Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Пролетая над гнездом кукушки (Затмение)

Постановка Ленком
8.2
оценить

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
871
оценок:
240
рейтинг:
1106

Сыграть Макмерфи спустя тридцать лет после того, как это сделал Джек Николсон, возьмется только тот, кто никаких сравнений не выдерживает: безымянный выскочка из окраинного театра. Либо тот, кто в сравнениях не нуждается. В «Ленкоме» Макмерфи играет Александр Абдулов. Ему не требуется самоутверждаться, топчась на чужом поле. Оставалось предположить, что в роли ветерана Вьетнама, свободолюбивого дебошира, упрятанного на три месяца в тюрьму, закосившего в дурке и павшего от рук стервы в белом халате, — в этой роли есть то, что Абдулову хотелось бы сыграть, но до сих пор не пришлось. Одиночку, противопоставившего себя морю бед. Шекспировскую тему о том, «какой светильник разума угас».

«Полет над гнездом кукушки», как ни крути, не «Гамлет», и в ленкомовской афише спектакль назвали «Затмением». Еще презентабельнее афиша выглядела бы, случись то, что поначалу затевалось: пригласить на постановку самого Формана (хотя зачем бы ему это могло понадобиться?). В результате спектакль ставил приглашенный из Питера болгарин Александр Морфов — молодой и крепкий профессионал, работающий в несколько анемичной манере, которую так любит пожилое театральное руководство. Странно, но пытаясь избежать сравнений с фильмом (так говорилось до премьеры), Морфов смонтировал спектакль именно как кино — он сам инсценировал роман, нарезав его мелкими порциями, и потом склеил через затемнение. Другое его слабое место — репризы. Актер Марка Захарова привык (и лучше других умеет) выстраивать завязку-кульминацию-развязку на кратчайшей дистанции. В «Ленкоме» актера встречают на старте аплодисментами, а на финише провожают овацией. Морфов, по всему видать, понимает природу здешнего актера, но репризы бегут у него не раскатистыми волнами, как в спектаклях Марка Захарова, а так, мелкой рябью. Однако скучать не приходится. Анна Якунина в роли медсестры походит на телеведущую из «Слабого звена». Сергей Фролов в роли младшего пациента Билли замечательно сыграл расставание с девственностью, а еще лучше — с привычкой стучать на своих. Даже то, что немой Вождь (Сергей Степанченко) вдруг заговорил в финале с интонациями сибирского зверотехника, не слишком портит спектакль. Другое дело, что напрочь выветрился пафос, которым эта вещь наделялась у нас прежде. Ведь масскультной иконой роман Кена Кизи сделали не талант Милоша Формана или Николсона, а время, нонконформистские шестидесятые-семидесятые с их героем-одиночкой, испытывающим устойчивость американского миропорядка выходкой, а свой рассудок — наркотиками и лоботомией. В брежневском СССР пятикратно оскароносную «Кукушку» смотрели и читали как диссидентскую литературу. Сегодня же об устойчивости остается только мечтать правительству, о порядке — органам, а о послушном и единодушном большинстве, с которым Макмерфи вступал в диалог (назовем это так), — партийным боссам. Послушное — еще куда ни шло, единодушное — это уж дудки. Так что Абдулову, наделившему Макмерфи своей харизмой, остается наблюдать, какое она производит впечатление: ему некому особо противопоставляться и не к кому обращаться. Поистине единодушную реакцию в зале вызывает разве что тот факт, что этому парню даже в дурдоме удалось сколотить круглую сумму. Что же касается «светильника разума», то это то, что Абдулов играет по-настоящему сильно и вполне себе в шекспировской традиции: разум его не гаснет к финалу, а, напротив, кажется, он только тогда и просыпается, когда у него в собеседниках оказывается безумие.

3

Отзывы пользователей о спектакле «Пролетая над гнездом кукушки (Затмение)»

Фото Иолай
отзывы:
3
оценок:
3
рейтинг:
6

Реальный дурдом! Я даже сказал бы психушка, или просто дурка. Несмотря на минимум декораций, Игра поистине ИГРА! Абдулов настолько емко изображает, пофигиста-нравоучителя, что иногда думаешь , что это некий тибетский Гуру, заехавший "пошалить" в желтое заведение. Очень правдоподобноя игра психов, иногда даже пугает беспокойство за их реальное здравие! ) Бесподобные вторые, "закадровые планы". Добавление нецензурной лексики, добавляет остроты. Скучать не приходилось не на минуту. !-ое действие прошло на доле дыхания, так это было завраживающе и ярко. Юмор блещет! Виват, БИС! Занавес! Рекомендую, товарищи, господа, дамы и .. будет Вам праздник души и самосознания!

