Все развлеченияМосквы

Все отзывы о фильме «Жизнь других» (Германия, 2006)

7.4
оценить
Фото Станислав Зельвенский
отзывы:
1187
оценок:
818
рейтинг:
18369

1984 год, Восточный Берлин: гласности, как на всякий случай сообщает титр, еще никакой нет, все стучат друг на друга в Штази, и Владимир Путин еще только собирает вещи для длительной командировки в ГДР. Рядовой сотрудник госбезопасности Вислер (Ульрих Мюэ), одинокий и лысый мужчина с терпеливым лицом, берется за не очень интересную халтуру — последить за гражданином Дрейманом (Себастьян Кох, хороший немец из «Черной книги»). Дрейман — театральный драматург, в кухонном смысле скорее либеральный, но делающий вполне удачную карьеру, — имеет несчастье жить в гражданском браке с красивой актрисой Кристой-Марией (Мартина Гедек), на которую положил глаз министр культуры.

Квартира театралов оборудуется жучками, и Вислер ступает на круглосуточную вахту в каморочке, из которой фиксирует в тетрадку все радости и гадости «жизни других». Глядя — а по большей части слушая, — как хорошие, но мягкотелые люди шаг за шагом приближаются к катастрофе, гэбист, до тех пор искренне веривший в идеалы гэдээровской суверенной демократии, начинает свои взгляды пересматривать.

Если мотив подглядывания в западном кинематографе отработан вдоль и поперек и вообще многими берется за сущность кино как искусства, то подслушивание — территория относительно незаезженная (впрочем, и там есть свой «Подглядывающий» — копполовский «Разговор»). Молодой режиссер Флориан Хенкель фон Доннерсмарк, для которого эта картина формально является дипломной работой в киношколе, теперь может украсить комнату не только конными портретами предков, но и килограммами золота: «Жизнь других» получила несколько десятков наград, включая «Оскара» за лучший неанглоязычный фильм. Что, вероятно, справедливо — но той унылой, заурядной справедливостью, согласно которой отличник получает золотую медаль, терпение и труд все трут, а дорогу осиливает идущий.

Казалось бы, ну кем надо быть, чтобы историю про тайную полицию демонстративно поместить в 1984-й? Фон Доннерсмарк делает это недрогнувшей рукой — и по-своему он прав; «Жизнь» — именно работа отличника, твердо знающего, что именно хочет прочитать учитель. Судя по англоязычным рецензиям, больше всего западную публику поразили два эпизода. В первом — им фильм открывается — Вислер долго допрашивает какого-то несчастного, не давая ему спать и, о боже, заставляя потеть: чтобы тщательно сохраненная подстилка с индивидуальным запахом в будущем могла пригодиться собакам. Второй эпизод разворачивается в столовой Штази, где некий сотрудник рассказывает анекдот (несмешной) про Хонеккера и ставит свою карьеру под угрозу. Посмотрите, восклицают пораженные рецензенты, что творилось за железным занавесом!

В финале — о деталях которого, разумеется, умолчим — Штази ведет себя престранным, казалось бы, образом. КГБ, во всяком случае, так не поступало. А вот полиция в Америке или другой стране с нормальной судебной системой поступила бы именно так. Что это — поддавок для удобства криминального сюжета или компромисс, ставящий под вопрос весь разоблачительный пафос фильма? В связи с «Жизнью других» только ленивый, естественно, не поминает Кафку. Но Кафка — как и другие ключевые культурные высказывания о тоталитаризме, тот же Оруэлл или, допустим, фильм «Бразилия», — свидетельствует об одном: тоталитаризм — иррационален, он абсурден и именно поэтому почти непобедим. «Жизнь других» — анти-Кафка, поскольку фон Доннерсмарк видит во всем происходящем рациональную основу, будь то даже вульгарный психоанализ, железную логику. И этот трезвый взгляд можно было бы принять за прозрение, если бы он так не напоминал основательный подход крепкого голливудского сценариста.

12

Отзывы пользователей

Фото Владимир Лященко
отзывы:
34
оценок:
433
рейтинг:
351
7

Вновь (после недавнего «Груза 200») 1984 год. Вновь страна, которой больше нет, — Германская Демократическая Республика. Штази (Министерство государственной безопасности) лютует: ищет потенциальных перебежчиков, помощников перебежчиков и помощников потенциальных перебежчиков — проклятая интеллигентская сволочь вовсю валит через стену на Запад. Честный драматург-социалист Георг Дрейман (Себастьян Кох) старается сохранить баланс между сочувствием друзьям-диссидентам, верой в светлое будущее и порядочностью. Его возлюбленной актрисе Кристе-Марии грозит отлучением от сцены похотливый министр культуры (бывший чекист). Не без участия последнего за Дрейманом устанавливается слежка. Следить поручено проницательному гэбисту с холодным сердцем Вислеру (Ульрих Мюэ).

Несмотря на шпионские страсти: прослушка разговоров, перлюстрация почты, черные списки и печатная машинка с красной лентой (ее вероятно, занесло из известного восточногерманского политического анекдота — другой и тоже смешной цитируется в фильме прямо), это вовсе не кино про ужасы тоталитаризма. Даже если «не было таких диссидентов и не было таких гэбэшников, и машинки никто так не прятал, а крамольные статьи — так не передавал», как утверждают некоторые очевидцы, что с того. Видеть в работе Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка исключительно кинодоклад по новейшей истории, значит упускать то, что называется экзистенциальным планом. Историю не про разум и чувства даже, а про того самого человека без свойств Вислера, Гренуя своего времени, который внезапно сталкивается с физически невыносимым ощущением отсутствия жизни, проступившим сквозь отголоски жизни других. Только вместо того, чтобы красть чужие, он отчего-то решает эти жизни сберечь. В реконструкции этой обреченной попытки фон Доннерсмарк столь наивно искренен, что никакие чрезмерности и сомнения в исторической достоверности не вызывают протеста. Ни чекист, который во время прослушки плачет под исполняемую Дрейманом «Сонату для хорошего человека» (тут же, почти превращая драму в фарс, драматург цитирует слова Ленина об «Апассионате» Бетховена!). Ни похищенный тем же Вислером из квартиры Георга томик Брехта. Потому что в какой-то момент начинаешь вдруг сочувствовать желанию режиссера верить в то, что хорошим человеком становятся не в силу убеждений, осознания или переосмысления, а вследствие нехватки, извините, человеческого тепла и потребности в том, чтобы кто-то, глядя в глаза, сказал тебе, что ты хороший человек. А верить в такое можно только вопреки здравому смыслу и чувству меры.

