Москва

Что покажут на кинофестивале Doker 2021: бездомные, беженцы, мамонты

Наталья Серебрякова выбрала пять лучших фильмов фестиваля документального кино Doker, который пройдет с 18 по 27 июня в московском кинотеатре «Октябрь».
Наталья Серебрякова
17 июня 2021

документальный

Монохромный участник «Берлинале-2021», воспевающий жизнь улиц

Герои этого фильма — бездомные. Кто-то из них живет в приюте, кто-то спит прямо под мостом, кто-то зависим от алкоголя и наркотиков, а кто-то только что завязал. Есть также психически нестабильные, оставшиеся без лечения из-за отсутствия медицинской страховки. Эта маргинализация носит в большей степени географический характер: «Грязные птахи» снимались на улицах и приграничных зонах между США и Мексикой, близ городов Эль-Пасо и Сьюдад-Хуарес, что отражает мексиканско-американскую идентичность режиссера Карлоса Альфонсо Корраля. И хотя красивая, выразительная ручная монохромная камера оператора Нини Бланко часто контрастирует между светом и тенью, она также аккумулирует силу, которая существует между этими состояниями. В конце концов, понятие «черный и белый» всегда неверно: все, что снято таким образом, отражается в оттенках серого. Фильм дрейфует вокруг нескольких персонажей на фоне целого хора других голосов. Брэндону и Рейган недавно запретили посещать «ОК» — приют для бездомных в центре Эль-Пасо — и они вернулись на улицу.  Рейган на восьмом месяце беременности. Оба все еще употребляют наркотики. Натан, красивый 43-летний мужчина, готовится стать крестным отцом ребенка, что заставило его переоценить жизненные приоритеты и отказаться от наркотиков. А еще есть 16-летняя Эшли, бездомная всю свою жизнь, чьи блаженные наблюдения, словно стихи, придают фильму молитвенную ритмичность. В этих кадрах кажется, будто Корраль имитирует стиль легендарного американского режиссера Терренса Малика.

документальный

В поисках останков вымерших животных в Сибири

Окруженные, а иногда и убаюканные ледниковым холодом Восточной Сибири герои «Мамонта», кажется, живут между прошлым и настоящим, между природой и наукой. Какую роль играют люди в процессе вымирания животных? И какое влияние вымирание определенных видов животных оказывает на жизнь людей? Режиссерка Лисбет де Селар решает эти вопросы, не пытаясь отвечать на них догматично. Вместо этого она отправляет зрителей в поэтическое, хотя и пугающее путешествие в недра Земли. По мере того, как вечная мерзлота тает в самом сердце сибирской тундры, обнажая останки исчезнувших мамонтов, дикие олени (которые со временем приобрели почти мифологический статус) медленно вымирают. Роман и его младший брат Кийм — оба родом из этого региона, хотя последний уже много лет живет в городе с матерью, — решают отправиться на поиски этих загадочных животных. Тем временем недалеко от этих мест ученый Семен прочесывает вечную мерзлоту в поисках следов ДНК мамонтов в надежде однажды успешно клонировать этих существ. В разгар глобальной природной катастрофы, недалеко от массового вымирания, бивни мамонта привлекают авантюристов всех мастей, которые бросаются на охоту за слоновой костью. И чтобы усугубить масштабы природной катастрофы, набирает силу новая легенда — о диких оленях.

документальный

Бывший шахтер пытается стать айтишником

Томаш — 44-летний шахтер, вынужденный искать новую работу, так как угольная шахта Песков в Силезии закрывается. Он с энтузиазмом решает переквалифицироваться на программиста по субсидируемой государством схеме «Новая смена». Отстригает длинные волосы, переезжает в новую квартиру и находит девушку через сайт онлайн-знакомств. Приятный, прямолинейный и практичный человек, Томаш любит смотреть матчи местного футбольного клуба «Браник», ходить на панк-концерты и пить пиво в пабе со своими приятелями из шахты и старшим братом. Однако брат снова и снова напоминает ему, насколько невелики его шансы найти работу в сфере информационных технологий: молодые люди, так называемые цифровые аборигены, сидят за своими компьютерами практически с рождения, в то время как он провел 25 лет под землей. Но Томаш продолжает рассылать резюме в различные IТ-компании, где ему все время отказывают. В то же время его дочь (у него также есть два сына), которой он ежемесячно платит алименты, заявляет, что парень ее мамы будет обеспечивать ее, если Томаш не найдет работу. По мере нарастания давления герой фильма Индржиха Андрша находит работу на заводском складе, который ненавидит. «Новая смена» дает хороший повод поразмышлять над вопросами автоматизации труда и ее влиянии на общество. В фильме есть универсальный посыл: новая технологическая эра не обязательно должна означать конец всему старому.

документальный

Наследник безымянного художника пытается отстоять авторство

Документальный фильм канадского режиссера Билли Минца (который, кстати, открывает фестиваль), рассказывающий об этике художественной жизни и загадках авторства. Владимир Дворкин был плодовитым художником, написавшим тысячи прекрасных портретов при жизни. Однако этого нельзя было бы узнать из каталогов галерей, обзоров выставок или поисковых запросов в интернете. О нем даже не узнаешь, глядя на подписи на картинах, сделанных им собственноручно, потому что Дворкин был художником-призраком. В течение многих лет художник, родившийся в России, писал портреты, которые он продал израильскому «художнику» Озу Альмогу, с гордостью перепродавшему и выставлявшему его работы как свои собственные. Эта история не дает покоя внуку Дворкина, Роману Лапшину, который клянется раскрыть правду и дать своему покойному деду признание, которого он никогда не получал при жизни.

документальный

Этническое меньшинство из Мьянмы ищет убежище

Лагерь беженцев Кутупалонг в Бангладеш занимает всего 13 квадратных километров, но это самое большое уникальное поселение в мире. Более 600 тыс. преследуемых мусульман-рохинджа живут там во временных убежищах. Рохинджа — этническое меньшинство, которое в течение нескольких поколений проживало в Мьянме (бывшая Бирма, которая является преимущественно буддистской), но правительство Мьянмы отказывается признавать их гражданами. В августе 2017 года гигантский поток беженцев решил покинуть Мьянму после того, как военные страны жестко отреагировали на нападение вооруженной группы рохинджа на посты безопасности. Насилие быстро обострилось, армия сожгла целые деревни, насилуя, пытая и убивая мирных жителей. В течение нескольких месяцев Кутупалонг бедствовал и расширялся. Те, кто выжил в 12-дневном путешествии по горам, лесам и рекам, прибыли травмированными только для того, чтобы провести свои дни в состоянии неопределенности без гражданства. У них нет паспортов, и им некуда идти. Они хлебнули жестокую реальность гуманитарного кризиса, который фотограф-документалист Рено Филипп начал фиксировать еще в 2018 году. Тронутые его самоотверженностью и желанием повысить осведомленность о тяжелом положении рохинджа, кинорежиссеры из Квебека Мелани Карье и Оливье Хиггинс объединили усилия с Филиппом и отправились в юго-восточный Бангладеш.