Выставки Санкт-Петербурга

Русский музей

8
Русский музей

Крупнейшее собрание русского искусства, от домонгольских икон до авангарда

Крупнейшее собрание русского искусства — от древних икон до живописи конца XIX века — хранится в построенном архитектором Карлом Росси дворце Михаила Павловича (младшего брата Александра I). Самые крупные залы отведены художникам Императорской академии художеств первой половины XIX века, поменьше — картинам передвижников, Ильи Репина, Василия Сурикова и остальных. Собрание символистов и художников русского авангарда, которым гордится Русский, выставлено в пристройке Михайловского дворца — Корпусе Бенуа. В нее можно попасть как из основного здания (продолжая движение), так и через отдельный вход с канала Грибоедова.
телефон+7 (812) 314 34 48
адрес
ценаВход 70–350 р., для детей до 18 лет вход свободный
официальный сайт
входит в сетьРусский музей

Временные экспозиции

Рецензия «Афиши» на музей

Фото Константин Агунович
отзывы:
786
оценок:
173
рейтинг:
1020

Крупнейшее собрание русского искусства — от домонгольских икон до авангарда. В названии Русского музея слышен пафос первоначальной идеи: именно что русский, национальный музей, включающий наряду с художественной коллекцией этнографический и исторический разделы. Этнографический раздел стал впоследствии Этнографическим музеем по соседству, историческую коллекцию отдали в Эрмитаж; название и Михайловский дворец, шедевр Карла Росси, поныне принадлежат крупнейшему собранию русского искусства в мире.

Дворец Михаила Павловича, младшего брата Александра I, внешне почти не изменившийся со времен постройки, внутри полностью перестроен — частью еще наследниками великого князя, заменявшими вышедшего из моды Росси. Сохранился лишь Белоколонный зал в центре анфилады второго этажа, что выходит окнами в сад: и золоченая ампирная мебель, и рисунок наборного паркета — все оригинальное. Сильное впечатление производит главный вестибюль: вдохновляют простор и высота, что открываются с парадной лестницы, и вид галереи второго этажа, окруженной колоннадой коринфского ордера.

Экспозиция начинается на втором этаже — с отдела искусства XII- XVII веков. Икона «Ангел Златые Власы» XII века — главная достопримечательность зала, посвященного домонгольскому периоду. Образ греческого письма был раскрыт случайно, в ходе реставрации в 1920-х, а до того был так записан, что икона считалась работой Симеона Ушакова — то есть как минимум на пятьсот лет моложе. Русская иконопись в начальных четырех залах представлена примерами локальных школ: после зала с работами своеобычных новгородской и псковской школ — зал московской школы с «Петром» и «Павлом» Андрея Рублева из иконостаса Успенского собора во Владимире и иконами Дионисия. Словно чуть колеблемые контуры рублевских апостолов любопытно сравнить с иконами тверской школы в следующем зале: плотными, массивными, почти ренессансных статей.

Начало экспозиции искусства Нового времени отмечено преобладанием портрета: портрет, вопреки своему второстепенному положению в тогдашней иерархии жанров, отличался наибольшей оригинальностью результатов. Лучшие русские авторы XVIII века — портретисты: Левицкий, Шубин, Боровиковский, Рокотов, Вишняков, Матвеев, Никитин, Антропов, крепостные живописцы графов Шереметевых отец и сын Аргуновы. Произведениям более авторитетных жанров — мифологического или исторического — по справедливости отведен лишь один зал.

История русского портрета начинается ранними парсунами (персонами) конца XVII — начала XVIII века, с контрастами иконной условности и натурализма; опыты в портрете продолжают первые петровские зарубежные пансионеры Иван Никитин и Андрей Матвеев, в определенных вещах достигающие вполне европейских кондиций, и матвеевский ученик Алексей Антропов. Антропов, с его искренним удивлением и умением подчеркивать физиономические особенности в духе «наградил же бог», еще кажется диким примитивом из-за явных иконных традиций в манере его письма. Но очень скоро портрет в XVIII веке достигает кульминации — в зале антроповского ученика Григория Левицкого и скульптора Федота Шубина: здесь русское искусство окончательно перестает казаться экзотической странностью, по чьей-то прихоти явившейся в чуждой ей среде; теперь оно выдерживает сравнение с любыми национальными школами своего времени. Русский музей владеет лучшим собранием Левицкого, куда входят портреты смольнянок — воспитанниц Смольного института, портреты членов семейства Воронцовых и портрет архитектора А.Ф.Кокоринова.

Первая половина XIX века представлена отдельными индивидуальностями (зал портретов Ореста Кипренского) и своеобычными феноменами русской живописи (романтический пейзаж — зал Сильвестра Щедрина и его ученика Михаила Лебедева; крестьянский жанр — зал Алексея Венецианова и его учеников, среди которых замечателен крепостной живописец Григорий Сорока). Но наибольшее пространство, самые крупные залы Михайловского дворца (в одном из них некогда находился дворцовый театр) отведены художникам Императорской академии художеств, в это время достигшей своего расцвета. Эти два зала, именуемые просветами, со стеклянными потолками, специально проектировались архитектором Свиньиным для демонстрации высших достижений академической школы. Гигантский «Медный змий» Федора Бруни, марины Ивана Айвазовского, статуи «Юноша, играющий в свайку» и «Юноша, играющий в бабки», что приспосабливают классическую пластику к национальным мотивам, — академическая помпа сейчас покажется глуповатой, но в свое время это искренне почиталось лучшим, что произвело русское искусство за полтора века.

Здесь же собраны Карл Брюллов и Александр Иванов. Опус магнум первого, «Последний день Помпеи», окружен светскими портретами. Главное произведение Иванова — «Явление Мессии» дано в последнем эскизе, что почти полностью соответствует окончательному варианту из Третьяковской галереи в Москве, только в меньшем масштабе. Но более интересными покажутся другие, рабочие эскизы к «Явлению Мессии» — в частности, серия натурных этюдов с мальчиками.

Из дворцовых анфилад приходится спуститься на первый этаж, в череду бывших служебных помещений и жилья дворцовой обслуги, — здесь расположено искусство второй половины XIX века. Начало новой эпохи в русском искусстве производит впечатление катастрофы. Изменения разительны как в сюжетах, так и в исполнении; на фоне этих перемен небольшой, в духе бидермейера, формат произведений Павла Федотова поначалу не осознается даже как обращенный к другому, более демократичному зрителю, нежели аристократическое искусство Академии. Федотов-жанрист представлен популярным «Сватовством майора»; исключителен в собрании Русского музея Федотов-портретист («Наденька Жданович за фортепьяно», посмертный портрет Е.Флуга). Академизм второй половины XIX века собран отдельно, в зале, где соседствуют такие разные произведения, как «Княжна Тараканова» Константина Флавицкого и «Фрина на празднике Посейдона в Элевсине» Генриха Семирадского — объединенные, однако, общей судьбой. Пользовавшиеся успехом у публики, они не оказали заметного влияния на коллег-живописцев, и история русского искусства сохранила память об этих академических махинах лишь как об эксцессах.

История этого периода представлена развитием федотовского жанра в «критическом реализме» 1860-х (Василий Перов) и далее, к участникам Товарищества передвижных выставок. Специфически русский «лирический пейзаж» (зал Алексея Саврасова и Федора Васильева, зал Левитана) отделен от иллюзионистически точного, но пустого (в лучшем случае — академично пафосного) Ивана Шишкина. Целый зал посвящен Николаю Ге, самостоятельная манера и экспрессивные сюжеты которого отталкивали даже самых расположенных критиков. Свои залы у Василия Поленова (высветленная палитра его палестинских этюдов оказала влияние на будущий стиль модерн) и у Архипа Куинджи: здесь особенно выделяется «Лунная ночь на Днепре», чьи эффекты ночного освещения даже пробовали объяснять использованием электрической лампы, установленной за полотном.

Наиболее широко представлены «передвижники» Илья Репин и Василий Суриков, самые мощные авторы своей эпохи. Только портретам Репина отведен особый зал; кроме того, свой зал у громадного полотна «Заседание Государственного совета» и портретных эскизов к нему. В коллекции Русского музея находятся наиболее известные произведения Репина — «Бурлаки на Волге» и «Запорожцы пишут письмо турецкому султану»; кроме того, в первом зале репинской экспозиции можно обнаружить вполне заурядную картину в академическом духе «Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных» — однако именно с ее приобретением Александром III на 17-й выставке Товарищества передвижников легенда связывает решение о создании Русского музея.

Наиболее крупные вещи Сурикова здесь заметно, и не в лучшую сторону, отличаются от Сурикова Третьяковской галереи, более раннего. Сделанные Суриковым уже в ранге главного исторического живописца России «Переход Суворова через Альпы», «Покорение Сибири Ермаком» и «Степан Разин» проигрывают его масштабным московским вещам («Утру стрелецкой казни», «Боярыне Морозовой»), что не касается вещей сравнительно небольших («Взятие снежного городка»). Работы Сурикова-портретиста демонстрируют превосходного живописца, наделенного редчайшим для России колористическим даром.

Корпус Бенуа — пристройка в неоклассическом стиле с запада Михайловского дворца — возник в 1914 году в связи с быстрым ростом музейной коллекции, и свое название получил по фамилии одного из авторов проекта, Леонтия Бенуа. Поначалу новый павильон рассчитывали для специальной экспозиции Академии художеств, но сейчас здесь выставляется главным образом антиакадемическое искусство начала XX века: русский авангард, а также предшественники, символисты и примитивисты. Русский музей гордится своим собранием русского авангарда, на демонстрацию которого недостает, увы, места. Так что, например, Павла Филонова и Казимира Малевича, двух антагонистов, приходится показывать в одном зале. По этой же причине постоянная экспозиция русского искусства пока авангардом, к сожалению, и заканчивается.

В корпус Бенуа можно попасть из Михайловского дворца, продолжая, таким образом, движение согласно хронологии. Но есть у корпуса, частично использующегося под временные выставки, и отдельный вход с канала Грибоедова, благодаря чему, придя в Русский, можно сразу приступать к XX веку — начиная с Серова и Врубеля.

Отзывы пользователей о музее «Русский музей»

Фото Виктория Дим
отзывы:
18
оценок:
64
рейтинг:
24
7

Все бы было хорошо, но может все-таки стоит сделать нормальный сайт с правильной информацией о дате начала и окончания выставок? При этом я даже не говорю о смене дизайна. За что не люблю Русский - так за его основательную пропитанность СОВКОМ

Фото Вера Замыслова
отзывы:
11
оценок:
45
рейтинг:
8
7

Очень двоякое ощущение от музея. Во многом сформированное на чувстве, которое появляется, когда поднимаешься от гардеробных к центральной лестнице. Чувство это рождено осознанием того, что само здание- уже музей. Ну, к примеру, Третьяковку на Лаврушинском строили специально для Третьяковки. ГМИИ- это изначально знание музея. А ГРМ- это вначале Михайловский дворец, а потом уже Русский музей. И надо сильно напрягаться, что бы осознавать нахождение одновременно в двух музеях сразу. Так, неизгладимым впечатлением легли иконы XIV-XV в.в. на фоне музицирующих и резвящихся путти потолка.
Разочарованием стал зал Филонова. Очень мало представлено работ художника, которого можно полноценно посмотреть только здесь!

Фото Гриша Панихин
отзывы:
12
оценок:
54
рейтинг:
12
9

На данный момент был в этом музее,чтоб не со врать,раз 12-13😉Каждый раз приезжая в СПб,сразу же иду сюда и рассматриваю каждую картину,тут любая картина это предмет русской гордости. В этом музее есть два моих самых любимых зала из всех художественных музеев где я был. Боже,я там могу часа 2 находится только в этих залах,смотрю на каждые детали,читаю исторические факты про эти картины.После посещения чувствуется какая то легкость,свежесть в душе и возникновение новых мыслей которые раньше никак не могли прийти в голову. Я могу часами писать,как я люблю этот музей...но спасу вас от этой учести😄Советую тремя ногами и руками👍

Фото Машка Иванова
отзывы:
16
оценок:
18
рейтинг:
38
3

Вы знаете, так как я не живу в Петербурге, всегда мечтала сходить в Русский музей,когда у меня появится такая возможность. Возможность появилась, и вот мы подошли к главному входу..тут же возник первый вопрос - Где вход???

Никаких указателей мы не увидели, вместо этого - цепь перекрывающая парадную лестницу. Увидев, как люди входят и выходят с левой стороны крыльца, мы решили, что вход там, рискнули зайти, охранник сообщил, что вход с другой стороны, мы вышли, стали обходить крыльцо и увидели что подъезд к главному входу справа открыт, поднялись,подергали дверь - закрыто...В итоге мы увидели группу орущих школьников во главе с теткой, которые подходят вообще к какой то непонятной двери, мысль о том что это все таки и есть вход пришла автоматически, когда мы приблизились к той двери все таки смогли разглядеть табличку, где скромно красовалась надпись "Вход в Русский музей". К слову, когда мы уже были внутри, мы увидели как люди в инвалидных колясках, как и мы, ошиблись и подъезжали к главному входу...видимо у Русского музея недостаточно средств, что бы сделать указатели и таблички...

Наконец - то попав в музей, а точнее в подвал музея, мы оказались в лабиринте из кучи стрелок ( вот куда пошли все деньги)..довольно быстро мы нашли кассы, с "доброжелательными" такими тетями, приобрели билеты и стали искать вход на экспозицию. Когда мы уже почти добрались до входа, мы встретили снова ту толпу школьников с их теткой, которая малоприятным тоном заявила моему молодому человеку, что "с водой туда нельзя" (у него в руках была бутылочка с чаем) и " куртку сдайте в гардероб", тут ко мне подскочила бабка, которая потрогав мою кофту, разрешила мне ее не сдавать (так и быть, иди в кофте), а тетка ко всему заключила " и такие еще по музеям ходят". Сдав куртку в гардероб и спрятав воду, мы все таки попали в выставочные залы, но как то нас живопись уже не очень радовала...

По поводу оформления выставки - есть несколько замечаний. Первое - освещение. Понятное дело, Михайловский замок не планировали как выставочный центр, но картины не видно, все отсвечивает. Второе - подписи к работам очень малы, даже с моей единичкой, их можно разглядеть, только с очень близкого расстояния. Ну и ни к одной из работ я не увидела описания...

Вот так я разочаровалась в Русском музее, так что если вам все таки хочется туда попасть, наберитесь терпения, сожмите всю волю в кулак и вперед!

Фото Sangryl
отзывы:
770
оценок:
868
рейтинг:
2026
3

Плохо. Просто плохо и обидно за Россию.
Если никогда нигде не был - тогда да, знакомые все "лица", родные имена.
Но организация, подача и отношение - всех святых выноси!
К большому сожалению, моего любимого Семирадского ("Фрина на празднике") закрыли, и может быть только этим и объясняется то, что начали бросаться в глаза всякие нелицеприятные подробности: ужасающе неподходящие рамы для некоторых работ (мой любимый, например, портрет Салтыковой кисти Брюллова), состояние кресел и обивка диванов в Парадной зале Елены Павловны.
В тупик буквально поставила комната с явно неинтерьерным памятником Анны Иоанновны с арапчонком (экскурсоводы почему-то показывали эту композицию со спины), ужасающими шпалерами (указано "мануфактура 18 в" с зубастыми птицами и почечуйными львами - то ли Рабле, то ли ирония крепостных), и камином тончайшей работы, на котором даже таблички нет - не является он экспонатом! Мозаика 2мм на 1 мм (возьмите линейку), мы все спорили, мозаика ли вообще это - там швы в 1/4 мм!!!, а хранительницы "не имеют права давать комментарии", изображает пастораль с кабанами, по бокам на синем фоне с тенями и полутонами статуи и др. ампирные изображения - непомерный виртуозный труд - и заляпан белой краской !!!! от той части камина, которую водоэмульсионкой подкрашивали.....
В конце концов нам там нахамили (на моей жизни - впервые в музее!!!) - откровенное "вам лечиться надо" из-за того, что помяли билет.... но до чего же там есть удивительные работы! мой любимый и неизвестный даже Яндексу М.А. Лазарев первой трети 18 века (в Третьяковке есть 2-3 работы), Удивительно русскомордый "Ермак" Сурикова, очень интересный портреты Дягилева, Иды Рубинштейн, резонансная волна "Девятого вала" и его же одна из Стамбульских работ. Долго бегали за Поленовым, оказалась, его "Кто без греха, пусть первым бросит в нее камень" называется на сленге работников "Картина с осликом". Ослик там и впрямь есть....

Галерея

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить