Афиша–Рестораны — самый удобный способ найти и забронировать столик

Москва
fitcher: «Хахано-карри» и «Нагоя»: Япония становится ближе

«Хахано-карри» и «Нагоя»: Япония становится ближе

  • В новом выпуске «Ниже радаров»: как благодаря газете «Вечерняя Москва» Роман Лошманов нашел настоящее японское карри в Реутове и зачем 20-летний студент Максим Лукьянов открыл на «Бауманской» фастфуд как в Нагое.

  • Должен сказать, что абсолютно бессмысленная газета «Вечерняя Москва» иногда может принести и пользу.

  • Не так давно я ездил в Петербург и в поезде увидел висящую на поручне стопку этой никому не нужной бумаги. На первой полосе была фотография улыбающегося японца, а анонс статьи был таким: «Как менеджер Оцубо Такуми стал московским ресторатором».

  • Интересно, подумал я и не ошибся: история оказалась удивительной. Оцубо Такуми, менеджер по продажам кухонного оборудования, полюбил Россию. Он как-то полетел в Румынию, делал пересадку в Шереметьево, и на него накатило дежавю. Ну, у меня и у вас это чувство тоже иногда в Шереметьево случается, но Оцубо оказался там впервые, вот в чем дело. «Я как будто триста лет назад тут уже побывал», — так он описывает свои ощущения.

  • Та самая «Вечерняя Москва» со статьей про Оцубо Такуми

  • И лет семь назад он переехал в Москву. Закончил магистратуру Университета туризма и сервиса, занимался еще, видимо, какими-то делами (он, например, репетитор, обучает японскому). И вот решил открыть кафе. В районе станции «Новокосино» — то есть уже в Реутове. С карри по рецепту своей мамы.

  • Естественно, я туда поехал. Ноябрьский вечер, тьма тьмущая. От метро идти минут двадцать. Слева свистят электрички горьковского направления, справа — новостроечное многоэтажное однообразие. Шел и думал: чтобы открыть тут настоящую японскую кафешку с карри, необходимы не только яйца, то есть отвага, но и второй обязательный компонент этой двоицы.

  • Вечерний Реутов

  • Кафе называется «Хахано-карри», и находится оно на первом этаже одной из обширных многоэтажек. Крошечное: столика четыре или около того, простейших. Небольшая стойка, за которой открытая кухня. Не то, что в ресторанах принято называть открытой кухней, а просто кухня — только ее всю видно. Стоит плитка, на ней эмалированные кастрюли для риса и карри — вот и все. Над кухней висит телевизор, по которому показывают японские мультики. К стене кнопками прикреплено меню, напечатанное на листе А4, — и в нем из еды только рис с карри (ну, еще фабричные печенья).

  • Стандартная порция стоит 200 рублей, мини-порция — 100. Можно добавить за отдельную плату либо сыр, либо жареный лук и майонез. И еще есть «Гора Фудзи» — тот же рис с карри, только порция огромная. Рядом с меню фотографии, как это все выглядит, а выглядит это, разумеется, страшно, потому что японское карри — не что иное, как коричневая хряпа (о том, что такое «хряпа» в понимании Романа Лошманова, вы можете прочитать здесь. — Прим. ред.). Сетка из майонеза или насыпанный сверху сыр никакой особенной красоты не добавляют.

  • Японское карри отличается от индийского меньшей остротой и вообще минималистичностью. В «Хахано» в нем курица, картошка, морковь, лук, чеснок — и паста, давшая блюду название. Довольно вкусно и ароматно, и рис неплох (кстати, сыр ничего особенного во вкус не добавляет), но это очень домашняя еда. Представьте себе русского, открывающего в пригороде Токио кафешку с одной только гречкой с подливой — вот вам аналогия.

  • Но ценно «Хахано-карри» все-таки отвагой, а не слабоумием. Оцубо Такуми показывает, чем могут быть заполнены первые этажи гигантских многоэтажных пятен, все больше покрывающих ближнее Подмосковье. Не только однотипными пивными разливайками и роллами с майонезными пиццами, — а авторскими, личными, семейными проектами, которые способны превратить подобные бесчеловечные районы во что-то одушевленное. Уютными местами, где люди с шестнадцатого этажа десятого подъезда встречаются с людьми с четвертого этажа третьего подъезда. То, что сейчас выглядит экзотикой, очень странным исключением, может подать пример и стать частью новых правил.

  • Да, «Якитория» сделала суши и роллы важной частью современной русской еды, — но это такая японская кухня, которую придумали в Америке. А время от времени в Москве появляются интересные проекты, в которых не играют в Японию, но стараются сделать именно как в Японии. Можно вспомнить сеть «Марукамэ», которая так бодро начинала, хотя сейчас превратилась в нечто не очень потребное. Или раменные Ku:, где, в отличие от других проектов Дениса Иванова, реально очень вкусно. «Хахано-карри» — про то же самое: про то, что Япония бывает самая разная.

  • ***

  • А на «Бауманской», в Старокирочном переулке, два с половиной года назад появилось заведение, которое тоже вписывается в этот небольшой и очень медленно растущий тренд. Кафе «Нагоя» основал 20-летний студент Максим Лукьянов, который учился в Нагое и решил — опять-таки отважно — открыть в Москве настоящий японский фастфуд.

  • «Мы хотели рассказать о том, как на самом деле питаются японцы», — говорит Лукьянов. Имеется в виду не только сама еда, но и то, как ее потребляют. Рядом с входом в «Нагое» висит меню, и оно в первый раз приводит в небольшой ступор: тут прежде всего продают подносы с едой, обеды целиком; таких вариантов 14. Есть еще отдельно лапша, карри, гюдон, окономияки и разные закуски. Само место при этом не очень большое, хоть и двухэтажное, и непонятно, к чему такое гигантское предложение. Заказывать надо все самому, в специальном аппарате, пытаясь справиться с обилием информации, которую он на тебя высыпает. Но заказ не поступает сразу на кухню, как по идее должен был бы, — чек забирает официант (он же помогает правильно составить заказ на экране). Япония дает сбой.

  • Я взял один из подносов — с рисом, тонкацу, мисо-супом, тофу, баклажанами и капустой (380 р.), якибута-рамен (290 р.), картошку фри (80 р.; а что, должна же быть в Японии картошка фри) и манговое моти (70 р.) — и поднялся на второй этаж. Там под потолками фонарики, на стенах граффити, за столиками в основном студенческая молодежь, — а в воздухе стоит плотный запах восточных благовонных дымов, как в магазине «Путь к себе» лет двадцать назад.

  • Тофу надо сразу кинуть в суп. И рис тоже — есть его просто так совсем неинтересно: он безвкусный; в супе это еще более-менее заиграет. Капуста — просто нашинкованная капуста, с каплей соевого соуса на дне плошки. Тонкацу, покрытое недожаренным яйцом, майонезом, кетчупом и луком, неплохое; по крайней мере, куда лучше, чем в новомодном J'Pan на Трубной. Безусловно хорошими я в этом сете назвал бы только баклажаны в каком-то пряном соусе (их, кстати, и в суп тоже кинуть можно). Рамен серединка на половинку: свинина в нем нежна и хороша, но бульон такое чувство, что не варился, а сделан на скорую руку с помощью одних только воды и соусов. Манговый моти по вкусу напоминает личи, но в целом нормален. Все вместе — более-менее сносная быстрая еда на невзыскательный вкус.

  • Я в Японии не был, но по опыту других своих путешествий могу сказать, что ни в одной стране мира не бывает вкусно везде. И у 20-летнего студента Максима Лукьянова, разумеется, получилось показать, как на самом деле питаются японцы. Ведь в любой стране можно взять в качестве примера не только лучшие образцы, но и самые обычные, рядовые кафешки. Что в «Нагое» и сделано.

  • Фотографии: Роман Лошманов

  • «Ниже радаров» — в предыдущих выпусках:

  • Еда на вокзалах: бургеры, гирос и фалафель как приметы новой эры

  • «Исфара» и чайханный кластер на «Савеловской»: фуд-маркет? Натурально!

  • Бурятия в Москве: буузы, суп из бараньих потрохов и сырой лошадиный жир с печенью

  • «Дружба», «Чебуречная», «Ника — Век XXI»: что хорошего в олдовых чебуречных

  • «Магнолия»: Кикабидзе, Сафин, режиссер Соловьев и место на всю жизнь

  • * Скидки, подарки, акции и другие новости, которые приятно узнавать первыми, — в нашем Instagram и на странице в Facebook. Подписывайтесь!