Все развлечения Москвы
Москва

Все отзывы о спектакле «Штирлиц. Попытка к бегству»

8.7
оценить

Отзывы пользователей

Фото Алена Медведева
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
5
9

Штирлиц. Попытка к бегству.
Информация к размышлению

Семнадцать мгновений весны
Останутся в сердце твоем,
Так пела когда-то певица Марикка,
И мы вместе с нею споем
Славную историю полковника Исаева –
Вспоминайте о нем...

Нет, это не о том, как ловкий и удачливый Штирлиц в очередной раз переиграл Мюллера, и даже не наоборот.
Это о том, что...
...что вопрос "Что мне делать теперь?" рано или поздно встанет – и нет никаких гарантий, что ответ на него даст Центр;
...что выбора между долгом перед человеком и перед человечеством невозможно избежать, и даже сделав его, не избавиться от мучительных сомнений в его правильности;
...что величие духа может таиться под самой, казалось бы, неподходящей для этого оболочкой, и если пастору Шлагу это еще положено "по должности", то наивный рассеянный профессор для этого вроде бы никак не годится, а вот поди ж ты...
...и что никакое величие духа не помешает извечному человеческому стремлению слегка облегчить себе задачу за счет ближнего – пастор Шлаг умеет управляться с нищими и озлобленными, а перед сытыми равнодушными "нейтралами" встал в тупик, и ничтоже сумняшеся просит "Пускай им не будет совсем тяжело,\\ Но пусть им всё-таки будет трудно".

Нарочито скромное оформление – сплошь черный цвет, чуть-чуть разбавленный красным (берет Кэт, роза у нее же в руках и красно-белая повязка на рукаве у Мюллера – кажется, все) – выбивается из общей гаммы только провокатор Клаус. На фотографиях он вообще в чем-то ярко-разноцветном, я видела в серой футболке с неброским темным рисунком – на общем фоне уже и это воспринимается ярким пятном, в черное одеты и артисты, и музыканты. И кстати - ах, какая там пианистка! (поймите правильно – не радистка, а настоящая пианистка, хотя радистка тоже хороша, как, впрочем, и все остальные). И немалая ее заслуга в том, что "Штирлиц" затягивает с первых же звуков – и сидишь, затаив дыхание, от увертюры до самого финала. Спектакль идет чуть больше часа, а не отпускает потом очень долго.

И одно из сильнейших впечатлений спектакля – радист Эрвин, вернее, его единственный номер. Удивительно - человек просто выходит на середину сцены, просто садится на стул – верхом, лицом к спинке – и негромким ровным голосом просто поет колыбельную. И это становится одним из самых потрясающих моментов яркого и впечатляющего действа! Во всяком случае, в мою личную "тройку фаворитов" "Колыбельная Эрвина" входит безусловно (кроме нее там уверенно "Родина посылает тебя на смерть" и поочередно, под настроение, вытесняя друг друга – "Нет связи" и "Ответ профессора Плейшнера" ("Хитрый Штирлиц, глупый Штирлиц")).

А не понимаю я только одного - как, ну КАК развеселая "Швейцария" оказалась настолько пронзительно-грустной? Ведь не потому же, что в современном мире фраза из нее "Присяжны заседатели, мир тронулся, пока!" все чаще просится на язык...

В общем – у кого есть возможность, идите смотреть. Оно того стоит, гарантирую. А я при случае обязательно пойду снова.

5
Фото Ольга Хорошутина
отзывы:
7
оценок:
7
рейтинг:
5
9

Я видела этот спектакль не один раз, и каждый раз - не оторваться, каждый раз цепляет что-то новое. Фаворит последнего просмотра - радист Эрвин (Николай Сбытов).
Спектакль одновременно современный и вневременной. Он о таких вещах, о которых вообще-то сложно говорить - о добре и зле, о любви - о любви к Родине, главным образом.
До этого спектакля лучшим стихотворением о любви к Родине я считала кибировское "Вступление" к поэме "Сквозь прощальные слёзы" (и песню Кошелева на эти стихи). Но ария Связного (Борис Богданов) - "Она тебя любит и хочет спасти, а по-другому спасать не умеет: Родина посылает тебя на смерть" - по посылу и искренности может поспорить со стихотворением Кибирова.
Спектакль уже разошёлся по рукам - арии поются как самостоятельные песни, цитатами можно общаться. Но если вы хотите получить цельное впечатление, получить повод для того, чтобы снова обратиться ко всем вечным вопросам - не читайте ничьих сумбурных рецензий - просто приходите.

5
Фото Георгий Курячий
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
4
9

Нечто вроде рецензии (премьерная постановка).

Скажу сразу: я под очень сильным впечатлением. Творческое объединение «Ужасные молодцы™» представило действо, настолько же эффектное, насколько проникновенное и умное. Достаточно было бы и одной творческой удачи, чтобы подняться над «высоким среднем уровнем», но в «Попытке к бегству» меня порадовало и взволновало многое.

Поэтому, надеюсь, никто не примет за наезд, если скажу, что ожидал много меньшего. Буквально каждый соавтор превзошёл сам себя — это ли не настоящее, пардон май френч, искусство? Заодно покаюсь в некотором амикошонстве: после всего происшедшего язык не поворачивается называть ребят совсем уж табельными именами. Пользуясь тем, что знаком почти со всеми лично, позволил себе уменьшительные, но оставил фамилии для точности.

Структура. Происходящее на подмостках строится как цепочка сюжетно связанных песен, причём сюжетную связь даёт «закадровый» текст между ними. Это вполне характерно для автора — Миши Капустина — самого по себе. Для отдельной песни необходимость в пространном эпиграфе, а иногда даже во «вводной части», поясняющий дальнейший текст — по меньшей мере сильная специфика, если не недостаток. Но для более масштабного драматического сюжета это отличный ход! Закадровые пояснения коротко, но ёмко задают контекст, оставляя песне простор для лирических, гражданских или ёрнических отступлений от темы, совсем не равных погонному изложению сюжета. Особое очарование, конечно, в том, что именно «Штирлиц» обязан быть с закадровым текстом.

Текст. Миша известен крепко сложенными, в значительной степени прямолинейными песенными текстами, которые он может наполнять, по желанию, литературной игрой, философией, вечными вопросами без ответа, сарказмом и вообще всем, что признает годным. И снова — в «Попытке к бегству» специфика (если не недостаток) этих текстов выглядит весьма уместной: непременная литературность становится напоминанием о «романной» основе, прямое (иногда просто списковое) говорение — иллюстацией, нарочитый пафос — сценическим решением. То есть создаётся произведение не камерное (вида «один одному»), а подлинно театральное (вида «один многим»). Вдобавок — это тоже важно! — Миша никогда не копает мелко: в любых его песнях есть над чем задуматься, внутренне поспорить (и между прочим — проспорить!). Если поэзия и должна быть глуповата, то уж никак не в данном случае: театр.

На техническом стихотворном уровне там и сям заметны неизбежные в крупных формах «блохи»; временами создаётся ощущение, что они вполне поддались бы обработке напильником (особенно обидно встречать шероховатости в ключевых, эмоционально напряжённых точках), но без чтения текста сказать это наверняка невозможно.

Музыка. Пожалуй, именно музыкальные ожидания оказались ближе всего, но именно по той причине, что сам я весьма высокого мнения об участниках процесса. Узнаваемые, по-театральному в меру пафосные авторские мелодии очень качественно держат авторский же текст, впечатляя разнообразием безо всякого намёка на «рыбу». Отдельно хочется отметить клавиши Наташи Тарвердян. Сейчас, после всего, осталось четкое послевкусие: не просто «сопровождение», но именно звучание, тот «саунд», что делает музыкальный фон важной составной частью общего полотна, его атмосферой.
Исполнители. Самое, на мой вкус, сильное в «Попытке» — баланс между «актёрским» и «исполнительским» подходом к песне. Не вдаваясь в подробный анализ, размечу полюса. С одной стороны — актёрская песня, с полным перевоплощением поющего, когда вместо человека слушатель наблюдает артиста, играющего текст. С другой стороны — песня самодеятельная, когда человек перед слушателем — тот же самый, а песня — повод поделиться эмоциями, состоянием; особый род разговора. Так вот, в увиденном мною было достаточно артистизма, чтобы получился настоящий театр, и достаточно исполнительства, чтобы состоялся тот самый «особый разговор», и с каждым исполнителем, и с автором.

Некоторые роли предполагали больше актёрства: подача Марата Манашкова была, сообразно роли, довольно жёсткой, что придавало его персонажу дополнительного макабрического шарма. Некоторые — больше актёрской же тонкости: так, Лёша Ушаровский взял (не без помощи автора) впечатляющую высоту в непростой постановке своего наивного персонажа. Коле Сбытову выпал персонаж «одноразовый», но этого одного раза хватило на то, чтобы надолго запомнилась его исполнительская чуткость к тексту. Роль Маши Гескиной крепко выбила меня из колеи, до боли, до сжатых кулаков, как это бывает в случае действительно высокого напряжения и исполнительского сопереживания (может, в следующий раз будет не так больно, а?). Все оказались на своём месте — и вкрадчивый Игорь Белый (Маша — или радистка Кэт? — после премьеры говорила, что персонаж его отрицательный: хочет, чтобы всем было трудно), и Боря Богданов, с непередаваемо циничным видом поющий «Родина посылает тебя на смерть», и Игорь Лазарев с запредельно энергичным, почти хард-роковым вокалом, и Лёша Дзевицкий, заставляющий провокатора Клауса выскакивать эдаким гадким живчиком из народа, и, конечно, закадровый голос Саши Спиридонова, который остужал неуместные изредка аплодисменты и в принципе придавал действу должную размеренность, почти как в фильме.

Самый сильный и самый неоднозначный персонаж «Попытки к бегству» — Штирлиц. На этом месте я не могу помыслить никого, кроме Олега Городецкого. Именно его умение «играть лицом», безмолвно присутствовать в происходящем, связывает сюжетно-песенную цепочку в действительно трагический узел. Без этой трагедии, возможно, весь спектакль остался бы просто спектаклем, фантазией с участием полулегендарных персонажей. Выразительнейшая исполнительская манера и богатая эмоциональная палитра Олега снимает последние сомнения в серьёзности сказанного автором. Возможно, будучи помноженными друг на друга, выразительная манера, богатая палитра и трагическая канва дают местами зашкаливающее произведение: недолго переиграть, играя с утроенной силой. Здесь нет однозначного решения.

Постановка. На самом деле многое в создании нервущейся атмосферы сделала обстановка сцены. Главная и очень сильная находка — это чёрный задник и чёрные одежды исполнителей. Внимание слушателя сосредотачивается исключительно на лицах и руках, многократно усиливая эмоциональный эффект и оставляя простор воображению. Здорово сыграли также и перемещения по сценическому пространству — стул посреди, стол на выносе, «длинный» выход через всю сцену и «короткий» сквозь задник. Всё это — без неуместного сценического размаха, исключительно как знак, но и без концертного пения рядком вокруг микрофонов, которое, конечно, сильно испортило бы эффект. Плюс мизансцены и минимумом реквизита, из которого выжимается даже не максимум, а, как кажется, оптимум. Сдержанная и значительная постановка.

