Афиша–Рестораны — самый удобный способ найти и забронировать столик

Москва
fitcher: Лягуры, суши, шампанское: что появится на руинах «Ресторанного синдиката»

Лягуры, суши, шампанское: что появится на руинах «Ресторанного синдиката»

  • Обозреватель «Афиши–Рестораны» Александр Ильин про то, как Екатерина Алехина возрождает «Жизнь Пи», Bistrot и другие проекты бывшего «Ресторанного синдиката» Кирилла Гусева.

  • Бывают же чудеса. Если помните, в предновогодних «Итогах 2016 года» мы вспоминали драматичное обрушение ресторанной группы, ранее известной как «Ресторанный синдикат» Кирилла Гусева. Вскоре после этого стало известно, что гусевские рестораны покидают инвесторы и сотрудники (даже, например, многолетний бренд-шеф Илья Тюков и шеф-кондитер Виктор Аверков); короче, проект явно уходил в штопор. Однако вдруг все это как-то прекратилось. То есть не все (сотрудники, к примеру, как ушли, так и ушли), но стало понятно — удара о землю не будет.

  • Если коротко, произошло следующее: на помощь пришла Екатерина Алехина. Звучит как «Бэтмен вернулся в Готэм-сити», но примерно так и есть: Алехина — женщина яркой судьбы, невероятного трудолюбия и несгибаемого характера. Она основала сеть пивных ресторанов «Линдерхоф» (и удачно продала ее), открыла гастропаб «Виндзор», где шефом был не кто-нибудь, а Владимир Мухин (еще до White Rabbit и одновременно с кафе «Булошная»). Родила троих детей. Защитила кандидатскую диссертацию по социологии, чуть раньше закончила Строгановку и МАРХИ, а сравнительно недавно — еще и поварскую школу Ragout (на самом излете, когда ее возглавил Марк Сингер).

  • До того как нырнуть в ресторанный бизнес, Алехина занималась предвыборными кампаниями, а после получения диплома повара отправилась стажироваться в теперь уже закрывшийся B.I.G.G.I.E (и даже вместе с командой Благовещенского приняла участие в «Омниворе»). Затем — в «Северян», где Троян вместо стажировки определил ее на позицию кондитера (а десерты в «Северянах», как мы помним, не самые простые). Теперь еще и самый главный человек сразу в шести ресторанах. Кирилл Гусев на данный момент принимает участие в работе только трех заведений (Bistrot, «Жизнь Пи» и «Московская кухмистерская»), и только в одном из них (а именно в «Кухмистерской») никак не занята Алехина.

  • На фотографии: Екатерина Алехина

  • Но тут проще говорить по каждому проекту отдельно. Начнем с закрывшегося B.I.G.G.I.E., точнее с оставшейся на его месте площадки. Месяца через полтора там откроется ресторан, очень похожий на «Высоту 5642» — что неудивительно, совладелец «Высоты» Альбина Чеченова также вошла в проект в качестве управляющего партнера. Название пока не выбрали, но относительно концепции все ясно: панкавказская кухня, то есть адыгские лягуры, гедлибже, хичины и общекавказские люля, шашлык, хачапури; по мнению Катерины Алехиной, в этой локации, то есть у подножия гостиницы «Украина», такая еда так и просится. Ремонт уже в заключительной стадии; осталась всего одна лестница вместо двух, добавилась открытая кухня, стало больше, до 150, посадочных мест.

  • Bistrot открылся в 2007 году и до последнего времени оставался едва ли не самым прибыльным рестораном Гусева. Тем не менее работавший здесь со дня открытия шеф-повар Максим Хазов на момент прихода Алехиной активно собирал чемоданы — причины такого его решения не называются, но понятны и так. В общем, Хазова убедили не уходить, а в Bistrot решили вдохнуть новую жизнь. В ближайшее время следует ждать обновление меню (впрочем, весьма осторожное — чтобы не спугнуть гостей); обещают неоклассику, новые подачи и самую малость молекулярной деконструкции (в основном в десертах).

  • На фотографии: ресторан Bistrot

  • «Жизнь Пи» — единственный выживший «экзотический» проект Гусева. Кирилл искренне удивляется, почему не пошел «Ехал грека через реку» или «Турецкий гамбит», хотя сделанная по тем же лекалам «Жизнь Пи» чувствует себя неплохо. Несмотря на это, Катерина собирается и здесь провести некоторый ребрендинг: добавить больше здорового питания, раз уж Индия ассоциируется у россиян с душеспасительными и духоподъемными методиками.

  • Ресторан «Московская кухмистерская» Кирилл и Катерина договорились не трогать. Он остается в управлении Гусева, который там практически живет. Года три назад никто бы и предположить не мог, что этого евангелиста стиля Форте-дей-Марми когда-нибудь смогут очаровать взвары, шурубарки и посикунчики, но вот поди ж ты. Гусев на полном серьезе говорит о дефиците национальной кухни, о ее неочевидном будущем и великом прошлом. Тем не менее вряд ли «Кухмистерской» удастся избежать буквально витающего в воздухе обновленческого настроя; к лету будет видно.

  • На фотографии: ресторан «Московская кухмистерская»

  • Centrale — планомерно умиравшая в течение последнего года пиццерия на стрелке Кутузовского проспекта и Дорогомиловской улицы. Алехина с анонимными партнерами выкупила ее в ноябре (говорит, что по итогу вышло очень дорого, но что уж теперь) и больше месяца приводила кухню в порядок. Оказалось, что поправить ситуацию с едой недостаточно, народ как-то очень привык, что в Centrale не особо съедобно, — и как раз сейчас решается вопрос, а не провести ли здесь всеобъемлющий ребрендинг. Так или иначе, Алехина хочет закрыть пиццерию на майские праздники и за пару недель слегка подремонтировать. Визуализация проекта напоминает работы Super Potato (японское бюро, сделавшее в Москве рестораны Kinki и «Недальний Восток») — что получится в итоге, увидим. Должность шефа в ближайшее время займет некий тщательно скрываемый итальянец, и дело вроде решенное.

  • В том же здании, где работает Centrale, закрылись рестораны Mahjong и Funky Food (а чуть раньше на их месте был несчастливый «Турецкий гамбит») — вместо Funky Food через месяц должен открыться суши-бар. Вау-эффект заключается в том, что это будет не абы какой суши-бар, а прямо-таки легендарный, в один совсем не прекрасный день оказавшийся самостроем и пошедший под собянинский снос. Вся его команда, проработавшая там чуть ли не 10 лет, сидит и ждет, когда можно будет выйти на работу. Кроме того, на втором этаже Алехина мечтает устроить традиционные японские комнаты — с татами и настоящей, странной японской едой; не сейчас, но будем ждать. Потому что пример Moscow — Delhi ясно показывает: уже есть люди, готовые идти и есть нетипичную, странную еду. То есть в хорошем смысле странную — непривычную, но хорошо приготовленную.

  • На фотографии: тхали из ресторана Moscow — Delhi

  • Что будет вместо «Маджонга», на данный момент пока неясно. Хотели устроить кальянную, но вроде отказались, слава богу. Говорят, может быть, банк.

  • Еще одно закрывшееся заведение — «Немец-перец. Колбаса». Вместо него появится до сих пор небывалый в Москве бар: с огромным выбором вина и шампанского, с коктейлями на их основе, с жаренными во фритюре закусками. Среди всего перечисленного эта концепция представляется пока самой мутной.

  • Что же до «Ресторанного синдиката», то его как такового нет, причем уже больше года. Почему он рассыпался, ни Гусев, ни Алехина ответа не дают. Но ясно дают понять, что жизнь на этом не кончается.