Афиша–Рестораны — самый удобный способ найти и забронировать столик

Москва
fitcher: «Скажи-ка, брат, чего добился ты?»: интервью с Ириной Тиусониной, которая придумала премию Where to Eat

«Скажи-ка, брат, чего добился ты?»: интервью с Ириной Тиусониной, которая придумала премию Where to Eat

  • Ирину Тиусонину, главного продюсера премии Where to Eat, все чаще и в глаза, и за глаза уважительно называют «мать». Она делает WtE уже шесть лет, захватывая новые территории. Александр Ильин поговорил с ней о прошлом, настоящем и будущем премии.

  • — Ирина, как вы придумали премию Where to Eat?

  • — Постепенно и не торопясь. Мы долгое время вручали по итогам года звезды от журнала Where St.Petersburg; эти доски, знаю, до сих пор висят во многих ресторанах Петербурга. Так продолжалось лет десять: редакция делает свой субъективный выбор, все хорошо, все довольны, мало кто знает. И мы даже не планировали брать эту высоченную высоту, то есть вручать какие-то настоящие ресторанные премии. Понимали, насколько это сложно, и опасались последствий. Но в 2013 году все-таки решились на эту авантюру. Да, на тот момент премия Where to Eat была чистейшей авантюрой, и мало кто видел у нее хоть какую-то перспективу.

  • — И откуда появилась перспектива?

  • — Ну, у меня такой характер: если уж ввязалась, то надо сделать на отлично. Чего бы это ни стоило. Возможно, звезды так сошлись, но у нас получилось и в первый, и во второй раз. Дальше, понятно, уже было проще, нас уже знали, и понимали, что премия честная. Не легче, нет — это каждый раз стоит совершенно адских моральных и физических сил. И тут я должна благодарить только свою команду, которая в 2013-м поверила в этот проект. Они большие молодцы и трудяги, и только так это можно покорять новые высоты. Уже шесть лет; страшное дело!

  • — Можно подробнее про новые высоты?

  • — Первые три года Where to Eat проходила только в Петербурге. А в 2016 году мы вдруг решили пойти, так сказать, на Москву. Аналогов в Москве не было и даже на данный момент нет, так что поляна была относительно свободна — ну вроде бы. Сейчас я оглядываюсь назад и думаю: господи, как мы вообще до такого додумались? Прийти из Питера, родного, маленького и уютного, где все всех знают и даже если ругаются, то не особо всерьез, в огромную, очень жестокую и при этом мало нам понятную Москву. В Москву, где куча разных рейтингов, десятки мощнейших ресторанных групп, где вообще другой уровень конкурентной борьбы. Где свои звезды и, в конце концов, свои неписаные законы, которые мы не очень-то даже и знали. Короче, это было безумие. Но почему-то получилось.

  • Ирина Тиусонина с Иваном и Сергеем Березуцкими (Twins Garden, Twins Wine Space, Wine & Crab) на вручении премии Where to Eat 2018

  • — Расскажите подробнее о том, как устроена премия? Чтобы было понятно, в чем безумие.

  • — Устройство Where to Eat очень простое и, на мой взгляд, прозрачное настолько, насколько это вообще возможно. Сначала мы составляем список экспертов, большой. Это рестораторы, шефы, критики и журналисты, то есть люди непосредственно из индустрии. И значит, наша премия, по сути, выбор самой индустрии. Не гонки пиарщиков, не сражение репутаций. И я каждый раз говорю, когда кто-то приходит на вручение и капризничает, что вот нас не взяли, что ж такое, — я говорю: ребята, все вопросы только к себе, не ко мне. Это не мы вас не заметили, это профессиональное сообщество вас так оценило.

  • — Много бывает недовольных?

  • — А как же. В Питере уже как-то привыкли и смирились, а москвичи прямо обижаются серьезно. Но повторюсь: это не мы, это вы. Короче, в Москве премия вручается уже три года, и понятно, что это работает.

  • — Можно вопрос про дресс-код?

  • — Знала, что спросите. Да, мы требуем и настаиваем, чтобы на вручение премии люди приходили хотя бы не в джинсах. Да, в этом году великий Нино Грациано не прошел по той самой причине. Объясняю, почему так. Во-первых, сообщество поваров и рестораторов — это профессиональное сообщество, и у него есть свое понимание, что хорошо и что плохо, что можно и что нельзя. Ужас в том, что это понимание не вполне соответствует тому, как следует приходить на такие мероприятия. Премия сама по себе не может стать известной и красивой, ее делают прежде всего гости. На «Оскар» никто не приходит в джинсах, правильно?

  • — Ну уж сразу «Оскар».

  • — Ну а как? Есть образцы того, как это должно выглядеть — почему мы должны изобретать какие-то свои непонятные правила? Я считаю, что наш ресторанный бизнес заслуживает таких высоких стандартов и такого праздника. Вообще, я мечтаю, конечно, что мужчины будут приходить в смокингах, а женщины в вечерних платьях, но да, понимаю, это даже не послезавтра. Но мечтаю!

  • — В этой связи не могу не заметить, что кое-кто из рестораторов пришел на московское вручение в трениках.

  • — Ну всего один человек, и он всех обвел вокруг пальца (речь про Бориса Зарькова, White Rabbit Family. — Прим. ред.). Пришел в длинном, очень красивом пальто, прошел сквозь фейсконтроль, а из гардероба появился уже вот в таком виде и настолько быстро ввинтился в толпу, что никто и охнуть не успел да и заметил мало кто. А когда он вышел получать премию, в лучи софитов, тут-то все и офигели. Он сказал, что буквально только что с самолета – слабоватая отговорка — но вы же не будете выводить из зала человека, только что получившего несколько призов сразу, да? Но «Борис, ты не прав». И больше так не делай.

  • Борис Зарьков в тех самых тренировочных штанах

  • — Хорошо, с Москвой понятно, все покупают смокинги — а дальше?

  • — Мы были бы не мы, если бы не решили двигаться дальше. И вот в 2018 году сделали премию на юге. И это было гораздо страшнее, чем в Москве. Буквально все делалось через «не хочу», «не могу», «нам это не надо», все — подбор экспертов, поиск партнеров, поиск подходящей площадки. Есть такой прием в телешоу: а давайте сделаем героям еще хуже, это называется breaking bad. И вот мы оказались в таком сценарии. До последнего не верила, что получится, честное слово. Но, слава богу, получилось.

  • — На этом все? Или сделаете передышку?

  • — Нет, времени нет на передышки. В следующем году нас ждет Урал и Татарстан. Что из этого всего получится, узнаем осенью 2019 года.

  • — Зачем вам это все?

  • — Во-первых, это захватывает. Нам уже скучно без этого жить. Во-вторых, мы видим, как радуются и переживают рестораторы, шеф-повара, сомелье. Понимаем, как это для них важно — получить наконец объективную оценку своего труда, признание коллег по цеху. Ну и прекрасную тарелку на стену! Про рейтинги тоже не будем забывать — любой шум сейчас хорош, а уж который устраиваем мы, так тем более.

  • — Вопрос про самую дальнюю перспективу.

  • — Хотим сделать национальную премию. Вот прямо Where to Eat Russia! Уже делаем. Рассчитываем, что к весне 2020-го будет готово. Вот уж где будет жара так жара! Место проведения еще не определили, выбираем между Москвой и Санкт-Петербургом. Про регламент выбора: мы уже разработали методику, но я пока не хочу говорить какую; рановато, и в любом случае что-то будет доделываться в процессе. И, конечно, нас за это будут критиковать, это нормально и правильно. Я все понимаю, хотя вообще очень эмоционально реагирую: могу наорать, даже послать куда подальше. Правда, потом подумаю: скажи-ка, брат, а чего добился ты? И успокаиваюсь.

  • * Скидки, подарки, акции и другие новости, которые приятно узнавать первыми, — в нашем Instagram и на странице в Facebook. Подписывайтесь!