Темнокожие Макбет и Анна Болейн: как всего за год «слепой кастинг» стал новой нормой в кино?

20 января 2022
Редакция «Афиши»
20 января 2022
Color-blind (слепой) кастинг (когда на роль персонажа определенной расы или даже пола берут человека не из-за его цвета кожи и гендера, а таланта) появился не сегодня. В театре (изначально очень условном искусстве) это давняя практика. Не нова она и в кино. Но буквально за год из чего-то экспериментального она превратилась в мейнстрим. «Афиша» на примере шести громких сериальных и кинопремьер рассказывает, как «слепой кастинг», вызывая возмущение и часто неприятие, все же утвердился в современной поп-культуре в качестве новой нормы.
  • Костюмный сериал Шонды Раймс с инклюзивным актерским составом

    Восемь отпрысков семьи Бриджертон (каждый назван по английскому алфавиту: Энтони, Бенедикт, Колин, Дафна, Элоиза, Франческа, Гиацинта и Грегори) пытаются найти счастье в лондонском высшем обществе эпохи Регентства. Так, например, Дафна (Фиби Дайневор) хочет выйти замуж не по расчету, а по любви, поэтому она заключает сделку с известным ловеласом Саймоном Бассетом (Реже-Жан Пейдж), герцогом Гастингсом, согласно которой они будут изображать влюбленную пару. Тогда от нежелающего жениться герцога отстанут настойчивые невесты и их мамочки, а от нее — назойливые женихи. При этом есть один нюанс: Саймон — темнокожий, как и половина аристократии при дворе королевы Шарлотты.

    Отличительные особенности

    Шоураннер Крис Ван Дусен прямым текстом называет «Бриджертонов» «браком между фантазией и реальностью». Действие сериала по мотивам романов Джулии Куинн разворачивается в Лондоне XIX века во время реальной исторической эпохи, известной под названием Регентство, — периода, когда Англией правил принц-регент Георг IV вместо своего недееспособного отца Георга III. Личность весельчака и балагура Георга наложила отпечаток на эпоху, избыточность которой запечатлели в своих романах Джейн Остин и Уилльям Теккерей. «Бриджертоны» верно улавливают пышность Регентства, но в остальном обращаются с эпохой как с песочницей, где можно все — выдумывать целое семейство Бриджертон, вольно обращаться с модой времени и вводить инклюзивный актерский состав разного происхождения на радость зрителям. Например, королеву Шарлотту играет темнокожая актриса Голда Рошевель. Это любопытное решение, потому что в XX веке некоторые исследователи полагали, что Шарлотта и вправду могла быть темнокожей, однако весомых доказательств этому найдено не было.

    Несмотря на то, что «Бриджертоны» стали нетфликсовским хитом (на старте на стриминге их посмотрели 63 млн пользователей), шоу прилетело как справа, так и слева. Скажем, консерваторы в лице писательницы Татьяны Толстой были недовольны заведомой неисторичностью сериала («Американский сериальчик из жизни английского высшего общества 1813 года. 1813-го, подчеркиваю. Дамы высшего общества — чернокожие, фрейлины тоже. Можно подумать, они все от Отелло народились»), а прогрессивные издания обвинили «Бриджертонов» в отсутствии дискуссии об этничности, представителей других этнических групп, колоризме, квирбейтинге и супружеском изнасиловании.

    Другие неисторичные исторические постановки

    Чаще всего в исторических фильмах мы имеем дело не с прошлым, а с нашей фантазией о прошлом. Отсюда и розовые кеды в «Марии-Антуанетте» (2006) Софии Копполы, и перформативные танцы в «Фаворитке» (2018) Йоргоса Лантимоса, и совсем уж лютая дичь c medvedem на цепи в сериале «Великая» с Эль Фэннинг. На последней хотелось бы остановиться подробнее, все-таки в сериале рассказывается про наше прошлое.

    Так вот, шоураннер «Великой» Тони МакНамара не собирался обижать российских зрителей развесистой «клюквой» — по его словам, он просто не любит исторические шоу. А еще говорит, что намеренно пытался сделать как можно больше ошибок, чтобы ни у кого не возникло впечатления, будто показанное в сериале было взаправду. «Великая» в первую очередь пытается найти пересечения истории и современности. Если первый сезон был посвящен тому, как женщина (Екатерина II) оказывается заперта в браке с болваном и деспотом (Петр III), то второй — безуспешным попыткам начитанной зумерки изменить мир к лучшему. Про другие неисторичные исторические постановки можно прочитать здесь.

  • Группа подростков расследует убийства под надзором Шерлока Холмса и доктора Ватсона

    История про юных подручных Шерлока Холмса, сделанная под сильным влиянием «Очень странных дел» (из менее очевидных референсов вспоминается бельгийский мультик «Тайны старого Лондона» 1995 года). То есть это по большей части не детектив, а фантастика с мистикой, подростковая мелодрама, обильно сдобренная паранормальщиной, зумерскими максимами и новой нормой. Скажем, в глаза сразу же бросается «слепой кастинг». Очень мутного доктора Ватсона, нанимающего подростков для работы, играет темнокожий артист Ройс Пьерсон. Среди ребят тоже царит дайверсити: главная героиня — азиатка (Таддеа Грэм), ее сестра (Дарси Шоу), правда, белая (этот факт будет объяснен в сериале), их друзья — темнокожий (МакКелл Дэвид) и белокожий (Джоджо Макари) парни. Вскоре к ним еще присоединится принц Леопольд (Харрисон Остерфилд), мечтающий посмотреть, как выглядит настоящая жизнь за пределами королевского дворца. Вместе они будут расследовать разные странные случаи, которые в итоге приведут их к Шерлоку Холмсу (Генри Ллойд-Хьюз), ужасным тайнам прошлого и разрыву между мирами (что-то наподобие изнанки из шоу братьев Даффер); в финале, впрочем, герои еще спустятся в канализацию, где их, как в «Оно», мучительными галлюцинациями будет пытать местный «клоун» и главный злодей в исполнении Кларка Питерса — Лестера Фримана из «Прослушки».

    Отличительные особенности

    Из прогрессивных идей, озвученных в сериале: семью определяют не только кровные узы, ты можешь быть тем, кем захочешь, нужно беречь мир, в котором живешь. Собственно, главный конфликт в сериале — поколенческий: старшие, или, условно говоря, «бумеры» (Ватсон, Холмс и одна особа), натворили в свое время дел, так что теперь более сознательным «зумерам» приходится расхлебывать последствия. При этом викторианский Лондон — всего лишь атмосферный антураж, который позволяет оживить многочисленные готические страшилки: от чудовища Франкенштейна (самый, пожалуй, жуткий эпизод сериала) до Гофмана с Диккенсом. Однако, несмотря на то, что у сериала есть свое обаяние, его все же нельзя назвать во всем удачным. Ему катастрофически не хватает самоиронии: он слишком насупленный и серьезный, как и его главная героиня, сыгранная Таддеа Грэм, которая большую часть времени ходит с таким лицом, как будто проглотила что-то действительно неприятное (совсем как Кейт Уинслет в «Аммоните»).

    Многие идеи (скажем, «Берегите мир, мать вашу!») поданы как-то слишком в лоб, а мысль сделать из Ватсона скрытого гомосексуала не отдает свежестью. Плюс видно, что «Нерегулярные части» очень хотят стать новыми «Очень странными делами», но чтобы стать «Stranger Things недостаточно просто собрать в одном сериале отсылки на другие произведения поп-культуры, нужно вдохнуть в историю жизнь, чего у авторов этого шоу не получилось. Поэтому неудивительно, что с таким подходом «Нерегулярные части» не стали настоящим хитом и были закрыты после первого сезона: «Нетфликс» (на котором вышел сериал) хоть и Робин Гуд, но не может давать деньги на проходные проекты бесконечно.

    Другие фэнтези-сериалы с дайверсити

    Если в «Нерегулярных частях» рассказывается про приключения «зумеров» в викторианском Лондоне, то в уже классической «Молодости Геракла» (1998) с Райаном Гослингом — про «миллениалов» в Древней Греции. Вообще, в этом шоу была проговорена масса подростковых (и не только подростковых) тем, актуальных в 90-е. Там было подтрунивание над токсичной маскулинностью, первая девушка в военной академии (см. также «Солдат Джейн» 1997 года), амазонки как метафора воинственных феминисток третьей волны, кентавры как аллегория всевозможных меньшинств (кстати, Хирона, наставника Геракла, Иолая и Ясона, сыграл темнокожий новозеландец Натаниел Лис), тема культов и сект, набравшая огромную популярность накануне миллениума, и разговор о том, что стоит за громкой славой рок-звезд, кому начинающим музыкантам приходится продать душу, чтобы обрести популярность, и как эта слава отравляет жизнь близких артистов (цикл серий про Орфея и Эвридику).

    Из более свежих фэнтезийных сериалов с дайверсити-кастингом (черные эльфы, британская индианка Аня Чалотра в роли волшебницы Йеннифер!) стоит назвать нетфликсовского «Ведьмака».

  • Драма о последних днях Анны Болейн

    Последние месяцы жизни Анны Болейн (Джоди Тернер-Смит). Рассказ о ее тяжелых отношениях с английским патриархальным обществом — сластолюбивым мужем, королем Генрихом VIII (Марк Стэнли) и хитрым королевским советником Томасом Кромвелем (Барри Уорд), а также о ее желании сохранить положение своей дочери Елизаветы, будущей королевы.

    Отличительные особенности

    Это не первый костюмированный британский проект, в котором появляется дайверсити (до этого, например, была «Пустая корона», мы уж не говорим про театр), но, возможно, первый, где на главную роль (белой королевы) была выбрана темнокожая актриса. Стоит сразу сказать, что это не «Волчий зал», который тоже рассказывал про противостояние королевского советника Томаса Кромвеля и Анны Болейн. У сериала нет такой выверенной драматургии и художественных амбиций («Wolf Hall» по заветам кубриковского «Барри Линдона» был снят при естественном освещении), однако это история, рассказанная через густую female gaze оптику, женский взгляд (сценаристка — Ив Хеддервик Тернер, режиссерка — Линси Миллер).

    Если «Волчий зал» занимал, скажем так, прокромвельскую позицию, то этот занимает проболейновскую. Цвет кожи Болейн в сериале никак не объясняется, но за ним, конечно же, видно политическое решение: героиня Джоди Тернер-Смит чувствует себя чужой при дворе, и ее внешняя инаковость только подчеркивает это ощущение. В целом сериал интересно написан и симпатично снят; если бы он еще в финале не сваливался в назидательную прокламацию о том, что имя Болейн (жертвы) всегда будет идти с именем Кромвеля (мстительного белого мужчины), то цены бы ему не было. А так — яростный феминистский запал несколько упрощает эту безумно интересную историю, но нисколько не обедняет достижения Тернер-Смит, которая тут настолько убедительна и хороша, что сразу же забываешь про ее внешнее несходство с историческим прототипом.

    После того как орда интернет-троллей заминусовала сериал на IMDb еще до выхода на экраны (перед премьерой у него стояла оценка 1,2), сервис обнулил негативные оценки (сейчас у шоу 5,7 на основе 25 тыс. проголосовавших). На «Кинопоиске» рейтинг «Анны Болейн» составляет 1,6 на основе 19 тыс. проголосовавших. Выводы делайте сами.

    Другие небелые «Анны Болейн»

    Еще на заре кинематографа, в 1933 году, на экраны вышла костюмированная драма «Частная жизнь Генриха VIII» Александра Корды («Багдадский вор»), в котором короля сыграл Чарлз Лотон, а Анну Болейн — Мерл Оберон, британская актриса, родившаяся в Индии и всю жизнь скрывавшая, что ее мать была из племени маори. Для этого она даже выдумала историю о потерянном в пожаре свидетельстве о рождении.

  • Потрясающее фэнтези от визионера Дэвида Лоури

    Времена мифического короля Артура. Когда пожилой монарх (Шон Харрис) празднует Рождество за Круглым столом, в зал врывается незваный гость — Зеленый рыцарь, который предлагает собравшимся рыцарям игру: он позволит любому нанести ему удар мечом, но ровно через год в ответ нанесет свой. Вызов принимает молодой племянник короля, сэр Гавейн (Дев Пател), который отрубает Зеленому рыцарю голову. Но тот как ни в чем не бывало встает и удаляется, напомнив юноше об обещании. В канун следующего Рождества Гавейн отправляется в опасный путь, чтобы обрести желанную славу, но, возможно, потерять голову.

    Отличительные особенности

    Фильм представляет собой очень вольный пересказ знаменитой английской поэмы XIV века неизвестного автора «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь». Классику взялся переосмыслить американец Дэвид Лоури, знакомый зрителю по семейному фэнтези «Пит и его дракон» и медленной постдраме «История призрака», где Кейси Аффлек час стоял перед камерой под простыней с прорезями для глаз. По уровню радикальности и киноязыку «Легенда о Зеленом рыцаре» явно ближе ко второму. Это подчеркнуто не нарративное кино, где история служит лишь поводом для конструирования вокруг героя невероятного мира фэнтезийно-психоделической артурианы — этакой смеси «Мертвеца» Джима Джармуша и киносказок Гильермо дель Торо. При этом Лоури, вдохновленный рыцарскими фильмами восьмидесятых, старается везде, где возможно, обойтись без CGI, заменяя набивший оскомину зеленый экран олдскульными комбинированными эффектами и нарисованными задниками. И если сам фильм можно упрекнуть в излишнем пижонстве и претенциозности, то переизобретаемая Лоури форма, хочется верить, вдохнет новую жизнь в слегка буксующий жанр полнометражного фэнтези. Что касается дайверсити-кастинга: обычно небелые персонажи в современных псевдоисторических и фэнтези-фильмах появляются без объяснений. Но в «Легенде» объяснение скорее есть.

    Пател — индиец по происхождению, а мать Гавейна играет Сарита Чудхури, актриса тоже индийских корней. Имя героини в фильме не звучит, но очевидно, что это фея Моргана, коварная сестра короля Артура и главная причина его бедствий в мифе. Моргану побаиваются и в мире «Легенды», называя ведьмой. Колдовская, потусторонняя природа Морганы выделяет ее среди людей, и, в общем, вполне логично, что иной цвет кожи выступает символом духовной инаковости. Именно она подстраивает все так, чтобы Гавейн отправился в мистический квест — и это неслучайно: по словам самого Лоури, это кино о мучительной сепарации от родителей; о том, как режиссер долго не мог съехать от своей мамы.

    В фильме мелькают еще один-два небелых персонажа, но нетрадиционный кастинг играет тут незначительную роль (если играет вообще). Лоури словно снимает из будущего, каким мы бы хотели его видеть; он равно далек от ширпотреба и плаката, политически заряженного «Оскара» и холодной отстраненности фестивалей с их самовлюбленным эстетизмом. Главное в фильме — почтение к мифологии.

    Другие небелые герои из фильмов про рыцарей Круглого стола

    Хотя темнокожие персонажи среди рыцарей Круглого стола появлялись еще в наивном анимационном фэнтези 1990-х «Легенда о принце Валианте» (он же «Рыцарь — отважное сердце»), а дальше начали мелькать все чаще (в сериале «Мерлин», например, уже была черная королева Гвиневра), «Легенда о Зеленом рыцаре» — первый фильм артурианы, в котором небелый актер (Дев Пател) сыграл главного героя. 

  • Очередная версия знакомой сказки — с поп-певицей Камилой Кабельо в главной роли

    В тридевятом королевстве, где у власти находится старомодный король Рован (Пирс Броснан), с токсичной матерью (Идина Мензел) и сестрами на выданье живет искусная мастерица Золушка (поп-певица Камила Кабельо кубинского происхождения), которая дружит с тремя мышами, выхаживает гусеницу и грезит о карьере дизайнерки, но для этого ей сначала надо замутить свой стартап и обрасти связями. Возможность сделать это подкидывает сам король, который устраивает во дворце бал, чтобы уже наконец женить своего великовозрастного отпрыска, принца Роберта (Николас Галицин). Юноша, впрочем, жениться не намерен, однако случайная встреча с Золушкой на рынке заставляет его сердце трепетать, в то время как самой девушке предстоит сделать выбор: карьера или семья?

    Отличительные особенности

    Не секрет, что Золушка попадет на бал благодаря темнокожей гендерно-нейтральной фее в исполнении Билли Портера (который/-ая окажется той самой гусеницей), но если вас шокирует этот факт, значит, последние лет пять вы просидели в бункере. Новая «Золушка», в отличие даже от экранизации Кеннета Браны, не занимается реконструкцией старой сказки, а современным языком рассказывает знакомую всем историю на новый лад, поэтому конфликт между мачехой и падчерицей оказывается смещен в несколько иную плоскость. Если в оригинале мачеха не хотела, чтобы Золушка вышла замуж за принца, то тут она вроде бы и не против. Она против того, чтобы девушка эмансипировалась и открыла свой магазин: по ее мнению, женщина — это хранительница домашнего очага. Таким же непрогрессивным типом выставлен и король, который цепляется за традиции, как утопающий за спасательный круг, не замечая, что, помимо сына, у него еще есть дочь — фем-активистка, которая знает (или думает, что знает), как сделать жизнь в королевстве лучше. Иначе говоря, несмотря на волшебство, костюмы и сказочный антураж, фильм Кей Кэннон больше всего похож на современную молодежную романтическую комедию про взаимоотношения отцов и детей (к слову, ровно про это же была ее предыдущая картина — «Секса не будет!!!»). Понятно, что кого-то такой подход может взбесить — в основном, разумеется, зануд и пуристов, фетиширующих заскорузлый канон. Всех остальных ждет не выдающийся, но зажигательный мюзикл с каверами любимых хитов и обаятельными главными героями. Пользователи киносайтов могут сколь угодно занижать рейтинг картине (сейчас у «Золушки» 4,6 на «Кинопоиске» и 4,2 на IMDb), а охранители — ругать фею Билли Портера, однако прогресс придет не только в тридевятое королевство, но и в Россию — это неизбежно.

    Другие небелые «Золушки»

    Консервативная публика в основном накинулась на Билла Портера, проморгав при этом, кажется, тот факт, что роль Золушки тоже сыграла небелая актриса. Это уже не первый такой случай в мировом кинематографе. В 1997 году на телеканале ABC вышла «Золушка», также известная как «Золушка Брэнди» (сейчас доступна на стриминге Disney+). Это один из тех фильмов, что опередил свое время, ведь за 20 с лишним лет до сериала «Бриджертоны» в нем был использован мультинациональный кастинг: ключевые роли, как и в нетфликсовском хите, исполнили темнокожие артисты — певица Бренди Норвуд, сыгравшая Золушку, и суперзвезда 90-х Уитни Хьюстон, исполнившая роль феи-крестной.

    Надо ли говорить, что без Хьюстон этого проекта просто не было бы? Она сделала все, чтобы у афроамериканских детей появилась своя чернокожая диснеевская принцесса, — и уступила Бренди право стать Золушкой (хотя изначально сама претендовала на эту роль). Несмотря на то, что картина Роберта Искоува («Это все она», «Мальчики и девочки») собрала у экранов 60 млн зрителей, она была довольно прохладно встречена критиками («Эта «Золушка» слепленная на злобу дня, а не на века», — писала, например, газета The New York Times). Они ошибались: фильм оказал влияние на несколько поколений американских зрителей — и со временем обрел статус культового, хоть и не широко известного (в России, скажем, эту картину практически никто не видел). Зато в России на Новый 2009 год можно было увидеть ревизионистский российско-украинский мюзикл «Красная Шапочка», в котором небольшую роль Золушки сыграла темнокожая соул-певица Гайтана, поющая с характерным украинским акцентом.

  • Дензел Вашингтон в шекспировской экранизации Джоэла Коэна

    В шотландском королевстве три ведьмы (сыгранные одной феноменальной актрисой Кэтрин Хантер) предсказывают гламисскому и кавдорскому тану Макбету (Дензел Вашингтон), что он станет королем. И вот полководец, повинуясь советам жены (Фрэнсис МакДорманд) и принципам причинного детерминизма, начинает свое восхождение к власти, а значит: «Зло станет правдой, правда — злом. Взовьемся в воздухе гнилом».

    Отличительные особенности

    Фильм Джоэла Коэна — старшего брата Итана, который ушел из кино, чтобы писать пьесы, — первый сольный проект в его кинокарьере и бог знает какая по счету экранизация «Макбета» Уилльяма Шекспира. От других канонических постановок она отличается прежде всего пресловутым «слепым кастингом». Скажем, роль Макдуфа в ней исполнил темнокожий артист Кори Хокинс («Конг: Остров черепа», «24 часа: Наследие»), а заглавного героя — афроамериканская звезда Дензел Вашингтон, который до этого играл Дона Педро в «Много шума из ничего» Кеннета Браны, а также в других постановках по Шекспиру как в кино, так и на сцене (в том числе в «Отелло» в студенческие годы). Но одно дело мавр Отелло, а совсем другое — шотландский король Макбет. Джоэл Коэн принципиально не стал переносить действие в наше время, как до этого они с Итаном уже сделали в «О, где же ты, брат?» с «Одиссеей» Гомера. Хотя это решение и напрашивалось. Как точно подметил коллега, кинокритик Алексей Филиппов:

    «Ведущая чета в исполнении Дензела Вашингтона, который ни одной постановки пьесы не видел, и Фрэнсис МакДорманд [супруги Джоэла Коэна], мечтавшей сыграть леди Макбет, хорошо смотрелась бы в американской субурбии. Он уставший ударник производства, вечно задвигаемый на второй план и большую часть монологов бубнящий под нос почти без пауз — как будто протекает кран. Она крепкая женщина в мужском мире, чьи карьерные опции — рожать и наставлять, — и раз небеса не послали отпрыска, сгодится ведьминский лайфхак».

    Однако старший Коэн, кажется, вступил в возраст (67 лет не шутки), в котором уже напрямую разговаривают с вечностью. Отсюда в фильме ранее не свойствененный хулиганистому режиссеру сухой академизм: черно-белое монохромное изображение, «эдвард-крэговские декорации» и практически квадратный кадр (1,37:1). От «Трагедии Макбета» за версту несет попыткой сделать серьезное искусство на века, подобно орсон-уэллсовскому театру теней, а «слепой кастинг» в нем не мода на повсеместное дайверсити, а художественный концепт. Цвет кожи Макбета Дензела Вашингтона, как и в случае Анны Болейн Джоди Тернер-Смит, невольно говорит о «стеклянном потолке», который не в силах пробить этот персонаж. Как бы ни был хорош герой на поле брани, он никогда не будет достаточно хорош для престола: тогда Макбет решает взять его силой. Но чтобы подняться на этом социальном лифте, ему предстоит совершить смертный грех: убить действующего шотландского короля Дункана (Брендан Глисон).

    Впрочем, разнообразный кастинг не единственная отличительная черта фильма Джоэла Коэна. Режиссер также расширил роль придворного вельможи Росса (Алекс Хасселл). Как в экранизации Романа Поланского, Росс стал третьим убийцей товарища Макбета Банко (Берти Карвел), а еще типично коэновским персонажем, олицетворяющим собой амбивалентное мефистофилевское начало, подобно герою Джона Гудмана в «Бартоне Финке». Частью той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.

    Другие небелые «Макбеты»

    «Трагедия Макбета» — уже не первый случай, когда в пьесе Шекспира играют небелые актеры. Скажем, незадолго до своей знаменитой киноэкранизации «Макбета» (1948) Орсон Уэллс поставил спектакль «Вуду Макбет» (1936) с афроамериканцами (правда, главную роль в ней исполнил белый актер Джек Картер). А в 1957-м Акира Куросава, вдохновившись шекспировским произведением, выпустил «Трон в крови» (он же «Замок паука») с Тосиро Мифунэ в роли Васидзу Такэтоки — японского Макбета, который часть вины разделил со своей амбициозной женой (Исудзу Ямада), подстрекавшей его к убийству лорда Судзуки. (Самая знаменитая сцена фильма — град настоящих стрел, обрушившейся на героя Мифунэ; этот трюк потом снился актеру в страшных снах).

Темнокожие Макбет и Анна Болейн: как всего за год «слепой кастинг» стал новой нормой в кино?
Темнокожие Макбет и Анна Болейн: как всего за год «слепой кастинг» стал новой нормой в кино?
Темнокожие Макбет и Анна Болейн: как всего за год «слепой кастинг» стал новой нормой в кино?
5 новых фильмов от распавшихся режиссерских дуэтов
5
новых фильмов от распавшихся режиссерских дуэтов
5 новых фильмов от распавшихся режиссерских дуэтов
Онлайн-премьеры недели: «Миротворец», «Трагедия Макбета», новая часть «Монстров на каникулах»
Онлайн-премьеры недели: «Миротворец», «Трагедия Макбета», новая часть «Монстров на каникулах»
Онлайн-премьеры недели: «Миротворец», «Трагедия Макбета», новая часть «Монстров на каникулах»
11 новых российских фильмов, снятых за пределами Садового кольца
11
новых российских фильмов, снятых за пределами Садового кольца
11 новых российских фильмов, снятых за пределами Садового кольца
Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»
Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость