Москва

11 достойных сиквелов, кто бы что ни говорил

Считается, что третья, четвертая и пятая части любой кинофраншизы скатывают ее на дно. Так оно обычно и есть, но бывают и приятные исключения из правил. «Афиша» вспомнила различные недооцененные сиквелы, триквелы и квадриквелы нашумевших кинохитов, которым досталось слишком много хейта, хотя они его совершенно не заслуживали.
Евгений Ткачёв, Арсений Омельченко, Алексей Филиппов
10 марта 2021

Самый голливудский фильм постапокалиптической саги

Первый «Безумный Макс» явил миру героя, который не хотел геройствовать, а хотел просто отомстить. Второй утвердил канон постапокалиптического кино про одинокого стрелка, бродящего по пустошам с собакой (в скобках заметим, что этот троп вырос из фильма «Парень и его пес», а после его апроприировала видеоигра Fallout). А третий оказался кризисным кино, которое отец австралийской франшизы Джордж Миллер снял вместе с Джорджем Огилве, потому что не мог прийти в себя после гибели своего друга-продюсера Байрона Кеннеди, вертолет которого упал рядом с плотиной. Иногда кажется, что Миллер в третьей части поставил только финальную погоню, потому что ну какой «Макс» без погони? Известно, что поклонники франшизы не особо жалуют «Под куполом грома». В свое время олдскульных фанатов больше всего выбесил «голливудский» тон картины — и действительно, такой фильм легко мог бы снять «Дисней». Однако критики в массе своей остались довольны, а сам громовой купол и проводимые в его стенах гладиаторские бои стали культовой, часто цитируемой классикой (особенно впечатлен всем этим был известный кинокритик Роджер Эберт). Единственное, к чему тут можно придраться, так это к довольно прихотливой структуре фильма. Если его первая половина оформлена как образцово-показательный постапокалиптический экшен, в котором Макс Рокатански (Мел Гибсон) передвигается уже на машине с верблюжьей тягой, а за сферы влияния в городе Бартертаун борются крутая тетушка Энтити (Тина Тернер) и Мастер-Бластер (Анджело Росситто и Пол Ларссон), то во второй картина превращается практически в Питера Пэна: Макс набредает на поселение, жителями которого в основном являются джеймс-барриевские Потерянные мальчики. Эту часть также сравнивали с постапокалиптическим романом Рассела Хобана «Риддли Уокер» (1980) и критиковали больше всего. Сейчас, когда в 2015 году вышла четвертая (возможно, самая совершенная) серия «Безумного Макса», оригинальная трилогия уже окончательно обрела статус пыльной классики, но если вы вдруг решите прильнуть к ней, то знайте, что «Под куполом грома» заслуживает не меньшего внимания, чем великие первые две части. Ведь где вы еще вместе увидите поросят и гонки — разве что только во второй части «Бэйба», которую тоже поставил Джордж Миллер.

фантастика

Самая мрачная часть ксеноморфской франшизы

Выжившие после событий «Чужих» унтер-офицер Эллен Рипли (Сигурни Уивер), капрал Хикс (Майкл Бин) и девочка Ньют (Кэрри Хенн) терпят крушение на планете-тюрьме Фиорина-161, которую населяют заключенные с лишней Y-хромосомой и которые ждут возвращения Бога. Полнометражный дебют модного в 1992 году клипмейкера Дэвида Финчера, снимавшего для Майкла Джексона и Мадонны клипы, а для телевидения — рекламу кроссовок. Первый блин вышел комом: студия отстранила режиссера от монтажа, Финчер подумывал уйти из кино, а режиссерская версия картины, точнее, версия, максимально приближенная к режиссерской, вышла в 2004 году, когда 20th Century Fox выпустила на DVD «Alien Quadrilogy». Этот бескомпромиссный вариант не только по-другому расставляет акценты (например, Чужой развивается в теле быка, а не собаки), но и лучше подсвечивает основную задумку фильма, которая сводится к истории про возвращение карающего ветхозаветного божества. Третий «Чужой» еще и потому самая мрачная часть франшизы, что заставляет материнские инстинкты Рипли работать по-иному. Так, если в первой части она спасала от Чужого кота, во второй — девочку от королевы Чужих, то в третьей — узнав, что она сама должна стать мамой монстра (весь фильм внутри нее растет что-то ужасное), не готова дать жизнь этому чудовищу. В четвертой части ей все-таки предстоит «родить», а у Финчера — сигануть с платформы в расплавленный свинец (и этот финал выглядит пострашнее отрезанной головы в коробке).

боевик, фантастика

Самый детский и неотразимый «Робокоп»

Зловредная, но влиятельная корпорация OCP решает построить на месте Детройта новый город — Дельта-Сити. Жители против, но их никто не спрашивает — дома отправляются под снос. В том числе и квартира малютки Нико (Реми Райан Эрнандес), которая во время заварушки теряет своих родителей и примыкает к отряду Сопротивления. Вскоре к этому Сопротивлению примкнет и Робокоп (Роберт Джон Берк), после того как сотрудники OCP расстреляют его напарницу Энн (Нэнси Аллен). С третьим «Робокопом» произошла та же самая история, что и с новым «Хищником» (см. ниже), — его обозвали вегетарианским и мелкотравчатым и отказались воспринимать всерьез. Все дело в том, что студия Orion (вскоре обанкротившаяся, так что премьера фильма состоялась только через два года) решила сделать из кровавой мясорубки Пола Верхувена и Ирвина Кершнера что-то более лайтовое, ведь главными поклонниками «Робокопа» были дети. В итоге у нее получилось идеальное детское приключенческое кино, которое все возненавидели, хотя его патетика и пафос до сих пор выглядят вполне воодушевляюще. И не сказать, что в этой картине меньше сатиры, чем у Верхувена, и меньше жестокости, чем у Кершнера. Просто, как и в новом «Хищнике», к написанию которого, к слову, тоже приложил руку режиссер «Робокопа-3» Фред Деккер, в ней много наивности — но как без нее делать искусство для 12-летних?

боевик, фантастика

Милла Йовович, зомби и драйв видеоигр!

Пол У.С.Андерсон — один из немногих режиссеров, кому удавалось снимать успешные фильмы по видеоиграм — от сносных до культовых, как это было в случае с «Mortal Kombat», а франшиза от студии Capcom под его руководством продержалась на экранах целых 15 лет. И если поздние части скорее напоминали однообразные косплей-вечеринки его жены, актрисы Миллы Йовович, то первые два (окей, три) фильма интересны каждый по-своему. К примеру, «Апокалипсис», в котором Андерсона сменил режиссер второй команды Александер Уитт, — редкий пример попытки автора не самореализоваться за счет известного бренда, а в полной мере передать зрителю дух и энергию игрового первоисточника. Сценарий, вольно слепленный сразу из трех видеоигр, напрямую продолжает первый фильм. Воротилы из корпорации Umbrella все-таки решились вскрыть запечатанную секретную лабораторию и выпустили T-вирус на свободу, из-за чего в небольшом городке Ракун-Сити начался форменный зомби-апокалипсис. Теперь Элис (Милла Йовович), в ходе экспериментов превратившейся в сверхчеловека, предстоит выбраться из заблокированного города до того, как ее вместе с новыми друзьями сотрет с лица Земли корпорация, желающая замести следы. Эта бесхитростная история сбита так плотно, что негде вставить спичку — полтора часа миниатюрного апокалипсиса пролетают на одном дыхании, а редкие диалоги напоминают брифинги перед миссиями в видеоиграх, после которых хочется сказать: «Понял, погнали!» — и снова ринуться в бой. Просто и по делу Уитт создает эталонный сурвайвл-боевик в духе игр конца девяностых, а добротно сделанный экшен и обилие натурных съемок позволяют картинке не устареть до сих пор. Ну и Милла Йовович, в меру накрашенная и в меру побитая, здесь работает на износ!

боевик, приключение, триллер, фантастика

Захватывающее продолжение важного киберфантастического фильма

В прошлом году исполнилось десять лет с выхода «Трона: Наследия» — сиквела культового восьмидесятнического фильма про киберпространство, который пришлось ждать целую вечность. По сюжету Сэм Флинн (Гарретт Хедлунд) — сын талантливого программиста Кевина Флинна (Джефф Бриджес), исчезнувшего еще в конце восьмидесятых, — 20 лет прожил в неведении, где находится его отец. Но вот Сэм набредает на неработающий магазин со старыми аркадными автоматами, где проваливается в виртуальную реальность. В ней антропоморфные программы (самая симпатичная — Куорра в исполнении Оливии Уайлд) все так же гоняют на мотоциклах и устраивают гладиаторские бои с помощью тарелок, похожих на фрисби, а заправляет всем зловредная программа по имени Клу, точная копия Кевина Флинна. Режиссеру Джозефу Косински не повезло дебютировать с продолжения легендарного фильма: когда ты малоизвестен, да еще подхватываешь забытый бренд, спрос с тебя выше, чем с маститого постановщика (так же было с Феде Альваресом и его ремейком «Зловещих мертвецов»). «Наследие» получило противоречивые отзывы (мнения критиков радикально разделились) и было забыто, но спустя десять лет видно, как Косински мастерски владеет искусством сторителлинга (умение, которое он потом отточит на олдскульном сайфае «Обливион» с Томом Крузом и грандиозной пожарной драме «Дело храбрых»). Повинуясь какому-то своему бешеному ритму, сиквел «Трона» не дает заскучать все два часа, несясь к неумолимой и печальной развязке под сумасшедший саундтрек недавно распавшегося электронного дуэта Daft Punk. А отдельная песня — это, конечно, дуэт Хедлунда и Уайлд, которые до этого были знакомы семь лет и давно мечтали поработать вместе. Можно сказать, что Уайлд крадет этот фильм у всех многочисленных мужских персонажей (даже у как будто накокаиненнего героя Майкла Шина). Ее боевая стойка (способность актрисы к боевым искусствам удивила даже каскадеров) и невозмутимый вид добавляют в эту трагичную историю отцов и детей немного такой необходимой легкомысленности. P.S. Символично, что у Косински в этом году выйдет сиквел еще одного культового фильма — «Топ Ган: Мэверик» с Томом Крузом. Круг замкнулся.

боевик, фантастика

Суровый боевик с нестареющими звездами кино категории Б

В конце нулевых «Унисол» пережил мощнейший перезапуск, который устроил Джон Хайамс — сын замечательного режиссера и оператора Питера Хайамса («Узкая грань», «Патруль времени»). Проигнорировав события второй части и двух ужасных канадских телепродолжений, он снял сиквел самого первого фильма, но в очень нехарактерном для «Универсального солдата» реалистическом ключе. Несмотря на то, что действие в картине происходит в отдаленном будущем на Чернобыльской АЭС, где террорист в исполнении Захари Бахарова («Дзифт») держит детей министра страны Пасалан (болгарско-украинская Россия) в заложниках, сами бои (и в особенности схватка между Люком Деверо (Жан-Клод Ван Дамм) и воскресшим сержантом Эндрю Скоттом (Дольф Лундгрен) были сняты в стилистике «грязного» телерепортажа. Впрочем, учитывая то, что кино было поставлено по сценарию бывшего агента «Моссада» и автора нескольких автобиографических книжек Виктора Островского, удивляться не приходится. Другое дело, если вам третий «Унисол» показался странным, то четвертый и вовсе удивит. Это лихой микс из «Бегущего по лезвию», «Маньчжурского кандидата» и «Апокалипсиса сегодня», в котором роль протагониста досталась Скотту Эдкинсу, а герой Жан-Клода Ван Дамма пережил жутчайшую метаморфозу в духе полковника Курца. Как и в прошлой части, тут тоже появится клон сержанта Скотта, а еще унисол нового поколения, которого играет боец MMA Андрей Питбуль Арловский. Его битва с Эдкинсом на битах в спортивном магазине — ярчайший образец нетривиальной и невероятной боевой хореографии в кино. Вообще, в фильме много качественно сделанного экшена, поэтому, как совершенно справедливо заметил один американский критик: «Если бы больше боевиков были похожи на четвертого «Унисола», возможно, мир стал бы лучше».

триллер, ужасы

Изящный метасиквел про то, что нельзя снять идеальный сиквел

За «Ведьму» талантливому мамблкорщику Адаму Уингарду прилетело от критиков и пользователей IMDb, но тут в защиту режиссера хотелось бы сказать пару слов. Да, Уингард и его сценарист Саймон Барретт через 17 лет уткнулись в ту же стену с отпечатками ладошек, как когда-то Дэниел Майрик и Эдуардо Санчес. Но суть в том, что создатели «Новой главы» не просто в нее уткнулись, они, кажется, изначально понимали, что это, в принципе, тупик. Что адекватный сиквел к такой знаковой и по-своему революционной вещи как мокьюментари-хоррор «Ведьма из Блэр» снять нельзя, это безнадежная затея. Поэтому они придумали по-своему изящный метаход, который оправдывает существование их произведения. Своим лирическим героем в продолжении они назначили режиссерку по имени Лиза (Калли Эрнандес), которая хочет снять документалку про парня, сестра которого в первой части пропала в мэрилендских лесах. Понятно, что персонаж Эрнандес — это сам Уингард, который таким образом выстраивает по отношению к своим героям метадистанцию, превращающуюся затем в метаконструкцию (кино внутри другого кино). При этом, глядя на все это, может показаться, что Уингарду, как и Лизе, плевать на своих героев (они оба просто хотят снять крутой фильм) — но это не так. Никакой ноль-позиции в этой картине не существует. Режиссер следует за персонажами прямо в пекло, отчаянно пытается с ними из него выбраться, а когда приходит время, символично «умирает» со своими героями. В искренность последних минут этого хоррора невозможно не поверить, ведь режиссер и его персонажи перед лицом смертельной опасности становятся единым целом. А то, что во всей это чудовищной вакханалии не удалось сделать крутой фильм, — ничего страшного. Получилось другое: снять почти идеальный сиквел про то, что нельзя снять идеальный сиквел.

боевик, приключение, фэнтези

Недооцененный ревизионистский фильм о далекой-далекой галактике

После того как Джей Джей Абрамс завел с толкача новую трилогию «Звездных войн», аккуратно пересказав «Новую надежду», за руль сел фантазер Райан Джонсон — режиссер «Кирпича» и «Петли времени». Новейшие надежды он оправдал не для всех: фанат франшизы Джонсон прибег не к абрамсовскому ремиксу-копипасту, а к старой доброй ревизии, какой он прославился в «Кирпиче». Словно чувствуя, что наглости Disney хватит лишь на один проект, а в финале все отменят, режиссер заставил гудеть все скрепы далекой-далекой галактики. Внешне «Последние джедаи» — самая изобретательно снятая история вселенной (визуальные гэги Джонсону удаются на славу), под сомнение была поставлена джедайская святость Люка Скайуокера — тема не одной статьи и даже диссертации о «Звездных войнах», рассматривавших повстанцев как террористическую ячейку; социальный комментарий — опять-таки самый острый в как минимум номерных фильмах; помимо абстрактных намеков на империю зла — целый забег по капиталистической утопии, намекающий, что многим планетам под пятой Первого ордена вполне комфортно, пока дело не касается привилегий богачей. Наконец, биография Рей обещала быть более интригующей, но, «к счастью», Абрамс во всех смыслах вернул дедушку.

боевик, приключение, фантастика, ужасы

«Хищник» эпохи пост-пост и мета-мета

В мексиканских джунглях снайпер Квинн МакКенна (Бойд Холбрук) вместе со своим отрядом готовится выполнить задание, как вдруг на их головы падает инопланетный корабль с Хищником на борту. Позаимствовав скарб пришельца (и отправив его домой по почте), МакКенна оказывается в лапах у организации, которой руководит неприятный тип Трэгер (Стерлинг К.Браун), а среди сотрудников числится Шон Киз (Джейк Бьюзи) — сын того самого специального агента Питера Киза (Гэри Бьюзи) из второго «Хищника». Еще до прихода во франшизу в качестве режиссера Шейна Блэка (героя которого, радиста Хоукинса, в самом первом грандиозном «Хищнике» инопланетный охотник растерзал первым) серия исчерпала все возможности для «серьезного» сиквела. Хищник в каменных джунглях был. Много Хищников (как Чужих в «Чужих») было. Даже типажная смена протагониста — и та была (Эдриен Броди вместо Арнольда Шварценеггера — это все равно что если бы в фильме МакТирнана главным героем стал не Датч, а Пончо). Поэтому Блэку не оставалось ничего другого, кроме как снять изящную самопародию — и у него это получилось. Его «Хищник» — это не суровый сурвайвал-хоррор, каким был оригинал, а разудалое приключенческое кино, веселый и кровавый экшен, рубилово категории Б, которое откровенно потешается над своим наследием. Но могло ли быть иначе в эпоху пост-пост и мета-мета? Да, в новом «Хищнике» хватает всяких глупостей: и скабрезных шуток вояк про мамку, и биологини, уверенно обращающейся с оружием, и ребенка, разгуливающего в Хеллоуин в маске Хищника, и смехотворных разговоров про эволюцию — но все дело в том, что Блэк (несмотря на возрастной рейтинг 18+ и обилие кровищи) снимает свою фантастику не для взрослых, а для подростков — и взрослых, в которых еще жив подросток. Если говорить по существу, то новый «Хищник» отлично зайдет примерно лет в 12, когда масса художественных условностей воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Они не важны — важно, чтобы кино качало. И оно качает. С первых же минут «Хищник» задает нешуточный темп и градус безумия, которые ему удается поддерживать вплоть до самого финала.

боевик, приключение, триллер, драма

Веселые каникулы Джона Рэмбо в Мексике

Если для «Рокки» четыре года назад придумали адекватную перезагрузку (вместо Сильвестра Сталлоне на передний план вышел герой Майкла Б.Джордана — Адонис Крид), то в «Последней крови» ветерану уже в пятый раз пришлось отдуваться самому. Впрочем, в этот раз 73-летний Слай хотя бы уступил режиссерское кресло: картину снял Эдриан Грюнберг, до этого работавший над славным боевиком «Веселые каникулы» с Мелом Гибсоном в мексиканской тюрьме. Сценаристы же, перебрав за десять лет несколько вариантов развития сюжета, в итоге взяли курс на «Непрощенного» и недавнего «Логана». Ушедший на покой Джон Рэмбо ведет тихую жизнь на ранчо, обучая лошадей и роя подземное убежище. Крышу с ним делят старая подруга Мария (Адриана Барраса) и ее внучка Габриела (Иветта Монреаль). Однако, когда девушка отправится на поиски отца в Мексику и пропадет там, Рэмбо вновь придется точить колья. Впрочем, ожесточение, с которым герой Слая рвет в клочья злых наркоторговцев, меркнет в сравнении с тем, как на кино обрушилась американская пресса, обвинив Сталлоне в топорной пропаганде эмиграционной политики Трампа. Правда, и без правой идеологии претензий к этому фильму с ПТСР, в котором сюжет просто оправдывает финальное мочилово, можно предъявить немало. Но важно помнить, что для «Рэмбо» безвкусица давно превратилась из болезни в стиль. И пятая часть уверенно держит марку: перед нами олдскульный боевик без консервантов, красителей и тормозов.

боевик, приключение, фантастика

Олдскульный фантастический боевик, который мы заслужили

Преданные фанаты «Терминатора» ждали достойного и идеологически верного сиквела оригинальных фильмов почти 30 лет. И когда демиург киновселенной Джеймс Кэмерон заявил о возвращении во франшизу и начале работы над «третьей» частью (игнорирующей остальные фильмы и сериал), мир замер в ожидании, ловя каждый кадр и трейлеры. Что же, сюжет картины, несмотря на сразу трех сценаристов (знак, обычно не предвещающий ничего хорошего), вышел довольно лаконичным и стройным. Саре Коннор (Линда Гамильтон) и ее сыну Джону (Эдвард Ферлонг) не удалось предотвратить апокалипсис, лишь отсрочив его. Спустя много лет в наше время вновь прибывает терминатор Rev-9 (Гэбриел Луна), чтобы избавиться уже от новой матери Сопротивления — молоденькой мексиканки Дани Рамос (Наталия Рейс). Защищать ее от непобедимого киборга должна гостья из будущего Грейс (Макензи Дэвис) — напичканная аугментами суперсолдат. Так что пресловутой girl power на экране стало куда больше, да и сам сюжет пережил деликатную, но принципиальную фем-ревизию. Однако этого фанатам, ждавшим от Кэмерона настоящего прорыва, оказалось мало: фильм провалился в прокате и получил очень среднюю критику. Все сошлись на том, что «Темные судьбы» — просто неплохой фантастический боевик. И это действительно так: причем с явным упором на второе слово. Почти все здесь стреляет, взрывается и рушится по-настоящему, а каждый герой имеет свою неповторимую боевую пластику. Ну а местами этот «Терминатор», как правильно заметил Арни, и правда выглядит extremely funny.