Если коротко: думается мне, что все — и названные тут мною, и по невниманию упущенные — и в самом деле «ужасные молодцы™», что получившееся имеет мало аналогов как по силе воздействия, так и по интеллектуальному наполнению, и если вы чувствительны к жанру (у автора «мюзикл / литературный театр») — то спектакль «Штирлиц. Попытка к бегству» посмотреть, послушать, ощутить вам надо непременно.

4
Фото Оксана Рачкулик
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
4
9

Наконец-то раздобыли билеты в "Гиперион" на постановку "Штирлиц. Попытка к бегству". Интерес был нешуточным - во-первых, театр песни меня давно занимает (третий день нашего фестиваля "Обнинская нота" отдан этому виду искусства; и этот День театра песни в 2014 г. был так хорош, что даже страх брал - что же делать в следующем году, чтобы не показалось бледной тенью прошлого?). Во-вторых, часть исполнителей была мне знакома, и вполне законно было желание увидеть, что же они сотворили. Ну и в третьих, кто же не знает Штирлица? То есть название, конечно, завлекло. Тем более, чем ближе к дню спектакля - тем больше я читала рецензий. И они не давали однозначного ответа - что же это такое. Конечно, ажиотаж с билетами не мог не вызвать легкую зависть у организатора концертов:)
И вот мы гордо прошли на свои места в первом ряду (да здравствует интернет-бронирование!).
Разбираться в жанрах - все-таки это не мое. Мюзикл или не мюзикл, или что это еще - какая разница? Это, без сомнения, театр. Театр песни. Серьезно ли это? Серьезно. Хорошо ли это сделано? Да.
На "стандартные вопросы" - "Что? Кому? О чем? Чтобы что?" - ответы вполне ясные. Кроме разве что последнего - видимо. для каждого зрителя ответ будет каким-то своим.
О чем - почти по Никольскому: "о несчастных и счастливых, о добре и зле, о лютой ненависти и большой любви". Впрочем, "love story" не будет. И войны в смысле "кино и немцы" тоже. И человечество делится в этом спектакле не на страны или нации, а на тех, кто сбрасывает бомбы и на кого их сбрасывают. Как понимаете, часто это взаимно. Конечно, это не про Штирлица. Не про того, который в кино. Об этом очень подробно и убедительно написал Борис Жуков в своей рецензии.
Каково сражающемуся на стороне добра (ну, он в это по крайней мере верит) не очень чистыми руками? Каково строить из себя бога - решающего, кому жить, а кому нет? Можно ли любить родину, которая не знает иной благодарности, кроме как послать на смерть? (Да и чем можно адекватно отблагодарить тех, кто всего лишился ради нее? - Машиной? Квартирой?). С другой стороны - на смерть-то посылает не Родина, а конкретно Лаврентий Палыч (которого так боится Юстас. И этому Юстасу наш прекрасный, грустный, умный и бесстрашный Штирлиц нужен-то только для того, чтобы отчитаться перед этим Лаврением Палычем, чтобы не шлепнули за профнепригодность. И этот вот не сильно симпатичный Юстас еще нас поучает - мол, могли бы делать добро, могли бы жить по заповедям, могли бы, да... Сам-то? - хотелось спросить его). С третьей стороны - а почему вот эти лаврентиипалычи всегда в чести, в безопасности, "в кабинетах из кожи"? Почему Плейшнерам - тем, кто верит друзьям, независимо от их партийной принадлежности, кому человеческие ценности важнее всего, даже собственной жизни - отчего им не жить? Словом - вопросы, вопросы, вопросы. Без ответа. И это хорошо. Искать ответы - тоже труд. Не за это ли ратовал пастор (спасибо, хоть он живой остался).
Впрочем, я еще не решила, соглашаться ли с пастором. "Пусть им будет трудно". С одной стороны, сама же всегда говорила, что от безделья человек заболевает и впадает в депрессию. С другой стороны - мне кажется, все беды человечества начинаются именно с таких вот желающих создавать искусственные трудности. Надо ли? Бывает ли человеческая жизнь без потерь и невзгод? Так что даже страшненько - а чем это он предлагает заняться Штирлицу?
Ну как тут не впомнить Стругацких? "...Либо голодный бунт, либо сытый бунт — выбирайте по вкусу".
Очень грамотно цветовое решение спектакля. Наверное, не оригинально - все черное. Но зато любое цветовое пятно на этом фоне просто "кричит": красный берет радистки, красная же со свастикой повязка на локте Мюллера, красная роза. Музыканты отработали вообще на "пять с плюсом" - у них не было вообще никакой возможности передохнуть, так как музыка практически непрерывно сопровождает героев, даже в их молчании.
Отзывов много, гораздо грамотнее и интереснее моего. Я пишу "для своих" - чтобы хоть чуть-чуть дать понять, что это такое и почему я ратую за приглашение "Штирлица" на "Ноту". Это некая театрально-песенная притча, герои которой названы именами героев фильма. Я не знаю, что поймут в спектакле те, кто, допустим, не видел "Семнадцать мгновений весны". Но и они что-то поймут обязательно. Ведь и мы все - герои этого спектакля. Недаром, герои заглядывали нам в глаза с вопросом: "Не ты ли, зритель, провокатор? Не ты ли связной?"
Кстати, в зале было полно молодых зрителей. Чего не скажешь о мероприятиях под грифом "Концерт авторской песни".

4
Фото Виталий Квитковский
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
4
9

Несколько спектаклей, которые я посетил за последние пять лет, оставили серьезный след в моей душе. Так случилось и с мюзиклом "Штирлиц. Попытка к бегству" от Литературного театра в Гиперионе.

Постановка начинается скоморошеской, вызывающе просторечной зазывательной песней. Но первые элементы напряжения уже чувствуются: небольшая сцена целиком задрапирована черным, в черное одет хор, и он, светя фонариками прямо в глаза, ищет в зале провокатора Клауса. Начало, слегка сковавшее зрителей своей нарочитой неинтеллигентностью, не дает зрителям аплодировать. На сцену выходит Клаус - единственный "цветной" персонаж всей постановки. Он ведет себя сначала неприятно и бахвалисто, потом неловко, потом униженно, а потом умирает. Голос за кадром, намеренно сухой и отчужденный, описывает происходящие вне сцены события. Третий номер посвящен тяжелому разговору двух главных героев. Зрители сидят очень тихо. И это напряжение сохраняется до самого конца спектакля - в нем нет места отдельным "номерам", это очень сильно связанная сюжетная линия, и в этой атмосфере места зрительским аплодисментам практически не находится. Иногда я даже забываю дышать, настолько все отчаянно и неумолимо движется к финалу. И каждый, каждый шаг героям дается с болью и трудом. Штирлицу, который вынужден "держать лицо". Пастору, который пытается разжечь огонь в сердцах людей. Радистке, которая вроде бы спасается, но почти что сходит с ума. И на этом фоне очень гротескно, даже карикатурно, но все равно очень правдиво смотрится юродивый, трепетный профессор Плейшнер, сыгранный удивительно романтично и вызывающий огромную волну сопереживания даже несмотря на то, что он делает буквально все, чтобы подставить своих друзей. Все равно он с ними, с людьми, которые идут сквозь боль - и все-таки находят силы делать свое дело, несмотря ни на что.

А лагерь противника, кроме Клауса, представляет еще Мюллер. Его играет Марат Манашков, и у него очень непростая роль. Для меня было важно ощущить в Мюллере огромную устойчивость и уверенность в себе - возможно, даже на грани сумасшествия. Ведь оба основных номера его персонажа - они ужасающе, омерзительно веселые. Он давным-давно относится к людям как к расходному материалу, и слова, от которых у людей из нынешнего контекста, привыкших ценить каждого человека, стынет в жилах, для него воспринимаются как норма быта, он способен над этим шутить, смеяться, а главное - делать это походя. И Марату это блистательно удалось. В сети лежит запись одного из его номеров в исполнении Михаила Капустина, и там этого ощущения совершенно нет - поэтому я рекомендую вам сходить на спектакль и посмотреть это вживую :)

Удивительны также и остальные исполнители. Если про Марию Гескину я знал, как она исполняет песни и насколько здорово у неё это получается, и у меня все равно осталось очень сильное впечатление от её игры, то Игоря Белого и Олега Городецкого я видел впервые. И они потрясли меня очень сильно, каждый по-своему. Кто бы мог подумать, что в тщедушном священнике очень канонического вида в старомодных очочках есть СТОЛЬКО силищи? Он показался мне невероятным авторитетом, я поверил, что это настоящий пастор, за которым могут идти тысячи прихожан, хотя ему иногда и непросто бывает до них достучаться. А Штирлиц? У него непростые, эмоциональные песни, но он выполняет и куда более необычную задачу - его молчание становится и дополнительным источником напряжения, и способом передачи совершенно различных ощущений героя. Видно, как иногда он едва-едва справляется, и руки сами тянутся к сигарете. Видно, как он переживает происходящее, и как он не должен показывать, что он это переживает. Видно, как он подчиняется последнему приказу - честно, прямо глядя в глаза провожающим его людям, как будто у него свалилась с плеч гора всех тех тяжелых дел и горьких потерь, которую он нес с собой через всю жизнь. В первой сцене, когда он появляется и садится на стул, я даже не понял, что это Штирлиц, и у меня это вызвало какое-то отторжение - но чем дальше, тем больше я ощущал, что именно таким он и должен быть.

Финал заслуживает отдельного внимания. Я имею в виду предпоследний эпизод - встречу со связным. Близкая встреча очень далеких друг от друга людей, трагический - и очень простой - исход, и герой, у которого нет другого выхода, и он проживает это очень достойно. Пожалуй, это самый поэтический момент представления, и его не стоит описывать - лучше просто снова пережить.

Еще я хочу отметить тексты и музыку. Причем если про музыку у меня есть скорее субъективное ощущение "всё на своём месте" (для меня из контекста сильно выбивался только номер Юстаса про "нет связи"), то текстами я наслаждался отдельно. До сих пор я переслушиваю две песни, которые лежат в интернете и исполнение которых очень похоже на то, что было в мюзикле; до сих пор в автобусе я открываю книжку с текстами, и читаю ее от начала до конца, и не могу оторваться. Потому что "слово куда сильнее бейсбольной биты, если, конечно, правильно приложить". И потому что дикая колыбельная Эрвина с мелодией, похожей на мотив "Последнего рыцаря на Арбате" Аграновича, связывается с нынешними реалиями для наших бабушек и дедушек - ровесников тех, кто лежал в колыбели, и я чувствую, через что им пришлось пройти, и это очень больно отзывается во мне.

Я совершенно счастлив, что в моей жизни был этот спектакль.

4
Фото Дарья Солодянкина
отзывы:
1
оценок:
0
рейтинг:
0
5

"Чем больше мюзиклы все хвалят, тем меньше нравятся они..."

Сквозь километры из одной столицы в другую мчался поезд, чтобы поскорее увидеть , не побоюсь этого слова, нашумевшее представление в бардовских кругах.