13
Фото Евгений Шмуклер
отзывы:
90
оценок:
90
рейтинг:
192
9

Про ненаших

Германия – самое молодое крупное европейское государство, предпоследнее в Европе, перед Российской империей, на территории которого сохранялось крепостное право. В XX в. начала обе мировые войны. В 1949–1990 г. была разделена на ГДР и ФРГ. Министерство Государственной Безопасности ГДР – Штази (от Staatssicherheit) сделало общество ГДР самым прослушиваемым в мире, с наибольшей в мировой истории долей тайных осведомителей госбезопасности на душу населения.
Об авторе
Биография Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка –история успеха. Родился в Кёльне, в семействе Хенкель фон Доннерсмарк, известном с XIV в. По матери - потомок генерала фон Блюхера, победившего Наполеона при Ватерлоо, в честь которого в России помещик дал фамилию крепостному, прадеду Василия Блюхера. С 4 лет жил в Нью-Йорке, где впервые заинтересовался кино, затем в Брюсселе, Франкфурте и Западном Берлине. Закончил с отличием одну из престижнейших гуманитарных гимназий ФРГ. Два года изучал русскую литературу в Ленинграде, получил диплом преподавателя русского языка как иностранного, степень Мастера Искусств в Оксфорде, диплом режиссёра в мюнхенском Университете Телевидения и Кино. Свободно говорит по-немецки, по-английски, по-русски, по-французски и по-итальянски.
В 1996 г. работал с Ричардом Эттенборо над фильмом «В любви и войне» по роману Хемингуэя «Прощай оружие». Первая самостоятельная работа, в которой он выступил продюсером, сценаристом и режиссёром – 4х минутный фильм «Доберман», побила рекорды его киношколы по количеству наград студенческому фильму. Первая полнометражная режиссёрская работа получила «Оскар» как лучший иностранный фильм 2006 г.
Экспозиция
1984 г. Восточный Берлин. Офицер Штази, Герд Визлер (Ульрих Мюэ), человек со стальным взглядом, напоминающим взгляд второго и четвёртого президента РФ, допрашивает подозреваемого в содействии бегству некоего немца на запад. Допрос длится около 40 часов, через какое-то время подозреваемый умоляет дать ему поспать. Некоторое время спустя Визлер использует сделанную запись, преподавая искусство допроса врагов социализма молодым сотрудникам Штази. Объясняет слушателям, что невиновный человек будет агрессивен, возмущённый несправедливостью происходящего. Виновный, осознающий, что его взяли за дело, будет жаловаться и рыдать. Человек, говорящий правду, будет всякий раз формулировать иначе. Повторение показаний слово в слово - другой признак заранее выученной наизусть лжи. Одному из слушателей используемые методы кажутся бесчеловечными, напротив его имени Визлер ставит маленький крестик. Именно этот, вероятно обречённый на увольнение из органов слушатель, замечает, что показания несчастного повторяются слово в слово на протяжении бесконечных часов допроса. В эти первые минуты фильма уже вполне явственно ощущается дух романа «1984». Имя главного героя - Герд Визлер становится известным зрителю далеко не сразу. И в нём для знатоков кино содержится аллюзия - главный герой "одного из главных немецких фильмов о Второй мировой войне" по мнению Afisha.ru, "Собаки, вы хотите жить вечно?", носит имя Герд Виссе. Этот фильм снят Франком Висбаром в 1959 г. Главный герой - оберлейтенант Вермахта, попадая в Сталинград, под давлением обстоятельств осознаёт ничтожность всего, во что его приучили верить.
Завязка
Гауптманн Герд Визлер получает исходящее от министра культуры ГДР, в прошлом высокопоставленного функционера Штази, "неофициальное" задание организовать прослушивание квартиры театрального режиссёра, до сих пор бывшего у партии на хорошем счету, казалось бы вполне благонадёжного. Сюжет фильма легко дробится: экспозиция, завязка, перипетии, кульминация, развязка. Здесь есть всё, что полагается классическому произведению: конфликт личности со средой, борьба, постепенное изменение позиции, нравственный выбор, отказ от установок и преображение. Ключевую роль в развитии сюжета играют любовь, похоть и предательство. Визлер, сидит на чердаке дома, в котором живёт сценарист Драйманн и слушает. Он убеждается в его плохо скрываемой неблагонадёжности и одновременно в его порядочности, Визлер знает, что охота на Драйманна ведётся только потому, что министр культуры положил глаз на его любовницу – известную актрису. Упрятав режиссёра в тюрьму похотливый хозяин жизни надеется устранить помеху в доступе к самке.
Перипетии
Подслушивая фигуранта, Визлер невольно сравнивает его жизнь и свою, и это сравнение оказывается совсем не в пользу стража системы. Пытаясь понять, чем живёт наблюдаемый, агент читает его книги, открывая для себя поэзию, начинает сочувствовать фигуранту и это сказывается на том, что он пишет в свои протоколы.
47-летнего в 1984 г. Визлера играет 53-летний в 2006 г. Ульрих Мюэ. Известный в ГДР театральный, кино- и телевизионный актёр. Его исполнение - одна из главных причин успеха фильма. Мюэ был важной фигурой в процессе объединения Германий - он был среди организаторов массовых демонстраций 1989 г., выступал перед полумиллионом демонстрантов 4 ноября 1989 г., незадолго до падения Берлинской стены, на Александрплатц. Его супруга, с которой он затем развёлся, в течение 6 лет доносила на него Штази, что подтвердилось раскрытыми материалами агентурных донесений. Скончался на следующий год после выхода "Жизни других", в 2007 г. Попытка Визлера защитить фигурантов стоит ему карьеры, но когда шеф предполагает, что ему предстоит следующие 20 лет вскрывать письма на почте, на сиденье рядом с Визлером лежит газета с новостью о назначении Горбачёва генсеком – Берлинской стене остаётся только 4 года.
Кульминация
Уже в "Дивном новом мире" объединённой Германии, в 1991 г. бывший фигурант Драйманн встречается с одним из прежних "Огненосных творцов", тем самым, что когда-то сломал его жизнь. Из разговора с ним он узнаёт, что его квартира прослушивалась, не понимая, почему это не привело к аресту его самого и людей его круга. Вернувшись домой, он начинает выдирать из-под обоев квартиры провода жучков. Эту немую сцену можно считать одной из кульминаций фильма. В ней есть что-то хирургическое, герой как будто препарирует собственную жизнь, вытаскивает наружу внутренности.
Развязка
Драйманн приходит в бывшую штаб-квартиру главного управления разведки Штази, которая годом ранее была захвачена берлинцами в ходе мирной революции и превращёна ими в исследовательский и мемориальный центр, он просит показать ему его досье. Пожилой усач прикатывает целую тележку с папками протоколов прослушивания, со словами: «моё почтение» - посетитель, на которого у Штази было столько материалов, очевидно достойный человек. Сцена в штаб-квартире Штази показывает то, чего в своё время не захотели потребовать россияне. Безоружные немцы завоевали себе возможность знать о себе правду. В Москве здание на Лубянке никто никогда не штурмовал.
Оценка
Картина не похожа ни на дебют, ни на картину 33-летнего режиссёра, ни на картину 2006 г. Форма подчёркнуто классическая, нисколько не новаторская. Она вызывает ассоциации с шведским кино, с тонким психологизмом и большой ролью пауз и умолчаний. Метаморфоза героя не сопровождается признаниями, читается или домысливается лишь по его взгляду, и совершаемых молча и скрытно поступках. Внутренний мир угадывается, но так и не раскрывается, как угадываются, но не раскрываются немцы вообще.
Драматургия «Жизни других» почти театральная. Музыка за кадром напоминает «17 мгновений весны». Очевидно фильм обращён к широкой аудитории и к аудитории старших поколений. Говоря о «Жизни других», на первое место выходят вопросы, который ставит этот фильм, его тема. Одна из интереснейших рецензий принадлежит Петру Вайлю, который замечает: «Главное: почему такой, подобный, фильм не снят в России?».
Хенкель фон Доннерсмарк вглядывается в людей, которые едва успев освободиться от одной диктатуры и ужаснуться сотворённому ими, сразу же построили следующую. Его взгляд позволяет узнать черты, до боли знакомые тем, кто успел застать СССР. У власти – циничная посредственность. Забрать могут любого в любой момент. Естественная защита – смешаться с толпой, стать незаметной серостью, прикинутся веником. Интеллигенты, не желающие этого, по-своему очень наивные, но искренние. Должно быть внимательно присмотревшись к себе человек или народ получают возможность измениться, и это объясняет, зачем автор разворачивает историю к широкой публике, зачем, кроме личного интереса получить премию, делать заведомый фильм-призёр. Для немецкого народа было необходимо совершить то, что не удалось русскому - ужаснуться собой.
Вторая половина XX и начало XXI в. для Германии стали временем непрерывного покаяния за грехи свои и отцов. И продолжая выплачивать компенсациями старикам, когда-то эвакуированным перед наступающей немецкой армией, они уже каются за следующие грехи, гораздо менее известные, но от этого не менее страшные. Видимо, это важное отличие немецкого народа от россиян. Лев Рубинштейн, «Духи времени»: «историко-культурная амнезия, это не болезнь, это такое здоровье». Пётр Вайль, «Жизнь своих»: «Нельзя не говорить о том, что Германия (и Япония) сделала покаяние основой национального самосознания, в результате построив свое социально-экономическое процветание, по сути дела, на комплексе вины и раскаяния. Что в сегодняшней России — при всем восторженном почитании Толстого и Достоевского — никто не покаялся ни в чем.»
Нас в 1953 г. не водили по лагерям ГУЛАГа, как провели немцев по их лагерям. Мы не ужаснулись себе ни тогда ни потом. Историко-культурная амнезия распространилась в обществе, родившиеся в 90-е почти ничего не знают даже о самой недавней истории нашего общества. В Германии «По «Закону о документации „Штази“», принятому в 1991 г., граждане ГДР получили доступ к своим досье, собранным из информации, обеспеченной «неофициальными сотрудниками». Эти досье доступны для всех людей, которые были в прошлом жертвами осведомителей, часто показывая, что друзья, коллеги, мужья, жёны и члены их семей шпионили за ними для госбезопасности. Все сохранившиеся архивы были переданы «Комиссии Гаука» — названной по имени пастора, бывшего диссидента, которому доверили управление доступом к документам» (Wikipedia).
23 марта 2012 года пастор Йоахим Гаук стал президентом Германии.

4
Фото Ola
отзывы:
54
оценок:
206
рейтинг:
88
9

Завершенный и правильный фильм. Фильм о жизни. О "той" западной жизни,
мало нам знакомой. О жизни Германии в 80-е годы. ГДР и ФРГ. Все мы знали
о том, что они когда-то были.. Но что было там "внутри", мало кто
представляет.
Фильм - спокойный. Ассоциируется с человеком, сдерживающим свои эмоции,
но внутри у которго все кипит.
Сдержанные тона, сдержанный ритм, минимум пейзажев и городских улиц. И
только музыка пронзает душу своими аккордами.
Фильм - просто история. История жизней людей на фоне истории страны.
История жизни людей того времени. Людей, которые живут, любят, дружат,
творят. Поразительно простые, но такие нужные каждому отношения между
мужчиной и женщиной.
Все просто, без перегрузок - но все в самую точку. В нужную точку.
Даже основная линия - вездесущее недремлющее око внутренних служб,
наблюдающее за героями, постепенно сходит на нет.. А как может быть
по-другому?? Ведь наблюдающий - тоже Человек, глубина души которого
неожиданно открывается по мере развития сюжета.
Шикарный финал, замкнувший весь этот круг событий и судеб. Правильный
финал. И, наверное, от этого выходишь из зала не с тяжелым сердцем, а с
каким-то грустным умиротворением. Умиротворением от того, что доброе,
светлое, разумное, живущее в каждом из нас, победило в Человеке. В
каждом из них.. В каждом герое по-своему..

4
Фото Kater
отзывы:
166
оценок:
541
рейтинг:
787
9

отличный фильм. А то я начиталась Зельвенского, и почти ведь подумала, что не стоит смотреть. Нет, ну разве собрал бы фильм про каких-то штази столько зрителей и столько призов? нет, это фильм про другое..

Человек, всю жизнь отдавший некой идее, не имеющий жены, родных и друзей вдруг становится свидетелем жизни других, совершенно на него не похожих – живых, теплых, страдающих, любящих. И то, что он слышит изо дня в день меняет его представления о добре и зле, о смысле жизни. Человек, призванный сломать чью-то жизнь становится главным хранителем, ангелом своих подследственных в силу открывшейся в нем потребности человеческого тепла и в силу желания стать кому-нибудь нужным, хотя бы и незримо.

Вот это МОЕ главное. Вы же, если посмотрите, обязательно увидите свое, то что вам ближе. Например о том, что тоталитарная система непроницаема снаружи, а представители ее, сволочи, омерзительные люди, но с таким развитым нюхом, так чуют врага.. Или об искупительной жертве... Или вот, мысль о том, что надо же, в Германии все архивы открыты, каждый может пойти и посмотреть на себя заведенное спецслужбами дело. Или тема предательства.. Многое в этом фильме достойно осмысления.

я:
1) три раза хлопала
2) три раза плакала
3) конец не угадала (я думала, он в конце вернет ему томик стихов)

Лучшая сцена – допрос "скажи, где тайник"– я смотрела всей кожей просто.
Офигенский звук. То есть герой картины на слух угадывает, чем занимаются люди, поэтому все звуки в фильме (будь то дребезжание таблеток в банке, шорох бумаги и др) с такой тонкостью переданы, аудиалы должны быть довольны.

добрая сказка, со счастливым концом. ну и пусть сказка. все главные аккорды расставлены абсолютно правильно.

4
Фото Melissen Master
отзывы:
55
оценок:
97
рейтинг:
92
9

Магнетический, завораживающий, красивый фильм про спецслужбы Восточной Германии, повествующий о бесчеловечной стороне того социалистического рая, который сейчас воспевают апологеты СССР.

