Киноафиша Москвы
Москва

Фильм «Нью-Йорк, Нью-Йорк»

Synecdoche, New York (2008, США)
7.6
оценить
0:00 / 0:00
0:00

Нью-Йорк Нью-Йорк (англ.)

Смотреть трейлер

Сюрреалистическое кино о тщете всего сущего; режиссерский дебют сценариста Чарли Кауфмана

Сюрреалистические размышления о тщете всего сущего; история театрального режиссера, который безуспешно борется с распадом и страхом смерти. Режиссерский дебют сценариста «Адаптации» и «Быть Джоном Малковичем».

Актеры

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Роман Волобуев
отзывы:
525
оценок:
503
рейтинг:
10915
9

Смерть автора от собственной руки

Кейден Котар (Хоффман), толстый провинциальный как бы гений, ставит в заштатном Скенектеди, штат Нью-Йорк, в меру авангардистский спектакль по «Смерти коммивояжера»; постановка имеет успех, ее хвалит центральная пресса, но Котару не до того. Жена — рисовальщица микроскопических картин (Кинер) — страшно устала от него и не берет с собой на вернисаж в Берлин, попытка закрутить роман с лупоглазой кассиршей (Мортон) заканчивается конфузом и слезами (плачет он), плюс Котару все время кажется, что он гниет заживо (невропатолог в местной клинике не морг­нув глазом диагностирует синдром Котара, жена из Берлина в ответ на жалобные стоны чирикает в телефон: «Я прославилась!» — и бросает трубку). Конвертик с извещением о присуждении макартуровского «гранта гения» (полмиллиона в течение пятилетки без всяких условий) сперва кажется спасением из ада — Котар берет в бессрочную аренду заводское пространство в Нью-Йорке, штат Нью-Йорк, нанимает гигантскую труппу, начинает не спеша расписывать роли. Но, получив тотальный контроль над окружающей реальностью, герой оказывается в совсем безвыходном положении.

Режиссерский дебют пятидесятилетнего Чарли Кауфмана проще всего трактовать как самодиагноз: сценарист, прежде отдававший свои ребусы на адаптацию режиссерам с сильным почерком — Спайку Джонзи («Быть Джоном Малковичем», «Адаптация»), Мишелю Гондри («Звериная натура», «Вечное сияние чистого разума»), Джорджу Клуни («Признания опасного человека»), — впервые взялся за эту расстрельную работу сам, в итоге наплодил взвод собственных экранных двойников, заблудился в фирменных мотивах, произведя на свет безупречный, но чем дальше, тем менее проницаемый для стороннего глаза фильм, двухчасовой монумент идиосинкразии, в котором все — от названия (необходимость уделить которому два следующих абзаца отпала благодаря русским прокатчикам) до имен персонажей и стоящих на полках книг — нуждается в звездочке-сноске. Все так и есть, и более того — «Синекдоха», кто бы что ни говорил, не становится прозрачней ни со второго, ни с третьего просмотра. Есть подозрение, что расшифровать ее до конца не получится, даже если дотошно пройти по всем ссылкам и сноскам, что сделать это можно, лишь став Чарли Кауфманом — со всеми жутковатыми последствиями этого трудновыполнимого (и наверняка необратимого) шага. Но фокус в том, что, как любое бескомпромиссно личное высказывание, кауфмановский фильм не нуждается в постраничной расшифровке, как не нуждаются в ней Джойс или Дэвид Линч. Его предельно уникальный частный опыт запутавшегося сочинителя воображаемых автобиографий и постановщика пьес с самим собой в главной роли на самом деле предельно универсален: более-менее все на свете считают себя ­режиссерами, пока в лицо не ударит свет прожектора и голос сверху не скажет: «Стоп, снято».

41

Отзывы пользователей о фильме «Нью-Йорк, Нью-Йорк»

Фото Лесечка
отзывы:
36
оценок:
37
рейтинг:
77
9

Режиссерский дебют самого оригинального человека планеты

Каждый человек боится смерти, но все равно умирает. И Кейден Котард умирает. Зажатый в тиски своей квартиры, театральный режиссер ставит одну за другой пьесы, раскачивая маятник своей жизни в неправильном направлении. Он так беспробудно одинок, смертельно болен и так упоительно несчастлив. За годом проходит год, а он, в рамках своего жизненного абсурда, даже не замечает течения времени. Пока пролетают секундные дни, болезненные ночи — он строит свой собственный город, свой дом, дом каждого человека, который ему дорог. И в миг этот, сладострастный миг горького одиночества, он разыгрывает трагикомедию, изображает себя, своих близких — свой мир, понятый лишь им самим. Мир этот где-то в Нью-Йорке.