Камерный мюзикл "Штирлиц. Попытка к бегству", хотя , на мой взгляд, логичнее просто назвать музыкальным спектаклем, к моему сожалению, не оправдал все ожидания, однако, равнодушной точно не оставил.

Будучи знакомой только с Алексеем Ушаровским и "косвенно" с Марией Гескиной, считаю, что достаточно объективно будут читаться мои высказывания, ибо все, что делают друзья, по большей части, всегда будет казаться невообразимым и талантливым.

Как и прежние ораторы, хочу отметить, что являюсь лишь ярым любителем жанра мюзикла, но никак не профессионалом, и если что-либо покажется неоправданным, дерзким, обидным, заранее искренне прошу прощение.

Не знаю, по какой именно структуре и концепции можно начать "разбор полетов", главное, чтобы существеннее и понятнее. Начну "за упокой", а закончу "за здравие".

Во-первых, начну с важного для себя- это песни. Михаил Капустин достаточно постарался, как в музыкальном, так и в словесном плане. Но в этом и выступает весь минус услышанного. Абсолютно качественная игра прекрасного "мини-оркестра", абсолютно завораживающая Наталья Тарвердян... Но слушается вся эта "музыкальная прекрасность" явно не в совокупности с текстом. Божественные переходы, ритмичность, четкость, лаконичность, созвучие, которые смешивается от блюза и джаза, даже порой слышались некие знакомые отзвуки А.Галича ( к сожалению, не запомнила песню). Сколько мюзиклов написала "земля", все тексты, стихи не несли такой тяжелой нагрузки для понимания. Может,эта вещь для высоких интеллектуалов, тогда все споры отпадут мгновенно, но меня терзают смутные сомнения, что публика запланирована быть "узким кругом", То, что слышишь- это отдельные части, которые по какой-то непонятной для меня причине не могли "сшить" между собой единое полотно. Благо, что были "программки", в которых мог каплю за каплей вычитывать, самостоятельно накладывая его на чудесную музыку.
Я долго думала об этой проблеме, которая автоматически вывела меня на самих актеров. О чем и продолжу. В конце приложенных положительных рецензий частенько прослеживались фразы о Юстасе, которого играл Игорь Лазарев, якобы эстетически не подходил, не вписывался и т.д. , и т.п. Пожалуй, единственного, кого отмечу ярким и запоминающимся, так это его, вне зависимости от того антуража, от той современности, в виде красного мобильно телефона , которого персонаж держал в руке. Сильный, пронзительный голос, орущий "Нет связи, нет связи", напоминавшего раненую , больную птицу, которая бьет своим клювом со всей мощи. Да, он не вписывается в ту атмосферу тихих голосов. До сцены выхода Лазарева мне не хватало подачи звука от актеров,и думаю, что дело не в микрофонах. Собственно такая же картина продолжилась и после короткой сцены Юстаса. Отдельный номер его на "хорошо" с маленьким плюсом.
Радистка Кэт- Мария Гескина- второй персонаж, второй актер, которая хоть как-то привлекала свое внимание. Наверное, потому , что единственная женщина. Весь мужской хор, на мой слух, вытягивала только она, добавляя нижние- верхние партии, за что ей низкий поклон. Сидела в непонятках, почему при наличии поющих людей, имеющих музыкальное образование и крутящихся в сфере музыки, не захотелось разнообразить многоголосием. Как ни странно, но сильные песни "Колыбельная" и " Бежать" почему-то прозвучали очень уныло. Снова не хватило звука. Заглушал аккомпанемент. Не хватило эмоций, звуковых подач. Человеку не хотелось "Бежать"..."Ползти"- возможно, но явно не "бежать".
Третий персонаж, которого я не могу оставить без должного внимания, естественно, Олег Городецкий. Насчет вокальных партий не хочу ничего говорить, но мне понравилось, что на продолжении всего спектакля держалось уверенное, непоколебимое, серьезное лицо Штирлица. Человек в образе, да...
И Мюллер- Марат Манашков- достаточно экспрессивный мужчина, чья мимика так и играла огнем на лице, единственное, что жутко сбивало с толку- это постоянные тыкающие движения указательными пальцами. если уж двигаться, то, наверное, всему телу, а не определенными частями. :-)
Игорю Белому подходит образ Пастора. Но , к сожалению, ничего не могу сказать: ни хорошего, ни плохого. В принципе, как и к другим персонажам. Не запомнились.
Игра актеров ( любители- не любители, без разницы)- бросается из крайности в крайность, середины я не увидела. То тихо, то никак, то чрезмерно эмоционально и не вписываясь ( Алексей Дзевицкий в образе Клауса), то затянуто и однообразно. Но, чует мое сердце, что это всего лишь дело времени. Очень не нравилось видеть персонажей, пьющих чай за стойкой Гипериона. Не потому что завидно, потому что исчезает образ. Просто прийти и уйти сможет каждый, а выдержать образ до конца- нет. Ссылаться на ограниченное пространство магазина и неудобствах расстановки- абсурдно.
Бью в набат насчет длинных фонарей. Это эффектно, да, но не тогда, когда тебе светят в глаза. По-моему, это не очень красиво и не очень правильно, по отношению к зрителю. Над головами- да, в пол- да, если позволяет логика, в потолок- да, но только не в лица, либо более приглушенный свет. Не знаю, как зрителям было в конце зала, но меня во втором ряду даже не спасала голова автора мероприятия, сидевшего прямо передо мной.
Насчет того, что все и вся были в черном с красными , акцентирующими внимание, пятнами- вполне неплохо. Выработана концепция достаточно в упрощенной форме. Но все же чего-то не хватало. Какого-то временного , исторического согласия.

Из хорошего: снова же хочу выразить восторг Наталье Тарвердян. Наконец-то увидела ее воочию. Берегите ее, она у вас чудесный музыкант, как и все, но она особенно.
В принципе, я ехала, чтобы услышать одну песню, которая бродила в интернет-пространстве про "Воздушные асы". Михаил! Если Вы читаете меня- СПАСИБО. Из всего сотворенного- это великолепная вещь. Прекрасная получается сцена, прекрасно вписываются фонари,словно бегающие сигналы на грозовом, пасмурном небе. Наводит мурашки, единственное, что снова же не хватило разнообразия голосов и усиления кульминации. ( Но это чисто с актерской позиции, а песня шедевриальная, украду в репертуар, можно?). Особенно добивает то тихое завершение, вычерчивающее беду. Бомба действительно падает вниз.

В итоге: мне не хватило энергии, мне не хватило сочетаемости музыки и длиннющих текстов, мне не хватило логических связок, мне не хватило актерской оценки. Я бы назвала этот спектакль "сонным" и "утомительным". Слишком ожидала многого из услышанного от других, слишком много было и остается восторгов, хотя не буду придерживаться этих позиций. Но отговаривать, чтобы люди не ходили туда- это значит допустить самую большую ошибку. Наверное, самое главное, с каким порывом, с какой душевностью, внутренним состоянием эти люди отдают себя зрителю. То, что воплотил в жизнь Михаил Капустин, достойно похвалы. Просто на уровне "камерности", той атмосферы "бардовости" ( пардон, за мои ассоциации), это выглядит непринужденно и приятно, но оценивать объективно- очень много недоработок и открытых дыр.
Очень хочется, чтобы все "попытки к бегству" становились качественнее.

Все равно, люди, чьи души хотят творить, обязательно добьются больших успехов. А думаю вы, уважаемые актеры, именно они...

3
Фото Alina Kalashnikova
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
3
9

Мюзикл. Мы привыкли прийти в кино, в театр, в цирк и «есть» что дают. А когда же думать? Вы скажите, что мы и так целыми днями думаем на работе, надо и отдыхать. На работе мы работаем, а мыслить, вспоминать, воображать, представлять – это то, чего нам не хватает больше всего.
О главном! Вы можете представить себе современный мюзикл, в котором выступают всего 9 человек+голос за кадром, цвет одежды-черный, декорации – черные ткани, реквизит-минимален? Да-да! Это именно то, чего нам не хватает, чтобы мы начали Думать!
В книжном-клубе магазине с 18 мая 2014 года уже не один раз был прожит, пропет, сыгран камерный мюзикл «Штирлиц. Попытка к бегству». Автор текстов, песен, музыки: Михаил Капустин. Программист, биоинформатик, преподаватель физики, автор-исполнитель, а еще лауреат нескольких конкурсов. С каждым годом появляется все больше людей, которые приходят на мероприятия послушать именно его песни.
История Штирлица рассказана музыкой. Почти весь текст представлен в песнях. Можно просто спеть, но здесь важно соединить душевные муки, борьбу, историю с прекрасным исполнением. Не было самолюбования собственным вокалом, от которого устал зритель. Подпевка, бэк-вокал, называйте как хотите, мелодия второго голоса в каждой композиции исполнена теми же актерами (почти всегда 2-3 человека, за исключением финального ТангоБ в котором пели все). Каждый голос был слышен, но гармония была! Музыка жила и звучала. Конечно же, огромная заслуга в этом и музыкантов: 2 акустические гитары (автор Михаил Капустин и Михаил Грайфер), бас-гитара (Юрий Широков), кахон (Алексей Киселев), рояль (Наталья Тарвердян).
Вы не представляете, как все звучало стильно, в тему, по-настоящему!
Реквизиты – это умелые акценты. Роза в руке поющей радистки Кэт, красная повязка со знаком смерти на рукаве Мюллера, неизменная фуражка Штирлица, крест на груди пастора Шлага, чемоданчик с секретными данными у профессора Плейшнера и, конечно, современный смартфон в руках Юстаса (Центр), с которым он исполняет композицию «Нет связи с моим агентом…» Последний реквизит - это не ошибка. «Нет связи» очень актуально и в наши дни. Странно, но этот телефон и черные очки сумасшедше-замечательно вписались в атмосферу мюзикла и события. Проскочила мысль о злободневности мюзикла, ведь все повторяется. Творческое объединение «Ужасные молодцы» не играли о прошлом, а жили в настоящем, только на сцене Гипериона.
Раствориться в музыки и поплыть за поющими свою трагическо-героическую историю актерами зрителям не давал закадровый голос (Александр Спиридонов). Песни, как бусины, нанизаны на нить закадрового текста. А мы шли по этим бусам и на каждой бусине проживали новую эмоцию.
Команда исполнителей – это не просто актеры, это выдающиеся люди. Я не буду перепечатывать буклет «Штирлица», в целях дать небольшую заметку о каждом. Поверьте мне и многим другим, познакомившимся с мюзиклом - идти надо! Вам самим захочется узнать о них побольше.
Здесь бы я подробно написала, кто кого играет, вернее кто в ком "живет" на время спектакля, но не буду повторятьсяБ выше уже есть перечень исполнителей.
Огромная благодарность Игорю Белому и Ирине Овсянниковой за то, что они в своем доме-Гиперионе знакомят нас, простых и смертных, с Необычным-Настоящим))
Повторюсь: идти НАДО, надо думать, мыслить, мечтать! В целом, надо жить!

3
Фото Екатерина Тесакова
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
3
9

Удивительное дело, за 1,5 часа пересказать близко к тексту весь многосерийный фильм "17 мгновений весны". Ничего не упустили. Сделали это через психологический анализ персонажей, и оказалось, все самое главное - сказано. Наверное, снимая "Мгновения", режиссер и хотел отразить именно душевные коллизии. Наверное, когда смотрела в юности этот фильм, я это и чувствовала, только сформулировать не могла. Поэтому мюзикл "Штирлиц" заставил емко и концентрированно прочувствовать и пережить всю эту историю снова.
Очень понравилась музыка! Очень понравилось исполнение! Без исключения, все артисты были на высоте! Каждый вжился в своего персонажа, обнажил его душу и был его адвокатом. Поэтому не было там плохих и хороших, все персонажи, так или иначе, вызывали сочувствие. Или, по крайней мере, имели право быть выслушанными.
А мне теперь предстоит твердо усвоить, что жанр "мюзикл" ничего общего не имеет с опереттой и может быть, как легким и веселым, так и в полном смысле драматичным.

3
Фото Pavel Yuzefovich
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
9

В самом конце спектакля...
... Выходит такой натуральный Юрий Визбор, спокойно, дружище, спокойно, садится за стол перед Штирлицем, вздыхает, подмигивает, заглядывает в глаза - и - так проникновенно, - а теперь мы тебя должны отправить на смерть, по другому никак...

Вот про это.
Спасибо, впечатление сильное.

2
Фото Ilia Timakov
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
9

Все мы немного штирлицы.

Дисклеймер номер один: текст полон спойлеров в смысле того, что после его прочтения вы будете лучше знать, то вас ожидает во время просмотра мюзикла.
В принципе, главный спойлер в смысле сюжета – это фильм по роману Юлиана Семёнова (как романы Каверина или Гюго являются спойлерами для других мюзиклов).
В каком-то смысле любой из подобных мюзиклов – своего рода «ремейк», второе чтение (по Барту), во время которого пытаешься лучше разобраться в смысле (да и структуре) изначального произведения.

Дисклеймер номер два будет позже...
“Pati, domine, aut mori — страдания, Господи, или смерти — так молилась св. Тереза, жившая во второй половине XVI-ro столетия.” - так начинается одна из лучших, на мой взгляд, книг Льва Шестова “Sola fide”

“Ты же знаешь моё любимое соображение:
Людям вредно, когда им слишком легко.
Не отличат, где добро, где зло,
Когда их жизнь чересчур уютна.
Пускай им не будет совсем тяжело,
Но пусть им всё-таки будет трудно.” - а это уже говорит пастор Шлаг в мюзикле “Штирлиц. Попытка к бегству”.

“Высшая точка мировой жизни — мучение и корчи человека” - пишет Бердяев. Такие“мучение и корчи” Ясперс называет “пограничным состоянием”.
Мюзикл “Штирлиц. Попытка к бегству” - целая цепочка “пограничных ситуаций” - в прямом (пересечение границ между войной и миром, между Германией и Швейцарией), но больше в переносном смысле - бегство радистки Кэт, убийство провокатора, молчание Центра для Штирлица, молчание Штирлица для Центра, Плейшнер на пути на конспиративную квартиру - во всех этих случаях героям приходится принимать решения самостоятельно, они остаются один на один с выбором, они “заброшены” (это слово использует Сартр для обозначения одиночества человека в мире). Они принимают решения в состоянии тревоги, страха, а это (по Хайдеггеру) и есть ключ к подлинному “я”, бытию человека.
Как же можно вместить столько идей экзистенциализма (а именно это направление объединяет в той или иной степени перечисленных выше философов) в песенный жанр, не скатившись в менторство или поверхностность?
Рецепт необычен, он и делает “Штирлица” настолько уникальным.
Автор, Михаил Капустин, увидел (кажется мне) пересечение с экзистенциализма с авторской песней.
Как минимум, с той её частью, которую Берг назвал “личностной”. Помните?
“Вот на этой почве "оно" и поднялось. И стало атрибутом, прерогативой авангардных слоев общества, думающих людей. А это -- личности, и "изюминка" -- в личностных свойствах песни. "Пьем за яростных, за непохожих"! Пусть неканонично, пусть коряво, зато нестандартно, по-своему -- вот что ценно! А в чем она, эта личностность? А в своем, конкретном жизненном опыте -- житейском, нравственном, эстетическом. Но свой опыт появляется у каждого, а осмыслить его и сформулировать нестандартным образом способен лишь думающий человек, адресовать же вовне -- активный, "яростный".

Для экзистенциализма в центре находится личность, которая в процессе принятия решения обретает опыт и себя. В “личностной” песне автор осмысливает свой (предполагается) опыт через текст, музыку и исполнение.
Именно личный опыт является ключевым (исполнитель чужой песни пропускает этот опыт через себя, иначе исполнение получается неинтересным):
“А песню подхватит любой,
А песне найдется работа,
Покуда в ней нашей судьбой
Оплачена каждая нота.
А песня готова на бой,
А песня на плаху готова,
Покуда в ней каждое слово
Оплачено нашей судьбой.” (Дмитрий Сухарев)

По тексту и музыке мюзикла разбросаны цитаты из авторской песни - для тех, «кто понимает», маркеры «для своих».
Но двух этих компонентов, конечно, мало: нужен сюжет - хотя бы номинальный. И автор использовал общий “культурный код” - сериал про советского разведчика Исаева, “заброшенного” в чужой, враждебный мир.
Сама “заброшенность” обыграна в мюзикле почти до оскомины - это и обращение к зрителю “Ну, а ты, зритель? Ты заброшен в мир”, и одиночество Штирлица, и - одиночество человека, заброшенного богом в мир (христианский экзистенциализм, как раз о нём столько говорит пастор Шлаг), не говоря уж о заброшенности радистки или Плейшнера.

Весь мюзикл - о выборе, о принятии решений.
Юрий Визбор (умевший французские по форме песни делать русскими по содержанию) свёл в своих записных книжках философию Сартра к бесхитростной формулировке: “Если кажется, что выбора нет, то выбор был уже сделан давно”.
Именно потому, в ситуации “тревоги” каждый проявляет себя таким, каков он есть. Принимаются решения как жить - и как умирать, это тоже часть личности, а “пограничность” ситуации придаёт мюзиклу особый трагизм.

Смерть идёт рядом с почти каждым героем. Но за смертью каждого героя проглядывается смерть всех подобных ему «негероев» из его «прослойки». Будь это неуклюжий Плейшнер или совершенный в своём цинизме агент Клаус. Эта осень никого не пощадит. Погибнут нелепые интеллигенты и коварные сексоты.
«Гибнет хор», как говорилось в одном известном тексте. Да что там хор - и зрителю Юстас напоминает:
“Ты кричишь: ты один! А я вижу: двое!
Вон она, смерть твоя, рядом кружится!”.
Мюзикл отстреливает героев как ракета - отработанные ступени.
Но ведь что-то остаётся? Был ли смысл - в жизни или в смерти всего этого легиона? Останется ли надежда после мюзикла?

Для меня одна из центральных сцен мюзикла - трогательная колыбельная, которую поёт радист сыну, которого он никогда не увидит. (Отдельное спасибо Коле Сбытову за эту сцену).
И опять это разговор о боге.
«Ведь Бог — не тот, кто поднимет камень,
А тот, кто создаст из него колесо!
И Бог — не тот, кто всё знал заранее,
А тот, кто сумеет выяснить всё!»

Центральная линия, проходящая через весь мюзикл, его «хребет» - цепочка из творца и его «камня», который он делает своим инструментом, «колесом».
Кого ни возьми – любой герой оказывается частью цепочки, а роль его проявляется в его функции в этой цепочке (привет структуралистам).
Всемогущий Штирлиц, отправляющий людей на смерть (или спасающий жизнь Кэт) – всего лишь инструмент в руках Центра, который сам – инструмент в руках невидимого, но всевидящего начальника, который является инструментом вождя, над которым… Родина?

Шлаг пожалел агента Клауса, который восхищается Штирлицем, который покоряется Центру, который боится начальства, которым правит вождь…
И все вместе они любят свою Родину – каждый свою и по-своему.
А невозможность её любить равнозначна потере смысла жизни, смысла жить.
Вместе с Штилицем, с “Штирлицем” мы поднимаеся в гору с камнем, который катит в гору главный герой. Знаем ли мы, что камень покатится вниз?

Знаем - фильм смотрели. Вопрос посложнее - знает ли Сизиф-Штирлиц, что камень покатится вниз, погребая под собой врагов и друзей?
Вряд ли наверняка, но к этом он готов, похоже.
Что же останется на пути к вершине (если она вообще есть)?

Это уж думайте сами.

Данный текст – попытка разобраться, почему этот мюзикл произвёл на меня такое впечатление (мне посчастливилось посмотреть его два раз, так что удалось получше разобраться в собственных мыслях и ощущениях). И написать можно гораздо больше, но но пора бы остановиться, а то так и буду писать годами.
Уверен, что многим есть добавить.

Дисклеймер номер два: текст был написал не для того, чтобы заменить просмотр мюзикла. Более того, если вы дочитали до этого места, то, подозреваю, выбор ваш сделан уже давно – пойти и посмотреть «Штирлица». Вопрос не в том, смотреть или нет. Вопрос в том – как с этим всем потом жить.
Вот я до сих думаю и не могу остановиться.

Такое вот предупреждение о побочных эффектах следует писать на афишах «Штирлица»:
«Вы не сможете остановиться думать»

2
Фото Ирина М.
отзывы:
2
оценок:
2
рейтинг:
7
9

Я не знаю, что это такое (я ведь видела уже один камерный мюзикл в Москве, могу сравнивать), к какому жанру сиё отнести и как атрибутировать… но это было круто.

Безусловно, «Штирлиц. Попытка к бегству» — мюзикл. Полноценный, со всеми элементами, сюжетом, песнями… Но он выделяется из ряда товарищей по жанру так же, как слон, попавший в окружение балерин. Нет, он не лучше и не хуже — «Штирлиц. Попытка к бегству» просто… даже не другой, а такой, какой вот он есть.

Вообще, я не слишком ударно готовилась к походу. Ну, прочитала несколько самых известных в сети отзывов, ну, прослушала две песни… Мне хотелось открыть для себя «Штирлица» с нуля, ибо уж больно неведомой чудилась данная зверушка. Я знала, что актёры — непрофессиональные (но, как писали все, это им только в плюс), что есть живые музыканты (это же просто вах!..), что декорации и костюмы — минимальны (то есть, как я особенно люблю). И, собственно, всё. Я боялась шквала так называемой «авторской песни» (в юности я таковую обожала, спасибо моей шикарной учительнице музыки, вылепившей в своё время из меня человека; но потом сильно так охладела), я опасалась флёра самодеятельности… Хотя… уж слишком разные люди — и в интернете, и в моём окружении — хвалили «Штирлица» и называли меня земляным червяком, ибо я его ещё не посетила. Впрочем, я-то себя знаю, я частенько извергаю вёдра желчи на те мюзиклы, которые признаны широкими массами. Равно как и наоборот. А тут меня заранее пугали сразу несколько сомнительных факторов — ну, тем любопытнее было оценить «Штирлица» лично.