Давайте вспомним, кем была создана та система, в которой живут действующие лица данной ленты. В первую очередь автором режима был усатый вождь народов Иосиф Джугашвили (Сталин), по кличке Коба. Он правил СССР почти 30 лет, и за это время создал комунистические диктатуры в Восточной Германии (ГДР), Чехословакии, Польше, Румынии, Болгарии, Литве, Латвии, Эстонии, но его система была фактически создана в первые десять лет царствования, когда в России было раскулачено, расказачено тысячи людей, многие из которых стали пионерами ГУЛАГа. При Сталине СССР стал сверхдержавой, которую все боялись, была произведена индустриализация и электрофикация, был создан научно-промышленный комплекс, но при Сталине с 1930 по 1939 год было осуждено 2,8 миллиона человек, из которых 1,5 было осуждено в течении 1937-1938г., а расстрелено за те же десять лет было 724,4 тыс, из которых 684,2 тыс.расстреляли за 1937-1938г. Сталинские репрессии против граждан продолжались и во время войны, и после войны, и когда он умер, готовилась новая волна репрессий.

Однако СССР запустил первого человека в космос (всякие там исландии и японии - не способны были на такое) но не смотря на это экономическая система СССР при этом была не способна сравняться с возрастающей КПД капиталистической экономики. Например в 80-х годах США тратили на ВПК всего 6 % ВВП, а СССР тратил 25 % ВВП. Скорость компьюторизации СССР при этом уступала колосально: когда в СССР было 400 тыс компьютеров, в США их было 30 миллионов.

Вот такая вот предыстория к фильму. Действие в "Жизнь других" происходит перед самым избранием Горбачева генеральным секретарем КПСС СССР в стране, где так успешно стал полковником Владимир Путин - Восточной Германии.

Главный герой фильма, опытный следователь Штази, идеалист который искренне был предан системе, и точно так же по убеждению ее предал. Именна эта эволюция главного героя и стоит в центре всей истории. Однажды ему поставили задачу следить за жизнью известного драматурга, который был искренним сторонником комунизма, и найти в его действиях крамолу, предательство, чтобы навсегда избавиться от него. Делалось все это из-за его девушки, знаменитой актрисы. Она очень нравилась министру государственной безопасности Восточной Германии. Министр уже давно запугал несчастную девушку так, чтобы она спала с ним пару раз в неделю. Ненавидя себя за это, она тем не менее делала все что хотел министр, потому что боялась...

Следователь Штази разочаровывается в социалистической утопии, следя за мечтательным драматургом, меняясь вместе с объектом своей слежки, видя как загнанный в угол человек встает на путь государственной измены. Невыносимые условия, в которых оказывается творческая интелегенция восточной германии оказывают дополнительное воздействие на писателя. Наступает момент, когда драматург, переступает черту и начинает писать антисоветские статьи в западные газеты. Однако до самого падения комунизм драматург так и не узнает, что полностью был под колмпаком и обязан тому следователю, который рискнув всем, спас его.

Когда следователь услышал от начальника, что такие как его драматург после обыноквенной профилактической беседы больше никогда ничего не пишут, следак решил любой ценой спасти несчастного. Ему он ничего никогда не скажет.

Уже после объдинения Германии, используя архивы, драматург, восстановит цепь событий и узнает, что остался жив, благодаря тому, кто следил за ним по указанию министра госбезопасности, что его жизнь спас в тот страшный год неизвестный герой, и напишет роман, который посвятит этому следователю штази.

Мне очень понравился даилог драматурга и министра, который руководил Штази, диалог, который состоялся уже после объединения Германии. Бывший министр вспоминает ГДР с ностальгией, а о ФРГ говорит: не за что бороться, нет того, проти чего можно протестовать! Ужасный человек этот министр, и философия его тоже ужасная!

3
Фото Melodika
отзывы:
481
оценок:
531
рейтинг:
612
9

Не даром фильм получил Оскар, не смотря на то, что к американской кинопремии отношусь весьма скептически.
Фильм великолепен. Не имеет смысла пересказывать сюжет - он тоже интересен и захватывающ, не часто встречается фильм, вызывающий желание смотреть дальше, задаваясь вопросом - А что же дальше?
Ульрих Мюэ - роскошен! Очень жаль, что актер покинул уже наш мир и не сможет больше порадовать своим творчеством.
Кох и Гедек безукоризненно сыграли свои роли.

Красивая картинка и есть о чем задуматься. Именно таким должен быть фильм, задача которого донести до публики вещи, о которых она не любит думать.

Браво!

3
Фото inya_rek
отзывы:
37
оценок:
118
рейтинг:
51
7

Знаковая до невозможности дата – 1984 год. Талантливый писатель и драматург Георг Дрейман непостижимым образом верен социалистическим идеалам, из-за чего недосягаем для госбезопасности, к досаде министра культуры. Министр полагает, что на кой черт нужно такое служебное положение, которое не позволит заполучить красивую женщину (конкретно – гражданскую жену драматурга, актрису Кристу-Марию Зиланд). В итоге квартиру драматурга аккуратно нашпиговывают микрофонами, а за прослушку инициативно берется впечатленный спектаклем Дреймана сокурсник руководителя отдела культуры, Вислер, отказывающийся сесть за стол для руководства в столовой, потому что «где-то же должен быть социализм».
Идеально блеклый и тщательный работник штази Вислер учит студентов эффективно допрашивать врагов государства, безупречно проводить все сорок часов дознания и правильно свежевать табуретки с образцами запаха для служебных собак. После того, как средней высокопоставленности товарищ Вислера уточняет, что это они помогают министру устранить соперника, тот как-то теряет трудовой запал и даже заимствует у Дреймана томик стихов Брехта.
А после сообщения о самоубийстве своего друга, режиссера, лишенного права на постановки, сомнения в безупречности государственной машины возникают и у самого писателя. Дрейман начинает писать статью о статистике самоубийств для публикации на Западе, Вислер – переписывать реальные разговоры в квартире в правдоподобную пьесу о пьесе к сорокалетию ГДР. Так исполнительный нетопырь из штази последовательно становится сначала зрителем, затем драматургом и, наконец, deus ex machina – наблюдая, вмешиваясь и перепрятывая улики.
После публикации статьи Кристу-Марию логичным образом заставляют подписать документы о добровольном (каком же ещё) сотрудничестве, после чего она, кстати, погибает, а Вислера понижают до не имеющей, наверное, названия должности вскрывателя конвертов, на которой он, спустя четыре с лишним года, узнает о разрушении Стены.
Спустя ещё два года Дрейман выясняет все же масштабы слежки, когда в музее штази ему прикатывают перегруженную протоколами на его имя тележку и вычисляет имя и координаты Вислера. Чтобы написать свою первую после объединения Германии работу под названием «Соната о хорошем человеке» с посвящением агенту HGW XX/7.
Ну да, соната о хорошем маленьком человеке. Вероятно, можно не быть сволочью, работая в штази, весь вопрос в том – как долго можно работать там с таким дефектом.

3
Фото Александр Моисеев
отзывы:
18
оценок:
30
рейтинг:
69
9

Друзья, Оскаров всё-таки не просто так дают. По крайней мере за Лучший иностранный фильм. В этом году этой награды был удостоен немецкий фильм "Жизнь других" о ГДР 1984 года. Про то время, когда о падении режима и Берлинской стены ещё никто даже не мечтал. Фильм потрясающий. Гениальный. Шокирующий. Правдивый. И очень тяжёлый.
Давно слышал про него, всё хотел посмотреть, но всё никак не удавалось. А тут меня пригласили на закрытие Международного фестиваля фильмов о правах человека "Сталкер". Сами фестивальные картины я пропустил, но на закрытие пришёл. Удивительное совпадение - спонсоры фестиваля - исключительно иностранные посольства, ООН, ЮНЕСКО. Видимо только иностранцам интересна тема прав человека в нашей стране. И не случайно, когда автор цикла фильмов "Свобода по-русски" Андрей Смирнов, получая награду, произнёс совсем не стандартную речь, как это принято на подобных мероприятиях, а обличительную и критическую в адрес нынешней власти. К сожалению, у меня не было с собой диктофона, чтобы её записать (уверен, она появится в сети в ближайшее время). Но произвела она колоссальное впечатление на публику и была удостоена авациям.
И вот начался сам фильм. Некоторые покидали зал после первых кадров допроса. Никаких пыток, никакой жестокости. Всё, как есть. Кто-то уходил в середине картины. Я же не мог оторваться от экрана. Фильм о страхе, о благородстве, о любви, о предательстве. И об этом страшном режиме, в котором находилась не только ГДР, но и вся Восточная Европа и наша страна. Бурные авации в конце.
Когда я уже одевался, ко мне подошла женщина преклонного возраста и произнесла в слух мои мысли точь в точь, которые я испытывал:
"Как Вам фильм? По-моему - потрясающий! Давно не видела чего-то подобного. И главное - как всё верно подмечено. Ведь у нас было тоже самое. Мы боялись быть откровенными даже в постели со своими жёнами и мужьями, потому что боялись за себя и семью. Но если в Германии всё закончилось, то мы к этому возвращаемся. А люди даже не хотят увидеть это. Они просто уходят из зала."
Тут я вспомнил Бегбедера и его последний роман "Идеаль":
"В сущности, КГБ никуда не делся, он просто сменил согласные в своём названии. Свергнув с пьедестала статую Дзержинского перед зданием ФСБ, вы выбрали себе в президенты образцового служащего этой организации. Подобная преемственность - источник всех ваших бед: вы не перерезали пуповину с мучителями. России - страна безнаказанных преступлений и сознательной амнезии."
Можно закрывать глаза, затыкать уши (как это делал главный герой), пока вас лично это не коснётся. Но мой вам дружеский совет - на всякий случай - держите на готове загранпаспорт. Возможно скоро он вам очень пригодиться. И я буду счастлив, если я ошибаюсь.
РЕКОМЕНДУЮ ВСЕМ!

3
Фото Джон Сильвер
отзывы:
198
оценок:
198
рейтинг:
224
7

Хочется быть оригинальным и сказать, что «Жизнь других» - унылое дерьмо. Но не получается. Это отличный фильм. Впрочем, унылый.

Возможно, «Оскара» ему дали из-за антикоммунистического пафоса, однако фильм – совсем не об этом, а о том, как человек принимает решения. Герд Визлер, капитан «Штази», мастер допросов и дознаний, получает команду день и ночь следить за драматургом Георгом Драйманом – власти подозревают его в неблагонадежности. Квартиру Драймана начиняют жучками, что позволяет Визлеру слушать, как литературный гений недоувлетворяет свою любовницу, исполняет классическую музыку и рассуждает на гуманные темы. Уверенный в правоте СЕПГ (и товарища Хонекера лично), постепенно Визлер убеждается: драматург совсем не враг, он просто – другой человек. Ну, и что делать солдату социализма в такой ситуации? Засунуть свои открытия в задницу – или измениться? Что выберет Визлер?

Эволюцию бесстрастного чекиста Флориан Хенкель фон Доннерсмарк (дал же бог имечко!) показывает настолько мягко, насколько это вообще возможно. Психологически, Визлер вызывает доверие. Фактологически, вопросы есть. Знатоки реалий «Штази» утверждают: в условиях этой организации, где все просвечивалось насквозь, нереально было поступить так, как поступил Визлер. «Но фильм хороший», - добавляют поспешно. И тут мы возвращаемся к тому, с чего начинали. Не о «Штази» это кино. И поэтому фантазии о «Штази» простить можно. «Штази» - не персонаж, а инструмент для создания экстремальной, пограничной ситуации, когда последствия поступков особенно чреваты. И цена решений поэтому – невероятно высока. А значит, и герои более героичны.

Фильм – о человеке. И вот в изображении человека Доннерсмарк хорош. Он три года пестовал и лелеял эту идею – писал сценарий в аббатстве своего дяди в Венском лесу, снимал, монтировал. Мучения принесли плоды - фильм получил «Оскар» и «Феликс», и это – лишь вершина призового айсберга. Как и любой немец, Доннерсмарк страдает некоторой напыщенностью, несколько театрален – но это искупается его стремлением к честности и позитиву. И отличным пониманием человеческой души, где смесь темного и светлого постоянно смешивают и встряхивают, как будто в насмешку.

2
Фото IloveMoscow
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
2
9

Потрясающий Фильм. Картина действительно с большой буквы. Проникает внутрь тебя: каждое движение, каждый взгляд, вид обычной квартиры или кусочка улицы. Неверояное художественное чутье. Пусть некоторые рецензенты упрекают в черезчур правильности или наивности или скучности. Уверена, они даже не попытались задуматься.... о том многом, о чем этот фильм.
Соглашусь с одним из мнений: удивительно, что в наше время его еще выпустили на экран. Слишком уж напоминает то, что начинает опутывать нашу страну и наше общество.

2
Фото червь
отзывы:
5
оценок:
7
рейтинг:
3
9

Четко выверенный фильм с германской пунктуальностью и расчетливостью. Смотреть интересно, игра актеров на высоте.
В фильме еще раз подтверждается, что человек не робот и может сломаться в самый непредсказуемый момент.
Один из лучших интеллектуальных фильмов этого года.

2
Фото Daniel
отзывы:
8
оценок:
92
рейтинг:
12
7

1ый час фильм довольно нудный. Но вторая половина уже затягивает, потому что ты видишь, как меняется один из главных героев.
Очень хороший фильм, классно проработаны характеры героев. Отлично, просто превосходно воссоздана атмосфера тех лет.Точнее даже не атмосфера, о которой я судить не могу, а детали: автомобили, дома, жилища.

1
Фото Кайзер Сузе
отзывы:
26
оценок:
26
рейтинг:
66
9

Не читайте никакие реценции! Любая рецензия, любая инфа о сюжете этого фильма задаст тот или иной настрой, а это смажет весь эффект. Просто поверьте мне - фильм очень стоящий. Конечно, моя рекомендация годится только тем, кто еще не разучился думать.

1
Фото Ксения Волкова
отзывы:
19
оценок:
345
рейтинг:
19
9

In einem System der Macht ist nichts privat.

Я очень советую всем сходить на это кино - это настоящее, живое европейское кино. Но в то же время очень русское, очень близкое нашему сердцу. Это кино касается, прежде всего, нас - нашего прошлого, бабушек, дедушек, мам, пап. Это воздух, которым дышали наши предки, и о котором мы должны знать.

В 2006-м я дважды была в Германии на этом фильме - на его премьере в Берлине, и потом еще раз, спустя 3-4 месяца пошла на него с друзьями, чтобы переосмыслить. Немецкие пенсионеры, сидящие в кинозале, сначала шушукались за нашими спинами, после того как слышали русскую речь в зале показа, а потом восторженно обсуждали слезы на нащих же глазах. Только через это приходило понимание того, что системы больше нет, и переносить свою злость на нее на современную Россию не надо.
В общем, всем рекомендую к просмотру.

P.S.
И еще буквально за неделю до премьеры этого фильма я была в тюрьме для политзаключенных ГДР Hoehenschoenhausen (стоит ли говорить, что раньше там делал Гитлер), где происходит часть действия.

1
Фото Dainichi
отзывы:
22
оценок:
47
рейтинг:
15
9

Невероятный фильм. Захватывающий.. Если смотреть без русского дубляжа, ощущения еще крепче. Фильм прекрасный

1
Фото Владимир Беланенко
отзывы:
4
оценок:
4
рейтинг:
12
7

После "Жизнь других" я теперь очень уважительно отношусь к немецкому кино. Есть что посмотреть и, главное - есть над чем подумать. "Жизнь других" не из тех фильмов, которые забываются сразу после просмотра, это сильное, серьёзное кино, оставляющее в душе отпечаток надолго. Если ещё не посмотрели - найдите такую возможность.

Название "Жизнь других" имеет, на мой взгляд, два смысловых оттенка. Первый - очевидный. Офицер "Штази" Герд Вислер по долгу службы наблюдает за "жизнью других" - за писателем и драматургом Георгом Драйманом, которого начинают подозревать в неблагонадежности, его подружкой актрисой Кристой-Марией Зиланд, за его друзьями и гостями. Под контролем каждое слово, каждая строчка, каждый посетитель... Но это глубокое проникновение в жизнь объекта наблюдения неожиданно меняет и самого наблюдателя.

В начале фильма мы видим профессиональную сволочь, безжалостного сторожевого пса Системы. Он пытает подозреваемого бессонницей, бесстрастно вычисляет его ложь (профессионал!), читает лекции по палаческому ремеслу (не забывая об основных обязанностях, он "берет на карандаш" студента, выразившего мнение о бесчеловечности подобных методов). И все же в системе духовно-моральной классификации из "Бутырской баллады" Юрия Давыдова ("мусор"-"мент"-"милиционер") он - не "мусор"! Напомню, "мусор" идет в органы чтобы, пользуясь властью, пакостить Людям под защитой погон. Он топчет, уничтожает Человечную мысль из личного убеждения, глубокой внутренней потребности унизить всех, кто живет счастливей его самого, на самом деле очень несчастного индивида. А оправдание для себя самого и для большинства других, таких же как и он, долго искать не надо. В общем-то, это тот же преступник, только пока безнаказанный . "Оборотни в погонах" - это Грызлов о них, о "мусорах". "Мент" - этот просто ходит на работу за деньги. Ну, кто-то на завод, кто-то в офис, кто-то в органы... Он выполняет свои функции - в той мере, насколько их можно выполнить за деньги. Продажен или неподажен в той мере, насколько это выгодно ему лично. "Милиционер" же действительно служит обществу. Это он борется (или пытается бороться, чаще безуспешно) с преступностью, взяточничеством, коррупцией, беспределом. Это его вышибают в первую очередь, как самого неудобного. Это их - почти не осталось в Системе, захваченной "мусорами" и "ментами".

Кто же такой Герд Вислер? На протяжении фильма показан духовный рост героя. Да, вначале он ведёт жесткий допрос, но, - ничего личного, - это служебная обязанность, которую Вислер делает хорошо. Он думает, что действительно служит правому делу, защищая Систему, которая его воспитала, верит в идеалы социализма, - вспомните, как его коробят циничные высказывания начальства и коллег по службе. В то же время страшна его духовная нищета. У него нет друзей, он одинок, и как человек - никому не нужен. Его никто не любит. Наблюдая за отношениями других людей, жизнью, в которой есть нечто настоящее, он получает возможность посмотреть со стороны на жизнь свою, и увидеть, как мало в ней смысла. Да, он позавидовал, почувствовал себя ущербным - но не возненавидел, не озлобился. Почему?! - Именно потому, что он по сути не "мусор", его духовный уровень все же был достаточно высок. Может быть такое в жизни? - Конечно. В нашей стране долгое время запрещали Высоцкого, но партийные шишки крутили для себя запрещенные бобины и тоже чувствовали, что, что прикасаются к Настоящему, так ценному среди царящей вокруг фальши и лицемерия. Настоящее искусство всегда социально, всегда поляризует общество - на добрых людей и подлецов. На "мусоров" и "милиционеров". На Людей и Нелюдей. И в этом его главная функция. "Разве можно слушать такую музыку и оставаться негодяем?" - говорит один из героев фильма. Музыка, стихи, театр, любовь, дружба... Это те ключики, с помощью которых Настоящее, само того не подозревая проникает даже под панцирь холодного служаки, и он начинает оттаивать. Вислер начинает помогать симпатичным ему людям, потому что на тот момент это было самое лучшее, из того, что он видел в жизни, что вообще стоит защищать. Так уж он устроен, он привык забывать о себе, ему надо что-то защищать. И если это уже не Система, состоящая из бессовестных циников, нечистоплотных карьеристов, то почему это не могут быть самые достойные люди, к которым он был в это время близок?

В этом второй смысл названия фильма. Герои на протяжении картины вынуждены постоянно выбирать, что для них важнее в жизни: своё собственное благополучие, свои шкурные интересы или интересы других людей, "жизнь других"? Понимал ли офицер "Штази", что в спецслужбе работают не глупцы, и что его всё равно вычислят? Думаю, понимал... Но он выбрал, что "жизнь других" важнее, чем его собственная, поэтому и рисковал, проходя по грани разоблачения. Фрау Майнике, увидевшая, как устанавливают прослушку в квартире режиссера, могла бы предупредить, хотя бы намекнуть. Да, это опасно, дочь может вылететь из института, но с другой стороны, чувствовать себя сволочью?!... Внутренняя борьба быстро заканчивается, своя шкура все же ближе...

И арестованная Криста-Мария также выбирает между верностью и предательством, между своим благополучием - свобода, игра на сцене, и "жизнью другого". И предаёт. Предает потому, что предавала уже и раньше, каждый раз, когда принимала наркотики, когда уходила на свидания с похотливым министром, когда демонстративно не старалась вникнуть в ту социальную деятельность, что шла вокруг неё. Это дико одинокому Герду Вислеру отношения наблюдаемой пары могли показаться чем-то замечательным. На деле же для Кристы-Марии "жизнь других" всегда была на втором месте после "жизни своей". Фильм заставляет задуматься главным образом из-за переживания этой мысли - что главнее? И спасибо режиссеру за четкую гуманистическую позицию: только когда ты живешь "жизнью других" - это и есть Жизнь.

Еще один оттенок названия "Жизнь других" вряд ли задумывался режиссером, но для нас, для нашей совковии он тоже важен. Увы, наша жизнь отличается от "их жизни"... В Германии открыли архивы спецслужб, и каждый желающий может прийти в музей "Штази" (теперь уже музей) и посмотреть - кто на кого стучал, кто за кем следил, кто кого предавал? "Не существует панацеи он человеческих бед, но ближе всех к ней находится гласность". Лучший способ не повторять ошибок прошлого - высветить их. У нас в стране архивы так и не были открыты, и как раз такое развитие событий является ночным кошмаром для управителей в нашем полицейском государстве. Уничтожались миллионы в ГУЛагах и психушках, но ведь тех, кто уничтожал, кто сажал, охранял, стучал - их тоже - миллионы. Уничтожив умных, честных, они сами выжили и дали потомство, закрепив в генах человеконенависничество. И, может быть, им кажется, что так будет всегда, что их подлости и преступл ения навсегда останутся безнаказанными. Но Система, гнилая изнутри, слабее чем им кажется. В ГДР казавшаяся всесильной "Штази" рухнула в одночасье вместе с Берлинской стеной. 100 тысяч служащих, 200 тысяч агентов не смогли и не захотели помешать этому. Сейчас в Германии "Штази" признана преступной организацией, если индивид имел к ней отношение, его не возьмут ни на одну серьезную должность. Разве что почтальоном, как Вислера...

Что делать?! Объединяться. Развивать социальную мысль в каждом. Пока каждый сидит за своей печкой, думая только о себе - жизнь никогда не изменится. Сколько раз вы, читающие эти строки, были на митинге, на пикете? Сколько раз вы писали письма протеста? Сколько раз вы проявляли свою активную гражданскую позицию? В Германии тоже ведь - боролись единицы, большинство покорялось и молчало. Но ведь кто-то же боролся!

Борьба не бессмысленна. Это хорошо видно и на практике. 6 августа была освобождена наша незаконно арестованная коллега Юлия Приведенная. Пикеты в центре Москвы и одиночные напротив Генеральной Прокуратуры принесли свои результаты. По слухам Генеральный Прокурор Московской области господин Замуруев (боже мой, вот уж действительно гоголевская фамилия) распорядился - так, чтоб плакатов этих здесь не было. Мы их достали! Когда Юльку выпустили, она рассказывала, что очень многие сидят только потому, что не собираются бороться, отстаивать свои права, что за них некому заступиться, они никому не нужны.
Надо объединяться, товарищи. Выходить c уровня обывателей на уровень бунтарей и борцов. Создавать общественные структуры, партии, объединения. И да настанет страшный день для стукачей и доносчиков, когда мы все же предадим гласности секретные архивы!


Мнения после мозгового штурма суммировал Владимир Беланенко
Откликнитесь, уцелевшие альтруисты,
трезвые и некурящие представители мыслящей молодёжи!
Кто ищет Человечных друзей, переживает за судьбу Отечества
и хочет учиться, чтобы быть Лидером, давайте объединяться!

ICQ 416134070 - на связи всегда.
Подписаться на рассылку «Пристрастные рецензии. Анализ социального кино»:
http://content.mail.ru/pages/p_53253.html

Почтовый адрес: 125009 Москва а/я 150 - Беланенко Владимиру

1
Фото Гия
отзывы:
15
оценок:
18
рейтинг:
5
7

Жизнь других, на мой взгляд, достаточно правдиво изображает не детали, но дух Восточной Германии; история о том, как охотник проникается сочувствием к жертве скорее похожа на сказку, пусть и не во всех смыслах счастливую.

По-видимому, двумя основными темами в немецком кино ещё достаточно долгое время будут Германия фашистская и наша, Германия Восточная. Первая диктуется перманентным желанием загладить вину (?), а вторая - необходимостью пережить то, что закончилось совсем недавно.

Стоит отметить, отдельное удовольствие - следить за развитием событий в фильме с наушиками на голове.

1
Фото akorsh
отзывы:
21
оценок:
197
рейтинг:
31
3

Только один момент понравился: посвящение на книжке - агенту HGW XX/7. Остальное все неинтересное, вторичное. Сопереживания не вызывает. Может перевод дурацкий?
Такого немца-героя, переродившегося, я уже видел. Натюрлих, солдат из Семнадцати мгновений весны, который спас радистку Кэт и погиб. Но то кино 72-го года, а здесь 2007-й. Cейчас уже даже кажется, что актеры чем-то похожи.
В Таймауте нашли интересную перекличку с Оруэллом: "Доннерсмарк нафантазировал настоящую оруэлловскую Океанию, даром что год там стоит 1984-й". Ну, молодец режиссер, читал книжки в молодости.
А вообще лучше бы сделали римейк "Гуд-бай, Ленина". Кто не смотрел - я бы очень рекомендовал.
Да, и какое, 40-летие ГДР в 84-м? Его же вроде в 89-м отмечали?

1
Фото Василий Авсеенко
отзывы:
281
оценок:
2226
рейтинг:
134
7

Отличный фильм. Немного рафинированная историческая действительность в ГДР, излишне "чистые" характеры - правильный автор, женственная и слабая актриса, подлый и глупый чиновник СБ, пактриотичный и честный контр-разведчик… НО! При всем этом, очень сильная драма простого человека - героизм честности и справедливости против госудрственной машины... Драма выбора актрисы, зависимой от государства и сцены...

1
Фото Владимир Бобров
отзывы:
25
оценок:
25
рейтинг:
19
9

Фильм смотрел на ДВД. Очень понравилось мне это кино. Считаю что это из разряда фильмов которые лучше смотреть одному и дома, так сказать, для лучшего "усвоения" картины. Отличная работа режиссера и сценариста. Прекрасная постановка. Вот только осталось ощущение, что актеры что-то "недоиграли". Но ведь это немецкий фильм, поэтому не стоит его за это обвинять. Отличное кино

1
Фото kotbegemot2
отзывы:
87
оценок:
355
рейтинг:
90
7

ГДР. Последние годы Варшавского договора. Штази пока ещё на коне, Штази - "щит и меч партии". Как сообщают предваряющие фильм титры - 100 000 штатных сотрудников и 200 000 - внештатных, то бишь стукачей. Другими словами "попасть" можно за любую неосторожную фразу. Работают ребята на совесть, тщательно - знают про своих сограждан всё и вся. Проблема в том, что высшее руководство позволяет себе "щит и меч партии" использовать для решения личных проблем.
Ход не то чтобы очень оригинальный. Из относительно не старых фильмов на ум сразу приходят "Враг государства" и "Правдивая ложь" (которая в свою очередь римейк французского фильма). В отличие от американцев и французов, которые сделали экшн и комедию, немцы решили сделать на этом материале психологическую драму. И разыграли её умело и профессионально.
Оригинальный ход всё же есть. В некотором роде ход артистический. Фильм не о том, что главного героя, сотрудника Штази, заклинило на вышеуказанном противоречии, то есть не о том, что он "прозрел", то есть не об обличении "гнилого режима". Ну разве самую малость. Фильм камерный, о личной драме одинокого человека, который проникся жизнью тех самых "других" и попросту пожалел их. Отдельный плюсик за два нормальных анекдота (в фильмах, не знаю уж почему, обычно травят какую-то херню, а тут смешно было). Под конец авторы позволили себе несколько эффектных, немного надуманных сюжетных поворотов, которые, впрочем, меня не покоробили.

1
Фото Андрей Тихонов
отзывы:
11
оценок:
16
рейтинг:
17
7

Вот дался этим кинематографистам 84-й год. Как это символично: последний год «тоталитарной системы», аллюзия на Оруэлла… Вот и сюжет фильма «Жизнь других» развивается в ГДР в том самом «последнем году эпохи». Время и место должны по мысли авторов увеличивать степень абсурдности тоталитарной системы, которая и так ежедневно Кафку делает былью. Сюжет неординарен: министр требует компромат на драматурга, у которого хочет увести любовницу-актрису. За дело рьяно берется агент Штази, но в ходе слежки проникается симпатией к героям (прежде всего к актрисе) и в рез-те прикрывает их задницы. Правда, актриса, пойманная на наркоте, и своим женским наркоманским мозгом не разобравшаяся в запутанной схеме капитана тайной полиции, не выдерживает напряжения и совершает демонстративный суицид на глазах у всей Штази. Начальство подозревает неладное (вопрос к сценаристам - почему не обыскали Трабант капитана?), ссылает хорошего чекиста в прусскую глубинку перлюстрировать письма. После падения Стены капитан уныло разносит по домам буржуазную прессу, а министр неплохо устроился и объясняет драматургу, что «не о чем писать в этой ФРГ, то ли дело было в нашей республике». Драматург же находит себе тему – роется в архивах Штази и пишет роман о спасшем его шкуру капитане.

Вот такая голливудская стори (Оскар за лучший иностр.фильм). Требовать от режиссеров честности по отношению к бывшим «тоталитарным режимам» не приходится, это все равно, что требовать от Балабанова быть в своем уме. До 85-го снимаем в тусклом, мрачном свете, а потом солнце и Neues Deutschland с портретом Горби. С какой стати чиновник, отвечающий за культуру дает приказание Штази и использует лучшую тайную полицию Европы в собственных целях? Ну а методы ведения допросов и просто нквдшные: не дадим спать, пока не признаешься, гад, что помогал в организации побега на Запад... Себастьян Кох, играющий драматурга, ну полностью повторяет себя в «Черной книге» Верхувена: там был паинька-эсесовец, тут безупречный драматург, одновременно лояльный режиму и любимец друзей-диссидентов. В общем, прав Зельвенский в журнале "Афиша": крепкий голливудский сценарий. И название такое отстраненное, посмотрите, дети, как жили другие...

1
Фото Евгения Покидина
отзывы:
15
оценок:
16
рейтинг:
13
9

Восточный Берлин, ноябрь 1984 года. Непростое время. Сложное как для политиков, вынужденных следить за каждым дуновением ветерка свободы в умах немецких граждан, так и для простых людей и деятелей искусства, ограниченных в своих возможностях высказывать мысли, творить.

Очень тонко создается общая атмосфера того времени. Нет однозначного взгляда на происходящее в стране - рассматриваются и недостатки политической системы: постоянная слежка за известными личностями, подслушивание и подглядывание за личной жизнью, жесткая цензура и невозможность свободно высказывать вслух свою точку зрения, использование власти видными политическими фигурами в своих интересах. Но вместе с тем показана и другая сторона медали социалистического общества - вера в добро, в человечность, в идею равенства между людьми.

Реальность ГДР 1984 года сурова. Люди скованы в своих действиях. И общая зажатость сказывается как на поведении ярких творческих личностей, так и на представителях закона. Но, несмотря на политический строгий режим, на все условности и запреты, умы многих людей остаются свободными, а души чистыми.

Фильм "Жизнь других" - это история о том, как можно оставаться настоящим, цельным, добрым человеком несмотря ни на что, в любой стране, в любом времени. История пронзительной любви, претерпевающей изменения и преодолевающей многие невзгоды на своем пути. История жизни совершенно разных людей - социально, духовно, физически.

Ступая по сюжетной линии, я потихоньку влюблялась в яркие образы, потрясающе переданные талантливыми немецкими актерами. Все переливы человеческих переживаний были отыгранаы так чувственно, что невозможно было оставаться равнодушной - будь это метания влюбленной души или тепло зачерствевшего одинокого сердца, сомнения талантливого писателя, считающего своим долгом донести до людей правду о своем времени или отчаяние женщины, поставленной в тупик силами власти.

Спустя длительное время после просмотра фильма "Жизнь других", я все еще вспоминаю его, прокручиваю в голове многие моменты и думаю об этих людях. Других людях. Тогда, находясь в своеобразном безвременном пространстве, они творили, любили, ненавидели, желали, умирали. И я понимаю, фильм был создан не просто для того, чтобы показать, как жилось немецким гражданам в пору социализма и не о том, стало ли лучше после падения стены между двумя республиками или же все-таки что-то было утеряно в связи с крушением системы. Фильм отражает саму сущность человека и рассматривая характеры разных людей, доказывает зрителю, что истинные ценности имеют значения во все времена и эпохи. Доказывает нам, простым людям, что не всегда сомнение и метания - это доказательство слабости души. Не всегда проявление тупой беззастенчивой наглой власти может разрушить хрупкие ростки настоящей любви. И бывает так, что человек, которого ты заранее считал своим врагом, может спасти тебе жизнь и ценою своей судьбы и оказаться твоим ангелом-хранителем.

Жизнь многогранна. И проходя извилистыми тропами по своему пути, не забывайте о главном - мир состоит из разнообразных явлений света и тьмы. Пока существует хрупкая гармония добра и зла, пока мы верим в лучшее, превозмогая невзгоды, жизнь продолжается. И имеет смысл.

1
Фото Денис  Бесков
отзывы:
9
оценок:
265
рейтинг:
6
9

Для меня фильм прекрасен уже тем, что позволяет погрузиться в атмосферу 80-х: цвета - серый, чёрный, коричневый, бежевый, автомобили Wartburg, IFA, чёрно-белый телевизор, вещающий о программах партии.

Замечательная немецкая сдержанность - в жестах, движениях, словах. Эстетика фильма - атмосфера слежки, тоталитарного общества заставляют вспомнить об антиутопиях - 1984, Equilibrium, но лишь на секунду - отчаянно хочется верить режиссёру, актёрам и оператору, что именно так всё и было. Отлаженная часть Механизма испытывает преображение от столкновения с настоящим, живым, искренним, организует скрытый протест против Законов Механизма и выигрывает, открывая в себе сопереживание и сопричастность - человечность.

После падения берлинской стены на мгновение наблюдаемый становится наблюдателем, но личной встречи так и не происходит - только заочное посвящение. И это здорово.

Моей спутнице фильм показался затянутым, но для меня он прошёл сплошным ошеломительным гештальтом, окном в прошлое, такое далёкое и чистое.

1