Москва
Написать отзыв

Все отзывы о спектакле

Постановка Приют комедианта

8.1
оценить
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото Oleg Kalinka
Фото Oleg Kalinka
отзывы: 140
оценки: 140
рейтинг: 24
9

НЕ-любовная История наших отношений.

В спектакле «Любовная история» Дмитрий Волкострелов обращается к творчеству известного немецкого писателя и драматурга двадцатого века Хайнера Мюллера, в этом сценическом проекте он пытается воплотить взгляд великого классика на отношения между мужчиной и женщиной. В мире современной драматургии Мюллер известный последователь театрального новаторства Бертольда Брехта, призывавшего к отказу от привычных форм сценического воплощения спектакля. Волкострелов в своём сценическом видении замысла новеллы Мюллера следует по стопам новаторской школы современного театра Мюллера-Брехта. Его сценическое воплощение новеллы Мюллера создано вне привычных рамок понимания и видения спектакля, оно позволяет нам взглянуть на историю отношений мужчины и женщины вневременных и географических рамок.
В основе сюжета спектакля Волкострелова очень типичная история, которая могла произойти в любое время и эту типичность он подчеркивает через абсолютную географическую безымянность и анонимность персонажей. В этой тенденции отношения мужчины и женщины начинаются из ничего, возникают из мрака сцены в безмолвной тишины и здесь это отправная точка сюжета этой истории. В этом воплощении история прорезается через тишину в виде отрывистых фрагментов монологического повествования от первого лица, в которых мысли обретают звучание. Они произносятся в мульти-голосовом формате, особенность этой формы озвучивание их заключается в том, что каждый фрагмент истории произносится разными голосами. В спектакле эта звуковая палитра состоит из четырех голосового набора, в котором каждый из них создаёт свой эмоциональный оттенок звучания и смысловое выделение.
В сценическом раскрытии сюжета новеллы много - голосовой формат озвучивания позволяет достигать многомерное видение отношений персонажей. Этот приём открывает зрителю диаметрально-противоположные взгляды и понимания этой истории. В спектакле это голосовое воплощение истории усиливается аудио-визуальной воплощением пространства, в котором происходит история. В спектакле это создаётся с помощью техно- палитры звуков и индустриально-промышленных элементов в сценических решениях картин. Звуковой фон, дополняющий звучание историю, оформлен в технической колористической гамме из звуков транспорта, промышленных установок, машинного лязганья, звуков транспорта и шума машин. Это звуковое оформление истории усиливает оттенок циничного безразличия мира, в котором эмоциональная основа отношений полностью исключена либо нивелирована.
В своём воплощении мира отношений между мужчиной и женщиной Волкострелов создаёт в сценическом пространстве историю, в котором главенство безразличия в человеческих отношениях играет первую скрипку. В его истории персонажи живут в своих мирах безразличия, а их случайная встреча не приводит к возникновению точек эмоционального соприкосновений. В спектакле он создаёт картину отношений между мужчиной и женщиной, в которых эмоциональная составляющая практически нивелирована до минимума. Они возникают в поле зрения друг друга, встречаются, проводят вместе свободное время, но при этом всё это происходит по заранее написанному сценарию. Их отношения не развиваются эмоционально, они выстраиваются в четко установленный порядок универсального сценария взаимодействие полов, в котором все сюжетные ходы расписаны от начала до конца.
В этой истории мужчина, рассматривает достижений межличностных отношений с женщиной, как запланированное событие в ежедневнике собственной жизни, это опция понимания подводит его к упрощенному пониманию отношений между мужчиной и женщины. Они разделены на конкретные этапы, на которых мужчина рассматривает отношения с женщиной как обязательный элемент социального статуса, элемент самореализации. В этом видении для него достаточно присутствие женщины в зоне его социализации, а её внутренний мир вне зоны его интереса.
В спектакле «Любовная история» Волкострелов создаёт картину, которая близка к реалиям нашего времени, в котором мы пытаемся отстраниться от эмоций, так как они вмешиваются в нашу жизнь и лишают нас возможности управлять своими жизненными планами и достигать желаемые цели. В наш двадцать первый век мы хотим планировать всё в своей жизни от начала до конца и с этой точки зрения «Любовная история» невероятно актуальна сегодня.
В истории под названием «Любовная история» кроме трагедии гендерного неравенства, есть ещё другая драма человеческого общества. Она, которую можно определить как Отношения без Отношений и отношения персонажей спектаклей демонстрируют полное пренебрежение к чувствам, что поводит их к трагическому финалу. В спектакле это безразличие определяет финал их отношений, в котором каждый из них вынужден заплатить свою цену за безразличие. Волкострелов в спектакле «Любовная история» кидает вызов циничному прагматизму нашего общества, в котором амбициозные цели и планы главенствуют над эмоциями и чувствами. В спектакле он создаёт для нас всех пространство, в котором мы имеем возможность абстрагировано взглянуть на себя и на наши желания управлять эмоциями и чувствами во благо нашего честолюбия и амбиций.

0
0
...
15 апреля 2020
Фото Alexey Voronov
Фото Alexey Voronov
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 3
1

Пролог.

Пока одни зрители пытаются забыть тот психологический надлом, произошедший с ними при просмотре «Любовной истории» Волкострелова, пока другие критики пытаются нащупать хоть какой-то вкус, пережевывая парадигмы о неудобном, небуржуазном театре, ищущий зритель будет бороться с пустотой внутри себя.

Две минуты пустоты.

О чём говорит Джон Кейдж (признанный пионер и классик авангарда)? О том, что в комнате абсолютной тишины (которую он посещал на одной из авангардных выставок) мы остаёмся наедине с собой. Наше тело продолжает дышать, и кровь продолжает течь. И всё это услышать можно реально. Таким образом, абсолютная тишина невозможна ни для уха, ни для… духа. И тут уже встаёт вопрос философии (понимаемой разумом) меня как личности в мироздании с одной стороны, и с другой стороны моего реального чувственного (понимаемого эмпирически) экзистенциального опыта как существа духовного. С какой же стороны находиться Дмитрий Волкострелов в своём экспериментальном фразеологическом бездействии под названием «Любовная история»?

За основу постановки взята пьеса Х. Мюллера о молодой паре, которая находится в заведомо бескультурном пространстве увядшей Европы конца ХХ века. Культура подразумевает под собой наличие законов взаимоотношений данных свыше и преклонение пред этими законами с полным осознанием, что это высшее благо, ведущее к совершенству. Так вот, находясь в бескультурном пространстве, забывшей все законы, западной цивилизации эта пара обречена на крах своего союза и даже на невозможность продолжения своего рода. Обо всём об этом кричал весь западный постмодернизм. О том, что если Бога нет, то жизнь бессмысленна и как следствие невозможна. Постмодернисты потеряли духовное начало, а вместе с ним и культуру. Они в полной мере не знали Бога, так как его, например, понимают и знают на Востоке. Но постмодернизм это отчаянное самокопание от невозможности существования в духовном вакууме. Вскрытие себя от невозможности ощущения пустоты, ведь кровь продолжает течь даже в беззвучной комнате. Но отчаянно ищущий всегда найдёт. Ищущий Бога найдёт вертикаль и пойдёт по ней в гору. Именно этот экзамен не прошёл герой Мюллера. И Мюллер предлагает пройти его своему читателю.

Но что ищет и предлагает нам Волкострелов, заставляя живых актёров подавить все свои эмоции, всю свою внутреннюю жизнь и с механистичной чёткостью выговорить текст и выполнить статичные мизансцены. Что вкладывает он в диалоги героев Мюллера, погрузив их в холод монотонности, ставя их на бесконечный повтор?
Конечно имеет место эпатаж публики, привыкшей чтоб со сцены её развлекали. Нарочитой актёрщиной несли «разумное-доброе-вечное» в форме экшена, гэгов и сальных постельных историй. «Любовная история» Волкострелова лишена всего этого. Она вообще лишена действия, игры актёров, оставляя зрителю лишь голый текст с безразличием печатной машинки. Текст напечатанный, но не прочитанный. Ибо текст писался живым человеком. Духовным существом с живым дыханием. И прочитан он может быть только живым человеком, но не мёртвым механизмом.
Тотальная безэмоциональная читка текста превращается в безумную чистку всего живого в актёрах, и, доводя до безумия, оставляет зрителей в конечном итоге наедине с пустотой. С ощущением, что им плюнули в душу (так выразилась одна из зрительниц во время бесконечного финала спектакля).

Но зритель не виноват, что он живой, и что он хочет истинных переживаний, пропитанных вертикалью. Что он жаждет живого Боговдохновенного естества. А вместо этого ему сплошь и рядом подсовывают лишь изощрённое щекотание низких эмоций. Конечно поиск истины сопряжён с определённой работой самого зрителя, с вниманием, чуткостью, созерцательностью. С борьбой со всем наносным в себе, что так трудно в обычной жизни. И что должно быть легко в театре, где как в храме должна происходить животрепещущая мистерия духа. Где должна быть чистота и всеобъемлющая тишина. Иная тишина, нежели беззвучие комнаты, посещённой Кейджем. Иная тишина, нежели предложенная Волкостреловым. Ибо что это за тишина, оставляющая меня наедине с голой, тупиковой, обречённой на повтор «любовной» историей? Без выхода. Без любви. Без Бога в себе. Такая тишина способна довести лишь до безумия.

Преодолеет ли Дмитрий Волкострелов свою тотальную бездуховную холодность? Вспомнит ли о простом живом человеке... будь то актёр, зритель или он сам?

P.S.

Как противовес монотонному тону режиссёра, в постановке эпизодом играет группа "Трипинадва". Две живые исполнительницы поют о «космосе» и «лаже» одинаково нежно и искренне, не попсово. Однако вставив их в спектакль Волкострелов проиграл
- Трипинадва 1:0 Волкострелов.

3
0
...
2 апреля 2013
Фото Nikita Morozov
Фото Nikita Morozov
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 2
1

Сходили с семьей на премьеру "Любовная История", мы в полном разочаровании от такой постановки. Не было ни декораций ни костюмов, ни спектакля вообще, а как следствие отдохнуть после трудовой недели не удалось. Если режиссер хотел изобразить высшее искусство, то ему не удалось, и значит нужно писать об этом и предупреждать людей. От такого спектакля человек с нормальной психикой после трудовой недели может попасть в дурдом. В течении получаса актеры выходили по 1 на сцену и просто молча стояли, затем они повторяли набор определенных фраз в течении получаса, при том одно и тоже. После этого появился второй голос, который повторял слова выступающих на сцене с задержкой в 2 секунды, после была однотонная музыка, которая звучала точно ни к месту в то время как занавес был закрыт, а музыка все так и играла (был просто тупой перебор нот вверх, вниз). После этого 30% зрителей встали и ушли. При публике, в большинстве которой были люди от 35 до 70 лет, женщины, в красивых туфлях, в платьях, со своими интеллигентный мужчинами, на сцену вышла группа "Трипинадва", которая пела песни, рассказывая в них, что их "плющит и мажет". Когда мы узнали, что это еще не конец мы вышли из зала, потребовали вернуть деньги за этот ужасный спектакль. После нас тоже выходили люди, писали жалобы на спектакль, кто приобрел билеты на 30 число или на апрель, сдайте их, пожалуйста, и не ходите на этот спектакль, сдайте билеты, это просто изврат.

2
0
...
30 марта 2013
Фото Maryana Dan
Фото Maryana Dan
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 1
5

"Любовная история" - один из тех спектаклей, который создан для того, чтобы эпатировать публику. В принципе, эпатировать публику не сложно - например, можно было просто выйти на сцену и молчать полтора часа, стоя на одном месте. Это тоже своего рода эпатаж)) Но все-таки хочется вынести какую-то идею из спектакля за пределы театра и понять, что хотел сказать автор. Я, честно, не поняла авторскую мысль: к чему стаканы, и безумное количество повторов. Возможно, надо посидеть подумать еще, к чему все это. Первый зритель вышел из зала, громко хлопнул дверью минут через 30 после начала. Опять же не понимаю: хочешь выйти - выйди тихо, зачем этот пафос. Если бы в этом спектакле играла, допустим, Лиза Боярская, интересно, он бы также вышел? Нужно иметь уважение к актерам, даже если они неизвестны.В конце спектакля последняя сцена как бы ставится "на репит". Там же, кстати, звучит и фраза примерно такая: "Он почувствовал, что будто не сдал экзамен и ему нужно переосмыслить всё заново". ЗАНОВО ! Поэтому эта сцена будет повторять до тех пор, пока последний человек не покинет зал. Я поняла это так, поэтому можете не ждать в конце привычных поклонов артистов и апплодисментов. Можно смело идти в гардероб. В целом, добавлю еще три вещи: отсутствие привычных диалогов между людьми смущает, но имеет место быть. Обычно все непривычное смущает. 2. Не понравилось, что большУю часть спектакля просидели просто в темноте, пока на сцене что-то двигали. Динамика теряется, тем более что её и так почти нет в спектакле. 3. Группа Трипинадва очень интересная, но в стилистику в данном случае вообще не вписалась. А вообще антиреклама - лучшая реклама, поэтому все, кто тут посоветуют сдать билеты, только подогреют интерес.

1
0
...
31 марта 2013
Фото Елена елена
Фото Елена елена
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 1
1

Уже сходили....Ужас,ужас,и просто ужас...Зрители покинули зал далеко до окончания спектакля. И за это искусство приходится ещё и платить.

1
0
...
30 марта 2013
Фото Руслан Кружинский
Фото Руслан Кружинский
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
9

Письмо из зала.

Всё просто: они познакомились на вокзале, сели в один вагон, он сделал всё «как в кино», потом она забеременела и уехала в другом вагоне, оставив его с ощущением «несданного экзамена». Любовная история Хайнера Мюллера.
Она начинается эпиграфом:
– Женись на мне!
и приводит к последней реплике героя:
– Почему ты не хочешь выйти за меня замуж?

В напряженном поле между эпиграфом и финалом восьмиглавного рассказа Хайнера Мюллера поместилось множество смыслов, которые поддаются или упорно не поддаются расшифровке, но продолжают манить и мучить.
Вместо вскрывания смыслов рассказа, авторы спектакля – художник и режиссёр – создают свой, отчуждённый от текста и повествования смысл. Рассказ стал для них объектом и поводом для размышления, отправной точкой следующего витка познания.
Всё, что происходит в спектакле, ложится поверх текста Хайнера Мюллера. Но одновременно и вырастает из него, как стены из фундамента. И продолжает бесконечную любовную историю…
Всё очень просто и очень сложно. Надо попытаться разобраться в этом «простыми предложениями», потому что каждая деталь рассказа и спектакля – это петля, тянущая тебя в лабиринты смыслов. Постараемся не потеряться.
Хайнер Мюллер назвал свой рассказ «Любовная история» то есть оставил его без названия. И история его – ничья, студент Ханс П. и девушка – это никто и все мы. К тому моменту, как вечные «он и она» попадают в писательскую машинку Хайнера Мюллера, они давно уже лишены всякой внешности, черты их лиц стёрлись от бесконечного повторения любовных историй. Миллионы и миллионы людей делали одно и то же, пока их «истории» не стали похожи друг на друга, как два стакана воды.
Стакан воды. Ну конечно! Смутно вспоминается что-то такое из Жорж Санд «любовь – это стакан воды в жаркий день».
Спектакль начинается ещё в фойе. Там инсталляция – квадрат на ножке (стол или пьедестал?) и стаканы воды.
Так просто и так сложно. Художник Яков Каждан создаёт многоуровневый символ, который одновременно является простым строительным кирпичиком спектакля, молекулой его живого тела. Стаканов множество, их и должно быть бесконечно много, как одинаковых любовных историй. Ими рисуется пространство, обозначается место действия и задаётся тональность каждой главы.
Первое, что бросается в глаза, когда читаешь рассказ – он написан простыми предложениями. Хайнер Мюллер – великий стилизатор, мастер изощренной формы – и вдруг практически ничего, кроме подлежащего и сказуемого. Но автору нужны простые предложения – только так можно начертить словами повторяющийся инвариант всех любовных историй. Художник воплощает этот инвариант в столь же простой форме – стакане воды. Так они выводят – словом и объектом – неизбежную составляющую всякой «любви».
Художником задана тема, образ и объект. Эти параметры формируют поле спектакля. Однако, оно оказывается сильно разреженным. Внутри разорваны все мыслимые связи: актёра и персонажа, голоса и тела, текста и его содержания. Причём расстояния между ними по ходу действия всё увеличиваются.
Посмотрим на простую пару: голос – тело. Обычно голос принадлежит актеру и используется для произнесения текста роли. Но в спектакле Дмитрия Волкострелова голос становится автономным, он с самого начала не принадлежит конкретному физическому телу, и отчуждается ещё больше с помощью микрофонов, пока не удаляется на максимально возможную дистанцию и не начинает звучать «от пульта». Также разрывается связь между голосом и словами, которые им произносятся. Четыре актёра читают текст, чередуясь между собой в явно случайной последовательности.
Ещё один разрыв – между словами и их смыслом. Он достигается с помощью повтора одного и того же куска текста. И именно с этого разрыва Дмитрий Волкострелов начинает свой спектакль. Это смело. Ещё ничего нет. Нет поддержки словом, мыслью, партнером, эмоцией. Только сцена, на ней – круг на ножке с подвешенными стаканами. И на эту сцену по очереди выходят актёры, беззащитные перед залом. И молчат. Просто фигурки на картине художника.
Потом вступает круг, который медленно вращается по часовой стрелке, начинается текст – и круг становится вокзальными часами. Начало круговращения – это запуск любовной истории, которая будет ходить по кругу с повторяющейся монотонной бесконечностью.
Текст первой главы читают 8 раз, и из зала кричат: – Мы уже всё выучили наизусть! Но это не правда, это невозможно запомнить, потому что от повторения слова стали бессмыслицей.
Нет смысла, сквозного действия, события, задачи, эмоции, оценки, реакции, подтекста… можно продолжать этот инвентарный список.. вплоть до отсутствия жеста и мимики. А что же есть? Состояние. Состояние человека, стоящего на платформе, которого РАЗГЛЯДЫВАЮТ. Агрессивно разглядывают, также как зрители поступают с актёрами.
Студент Ханс П ходит по перрону и думает о равноправии женщин вообще, но у конкретной женщины он видит только ноги. У девушки нет имени, но есть полуоткрытые губы и краешек груди. Плоть, материя и никакого равноправия. Стакан воды, утоляющий желание. Подвешенный на поворотном круге вокзальных часов.
И в следующей сцене художник ставит стакан в самый центр композиции. Кафе. Мраморный столик с отбитым краем сервирован стаканами в три этажа. Всё готово к употреблению. Цинично? Может быть, но не только…
В спектакле есть момент, когда безымянные тела встречаются, чтобы дать испить друг другу стакан воды. В полумраке сцены четверо актеров с шахтерскими фонариками на голове. Две пары. Они смотрят друг на друга, но не глазами – лучами фонариков. Два световых потока становятся одним, и тогда в него ритуальной чашей входит всё тот же стакан воды… Тишина. Актёры разворачиваются в зал и направляют на зрителей лучи фонариков, чтобы каждый из нас мог медленными глотками выпить свои любовные воспоминания.
8 глав – 8 сцен – 8 картин. Сквозь них подрагивая и останавливаясь, проезжает любовная история. Это непрерывный конвейер стаканов воды, который нигде не начинается и никогда не заканчивается. Боковой свет делает стаканы на ленте золотыми, и ложится на две женские фигуры. Фас и профиль. «Когда вы поженитесь? – Я не выйду замуж». Стаканы едут.
В этом спектакле, конечно же, не может быть финала… иначе пропадёт бесконечность. Но какой-то конец всё-таки нужен, чтобы зрители получили отмашку, что пора уходить? или всё-таки нет?...

«– Женись на мне!
– Почему ты не хочешь выйти за меня замуж?»
Между этими двумя репликами, заданными Хайнером Мюллером, снова и снова пишется «Любовная история» Дмитрия Волкострелова, Якова Каждана, Ильи Деля, Алены Старостиной, Алены Бондарчук, Ивана Николаева…. и ваша… и моя…

Роза Л.

0
0
...
14 января 2014