«Синекдоха» — композиционно усовершенствованная «Адаптация», история а-ля Бенджамин Баттон, только структурно усложненная, глубже проработанная по философским основаниям и доведенная до совершенства в своем абсурде. Показанная театральная жизнь трехступенчата: режиссер; человек, играющий режиссера и человек, который играет человека, играющего режиссера. Чем дальше в лес, тем больше декораций, тем больше задействовано актеров, и тем глубже создатель пьесы несется вниз — все дальше от себя, к людям, которые его играют. «Синекдоха» — история о современном творце, создателе, который, перенося свое личное в искусство, пытается открыть для себя — можно ли одного человека заменить другим, можно ли вымышленное сделать настолько настоящим, чтобы стало непонятно где вымысел, а где нет, можно ли, в конце концов, методом переноса своей жизни понять саму жизнь.

Тема игры в марионетки красной линией простирается по всему творчеству сценариста. Кауфман как заправский фокусник дергает за ниточки. В «Быть Джоном Малковичем» есть ответ на вопрос — до какого уровня человек доходит, когда им управляют и когда он управляет. В «Вечном сиянии чистого разума» не смотря на первостепенную любовную линию, снова высказывания на эту тему — что переживает человек, когда что-то пытаются сделать за него. Апогей этой темы в «Адаптации»: непонятно, человек пишет сценарий или сценарий прописывает человека. Во всех фильмах Кауфмана градус оригинальности явно завышен: именно поэтому иногда смотреть его фильмы довольно скучно — чтобы тебя понимали, нужно быть хотя бы наполовину нормальным.

В «Синекдохе» же каждая фраза, каждый сюжетный поворот доведен до абсурдного значения. Есть что-то мистическое во всех этих попытках понять, что было раньше в жизни Котарда — театр или жизнь. Жизнь ли дает сюжет к спектаклю, или спектакль (и актер) порождает новые образы и новые сюжеты для жизни? Сначала Котард берет в руки картиночку с изображением ненастоящего себя и принимает на работу незнакомого человека. Или сначала принимает этого человека, а потом появляется картинка? Кауфман утрирует, стирает границы времени: тут за 17 секунд проходит 17 лет, здесь свой болезненный мир, где человек если болен, то болен сразу всем. Во всем этом очень много личного: видно, что сам Кауфман это и есть завуалированная ступень IV, сценарист, описывающий свою жизнь. Человек, который сам себя выдумывает и подбирает актеров на эту роль. Человек, который писал сценарии (ставил пьесы), а потом осознал, что сам должен снимать. «Синекдоха, Нью-Йорк» режиссерский дебют о режиссерском дебюте.

12
Фото Kabal
отзывы:
106
оценок:
109
рейтинг:
716
5

Кауфмановский opus magnum - опрокинутый вовнутрь и расплёснутый вовне

Экстравагантному Чарли Кауфману уже пятьдесят. В этом возрасте, наверное, все задумываются о смерти; Кауфман же по привычке думает за пятерых. Недаром в его дебютной режиссерской картине «Синекдоха, Нью-Йорк», начисто пропитанной цинизмом и каким-то удушливым чувством безысходности, разрабатываются в принципе схожие темы – старость, дряхление, распад, разрушение.

Главный герой фильма Кейден Котар (Хоффман), талантливый театральный драматург по профессии и одинокий лысеющий очкарик по жизни, в неком зыбком мире проявленного настоящего ставит грандиозный спектакль в масштабах города Нью-Йорк. Пока за спиной режиссера идет подготовка (а она, к слову, займет целую жизнь), отчаянно буйствуют сотни дублеров и двойники дублеров, жизнь гения катится под откос – жена сбегает, маленькая дочка попадает на афишу глянцевого журнала с заголовком «самая татуированная девочка мира», свидание с прелестной рыжеволосой продавщицей билетов заканчивается при весьма неловких обстоятельствах, а врачи диагностируют запущенную стадию почти всех болезней.

Удивительно, но получается так: самый оправданный и многообещающий кинодебют за многие годы внезапно оказался самым неловким фильмом наших дней. Внезапно – потому что больно уж высоки были ожидания, казалось, если не сценарист фильмов «Быть Джоном Малковичем» и «Адаптация», то кто еще достигнет в режиссуре новых высших и недостижимых результатов. Неловким – потому что «Синекдоха» довольно бодро стартует, но уже к середине превращается в поток каких-то ничего не значащих кусочков мизансцен. Наверное, это было бы нечестно по отношению к другим, если гениальный сценарист еще и оказался бы в итоге выдающимся постановщиком. Видно, что Кауфман – так себе режиссер: снимает холёной рукой, теряется в ритме, с актерами работает по принципу пластилина (Эмили Уотсон здесь гримируют под Саманту Мортон, фантастика!), а монтирует фильм так и вовсе, как пятиклассник режет колбасу, большими сочными ломтями. У него в запасе есть несколько красивых образов вроде перманентно горящего домика или самописного дневника, но какой в них смысл, если ничего такого особенного они не символизируют?

Теперь-то конечно ясно, что для кауфмановского безумства очень важен был сильный противовес, будь то шпористая инфантильность Спайка Джонзи или детское наивное рукоделие француза Гондри. Иначе летят к чертям все подпорки, горят предохранители. Предыдущий гениальный Eternal Sunshine of the Spotless Mind при всей диковинной задумке, ломаной структуре и задом наперед раскрученном сюжете оставался самым простым и понятным фильмом на свете – о том, что нам всем, как бы ни стирали память, а суждено влюбиться. Ну да, наверное, «Синекдоху» можно трактовать по-разному: это кино одновременно о смерти и одиночестве, о контроле и беспомощности перед ним; о том, что постепенно все умирает и автор вместе с нетленным произведением. Или скорее даже про то, как любой гений в душе хочет быть простым уборщиком. Впрочем, не важно; стоит ли вообще проходить всю эту эмоциональную пытку с теми, кто ничего не ценит? Хотя Кауфман в чем-то, безусловно, прав: в 20 мы бежим за любовью и верим в чудеса, а в 50 нам до одури осточертела жизнь, как данность, как будильник, как черный утренний кофий с мертвым бутербродом.

4
Фото Вася  Лохов
отзывы:
14
оценок:
2
рейтинг:
7
9

посидели? посмотрели? залезли сюда и надеетесь найти ответ? или может только собираетесь смотреть и хотите понять, стОит или нет? такую вот муть себе в голову вбили?! верите в то, что кто-то кроме вас может хоть что-то внятное сказать и подумать? склонны доверять чужим оценкам?! да ладно вам дурака валять, просто закройте это окно и сходите на фильм.

По итогам первого получаса у меня возникло стойкое желание встать посреди зала и спросить у окружающих - "алле, люди, есть че?". По итогам картины - желание встать и крикнуть "стоп-стоп-стоп, всем стоять, никто никуда не идет, все сидят на попе ровно, и мы обсуждаем".

Интерес рождается тогда, когда вы хотите что-то найти, в тот самый момент, когда уже появился белый экран и пора выходить. Между началом с песенкой девочки и титрами проводит жизнь, чья-то чужая, а может быть ваша, чья-то интересная, а может пустая, вопрос трактовки событий и оценки фактов не важен, как не важно время и не связывающее героев расстояние. В фильме наглядно показывается, что реальность такова, какой мы ее создаем и видим: хотите строить декорации - стройте, но не удивляйтесь, если они падают, хотите играть в театре - играйте, но зачем вы ждете зрителей.

Я считаю, что фильм безумно позитивен и концовка у него тем более позитивна. Как там в книге самураев: каждый миг своей жизни думай о смерти, только так твои поступки станут праведными и искренними. Наверное, это хотел донести герой, наверное, это хотел сказать автор. Но гораздо чаще мы играем роли, при это не менее часто еще и чужие.

А не так давно я разговаривал с 83-летним скульптором, который рисует уже 75 лет, а лепит около 70 и он сказал интересную вещь: "я только сейчас понял, как надо лепить".

стоп.

закрываем окно и идем смотреть фильм.

или еще отзывов двадцать прочитать нужно?

3
Фото Alenn Werter
отзывы:
4
оценок:
20
рейтинг:
5
1

Ужасно! Ужасно гениальное, не поддающееся логическому осмыслению многомерное полотно.
Однако, как говорят наши маленькие друзья, оно вам не надо, уж поверьте. Но если ощущение стремительно нарастающей в вашей голове раковой опухоли вас не смущает и возможно даже приятно - мой вам совет, не берите с собой в кино слишком уравновешенную подружку, которая после каждого не предусмотренного логикой линейного повествования сюжетного поворота будет нервически шипеть вам в ухо: "Но когда уже закончится это дерьмо!"

3
Фото Евгений Погребной
отзывы:
235
оценок:
4480
рейтинг:
462
7

Пройдя через весь этот лабиринт кауфмановских сюжетных перепитий, в которых обычная бытовая жизнь становится непосредственной основой для художественной (и в каком то смысле трогает окружающих значительно больше), а автор и он же главный герой, настолько интересен самому себе, что остальной мир лишь повод в поддержании этого интереса, когда люди и года жизни проходят абсолютно незаметно в паранаидальной зацикленности на самом себе, так вот, пройдя через весь этот лабиринт, в конечном итоге ближе к концу (возможно совместно с автором) приходишь к прописной истине, что да, весь мир - театр, и все мы в нем актеры, или наоборот, мы актеры, потому что мир вокруг нас - театр. Какая собственно разница.

3

Галерея