Москва
Детские книги, которые будут интересны и взрослым
Пока критики, литературоведы и педагоги ломают копья, что же такое детская литература, где она заканчивается и чем отличается жанр young adult, предлагаем взрослым не смотреть на маркировки 12+ и рекомендации «для среднего школьного возраста» и почитать детские книги. В книгах этих встречается и совсем недетская печаль, тоска, борьба с миром, системой или неизбежными обстоятельствами (даже со смертью). Но есть в них и надежда, которая, абсолютно точно, нужна не только детям.
Ольга Лишина
20 февраля 2020

Сиблинги

Лариса Романовскаяиздательство «Самокат»

«— А если добро притворяется злом, кем оно становится?..»

Фантастическая повесть удивительным образом включает в себя если не все, то многие злободневные и «недетские» повестки последних дней. Главный герой, Женька, попадает «на планетку» — в странное место, похожее на стеклянный шарик с домом и морем, в котором живут «отобранные» дети, сиблинги. Планетка и ее обитатели — научный проект. Ребята могут путешествовать в прошлое и исправлять ошибки. Например, открыть замки аварийных выходов в кинотеатре, в котором скоро случится пожар. Дети могут поменять прошлое, пока оно еще будущее, вот только можно ли изменить собственную судьбу, поменять самого себя?
Для взрослых эта книга может оказаться и сложнее, и важнее, чем для детей. Те, кто вырос с молитвой «прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко», чье будущее уже настало, — вечный вопрос: а вы смогли бы не отвести глаз, встретившись с собой-ребенком? И что бы написали себе в тяжелые тринадцать или семнадцать, чтобы такая встреча вообще могла состояться?
Кстати, другая повесть Ларисы Романовской, «Слепая курица», в этом году в лонг-листе премии «Нацбест», что только подтверждает уровень и актуальность текстов.

Тонкий меч

Фрида Нильсониздательство «МИФ»

Как вернуть маму из страны Господина Смерть

Тонкая, полная метафор и красивых образов сказка о том, как мальчик Саша отправляется в царство смерти, чтобы вернуть маму. Смерть здесь — своенравный правитель, которого жители его страны уважительно величают Господином Смерть. Страна смерти — мир со своей географией, историей и правилами. Здесь живут существа, с виду не похожие на людей (а на деле — «бывшие» люди, души после смерти), у всех есть своя работа во имя и для Господина Смерть, все его ценят и любят, потому как естественно — любить того, кто тебя создал… И никто не хочет, чтобы Саша менял устоявшиеся порядки. Но, как всегда, как везде, даже в краю Господина Смерть есть дети, и они не всегда играют по правилам взрослых.
Текст Фриды Нильсон (и, что немаловажно, художественный перевод Ольги Мяэотс) полон отсылок к мифам, легендам и сказкам. Множество мелочей — тема еды в мире смерти, три расы и три отрезка пути души по дороге к перерождению, мухи, посланницы смерти, и даже то, что могущественного Господина Смерть нельзя победить, но можно перехитрить, — все это описано с таким уважением к теме. А то, что в мире Господина Смерть каждый становится тем, кто он есть внутри, и может быть, кто-то должен остаться ребенком и вечно играть, играть, а не сражаться, — звучит как притча и точно достойно взрослого чтения.  

Девочка с медвежьим сердцем

Френсис Хардингиздательство «Клевер»

Некоторые люди — идеально подходят, чтобы носить в себе чужие души…

Магический реализм и мистика в антураже зловещего английского поместья XVII века. Мэйкпис — девочка, обладающая семейным даром (или проклятием) «нести» в себе души умерших. Когда умирает старейшина рода, его душу принимает следующий родственник, и старейшина устраивает внутри «свеженькой» плоти свой диснейленд. Звучит довольно пугающе, неудивительно, что Мэйкпис совсем не радуется подобным перспективам и твердо намерена не только не пустить в свою голову старых проходимцев, но и истребить их род. Тем более что внутри у нее уже живет дух спасенного медведя. А девочка с медвежьим характером — это двойная сила.
Можно воспринимать книгу просто как мистическую приключенческую сказку, а можно — как метафорическую историю. В конце концов, как часто вокруг нас те, кто «лучше знает», как нам жить, и как часто голоса внутренних критиков подозрительно напоминают родительские? Для взрослых книга может оказаться даже более полезной и интересной, к тому же — исторический контекст: Англия, пуритане и король, холодные поместья и сражения на туманных полях. 

Обратно он не придёт

Екатерина Мурашоваиздательство «Волчок»

Удивительная дружба девочки из интеллигентной семьи и мальчиков, сбежавших из детского дома

Небольшая повесть Екатерины Мурашовой написана в конце восьмидесятых и тогда же выходила в первый раз под заголовком «Полоса отчуждения». За прошедшие сорок лет книга стала только более актуальной: в центре истории — девочка Оля, которая, гуляя по «полосе отчуждения» недалеко от вокзала, знакомится с мальчишками, сбежавшими из детдома. И вот тут начинается череда этических вопросов, на которые ответов нет ни у Оли, ни у автора.
Взрослым книгу стоит прочесть не только из-за актуальности тем сиротства, непростых историй про детские дома и беглецов, но и посмотреть взрослыми глазами на то, как Оля носит в себе тайну и не может найти взрослого, который ей если не поможет, то хотя бы как-то поддержит. Все или не воспринимают ее вопросы всерьез, или отмахиваются дежурными фразами и, конечно, часто отказывают просто в искренности. Те, кто в конце восьмидесятых был Олей (а может быть, еще не родились?), сейчас — те самые взрослые.

Я считаю по семь

Холли Слоуниздательство «Карьера Пресс»

Как непростая девочка, которая обожает цифру семь, болезни и растения, может изменить мир

Приемные родители Ивы Ченс гибнут в автокатастрофе, и необычная девочка, которая прекрасно считает и легко учит языки, но не очень понимает тонкости социального взаимодействия и оттенки интонаций, остается совсем одна. Не спешите пролистывать, это не книга о несчастной сиротке (хотя технически — да), это книга о том, как многое мы можем сделать в любой ситуации, как маленькими шажками герои идут по дороге счастья и как на камнях будут расти цветы, если, конечно, постараться.
Вера в лучшее и поддержка в ежедневных мелких делах нужна взрослым не меньше, а частенько и больше, чем детям. История Ивы и ее новых друзей способна вдохновить, может быть, не на великие дела и открытия, а просто придать силы вставать и идти с утра готовить завтрак, что под конец зимы — тоже довольно непросто.

Взгляд Кролика

Хайтани Кэндзироиздательство «Самокат»

Педагогическая поэма из промышленного района японского городка, полная борьбы за понимание и мух

Роман, множество раз переиздававшийся в разных странах и номинированный на медаль Андерсена. Трогательная книга про японскую школу в бедном районе и отношения молоденькой учительницы  с классом, а особенно — с молчаливым трудным ребенком, которого интересуют только мухи (да, кролика в этой книге нет, зато мух — множество).
Здесь и лучшие традиции школьных историй, и настоящая любовь к работе (и к людям), и дети неидеальные, и взрослые — разные. Один учитель так и вовсе то курит, то выпивает, то едко шутит на собраниях… Надо ли говорить, что он прекрасно чувствует детей и именно он помогает найти общий язык с маленьким исследователем мух.
Почитать и вспомнить, что никто не идеален, что труд — не всегда красив и изящен, что учителя — тоже люди, дети — растут, жизнь идет, а мухи… Ну и мухи тоже могут быть интересны!