fitcher: Плохой мальчик. Почему ресторатор Орлов строит репутацию на хайпе и открывает проекты в Лондоне и Дубае

Плохой мальчик. Почему ресторатор Орлов строит репутацию на хайпе и открывает проекты в Лондоне и Дубае

  • Журналист Мария Лобанова встретилась с Александром Орловым после недавнего скандала и задала крайне неудобные вопросы.
  • — Насколько известно, в ресторане Nord 22 планировалось несколько знаковых гастролей: визит Артем Перука из El copitas, Игоря Гришечкина из Cococouture. И вдруг на прошлой неделе появились посты в соцсетях об отмене первого из этой череды визитов по инициативе главного редактора «Ресторанных ведомостей» Евгении Голомуз. Расскажите, что же произошло?

  • — Сначала отказался Гришечкин — сказал, что у него какие-то обстоятельства изменились. У него должны были быть позже эти гастроли, ну, подумали, что изменились, так изменились. А с Артемом Перуком из El copitas мы все подтвердили, внесли предоплату, сделали афишу, продали билеты. И он за два дня то же самое — сливается. И говорит, что какая-то феминистка написала в The World’s 50 Best Bars, позвонила ему и стала угрожать, что если он все-таки приедет, то она сделает все, чтобы закрыть его бизнес, чтобы он не смог работать, развиваться. Это он сам говорил. Причем она мотивировала это тем, что выступает за права женщин, ущемленных проектом «Хорошая девочка». Хотя Nord 22, где планировались гастроли, — чисто гастрономический проект. Да, «Хорошая девочка» — начиная от названия и заканчивая концепцией — довольно эпатажная, как и задумывалось изначально. Это такая ирония и самоирония. Она очень успешно работает, и я не понимаю, какие там могут быть вопросы. Но вот такая была история… Ребята испугались и не приехали. Я это воспринял с удивлением.

  • А вы читали, что Артем Перук написал у себя на странице в фейсбуке об этой истории?

  • — Да. Думаю, что, если он покажет свою храбрость в том, что все-таки приедет, будет ему респект.

  • — В команде ресторана «Хорошая девочка» одни женщины — и шеф, и кондитер, и сомелье. Получается, что права женщин ущемляются не во внутренней фактической работе ресторана, а в рамках особенностей его пиара и маркетингового продвижения?

  • — У нас и гостей процентов девяносто — девушки. И работает процентов шестьдесят женщин. Да вообще у меня в компании больше женщин, чем мужчин, в принципе.

  • — А на руководящих позициях есть женщины?

  • — В основном везде женщины на руководящих позициях.

  • — И эти женщины на руководящих позициях когда-либо высказывали свое мнение против вашей маркетинговой политики?

  • — Это они сами креативят, как они могут против высказываться? Head of Marketing — женщина, которая, в принципе, создавала в том числе и эту концепцию. В маркетинге, в SMM, кто эти посты делает — все женщины, да практически весь коллектив.

  • — Можете представить себе ситуацию возникновения иска со стороны кого-либо из ваших подчиненных, что вы неуважительно или сексистски высказывались или вели себя?

  • — Нет, это невозможно.

  • — Получается, что по факту против вас играют только созданная вашими собственными словами репутация и ваши идеи по маркетинговой политике? Но пиар и репутация в наше время — легкоуправляемые инструменты. А при имени Александр Орлов все вспоминают про блюда из собак из корейского ресторана, неприязнь к полным людям и неуважение к женщинам? Зачем строить себе репутацию на дешевом хайпе?

  • — Мне вообще наплевать на репутацию. Я просто говорю то, что думаю, и все. И я действительно не беру на руководящие должности толстых людей. Невзирая на пол. Это правда. И я не стесняюсь об этом говорить. Мне насрать на общественное мнение. И на репутацию тоже. А что такого в том, что я не беру на работу толстых людей? Это нормально, по-моему. Многие со мной соглашаются. Что там еще у меня плохого?

  • — Кроме того что вы ели собак, вы и еще сексист.

  • – В чем я сексист? В том, что я назвал ресторан «Хорошей девочкой» и стебусь над этим? Это не сексизм, это ирония. И мы сейчас «Хорошую девочку» открываем в регионах. Вот в Казани будем открывать, и владелец там — женщина, которая работает с нами по франшизе. Поэтому это все — бред. Вообще, эти матерые феминистки, неудачницы, которые пытаются на этом как-то сыграть, — мне на них абсолютно наплевать с высокой колокольни.

  • — Но мы сейчас мы не про них говорим, мы говорим про вас. Зачем жить человеку с такой репутацией?

  • — У меня никаких проблем с этим нет.

  • — Но весь скандал с отмененными гастролями строится на «ужасной репутации Александра Орлова». Все только вас и обсуждают.

  • — Это же хорошо. Даже без привоза этого El copitas многие, кто не знал про ресторан Nord 22, об этом узнали. Что в этом плохого?

  • — Резонанс огромный, согласна, но зачем вам такой имидж?

  • — Я правда ел собачину. И конину. Вот только что, 20 минут назад, ел конскую колбасу. И что такого? Короче, я отвечаю на ваш вопрос: мне наплевать, и я делаю то, что хочу. Мне все равно.

  • — Может возникнуть ситуация, при которой вы измените свое мнение, увидев, что для бизнес-сообщества это больше не работает?

  • — Для бизнес-сообщества это все работает.

  • — Недавно вы закрыли ресторан Fish Fetish. Что там произошло?

  • — Мы немного ошиблись с концепцией и — главное — с интерьером. Интерьер получился излишне жестким: пошли на поводу у дизайнеров, кто его делал. Там будет новый проект, очень интересный ресторан.

  • — Сколько у вас ресторанов сейчас?

  • — У нас сейчас много очень проектов: и в Москве, и в Питере, и в Казани, и в Самаре. И в других странах. Очень много. Мы в последнее время в разных странах практически каждый месяц открываем минимум один ресторан, а то и два, включая сеть «Тануки». В этом месяце несколько ресторанов открывается, в марте — три.

  • — А Cipriani откроется в этом году?

  • — Да, в декабре. Джузеппе Чиприани недавно приезжал в Москву на несколько дней. У нас хорошие партнерские и дружеские отношения. И совместный Cipriani в Дубае. Московский откроется в отеле Raffles, который находится возле парка «Зарядье». Владелец этого отеля — компания «Киевская площадь». Там шикарное пространство, потолки пятиметровые. Панорамное остекление с видом на храм Василия Блаженного — там будет летняя веранда с выходом в парк. На первом этаже будет клуб Socialista где-то около 250 метров, а на втором — ресторан Cipriani, достаточно большой, с VIP-комнатами.

  • — Сумму инвестиций можете раскрыть?

  • — Порядка 5 млн долларов.

  • — А ресторан Gaia в Дубае — это ваша собственная концепция?

  • — Да. В марте 2023 года мы его открываем в Москве: подписали локацию на улице Большой Бронной, это особняк на 1600 метров, бывшая Некрасовская библиотека. Там будут брассерия, соответственно, ресторан, ночной клуб с членством, два больших банкетных зала и винный погреб. А в этом году мы открываем Gaia London на пересечении Пикадилли и Даунинг-стрит. Это наш первый ресторан в Великобритании.

  • — И у любого человека из индустрии тут возникает вопрос: при таких огромных проектах мирового уровня неужели стоит устраивать скандалы какие-то? Нужна ли вам репутация эпатажного человека с проектами типа «Хорошая девочка» при таком размахе и амбициях?

  • — Эпатажный человек — это, наверное, Олег Кулик, который голым ходил по Красной площади. Я не эпатажный человек. Еще раз повторяю: мне наплевать на общественное мнение в плане новой этики. Я не этичен в этом вопросе. Это, наверное, единственное, что меня отличает от других.

  • — А если завтра Джузеппе Чиприани вам скажет: «Не хочу больше с вами работать, у вас плохая репутация», — как вы отреагируете?

  • — Мы с ним уже работаем, уже подписан контракт. Ему все равно. Мы с ним дружим, и я его хорошо знаю, ничего он не скажет.

  • — Мы сейчас живем в мире, где у людей на плохой репутации сгорают карьеры и состояния.

  • — Зачем думать о том, что будет, если что-то произойдет? Если у бабушки будет член, она будет дедушкой — вы знаете прекрасно такую поговорку. Пусть у нее вырастет член, тогда и будем разговаривать.

  • — Хочу понять вашу логику.

  • — Я категорически против любого шантажа и двойных стандартов. Вот у нас была ситуация с «Мужским государством», почему вы меня о ней не спрашиваете? А мы добились того, что эту организацию признали экстремистской и сейчас через суд блокируют все ее сайты.

  • И я вижу здесь двойную игру, не очень красивую. Получается, что если мне насрать на «Мужское государство», которых считают маргиналами и националистами, я не прогибаюсь под ними, то все говорят, мол, какой Орлов молодец. А если Орлову насрать на феминисток, он под ними не прогибается, то он, значит, плохой человек, да? Кто там еще есть вообще? Бандиты, коррумпированные менты… Мне на всех наплевать. Я со всеми готов бороться, если они будут мне чего-то диктовать. Против Евгении мы возбуждаем уголовное дело по двум статьям и будем добиваться процессуальных действий в отношении нее.

  • * Скидки, подарки, акции и другие новости, которые приятно узнавать первыми, — в нашем Instagram и на странице в Facebook. Подписывайтесь!