Театральная афиша Москвы

Спектакль Великая магия
Постановка Театр им. Пушкина

7.4

Евгений Писарев ставит и играет Эдуардо Де Филиппо

«Великая магия» о том, что жизнь — та иллюзия, которую ты предпочитаешь. Эдуардо Де Филиппо не только написал пьесу, но и поставил со своей труппой и сыграл роль Калоджеро. Дело было после Второй мировой, показавшей, что реальность переплюнет самые страшные фантазии. Евгений Писарев пошел за ним след в след: поставил пьесу в Театре Пушкина, которым руководит, и исполнил ту же роль, что и Де Филиппо. Фокусник, перевернувший жизнь его героя, — Виктор Вержбицкий, главные женские роли у Веры Воронковой и Виктории Исаковой.

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
7

Побег из курятника. Неореализм
От Калоджеро ди Спелты (Евгений Писарев) сбегает жена. Соучастник побега, иллюзионист Отто Марвулья морочит голову Калоджеро, объясняя, что жена — в волшебной шкатулке. Если он верит в это, то найдет ее там, если не верит — шкатулка окажется пуста, и жену он потеряет навсегда. Последующие несколько лет фокусник живет рядом с Калоджеро, поддерживая в нем фантазию и проедая его деньги. Фокус длиной в четыре года заканчивается, когда у жены заканчивается роман и она возвращается (Виктория Исакова). Но Калоджеро отказывает­ся ее узнавать: прозаической действительности, в которой ему на потеху всему Неаполю наставили рога, он раз и навсегда предпочел иллюзию.
«Великая магия» — очередная удача Евгения Писарева, хотя в его случае сложно говорить об успехе или провале, он очень ровный режиссер. Его спектакли любит публика, причем не только тетеньки, у которых выросли дети (наша основная публика), но и ровесники самого Писарева. Ему нет сорока. У него есть конек — комедия. На него можно положиться, если нужен классный и честный коммерческий спектакль. В премьере налицо все свойства такого спектакля: великолепная дизайнерская картинка, безупречная массовка, солисты — медийные лица, которые придерживаются общей задачи, но имеют возможность блеснуть персональной игрой. И первым делом — талантливая, насквозь театральная пьеса. Эдуардо де Филиппо как никто знал театр. Антрепренер своей труппы, режиссер и драматург, в «Великой иллюзии» он еще и играл Калоджеро. Писарев тоже ­играет Калоджеро в собственной постановке и в своем театре. Неплохо играет, но речь не о том. Это второй спектакль, который он сделал в должности худрука. И первый, который больше, чем комедия, — это художественная программа. Потому что великая магия, вынесенная итальянцем в название пьесы, — это магия театра. Театр — это и цель, и средство побега из неприглядной реальности. Театр — лучший способ сохранить себя. Такова была идея Филиппо, писавшего после Второй мировой, показавшей, что реальность переплюнет самую чудовищную фантазию. Так же рассуждает и Писарев. Вообще-то, любой театральный дармо­ед тоже скажет, что он ткет «нас возвышающий обман». Так что, прямо скажем, позиция у Писарева спорная. Но по крайней мере честная.

2

Отзывы пользователей о спектакле «Великая магия»

Фото Денис Захаров
отзывы:
82
оценок:
83
рейтинг:
680
9

ЯЩИК ПАНДОРЫ

Новый спектакль Евгения Писарева заставит полюбить театр заново, заставит поверить в Великую Магию сценического действа, что побуждает каждого задуматься о самом себе.
Однако, чтобы довести современную аудиторию до катарсиса, режиссеру приходится задействовать мощный арсенал выразительных манков, без которых до ленивого зрителя нынче не достучишься. Отсутствие у публики желания думать и размышлять, создало в театре такую тенденцию, при которой комедия стала главенствующим жанром.
Именно поэтому на сеанс «очищения души» Евгению Писареву приходится заманивать людей фокусами и байками о том, что они увидят пьесу-анекдот. Некоторые критики, кстати, ничего большего в этой постановке не увидели. А жаль, ведь это не история про обманутого мужа, который повелся на уговоры заезжего иллюзиониста, будто исчезнувшая во время фокуса жена спрятана в шкатулке, в то время как она сбежала с любовником в Венецию. Это лишь красивая обертка, так сказать, крем с клубничкой, украшающий многослойный пирог под названием «Великая Магия». Главный фокус, который сыграет с вами режиссер, случится во втором действии, когда каждому прийдется задаться вопросом, что есть моя жизнь, если не отражение моих собственных представлений о ней. Сложно? Нет. Очень актуально!
Прославленный неаполитанец, актер и драматург Эдуардо Де Филиппо написал свою пьесу в 1949 году, но чем дальше мы находимся от этой даты, тем ближе и понятней становится тема, поднятая знаменитым автором, тем ясней вырисовывается причина, по которой Евгений Писарев взялся за постановку именном сейчас!
Того, на кого люди с легкостью вешают ярлык безумца, на поверку оказывается самым вменяемым и адекватным господином. Это мы окружаем себя комфортом собственных иллюзорных представлений о мире, а «сумасшедший» пребывает не только в гармонии с самим собой, он наблюдает реальную действительность, то что есть Жизнь! Поэтому «Великая Магия» - пьеса не про уход, а про выход из плена собственных убеждений.
Фокусник Отто Марвулья по-началу и сам не знает, на что он идет, принимая предложение от пылкого поклонника замужней Марты. Муж-ревнивец не отходит от нее ни на шаг, фокус с исчезновением подарит влюбленным 15 минут счастья. Но кто ж знал, что девушка сбежит с соблазнителем и не вернется в назначенное время в волшебный саркофаг?! Тогда Отто Марвулья придумывает шкатулку – он вручает ее мужу и предлагает открыть, если Калоджеро наверняка уверен в честности супруги. Таким образом шкатулка становится ящиком Пандоры, образом плена, в котором ровными рядами сложены наши убеждения, что мешают состояться каждому, кто не стремится от них избавится. Вопрос веры в то, что нельзя пощупать и уже тем более увидеть, становится краеугольным камнем, заставляющим зрителя задуматься над собственной действительностью. А так ли все на самом деле? Зачастую мы видим и слышим только то, что сами желаем увидеть и услышать. В том то и фокус! И цена за бегство в мир иллюзий может оказаться слишком высокой. Об этом режиссер (он же и актер Евгений Писарев в образе мужа Калоджеро) спрашивает со сцены, обращаясь к каждому: не просадил ли ты свою жизнь? Не профукал ли? Не проспал ли все самое интересное?
Безусловным достоинством спектакля является Виктор Вержбицкий в роли фокусника Отто Марвульи. Он так точно и так трепетно проживает своего персонажа, что грань личности актера стирается окончательно. До финальных аплодисментов передо мной Отто Марвулья: городской сумасшедший, нагловатый и хитрый, но вместе с тем удивительно мудрый. Персонаж Вержбицкого проходит извилистый путь личного преображения, который приводит его к тому духовному просветлению, которым заражается обманутый муж. А в конце спектакля уже муж, обретя знание, превосходит своего учителя и приглашает публику сделать тоже самое – избавится от оков личных иллюзий!
Виктор Вержбицкий главная ось этого спектакля. Евгению Писареву, как ни крути, приходится раздваиваться – на режиссера и актера, что идет не на пользу второго. Но эти огрехи игры простительны, ибо режиссерская партитура пьесы выверена и точна. Писарев – режиссер – личность масштабная и вполне состоявшаяся, с чем его можно только поздравить!
Что же касается других актеров, то тут много поводов для работы. Например, в трех женщинах, сплетничающих на пляже в первой сцене, легче увидеть тетушек советского розлива, чем итальянских синьор. Не спасают даже роскошные костюмы. Все равно их беседа воспринимается заученным текстом, произнесенным от и до, не более. Неубедительно смотрится ассистентка фокусника Дзайра (Вера Воронкова). Наигранная экспрессия, пластмассовая влюбленность, ходульная вычурность – выглядят безлико. Зато искрист и весел Сергей Линбамин в образе комиссара полиции. Эпизод с его участием добавляет постановке итальянского юмора. Как бы то ни было, второстепенные роли служат лишь фоном к основному дуэту. Они лишь краски, которые должны вовремя выйти из тюбика на палитру сцены. Но как бы тогда заиграла картина, будь эти краски сочнее и ярче!
«Великая Магия» - новый бриллиант в короне не только театра им. Пушкина, но и всей театральной Москвы. Уверен, посещение спектакля может стать обязательной программой для столичных театралов.