4
Фото dionisiy
отзывы:
4
оценок:
13
рейтинг:
7

14 января посетил спектакль от которого многого ждал. Ждал потому, что театр - Ленком, пьеса - "Полёт над гнездом..".
Сразу хочу сказать, постановка - ужасная! Возможно, это худший спектакль Ленкома. Разочарование по всем статьям: игра актёров заключается в хаотичном передвижении по сцене (хотя, наверное, в этом основная заслуга режиссёра), постановка и режиссура... были бы очень хороши для областного театра , сюжет настолько вольный, что "по мотивам" книги - это весьма мягко сказано.
Вряд ли кто из участников этого действия может даже попытаться избежать сравнения с фильмом по той простой причине, что фильм Формана - шедевр, а не заурядное "кинцо". Если же не сравнивать спектакль с фильмом, а попытаться сопоставить его с книгой, то получится, простите, нонсенс. Ведь с книгой спектакль не имеет ничего общего, а поставлен он, скорее "по мотивам" именно фильма!
Мне было непонятно почему МакМерфи начиная с первой сцены постоянно хохочет, почему Чезвик находится в перманентной истерике, почему Билли так много кривляется, а доктор Спиви похож на добряка из советской больницы в фильме 30-х гг.
И это не всё. Если отбросить эпитеты, то просто непонятно следующее: пока Мак смеёттся, Вождь своим голосом советует (!) Маку бежать (!!) из клиники, на что Мак в ответ лишь посмеивается; Мак решает охмурить сестру Рэтчет и (!!!) сестра позволяет ему некую (к счастью, без подробностей) интимную близость; психи в порыве любви к Маку уже настоятельно советуют ему бежать, а для этого обещают устроить пожар (что говорит об их глубоком понимании ситуации и даре предвидения!); в финале психи напившись долго и нудно засыпают, а Мартини, увидев пришедшую на работу сестру, громогласно произносит "пи...ец!". Обалдеть!
И за что же Мак душит сестру? За то, что та сказала Билли, что его девушка - проститутка, и заставила Мака прилюдно отдать Кэнди деньги за "услуги"! Ещё раз обалдеть!
Простите за длинный комментарий. Однако, уверен, спектакль в данной постановке не соответствует уровню театра. Отсюда и эмоции

3
Фото Gedevan
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
1

Еле досидев до конца, был вознаграждён открытием, что почти никто не знает оригинала))) Если честно то понравилась игра только одного персонажа это двухметрового сумасшедшего, он тоько и вытягивал всё действо. По самому спектаклю как и по публике понял что она на одном уровне, поколение комеди клаб) Попытка выехать на сартирном юморе и мате была глупа и неинтересна. Кен Кизи перевернулся в гробу. То что не смог сделать Форман, с успехом сотворил Морфов.

2
Фото Mar Kus
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
7

Скажу сразу - книгу не читала, фильм не смотрела, сюжет не знала. Пошла за компанию (22.01.2016) и первая мысль при посещении данного спектакля была - 3 часа 20 минут это слишком, но спектакль прошел на одном дыхании и превзошел мои ожидания. Уверена, что каждый сможет найти свой смысл в данной постановке (один против системы; порядок или хаос; комедия или трагедия). Впечатлила роль Билли (Дмитрий Гизбрехт), на мой взгляд самая сильная актерская работа в этом спектакле. Рекомендую к посещению.

1
Фото Мечтательная Валентина
отзывы:
6
оценок:
6
рейтинг:
1
9

Великолепная экранизация романа Кена Кизи. Глубокий, драматический фильм о жизни в психиатрической клинике. Сюжет разворачивается вокруг преступника, направленного в клинику для освидетельствования. Рэндл Макмерфи (роль которого гениально сыграв Джек Николсон) оказывается в клинике, которая больше напоминает тюрьму, в которой медсестры и врачи – надзиратели, относящиеся к пациентам как к овощам. Главный герой заключает пари на то, что сможет выбраться, на протяжении времени, проведенного в клинике, он предстает перед нами как переживающий и понимающий человек, верящий в то, что люди с отклонениями все-таки люди, и они могут жить счастливо.

1

Галерея