Театральная афиша Москвы

Спектакль Пойдем, нас ждет машина
Постановка Театр им. Максима Горького

0
Создатели

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
7

В Москве на «Проекте Фабрика», по соседству с центом современного танца «Актовый зал», открылась еще одна площадка — Театр имени Бойса.

Как и художник, давший имя театру, его художественный руководитель Георг Жено — немец. Жизнь в Театре имени Бойса он придумал начать с гастролей немецкого спектакля. Относительно молодой режиссер Армин Петрас поставил его в Берлинском театре имени Максима Горького. Как и писатель, давший театру имя, поставленная Петрасом пьеса — русская. Такая вот выходит германо-российская дружба.

Между тем пьеса романтика подворотен Юрия Клавдиева «Пойдем, нас ждет машина!», известная по постановке Владимира Агеева в казанцевском центре, далеко не о дружбе народов. В ней одна молоденькая девушка собирается покончить жизнь самоубийством. Вдвоем с подружкой они отправляются искать укромный уголок, чтобы одна там свела счеты с жизнью, а другая добила ее, если понадобится. В ожидании такси девочки философствуют, мечтают об абсолютной свободе и строят умозаключения — вроде того что «раз мир не наш, то его не жалко. Мы просто насрем в него, как те солдаты и матросы, которые гадили в китайские вазы, когда взяли Зимний». По пути на дачи девочки встречаются с гопниками: те насилуют одну девчонку, вторая убивает парней вилкой и табуретом. На обратном пути девочки, вздохнув, приходят к выводу, что думать вредно.

В немецком спектакле все роли играют две актрисы. Когда приходит время действовать мужчинам, они попросту надевают на головы какие-то болванки. Актрисы словно отказываются верить происходящему, настолько оно противоестественно и ужасно: когда героине в кровь разбивают лицо, актриса мажет его джемом из банки. Когда поет — то незнакомую ей песню Чебурашки. В какой-то момент на экран выводят фотографии из жизни российской глубинки, где пьяные мужики, слякоть, унылые дома; вслед за ними идет видеоролик про мужчину, несущего корешам две банки с пивом. Это все то, о чем героиня по имени Юля говорит: «Я хотела хоть раз в жизни трахнуть этот мир по роже так, чтобы расквасить ее в хлам! Чтобы стереть у него с морды эту улыбочку самца сучью!» Роль Юли играет известная в Берлине актриса Фритци Хаберландт. Из ее уст немкам, которые через одну феминистки, должно быть особенно приятно слышать слова про улыбку самца на морде мира. Аргументы у немок и девушек из Тольятти, очевидно, разные. Но дружба налицо: девочки, как известно, всегда дружат против кого-то.

0

Отзывы пользователей о спектакле «Пойдем, нас ждет машина»

Фото peazdeath
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
0
7

Российская действительность глазами немецкого режиссера.

На недавно открывшейся площадке проекта Фабрика - в театре имени Бойса - прошел спекталь по пьесе Юрия Клавдиева «Пойдем, нас ждет машина!». На этот раз перенести историю в формат театра решил немецкий режиссер Армин Петрас. До него это сделал Владимир Агеев, и, как выяснилось на обсуждении спектакля, русскоязычная постановка оказалась куда более жесткой, хотя прогнозы зриетелей были противоположными.
Вообще немецкий режиссер очень романтично подошел к решению задачи. На первый план он вынес метафизическую составляющую пьесы, лишь абстрактно обозначив все сцены жестокости и насилия. Сквозь весь спектакль просачивается тонкими струйками тема стремления человека к чему-то большему, поиск высшего предназначения и желание идти дальше предложенного. Это желание и приводит героинь к следующей линии пьесы - теме жестокости и насилия. Стоит отдельно отметить экспрессивную игру актрис, исполняющих в постановке все роли. Их игра очень насыщенная, концентрированная, не дает расслабиться зриетелю ни на минуту. И это при минималистичном, скорее даже аскетичном подходе к решению сцены. В качестве дополнительного контраста в восприятии спектакля выступает видеоизображение. Образ героинь "монтируется" с документальными кадрами бомжей и алкоголиков, благодаря чему возникает новое измерение в спектакле. Метафизическое начало противостоит здесь российской действительности, менталитету.
Эта тема далее прослеживается в сценах с двумя гопниками - позже на обсуждении режиссер признался, что это была импровизация актрис на тему русских мужчин.
Весь сюжет в целом можно рассматривать как некий "путь", который зритель проходит вместе с героинями пьесы - желание "оторваться" от мифического дерева, о котором рассказывает одна из девочек, видя один единсвтенный выход - самоубийство, затем желание "оторваться" в физическом смысле, убийство человека, маленькая власть над миром и риторический вопрос в конце: "А в тебе изменилось что-нибудь?" И самое интересное, что путь этот ты проходишь в обратном направлении и после спектакля в тебе действительно что-то меняется.

0

Галерея