5
Фото adelanta
отзывы:
25
оценок:
25
рейтинг:
5
9

Одна из лучших постановок, увиденных за последнее время. Зал полон, зрители в предвкушении. На сцене обещают настоящую магию. И, правда, мы видим курортный город, куда приезжает с гастролями иллюзионист, маг и волшебник. Очень скоро мы догадываемся, что вся его магия - сплошной обман. Но превращения всё равно происходят с героями спектакля. И эти превращения более, чем реальны. В настоящей жизни тоже есть двойное дно и тузы в рукаве, но зачастую сложно понять, кто мы фокусники или кролики в шляпе.
О чём спектакль? Я бы сказала, о любви. О любви к искусству, жизни, к самому себе, семье. О необходимости сложного выбора. Об умении быть, а не казаться.
Я под впечатлением, спасибо театру и актёрам. Спектакль визуально очень красив. Смело можно вести на спектакль девушку, родителей или друзей.

2
Фото Eliy Lis
отзывы:
7
оценок:
13
рейтинг:
9
9

Очень понравилось. Философское представление, которое заставило меня задуматься - какую игру играю я? Какие образы в ней должны быть?) Мне понравился Виктор Вержбицкий, конечно же, и очень понравился Евгений Писарев - я увидела его впервые в спектакле.

