков, няня Марина - Баба-Яга, не иначе... И еще очень много таких вот режиссерских "находок", от которых начинает тошнить еще в первом акте.
И поверьте, я не какой-то быдло-театрал, который посетил театр раз в пять лет и по своей невежественности не способен оценить искусство высшего разряда. Я нередко бываю в театре. Но вот такое впечатление у меня от его посещения впервые. И стыдно отчего-то и за театр Вахтангова, и за театр вообще.
Иногда сталкиваешься с тем, что режиссер немного перегнул палку и переборщил с эффектом "театральности". Но чтобы до такой степени!.. Все режиссерские находки - не на грани пошлости и безвкусицы, нет. Они далеко за гранью, и это невыносимо, и вызывает тошноту и неловкость.
Странно было слышать "браво", неприятно было приветствовать актеров - они же знали, на что шли. Всматривалась в бинокль в лицо Маковецкого, вышедшего на поклоны, дабы заметить в нем то, о чем догадалась. Думаю, я не ошиблась - ему было стыдно. Напряженное лицо, улыбка на котором никак не складывалась и была похожа на гримасу. Бедный Маковецкий! Как же он так! Он и играл-то напряженно, в смысле - не "выкладывался", как другие актеры (а другие, уж простите за слово, но иначе не скажешь - усирались), и был скромен. Это был не тот Маковецкий, который я знаю как может играть. Но не такое же...

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить