Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Раса

оценить

О том, кто, как и зачем убивает журналистов

Спустя год после убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой в «Театре.doc» представляет свою пьесу завотделом расследований «Новой газеты» Сергей Соколов. Тот самый, которого запугивал расправой глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Документальный спектакль об «обыкновенном фашизме» — высказывание настолько же политическое, насколько личное, ведь речь идет о погибших близких друзьях и коллегах Соколова. Убийц-неонацистов Никиту Тихонова и Евгению Хасис сыграют Артем Григорьев и Анна Котова, а Сергея Соколова — Максим Курочкин.

Создатели
Режиссёр:

Отзывы пользователей о спектакле «Раса»

Фото Maya Mamaladze
отзывы:
1
оценок:
3
рейтинг:
4
7

19 января в Театре.док состоялась первая читка пьесы Сергея Соколова "Раса".

На входе в зал пришедшим выдавался бумажный лист, не совсем программка в привычном ее понимании. Лист оказался на поверку проводником, проще говоря, шпаргалкой к увиденному и услышанному в этот вечер. Поскольку далее мы некоторое время слушали двух персонажей, мужчину и женщину, ведущих между собой разговор. Так это выглядело: в центре сцены актер и актриса, читавшие роли двух главных персонажей пьесы, свободно перемещающийся по сцене третий персонаж, человек со стороны, слегка сбоку слева - видеоэкран с соотносящимися к пьесе кадрами, полностью на левом края - два музыканта, колдуюшие над аппаратурой, создающей по всем ощущениям шумовую завесу.

Речь главной пары персонажей полнилась изрядным количеством незнакомых слов, имен и терминов. которые без глоссария к происходящему, отчасти и выложенному на пресловутой бумаге, понять было бы решительно невозможно. Из их разговора станет понятно, что эти двое сильно увлечены друг другом. Кроме этого, они истово верят в идею. И всех и всё чистят под этой идеей, а кого-то по той же идее считают должным предать казни. Как то, к примеру, гражданина Таджикистана, подвергшегося отрезанию головы. Из видеоряда на экране мы видим, как голова хранилась у пары в холодильнике. Из листа-шпаргалки узнаем - "в декабре 2008 было совершенно зверское убийство гражданина Таджикистана, чью отрезанную голову подкинули к Можайской управе Москвы". Здесь Театру.док впервые отказала "ноль позиция" (термин, введенный его руководителем Михаилом Угаровым для обозначения максимального отстранения авторов от субъективной оценки показанного на сцене), отказывает, когда театр дает определение совершенному убийству – зверское.
Тем не менее, читка "Расы", режиссером которой был Михаил Угаров, бесспорно выдержана в технике ноль-позиции. О чем-то заявлено сразу, до чего-то отчасти приходится доходить самому. Приходит понимание, что персонажи пьесы Никита Тихонов и Евгения Хасис, осужденные за убийство Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, совершенное 5 лет тому назад ровно 19 января. Однако личности убитых в показе присутствуют лишь в виде фотографий на видеоряде, вернее, надо признать их решительное отсутствие. Мы слышим только осужденную пару, нет надобности пересказывать все их разговоры, ограничимся сообщением, что они полностью привязаны к их образу жизни и мышления. Авторы постановки уклоняются от оценок, и как обычно бывает в таком случае, главное происходит в головах зрителей. Именно в них формируется позиция по отношению к представленному. В том и заключается интерес и огромная ценность документальных проектов, что последующая за ними дискуссия становится их составной частью.
Это только потом, из обсуждения, станет известно, что в текст вошла малая часть из томов недельного прослушивания квартиры тогда еще подозреваемых в убийстве, перед арестом. Это только потом залу представили автора пьесы как журналиста «Новой газеты», где работала и убитая Настя Бабурова. Следовательно, ему и принадлежали реплики, отданные стороннему, третьему персонажу - Журналисту, введенному в пьесу по воле театра. Роль эта отдана Максиму Курочкину, известному драматургу, постоянного соавтора Театра.док.


О чем говорили и спрашивали на обсуждении? Звучала идея о сочувствии молодой паре - из них могла б получиться хорошая семья, если б их головы занялись бы другим, говорилось, что они производят впечатление своей цельностью, были и те, кто напротив, не могли сочувствовать паре из пьесы, испытывая одно омерзение, поскольку идея, которой она предана была - откровенный фашизм. Упомяну зрителя, высказавшего безоговорочное сочувствие паре, присовокупив к сказанному, что они стали жертвами судебной ошибки и подтасовок, посему как двойное убийство, за которое осуждена пара, она не совершала. Стоп, стоп, однако об этом в пьесе Сергея Соколова нет ни единого слова! Необходимо уяснить, что из пьесы "Раса" не следует как невиновность пары в убийстве Маркелова и Бабуровой, так и их виновность!

Так давайте же будем говорить не о несуществующей пьесе про суд над Тихоновым и Хасис - которая, возможно, вызвала бы больший интерес и раздвоение в оценке судьбы пары, как мое, так и других зрителей, давайте говорить о пьесе, которая была представлена! Меня в таком случае больше волнует, что из-за прослушки квартиры, предпринятой следствием, было предотвращено одно убийство - священника, и что еще об двух убийствах стало известно, но они так и не были предотвращены. Меня волнует, что на этих фактах, важных для характеристики пары, внимание и не сконцентрировалось бы, если б они не были акцентированы на обсуждении автором, журналистом Соколовым. Возможно, их следует в дальнейшем отразить в иллюстративном ряде, который, в свою очередь, также мог быть не до конца понятым. Боюсь, впервые представленные на нем снимки следствия, на которых Хасис и Тихонов зафиксированы возле места двойного убийства на Кропоткинской, многими так и остались недопонятыми.

Вопрос, для чего Театру.док нужны такие проекты, стоит заменить на закономерный другой - а нужны ли нам, приходящим в театр, такие проекты? И тут выясняется, что в другом театре нет и возможностей узнать о подобных личностях и задать вопросы о двойном убийстве 19 января 2008-го. Что среди публики неизменно обнаруживается зритель, который понятия не имел о предмете постановки - замечу, что большинством присутствующих читка воспринималась как готовый спектакль. Затем не могу не вспомнить зрителя, ничего не знавшего об адвокате Маркелове и журналистке Бабуровой, естественно, и понятия не имевшего о том, как их убили. По его же словам, теперь он непременно прочитает о них в Википедии.

И если говорить, чем для меня был наиболее ценен показ "Расы" - так это тем, с какой готовностью его зрители были готовы напрячь свои мыслительные способности. Публика театра умна, что не могло не радовать, тогда, как объект театрального исследования как был, так и остался пугающим. Могу точно назвать, что именно пугало в истории той пары - это та легкость, с которой для многих из дефиниции фашизма ускользала мораль. Не по себе становилось и от того, с каким трудом в той истории подвергалась определению сама мораль.. Неужели мы докатились в обществе до того момента, когда аморальность убийства обратно нуждается в доказательстве? Театр.док слукавит, если скажет, что лично ничем он не пугал, что никак не переводил взгляд на само общество. Иначе, зачем ему было вкладывать в речь персонажа Максима Курочкина слова "Если бы не случившееся, то ныне Тихонов и Хасис были бы а Координационном совете оппозиции". При всем при том, мне в это никак не хочется верить.

4