И вот я уже в книжном клубе-магазине «Гиперион» (ну до чего же замечательное местечко!..), пью вкусный кофе и жду начала. В третий раз звонят в колокольчик — и действо начинается… Открылся второй сезон «Штирлица» — событие!..

Представьте себе: крошечная сцена «Гипериона», на которой всех декораций — только стол и два табурета. Чёрная ткань, натянутая в качестве задника. Слева от сцены — четверо музыкантов: клавиши, перкуссия, акустическая гитара и акустический же бас. И актёры в чёрных одеждах, находящиеся от тебя на расстоянии вытянутой руки (а поскольку я неожиданно для себя приобрела билет на исключительно козырное место первого ряда, то постоянно ощущала себя третьей за столом — вот только песен у меня не было). Я знаю, как сложно играть, когда зрители — в шаге от тебя. И как потом становится легко, когда люди в зале проникаются происходящим и дышат в унисон с труппой. Впрочем, «Штирлиц» и не перенёс бы более просторного зала — исчезло бы его уникальное волшебство.

Один известный писатель в своём блоге высказался так: «Вы называете мюзиклом песенки трёх человек на пустой сцене. Это просто смешно». Не будем судить уважаемого товарища, я и сама раньше пожимала плечами и сомневалась в том, что «Штирлиц» — явление (при том, что осознаю, что мюзикл — жанр настолько разносторонний, что может представлять собой и «песенки трёх человек на пустой сцене»). А не нужно ничего больше. «Штирлиц. Попытка к бегству» — это история, написанная самыми скупыми мазками, на которые способен постановщик спектакля (и я не про музыку и тексты сейчас говорю, а исключительно про сценографию и актёрскую подачу). И при этом чуть не постоянно ты думаешь: «Вау!.. Наворотили же!..» Находки с фонариками — превосходны. Пение из-за задника — очень мило. Работа с имеющимся сценическим пространством — на пять баллов. И, на секундочку, я не вижу на сайте проекта имени известного режиссёра — да что там, я вообще имени режиссёра не вижу. Получается, можно выдать результат, вкладывая не деньги, а «просто-напросто» душу.

Я заранее осознала, что «Штирлиц» являет собой перемежение песен и «голоса за кадром». Потому настраивалась на нечто вроде концертной версии мюзикла. А нет! Здесь голос за кадром — куда как уместен (и отсылки к тому самому фильму не только в увертюре, которая являет собой импровизацию на тему «Я прошу, хоть ненадолго…», возникают). История — цельная и завершённая, но имеет яркую особенность.

Сюжет «Штирлица» можно пересказать от и до — и всё равно человек, который не видел этот мюзикл, не будет иметь о нём ни малейшего представления. Потому что основное — песни. Они раскрывают персонажей, буквально выворачивают их наизнанку. Я вам больше скажу: лично мне показалось, что на сцене — не герои по имени «Штирлиц», «радистка Кэт», «Мюллер», а их внутренние миры — если хотите, души (не зря же Кэт поёт: «Глянь в меня, Герман…»). Только все перед зрителями оголяются, представая такими, какие они есть, а Штирлиц — он не может. Он — на работе, он — разведчик. Вот и застёгнут на все пуговицы даже для самое себя — ну, только в арии «Что мне делать теперь?» чуть-чуть снимает маску. Потому и повествует нам голос за кадром о происходящем, а мы наблюдаем за тем, что переживают герои внутри себя.

Песни… Если вы пришли, чтобы расслабиться и просто покивать головой под музыку, не выйдет. Здесь нет текстов просто «про любовь», «про весну», «про предательство» и т.п. Каждая ария заставит вас вслушаться в себя от первого до последнего слова. Понимаете, в песнях Михаила Капустина не просто имеется смысл — он там в каждой букве. А букв этих — ой как много (и никто не собирается пичкать зрителей традиционной формой «куплет-припев» — если таковая музыкально и присутствует, то тексты в припевах различаются). А слушается — легко. Во-первых, потому что литературно всё на высоком уровне. А во-вторых, исполнители, не будучи дипломированными актёрами, отлично знают, что делать с «авторской песней», и умеют доносить слова до зрителей.

И музыкально всё очень симпатично. О КСП напоминает разве только «Швейцария» (вот прямо и встают перед глазами силуэты супругов Никитиных), остальное — на вкус и цвет. Несколько песен я даже, наверное, в жёсткую ротацию своего плеера бы занесла. Самая моя любимая — это «Колыбельная Эрвина». Даже не музыкально — вообще, по тому, как она была подана. Тихо, вполголоса нам повествуют о том, как перемелет жизнь человека после рождения. Мощная вещь. А далее в фаворитах — уже упомянутая мной «Что мне делать теперь?», «Воздушные асы», сольная песня пастора Шлага в телефонной будке (после спектакля Борис Богданов мне рассказал, что это была её премьера — Игорь Белый собственноручно написал её и добился добавления в мюзикл; эта шикарная ария отныне — единственная, не принадлежащая перу Михаила Капустина) и, безусловно, продирающая до костей «Бежать» от радистки Кэт.

Всего я насчитала в «Штирлице» 21 песню (исключая увертюру, поклоны и диалог Штирлица и пастора Шлага). Неплохо, да?! И… нет лишних. Все на своём месте. (Да, если кого-то это интересует, всего мюзикл длится 1 час 20 минут без антракта.)

Пожалуй, пора поговорить о главных героях торжества — об исполнителях.

Для начала — мой поясной поклон музыкантам. Да, я не слышала клавиши отмечаемой всеми Натальи Тарвердян — но мне достался замечательный Павел Крикунов. Также аплодисменты Анатолию Сорочинскому (бас), Михаилу Грайферу (гитара) и Алексею Киселёву (перкуссия). До чего же вы все классные!..

Ну, и остальные. Конечно, они не были артистами-профессионалами. Но крутые — донельзя. Как бы это объяснить… Десять человек — это актёрский состав «Штирлица». И все — разные. И все — взрослые, явно интересные люди. Яркие, многогранные. Вот выходит человек на сцену — и ты понимаешь, что он хочет до тебя донести. И ты уже принимаешь и обожаешь его. Это не стандартная (зачастую) актёрская игра, когда просто в меру таланта выполняются требования режиссёра. Труппе «Штирлица» есть, что сказать зрителям. А главное — все они вдыхают одинаковый воздух. И любят своё детище.

Нужно как-то резюмировать, а сложновато это. Ведь, несмотря на то, что я умудрилась сочинить эдакую простыню, я толком ещё не осознала «Штирлица», и в глуби моей кипят страсти. О чём это говорит? А задело! Затронуло! Зацепило! Вывод: я посмотрела крутой мюзикл.

И ведь в глубине души я именно того, что увидела, и ожидала (хоть и были, как я вам рассказывала, опасения, но я ж надеялась — и, выходит, не зря). Потому радостно, что предвкушения не просто оправдались, но были превзойдены.

В общем, я приобщаюсь к хору тех, кто советует идти на «Штирлица» (тем более, что, будучи нормальными людьми, ребята начинают спектакль не в семь вечера, а в восемь — с работы успеете). И сама ещё надеюсь зайти на огонёк «Гипериона» — главное успеть билет забронировать (а что вы хотели — в зале всего порядка 50 мест… ну, и стоячие). Этот мюзикл — One Way Ticket. Попав на него единожды, не соскочишь.

2
Фото Assia Anistratenko
отзывы:
2
оценок:
1
рейтинг:
1
7

В «Гиперионе» идет мюзикл, на который стоит сходить.
Если этот лидер-абзац кажется вам достаточно убедительным, и вы не любите спойлеры, не надо читать дальше. Следите за афишей: «Штирлиц. Попытка к бегству» появляется в ней примерно раз в месяц. Я же попробую рассказать о том, что видела, для тех, кто тоже видел. Мне кажется, это сейчас важнее для всех.
Вы еще читаете? ОК, я предупредила. Тогда пару слов для вас.
Почему на «Штирлица» стоит сходить? Я постараюсь не ездить долго на теме того, как трудно, физически трудно в наше времяТМ делать вообще что-либо творческое. У нас война, замечали? И кризис, и вот это вот все. Но «Штирлиц» - это тот редкий случай, когда творческое событие возникло не «для», не «надо» и не как ответ на вопрос «где взять денег». Оно возникло от избытка себя и от поиска для себя новой формы. Потому что невозможно было не. И вы это почувствуете, потому что невозможно не.
Надеюсь, в этой фразе никто не усмотрит состава розжига: я люблю эгрегоры и их плоды. Мощнейший эгрегор творческой ассоциации поющих авторов «32 августа» («единый фейерверк разнородных талантов», цитирую я сайт 32-го) был создан задолго - а именно, почти за двадцать лет - до «Штирлица». И крутился себе, как маленькая спиральная галактика, по своим песенным делам, пока все изначально составляющие его величины не выросли настолько, чтобы торопиться успеть побольше до первых внуков. Величины-то выросли, а эгрегор остался, питаемый, в основном, центральным созвездием Белый-Городецкий. Сияли «Белые слеты», рос «Гиперион», но форма авторской песни заметно теснила и жала, а организационная нагрузка не утешала вовсе, потому что не отвечала на главный вопрос (нет, не тот, который «где взять денег»).
Пора сказать, что автор музыки и текстов мюзикла «Штирлиц. Попытка к бегству» - Михаил Капустин. Теперь пора рискнуть сказать, что Мише Капустину повезло: эгрегор был рядом, и Мишу засосало. Рядом оказалась та волшебная, мало кому обетованная среда, куда можно принести начало и сказать: что-то хочется с этим сделать, давайте?
И они дали. Потому что у них тоже был главный вопрос.
И это при том, что все базовые скилзы, отточенные на момент начала, у большинства исполнителей, как я понимаю, все же были исполнительские, а совсем не актерские. И это при близком к полному отсутствии ресурса - морального, материального, временного. Это при том, что ухарская вольница, когда безудержный креатив поступал в одном тюбике с сигаретами и водкой, давно, извините, позади - по крайней мере, у мужской части бригады. Все ужасно взрослые и серьезные люди (хи-хи), которым по чесноку некогда: работы, дети, семьи. И тут вдруг мюзикл. Упс. Да не разово, для своих, а всерьез и для всех.
Надо отдать должное коллективу: из невероятно тугой фактуры они выжимают все, что можно. Потому что меньше всего спектаклю повезло с литературным материалом. Это же надо было! Взяться именно за Штирлица, который - как образ - навечно завис где-то между лиозновско-тихоновским нордическим брюнетом и подчеркнуто догадливой жестянкой из анекдота. Качни налево, получишь бессмысленный повтор. Качни направо - получишь фарс. Оттого Штирлиц Капустина в исполнении Олега Городецкого - это <SPOILER MODE> пассивный субъект, вокруг которого перемещаются плотные певучие обстоятельства, а он все сидит, наморщив нордическое чело, и обозначает: намерения, страдания, мизансцены, реакции и прочую суету. И ни одного гэга нельзя себе позволить! «Штирлиц» - это очень серьезное кино.</SPOILER MODE>
К слову, по пути в «Гиперион» я откуда-то набралась ожиданий. Мне привиделось в отрывках других рецензий, что будет чуть ли не политическая сатира, некая фига в кармане, закадровый мессидж. Ан нет. «Штирлиц» Капустина - в смысле текст - оказался изделием - в смысле кармана - полым. Или почти полым. Я бы сказала, что Штирлиц выходит на середину и осторожно останавливается. См. выше: шаг влево, шаг вправо. Поэтому все очень достоверно и самоочевидно. Чуть более, чем. Пастор Шлаг, говорят нам, подумывал сбежать в нейтральную Швейцарию. «В Швейцарию, в Швейцарию, в Швейцарию!» бодро машет чемоданом пастор (где еще увидеть Игоря Белого с наперсным крестом?). Хор подпевает. И действительно: в Швейцарию. У центра нет связи с агентом, подсказывает закадровый голос (нет, не Копелян, но как без закадрового голоса?). «Нет связи!» раскатисто подтверждает Центр, и это на десять минут.
Не будем трогать фабулу, это мое слабое место, память на чужие истории: я и у оригинального-то Штирлица не помню, что за чем шло и кем погоняло. Поэтому мелкие изменения «родного» сюжета я не считывала, хотя они наверняка были. Примем как факт: интрига немного перекроена, а в какую сторону и что из этого получилось - сходите посмотрите сами, зуб дам, ваше мнение будет гораздо круче моего.
Я же разглядывала персонажей и думала: почему все так? Почему эти профессионально милые, в общем-то, люди, привыкшие петь со сцены с гитарой, не говоря уже о вполне мирских занятиях, заполняющих остальное время их жизни, - почему они все уходят из дома по вечерам и собираются для того, чтобы бесконечно шлифовать и перешлифовывать, улучшать и перекладывать историю о людях сложной судьбы в совсем уж замысловатых обстоятельствах из далеких дней?
И поняла примерно следующее (Кэп, ваш выход): «Штирлиц. Попытка к бегству» - это внутренняя заявка на театр. Не капустник для своих, собраться поржать и разойтись, нет. Не «Штирлиц-концерт», хотя местами похоже. И все же нет. Заявки бывают, знаете, на гранты. Вот это заявка - на грант доверия. Или так: на изменение. Это новый ствол, прививка на старом дереве, которая транслирует новую программу и может дать новые и новые плоды. Но садоводческая метафора хороша там, где есть твердая рука умышленного агронома. Здесь же пока никто, кроме эгрегора, своих планов на ситуацию не построил. Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что - в лучших традициях вечно безлидерского «32-го августа» - у этого театра нет ни выраженного режиссера, ни ответственного худрука (как нет, извините, сцены). Зато у них есть Михаил Капустин, сработавший добротную крупную форму и доверивший ее непрофессиональным, но очень требовательным к себе актерам. Кстати, текст - а я придирчива, если кто не знает! - качественный, не попса. Кстати, музыкальные темы внятные и цепкие, как положено мюзиклу, я сразу унесла с собой три из них. Кстати, если бы вам надо было поставить мюзикл в собственной кухне, вы бы примерно поняли, как приходится извращаться сценографу, кого бы я под этим ни имела в виду. Кстати, все, что происходит на микроскопической сцене «Гипериона», смотрится на несколько порядков органичнее, чем в любом отечественном телесериале. За все представление только один человек только на одну секунду выпал из образа и сразу же вернулся обратно (не скажу). Итого: зачет.
Еще у них есть вполне профессиональная консерваторская девушка Наташа Тарвердян на клавишах, и на ее беглых пальцах держится весь темпоритм спектакля. Видеть надо, как ее лицо светится над партитурой. Есть слаженная ритм-секция и четкий свет. Есть (ну да) крылья за спиной, потому что эгрегор и все такое. И заметные драйв и честь для новичков - войти в состав, потому что. И много еще чего.
Поэтому (вы еще тут?) на «Штирлица» идти надо. Новенький театр - музыкально-литературный, состоящий на 100% из самостоятельно пишущих и поющих людей, ногой as far as I know не ступавших в актерские вузы - имеет пока структуру решетчатую и хрупкую. В него многое еще можно добавить и многое ему дать. Нужны зрители. Ребятам надо, чтобы их отражали. Чтобы само это их существование длиной 1 час 15 минут («или как Натаха заиграет») не казалось никому - а главное, им самим - галлюцинацией. Тогда они будут гнать вперед своего «Штирлица» и думать над остальным.
И я забыла сказать: нет, не обязательно любить авторскую песню, чтобы выслушать «Штирлица». Правда, к мюзиклам надо все-таки быть лояльным. Это важно.
Вокруг вас будет час с лишним хорошей легкой музыки, перед вами будет новая история хорошо известных героев. И обязательно что-то свое, личное, что выносят зрители со всякого хорошего спектакля.
Хочу отметить особенную, трепетную органичность Марии Гескиной в роли Радистки Кэт, а также в роли всего женского в этой истории. Игорь Белый без зазоров сливается с ролью Пастора Шлага. Профессор Плейшнер (Алексей Ушаровский) - я считаю, просто находка кастинга. Радист Эрвин в исполнении Николая Сбытова неожиданно взял за душу своей нехитрой колыбельной: единственный реверанс в сторону авторской песни, а у меня, знаете, душа не так уж близко лежит, чтобы до нее легко было дотянуться. Олег Городецкий, умученный титульной ролью, хорош как прижизненный памятник разведчику Исаеву: исполнителю же желаю дополнить репертуар ролями характерными, комедийными, потому что очень интересно посмотреть, что получится. Хорош Провокатор Клаус в исполнении Алексея Дзевицкого. Блестящий момент для меня лично был в арии Мюллера «Перевербовал», когда хорошо разогнанная музыка пришла в точку неминуемого «и разбойники пустились в пляс!» - бинго! Марат Манашков, главный по гестапо - как и положено, веселится намного больше других, которым средненько так смешно. Так я, кажется, всех назвала? Кроме, пожалуй, Любви к Родине, о которой все это. Идите же, терпите скорей. Следующий эфир «Штирлица» будет не знаю когда. Но у вас есть шанс его увидеть.


2
Фото Sonya Shnol
отзывы:
1
оценок:
0
рейтинг:
0
9

Есть вещи (книги, фильмы, спектакли), которые для каждого человека - про что-то своё. Да ещё каждый раз - про что-то новое. Спектакль "Штирлиц. Попытка к бегству", на мой вкус, как раз из таких. Для меня он - про отказ от иллюзии, что в трудные времена можно выбрать себе "правильное" место и перестать испытывать боль от собственного решения. Можно выбрать сторону - добро или зло, чёрное или белое. Можно выбрать тот самый пресловутый нейтралитет,. Но поскольку каждый выбор - это потеря, то невозможно перестать переживать последствия. Кажется, осмысление последствий своих решений называется совестью. В этом спектакле Штирлиц - воплощённая совесть. Он мучительно принимает решения, каждую секунду зная, что ни одно из них не приведёт к тому, чтобы "всем стало хорошо". За каждым действием - чья-то гибель. "Я убил одного негодяя, я подставил физика Рунге, я не спас семнадцать евреев..." Я завороженно смотрела на лицо Олега Городецкого, игравшего Штирлица, на его глаза, руки, каждое движение которых выдавало муку. Думалось: этот человек знает, что такое совесть...
Вообще удивительно, как пронзительно десять человек на сцене и четверо музыкантов сумели пересказать историю, знакомую всем. Как красиво были найдены жесты, интонации для каждого персонажа. Не говоря уже о "картинке". Только чёрный цвет и несколько красных деталей. О том, сколько длится спектакль, я прочитала задним числом на сайте и до сих пор отказываюсь верить, что он шёл полтора часа. На одном дыхании, в напряжении, неослабевающем ни на минуту - вот так он смотрится.
Я приду ещё.

2
Фото Yury Vasilev
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
9

Штирлиц. Попытка к бегству

Недавно довелось мне побывать на мюзикле «Штирлиц. Попытка к бегству» в «Гиперионе». Если кто не знает, «Гиперион» это небольшой книжный магазинчик в Хохловском переулке, известный тем, что там регулярно проходят концерты бардовской песни. Я уж трижды побывал там на концертах, а вот теперь и на мюзикле.
С разу оговорюсь, что музыкальные и поэтические достоинства мюзикла отнюдь не оставили меня равнодушным, но не на них я хотел бы остановиться подробно, ибо в этой области есть критики гораздо глубже меня, а меня же, как специалиста по мифам, интересует иное.
Прежде чем поделится впечатлением о собственно мюзикле, мне необходимо поразмышлять, а возможно ли его воспринять вне знаменитого сериала «Семнадцать мгновений весны». Казалось бы, каждое художественное произведение должно восприниматься вне связи с другими произведениями, даже вне какого-либо контекста, как цельное и самодостаточное. Конечно, знание контекста помогает глубже понять произведение, но в принципе, это не обязательно. Возможно, когда-нибудь, много лет спустя, это произойдет и с этим мюзиклом, но пока у меня этого не получается, пока я неизбежно сравниваю.
Для меня образ Штирлица, созданный в сериале, вполне укладывается в тот, каким он представлен в известном анекдоте, где Гитлер, наблюдая за тем, ка Штирлиц у него не глазах фотографирует секретные документы, интересуется у Мюллера, почему тот не арестует этого советского разведчика, а Мюллер отвечает: да какой смысл, все равно отвертится. Фильм «Семнадцать мгновений весны» трагичный, но не страшный. Нам жаль доброго немецкого солдата, жертвующего собой, но мы знаем, что его жертва не напрасна: гестаповцы не найдут Кэт с детьми, но их найдет Штирлиц и увезет в безопасную Швейцарию. Нам жаль профессора Плейшнера, но мы знаем: он не попадет в руки гестапо, он успеет раскусить ампулу с ядом, а Штирлиц узнает, что профессор хотя и растяпа, но не предатель. Нас восхищает, как убедительно сумел Штирлиц объяснить, почему отпечатки его пальцев оказались на рации русской радистки. Мы знаем, что пастор Шлаг дойдет на лыжах до Швейцарии, хотя у Штирлица и сжимается сердце, и козни союзников, пытающихся вести за спиной СССР сепаратные переговоры с гитлеровцами, будут раскрыты. Порой Штирлиц проявляет жалость, будь то к одинокой немке, или собаке, сидящей на пороге его дома, и это единственная проявляемая им эмоция. Обычно же на лице его застыло спокойно-уверенной выражение, и только голос за кадром сообщает нам, что Штирлиц способен на иные эмоции. Советский агент, с которым Штирлиц встречается в Швейцарии, сообщает ему, что Родина не настаивает на его возвращении в Германию, то есть он может пересидеть в безопасности до конца войны, благо он уже не за горами. Но Штирлиц отвергает это предложение, и хотя авторы сериала усиленно намекают, что Штирлиц едет на верную смерть, мы не верим в это, мы верим, что все будет хорошо. Когда я узнал, что Юлиан Семенов сочинил продолжение, в котором Мюллер поймал Штирлица, я был разочарован. Штирлица нельзя поймать – в этом суть мифа о Штирлице, и разрушить его не под силу даже автору.
А вот мюзикл в «Гиперионе» сумел то, что не сумел Юлиан Семенов. Он безжалостно разрушает этот миф, и мы видим совсем иного Штирлица – беспомощного, мучимого сомнениями, ни в чем не уверенного. Он не уверен в своем праве убить провокатора Клауса и послать на верную смерть профессора Плейшнера. Он не убедителен в споре с пастором Шлагом. Он, хотя и спасает Кэт от гестапо, но не может спасти ее от безумия, от потери способности любить Родину. Абсолютно все персонажи постоянно обращаются к Штирлицу, требуя у него ответа, а он дать ответ им не может. Он бесконечно одинок, кругом враги, торжествующий Мюллер, друзья гибнут, и даже Родина, на которую его неудержимо рвет, может лишь послать его на смерть. Да, Родина посылает его на смерть, и мы в это верим, от мифа не осталось и следа, и этот Штирлиц, посылаемый Родиной на смерть, гораздо убедительней, чем Штирлиц, пойманный Мюллером у Юлиана Семенова.
Почему у Штирлица такая Родина, почему у нас такая Родина – этот вопрос неотвратимо встает перед нами, и ответ на него у каждого может быть свой, но что-то уж очень актуальным представился мне мюзикл «Штирлиц. Попытка к бегству», который довелось посмотреть мне в «Гиперионе».

2
Фото Татьяна Булашевич
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
9

Потрясающий, удивительный спектакль. По форме все очень просто, но каждый звук, каждое слово падают в душу, как камни в пруд. Падают в те глубины, которые так долго и тщательно прятались под слоем ряски. И разрушаются иллюзии. И снова начинаешь ощущать всем своим существом, что за каждый свой выбор в жизни отвечаешь только ты сам.
Диалог Штирлица с профессором Плейшнером. По форме - монолог, но мной он воспринимается как диалог, благодаря прекрасной игре актеров, и герой-Штирлиц оказывается жертвой, а якобы не от мира сего профессор - человеком, живущим в полной гармонии с собой, подлинным хозяином своей жизни, умирающим, но не изменяющим себе.
И фонарик со сцены, в поисках провокатора Клауса, светит тебе прямо в душу и высвечивает темные ее закутки, где притаились желания спрятаться за чью-то спину, сказать: "Я хотел как лучше..."

1
Фото Amber
отзывы:
74
оценок:
74
рейтинг:
24
9

«Гиперион» - поразительное место в Москве. Из серии, как модно сейчас говорить: «Всё, как я люблю». Во-первых, это книжный клуб-магазин. Во-вторых, там отличный выбор книг; в-третьих, мне сейчас нужно остановиться, ибо про книги я могу разговаривать очень долго.) Но «Гиперион» это ещё и концертно-театральная камерная площадка, дико популярная среди продвинутых московских граждан.
Часть книжных стеллажей завешивается кулисами, в небольшом уютном зале устанавливают стулья, зрители пьют чай и кофе, листают книги, разговаривают и находятся в приятном состоянии предвкушения удовольствия от спектакля. И таким образом, книжный магазин превращается в театр!)

Давно наслышана и хотела попасть на очень модный камерный мюзикл «Штирлиц. Попытка к бегству». Признаюсь, я долго не могла состыковать в голове понятия «мюзикл» и «Штирлиц». Это что? Это как? Выйдет Мюллер на сцену и запоёт басом: «Выдавай, русская радистка, на кого работаешь?- оооо». А Кэт красивым тенором ему в ответ: «Не скажу! – аааа».
И поначалу, первые 10 минут, я не могла попасть в ритм спектакля, т.е. мюзикл уже начался и погнал, а я семеню рядом вприпрыжку: «Постойте, погодите, а я вас не догоняю!». А надо вслушиваться в слова мюзикла! Мы все знаем историю про Штирлица. Да что там знаем – помним наизусть все реплики и сцены.
В мюзикле же все известные нам герои «развёрнуты» в достаточно неожиданном направлении. Настолько неожиданном, что сильно ошеломляет зрителя, практически сроднившегося с уже «народным» образом кино-Штирлица. Героическо-идеологическое свечение вокруг многих любимых персонажей несколько притушено, и вдруг мы начинаем видеть человека… растерянного, испуганного, грустного, глупого, мудрого, разного… Но именно – человека…
Довольно сложно определить жанр мюзикла, в нём есть, пожалуй, немного абсурда, столько же комедии, побольше трагедии, чуть-чуть фарса и гротеска.
Декорации – чёрные.
Кулисы – чёрные.
Артисты – в чёрном.
Ярким пятном был красный берет Кэт и роза в её руках, с которой она танцевала.

ШТИРЛИЦ (Олег Городецкий), между прочим, полковник гестапо. А это уже означает, что на совести у него темные пятна. Во благо Родины, разумеется, которая …«послала его на смерть».

РАДИСТ ЭРВИН (Николай Сбытов)
РАДИСТКА КЭТ (Мария Гескина)
ПРОФЕССОР ПЛЕЙШНЕР (Сергей Гринберг)
ПАСТОР ШЛАГ (Игорь Белый)
ПРЕДАТЕЛЬ КЛАУС (Кирилл Вибе)
МЮЛЛЕР (Александр Спиридонов)
СВЯЗНОЙ (Борис Богданов)

Позвольте представить и музыкантов. За роялем - Наталья Тарвердян, перкуссия - Родион Костин, гитара - Михайил Грайфер, Бас-гитара - Юрий Широков.

Центр Москвы, Солянка, живая музыка, прекрасная атмосфера, талантливые люди, драйвовый мюзикл – что ещё нужно, чтобы незабываемо провести вечер?)

Ну так кто из вас провокатор Клаус? Кто из вас провокатор Клаус? Кто из вас провокатор Клаус? Кто?..

1
Фото Ольга Сорокина
отзывы:
234
оценок:
231
рейтинг:
76
7

Мюзикл и в самом деле оказался камерным. До сцены рукой подать.
И всё бы хорошо, если сидеть в первом или втором ряду, а не в четвёртом.
Потому что в четвёртом смотреть ни на что, кроме голов впереди сидящих зрителей, возможности не оказалось.
Хотя в музыкальном спектакле - главное всё таки звук.
А ко всему, что касается звука, претензий нет.
И послушать было, что.
Хорошие голоса, нетривиальные тексты и великолепное исполнение.
Арии Радиста Эрвина и Юстаса прямо таки ввергли меня в восторг и умиление.
И Радистка Кэт, конечно же. Единственная девушка в спектакле.
Очень профессиональная и проникновенная игра.

Что до сюжета, то он отчасти соответствует первоисточнику, но ещё более мозаичен.
Хронология известных событий как бы является связующей нитью, на которую одна за другой нанизаны истории каждого из героев.
Такое своеобразное ожерелье из судеб.
Судеб и одиночеств.
Потому что каждый из героев одинок. И каждый один на один и с врагом, и с самим собой.
И почему-то каждый очень слаб в этом своём одиночестве. За исключением, пожалуй, Мюллера. Уж он-то прямо весельчак, по сравнению со всеми остальными страдальцами, до которых никому нет дела, даже Родине. Родине, ради которой они пожертвовали всем.
Наверное, в этом есть доля истины. В той страшной войне отдельно взятый человек был винтиком, обычным винтиком.
Но думается мне, что даже Штирлиц это тогда и сам понимал, и радистка Кэт понимала. Каждый понимал. И принимал. Заранее соглашаясь быть винтиком.
Впрочем, это моё сугубо личное мнение.
А истина, возможно, вообще, где-то посередине.
В общем, сходите! Посмотрите, послушайте, составьте своё собственное мнение.

1
Фото Светлана
отзывы:
37
оценок:
38
рейтинг:
13
7

Идя на мюзикл "Штирлиц. Попытка к бегству", я думала, что будет очень весело. :-)
Но безудержного веселья не случилось. Сценарий хоть и расходится с тем, что все мы знаем из фильма "17 мгновений весны", но не настолько, чтобы веселиться.
Это по прежнему история о людях, задетых войной и поломанных ею.
Музыка приятная, хорошие голоса. Было очень приятно побывать, тем более, что и само место - Гиперион - весьма любопытное.

1
Фото Екатерина Кузовкина
отзывы:
29
оценок:
49
рейтинг:
6
7

Мюзикл про Штирлица. Вы себе такое вообще можете представить? J Вот и мы не могли. Пока не попали в книжный клуб "Гиперион" - hyperionbook - на камерный мюзикл «Штирлиц. Попытка к бегству».

Несерьезный подход к нашему национальному герою несколько настораживает :-) И удивляет :-) Мы же все-таки привыкли ко всем этим строгим «Штирлиц шел по коридору», долгим крупным планам задумчивых серьезных людей, чеканным выдержкам из партийных характеристик офицеров с нордическими характерами. Но не понравиться действие не может.

Играют очень искренне :-) Я не могу не быть предвзятой, так как формат авторской песни нам очень близок. А все актеры, представившие нам «Штирлица», так или иначе имеют отношение к бардовскому движению. Ну а что? Бывают же рок-оперы, а тут – бардовский мюзикл :-)

Не хотелось бы о минусах, но минус есть :-( На 4 ряду ничего вообще не видно :-( Надо как-нибудь продумать систему, как рассаживать зрителей в помещении, где нет возвышений.

1
Фото Сергей Щербина
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
7

Энтузиасты, которые вдохновляют нас.
Как с помощью четырех ручных фонарей и нескольких талантливых друзей сделать нечто по-настоящему светлое.

Я всегда был убежден, что самое интересное на этой планете создают люди, которые готовы работать ради идеи. Просто потому, что если вы продолжаете заниматься своим делом, не смотря ни на что, значит, это дело у вас любимое, и вы вкладываете в него душу. А именно такое отношение вызывает теплые чувства в ответ.

У мюзикла «Штирлиц. Попытка к бегству» определенно есть душа. Это душа его команды – полутора десятка человек, которые нашли в нем нечто близкое, свое. И они с удовольствием поделятся этим с вами, если вы придете к ним в гости. Не хочется говорить громких фраз, о том, что этот мюзикл «поражает воображение», что он «перевернул мой мир» и что, вообще это «лучший мюзикл современности». Наверное, это не совсем так. Но то, что сделан он очень интересно и качественно, изящно и искренне – абсолютная правда.

Сюжет спектакля вряд ли окажется для кого-то новым. Великая Отечественная Война уже близится к концу, советские войска все ближе к Берлину. Немцы стремятся заключить сепаратный мир с Западными союзниками. Советский шпион Максим Исаев – внедренный агент, в Берлине известный как Макс Отто фон Штирлиц, получает очередное задание сорвать эти переговоры. Поставленная задача очень сложна, а верных людей, которые могут ему помочь, с каждым днем становится все меньше.
Новой для зрителя здесь может оказаться точка зрения на эти события. «Я даже не задумывался, что на эту историю можно посмотреть под таким углом», - говорят те, кто знает «Штирлица» от «А» до «Я». В этом мюзикле мы видим не только историю выполнения задания, но еще и историю внутренней ломки героев. Мы слышим размышления о морали, наблюдаем борьбу между долгом и честью происходящую в их душах. Главное в этой истории - совсем не сюжет, а эмоции.

Что касается эмоций, то здесь их девятый вал. Не могу сказать, что я искушенный зритель, но актерская игра мне показалась очень качественной. В определенных моментах меня просто вдавливало в кресло от реалистичности. Когда видишь ужас в глазах радистки Кэт, скрывающейся от погони, понимаешь, что это по-настоящему. Чувствуешь, как жутко было бы попасть в плен, прямиком в лапы Гестапо. Все эти ощущения усиливаются во сто крат благодаря музыке, нагнетающей обстановку, благодаря едким и точным строчкам. В смысл отдельных фраз ты погружаешься с головой, пытаешься запомнить эти фразы и думаешь над ними еще долгое время после спектакля.

Из этих эмоций и складывается мое отношение к мюзиклу. Задумавшись над очередной строкой, я осознаю, почему он хорош. Понимаете, нет ничего необычного в том, что профессиональные актеры играют профессионально. Но когда такие эмоции у зрителя вызывают обыкновенные люди, как мы с вами, это уже совсем другое дело. Среди труппы «Штирлица» нет ни одного профессионального актера или певца. Михаил Капустин – автор всех текстов и музыки – не профессиональный композитор, и не сценарист. Эти люди просто показывают историю так, как они ее видят. И этой искренностью вызывают целый шквал ответных эмоций. Команда «Штрилица» делает этот мюзикл не ради денег или известности, они делают его просто потому, что это им приятно создавать нечто яркое, запинающееся вне основной работы. И ценится такой непотопляемый энтузиазм лично мной на два порядка выше, чем высококачественные произведения, представленные индустрией. «Конечно, есть некоторые недоработки в постановочной части», - делится со мной впечатлением мой знакомый с высшим театральным образованием, - «но поют они очень здорово». Поют они очень здорово - соглашаюсь я с ним, а со мной и все пришедшие. Лично мне глобально большего и не нужно, ведь именно хорошее пение должно ложиться в основу качественного мюзикла.

Приятно располагает к себе и уникальная атмосфера этого спектакля. Тесное помещение клуба Гиперион, как будто специально спрятанного от глаз прохожих в сомнительного вида дворах, создает ощущение секретности происходящего. Складывается впечатление, будто о том, что здесь сейчас будет, знаешь только ты и еще несколько десятков человек, пришедших сюда. Само действие при этом кажется каким-то подпольным. Словно вы вместе со Штирлицем оказались во временах Советского Союза и собрались на чтения попавших под цензуру поэтов.

«Меня поразило, как с помощью самых минимальных реквизитных и декорационных средств удалось создать такой цельный законченный образ», - говорит одна моя знакомая. И правда ведь, абсолютно весь реквизит состоит из подручных средств. Кроме офицерской фуражки, четырех ручных фонарей, стола и чемодана нет практически ничего. Но вот ты видишь, как гигантские прожекторы ищут в небе самолеты-бомбардировщики. А вот немецкие солдаты пытаются разглядеть в темноте провокатора Клауса, профессор Плейшнер пересекает границу с чемоданом в руках, а радистка Кэт бродит по Берлину, выпрашивая подаяние у прохожих.

Если к этому вы еще прибавите стильную живую музыку, теплое отношение к зрителям и то, что каждый из актеров будет рад с вами пообщаться после спектакля, а не «таинственно исчезнет за кулисами», вы получите уникальную атмосферу мюзикла «Штирлиц. Попытка к бегству», которую сможете найти только здесь.

В заключение могу написать, что я бы хотел быть как они. Я бы хотел быть настолько талантливым, чтобы написать такой мюзикл. Ведь он получился умным и элегантным, над ним хочется размышлять, а от него самого получаешь эстетическое удовольствие. Я бы хотел быть настолько энергичным, чтобы отдавать себя какому-то еще делу помимо основной работы. Ведь так часто бывает, что вечером приходишь домой и не хочешь уже ничего. Вообще ничего. Не говоря уже о репетициях, выступлениях и гастролях. В этих людях я вижу то, к чему стоит стремиться, и по этой причине я рекомендую абсолютно каждому прийти и увидеть это все самому. Рекомендую каждому лично погрузиться в эту атмосферу и прочувствовать ее. Ведь если этот мюзикл не достоин внимания, то тогда какие его достойны?

1
Фото Марина
отзывы:
21
оценок:
19
рейтинг:
10
9

Камерный мюзикл - для кого и зачем? На ум сразу приходят знаменитые квартирники, собственно, большинство из авторов и исполнителей мюзикла Штирлиц. Попытка к бегству" так или иначе связаны с авторской песней. И широко известный в узких кругах книжный клуб-магазин «Гиперион», основанный Игорем Белым, где мюзикл был поставлен и с успехом идет, как раз олицетворяет собой такой "клуб по интересам". И все же, почему Штирлиц?
Культовый сериал Лиозновой дал толчок к тому, что фамилия Штирлиц стала нарицательной - бравый советский разведчик, переигравший само Гестапо. Здесь же это сомневающийся живой человек (не машина), в первую очередь, потерявший практически всех друзей и вынужденный выполнять задания центра ценой сделки с собственной совестью. Мюзикл особенно актуален сейчас, аналогичный нравственный выбор мы делаем регулярно, и не помогает даже понимание, что аля гер ком алягер. Штирлицу ответ на вопрос "Что мне делать теперь" не дает даже Центр и это провал.
Олег Городецкий идеально вписался в роль Штирлица, Маша Гескина - трогательная Кэт, также очень харизматичен Мюллер Марат Манашков.
Из фильма тут остался, пожалуй, голос за кадром и музыкальные отголоски в увертюре. Сценография крайне минималистична (черный задник, черные костюмы) и от этого ощущение неотвратимости расплаты усиливается. Прекрасен живой оркестр, из музыкальных номеров хочется выделить Колыбкльную Эрвина и Колыбельную Кэт, а также арию Мюллера "Перевербовал".
Сам Гиперион - рай для книголюбов, мы сразу присмотрели несколько шикарных изданий, а еще парочкой книг 70-х гг. выпуска на путешественническую тематику разжились бесплатно, на соответствующей полке, где можно оставлять ненужные вам книги. А какой там великолепный домашний пирог! Это просто песня.

1
Фото Oxana Stepashkina
отзывы:
10
оценок:
11
рейтинг:
6
7

«Штирлиц: попытка к бегству» - это, как назвал его автор, камерный мюзикл. Не знаю, кстати, такой жанр действительно существует, или автор его основал? В обычном мюзикле, положа руку на сердце, первична все-таки музыка, со словами уже как повезет. Здесь же музыка – огранка для текста. Текста очень высокого качества. Высокого не только в плане литературных достоинств, но и в своей способности зацепить за живое. Прямо таки скажем, местами за больное.
Если кто-то ищет переложение на арии романа Семенова или фильма Лиозновой – не ходите, вам не сюда. "Штирлиц" не о подвиге разведчика, где вот свои, вот враги и все ясно. Он о том, что война калечит всех, кого зацепит, абсолютно всех, и разница будет только в том, что конкретный человек захочет и сумеет с этим сделать. О том, что в том противостоянии и гитлеровская Германия и сталинский СССР калечили прежде всего своих. О том, что каждый человек – образ и подобие Бога, даже если сам об этом и не знает или если очень постарался это подобие убить. И о том, что полковник Штирлиц – все-таки и вправду герой.

1
Фото Екатерина Урзова
отзывы:
148
оценок:
147
рейтинг:
74
9

Никогда не думала, что из «17 мгновений» можно сделать мюзикл. Оказалось – можно. И очень хороший. Действие в нем происходит в начале 1945 года. Советские войска подступают к Берлину, столицу Германии бомбят союзники, а фон Штирлиц (советский разведчик Исаев) отчаянно ищет возможность передать своему руководителю в Москве важные сведения. Мюзикл поставлен по мотивам книги Семенова и фильма Лиозновой, но он не повторяет их дословно. Кое-какие сюжетные линии изменены, а акценты в характерах персонажей переставлены.
Казалось бы, играют актеры на черном фоне, декораций нет, костюмов – почти нет. На то, кем является тот или иной персонаж, указывают чисто символические предметы. Фуражка – у Штирлица, нарукавная повязка – у Мюллера, крест – у пастора, берет – у Кэт и пр. Тем не менее, персонажи получились очень живые, объемные. Они не всегда такие, как у Семенова, но – настоящие. Им веришь, за них переживаешь, им сочувствуешь.

1
Фото Дима Горный Кот
отзывы:
1
оценок:
0
рейтинг:
0
9

Отзыв на камерный мюзикла "Штирлиц. Попытка к бегству" 1 марта

Один из наших спутников сказал, что это похоже на капустник.
Я вообще-то не очень знаю, каким должен быть мюзикл, но не заметил недоделок и ляпов, свойственных самодеятельности. Голоса не оперные, правда. А должны? И мне понравилось то, что в спектакле была жизнь, а не актёрская игра. Отсутствие декораций и минимум реквизита совершенно не мешает - сюжет читается, упор делается на человеческих взаимоотношениях и рефлексии, что ИМХО правильно.
Теперь про технические детали.
1. Ввод Клауса показался несколько нарочитым и непонятным — с чего вдруг вот так сходу стали искать провокатора среди зрителей? И вдруг бы кто вызвался раньше? :)
2. Очень хорошо, что удалось сделать звук не оглушительным (чем частенько грешит малая сцена). Но не всё хорошо - Кэт, Мюллер, Связной временами не различимы за музыкой — то ли нужно говорить громче, то ли чётче, то ли ближе к висящим микрофонам.
3. И барабанную группу я бы сделал потише, особенно в некоторых концовках.
4. Олег Городецкий уже почти не переигрывает. Теперь хочется большей глубины игры!
5. Вообще по отзывам мне виделась куда более глубокая и актуальная сегодняшним событиям вещь. А живое впечатление оказалось - как-то всё галопом по тексту. Может быть, стоило бы добавить паузы после каждой сцены, чтоб было время отрефлексировать...
6. Клаус и Профессор восхитительны своей какой-то самоиронией и стёбом. А вот Мюллер со своими подтанцовываниями — нет. Может не сочетается с образом кровавого СС-овца...
7. Белый играет пастора хорошо, но получается скорее адепт справедливости (Мюнгхаузен Янковского, чуть ли не доктор Хаус)... Образ вдумчивого пастора (Плят) мне ближе. Хотя совсем другой по психотипу может не получиться...
8. Швейцария не потому хорошо живёт и может позволить себе быть нейтральной, что находится в каком-то ином пространстве. А потому, что зубаста, хорошо организованна и очень хорошо вооружена, её даже называют самой милитаризованной страной http://topwar.ru/579-samaya-militarizovannaya-strana.html — т.е. они всё это сами себе сделали.
Тем не менее, сама идея пастора про «слишком хорошо живут» понятна.

1