2
Фото Эмилия Деменцова
отзывы:
135
оценок:
140
рейтинг:
148
5

«Великая магия»: из жизни отдыхающих или верю - не верю

Пока Владимир Познер презентует свою книгу мемуаров под названием «Прощание с иллюзиями» в театре им. А.С. Пушкина иллюзии горячо приветствуют. Режиссер Евгений Писарев представил спектакль «Великая магия» по пьесе Эдуардо де Филиппо.
«Это было у моря»… Белые шезлонги, белые зонты, белые купальники и только отдыхающие приморского отеля рискуют забронзоветь. Солнце в зените (фантастическая декорация Зиновия Марголина) и убаюкиваемые плеском волн курортники лениво нежатся от скуки. Посреди этого высвеченного великолепия появляются Калоджеро в белой рубашке, черных брюках и галстуке и его супруга Марта, с черно-белым настроением. Банальная история ревнивого мужа и неверной жены обретает поистине неожиданный поворот с приездом знаменитого фокусника Отто Марвулья и его свиты. Перешагнув порог «египетского» саркофага «леди исчезает». Но автор пьесы не Хичкок, а потому исчезает она с любовником на катере, держащем путь в Венецию. Привилегия зрителя знать больше, чем герой пьесы, а потому Калоджеро оказывается один на один не с суровой правдой жизни, а со шкатулкой, в которой, по словам выкрутившегося из пикантной ситуации иллюзиониста, находится его жена. Есть, правда, оговорка – открыть шкатулку можно лишь уверовав в волшебную подоплеку всего случившегося. Неверный (без веры) подход приведет к тому, что муж лишится жены навсегда. Вера пребудет, неверная вернется, но шкатулка так и не будет открыта. Иллюзию не сможет разоблачить даже ловкий иллюзионист Марвулья. В общем, басенный финал «а ларчик просто открывался» не для этой пьесы.
Сценическая история «Великой магии» противоречива. Премьера спектакля, в котором сам автор играл роль Калоджеро, провалилась. Позднее был выпущен фильм, в котором автор примерил на себя роль мага Отто Марвулья, но и этот проект шумного успеха не имел. Спустя десятилетия к пьесе обратился прославленный режиссер Джорджо Стрелер, и его поистине колдовская работа полностью оправдала название пьесы. В Дрездене и вовсе оригинальный сюжет обратили в не менее оригинальную оперу на музыку Манфреда Трояна. Российскому зрителю полюбился сохраненный на пленке спектакль театра им. Е. Вахтангова, где блистали Владимир Этуш, Юрий Яковлев, Ирина Купченко, Людмила Максакова и др.. Тот спектакль был полон магии неизвестной и неизведанной (большей частью страны) заграничной жизни с открытыми кафе, услужливыми официантами и атмосферой беззаботности, несвойственной ни веку минувшему, ни веку нынешнему. Но помимо «их нравов» спектакль не противоречил замыслу автора – в нем обманывались и в жизни, и в мечтах.
Евгений Писарев, чье имя стало театральным брендом качественных комедий, душевных и воодушевляющих спектаклей решил отойти от «легкого жанра» и поставить спектакль «всерьез». «Великая магия» отчасти дежавю, ведь на счету режиссера «Призраки» по пьесе Э. де Филиппо. Сюжет почти зеркален. В «Призраках» мечтатель и обманутый муж Паскуале верит в заселивших его дом призраков, под которых умело маскируется любовник его жены. Тот спектакль – комичный, музыкальный, легкий (но не по смыслу), призывал верить в чудеса (см. также спектакли режиссера «Конек-Горбунок» и «Пиквикский клуб»), и, несмотря ни на что, не терять надежды (см. «Босиком по парку» и «Много шума из ничего»). «Великая магия», на первый взгляд, если не повторяет, то продолжает посыл режиссера-оптимиста. Но, присмотревшись, взглянув «третьим глазом», как призывает маг Отто Марвулья, вдруг понимаешь, что режиссер своей линии изменил. А, может, изменил линию?
Судите сами. В финале спектакля Калоджеро предпочитает оставаться в мире иллюзий. Человек в пижаме (почти больничной) оборачивается человеком, идущим за солнцем. Красиво, романтично, наивно – спору нет, вопросов тоже. Но режиссер позволил себе говорить не только со сцены, но и за ней - в предпремьерных интервью он поделился своим пониманием собственного спектакля. Калоджеро-Писарев-де обрел гармонию и свободу, предпочтя иллюзорный мир миру. Режиссер оказался солидарен со своим героем, окрестив его «автором жизни». Поэт, чьим именем назван театр, выразил ту же мысль иначе; «Тьмы низких истин мне дороже / Нас возвышающий обман...», правда, по другому поводу. «Для меня это история о силе веры», - говорит режиссер об истории, основанной на силе заблуждения, о герое, который «обманываться рад». «Мир вокруг нас, да и мы сами – это то, во что мы верим», - продолжает он. «Блаженны верующие, ибо их есть Царство Божие», но, сдается, речь не о той Вере. Так неужели о вере, которая, облегчая жизнь, застит глаза и разум, говорит автор постановки?
О том, что бывает, если не игнорировать действительность, рассказал Константин Богомолов в спектакле «Событие», где на экран проецируются кадры жизни (смерти) еврейского гетто. Герой Э. де Филиппо хочет достичь подножия радуги, но все мы знаем, что путь на небо только один. Предаваться грезам и мечтам не то же, что жить в них. Сегодня иллюзиями не живут, их создают для других – иллюзии выборов, перспектив, безоблачного будущего. Слова «как бы» и «будто» - чем не характеристика дня сегодняшнего? Но люди, несмотря на весь практицизм и циничность века, не отвыкли верить и надеяться на чудо (на авось, на кого угодно кроме себя) и недавние многокилометровые очереди к иконе из Афона тому пример. Но надежда (даже на чудо) – не иллюзия. Когда фокусник увлекает Джульетту Мазину («Ночи Кабирии») в мир грез и иллюзий, она улыбается, закрыв глаза, а улыбка ее с мокрыми от слез глазами в финале фильма – это возвращение к жизни. Это Надежда и Вера в Жизнь. Иллюзия же всегда обман. Даже самая великая.
Сокращенный на несколько второстепенных (вроде бы) персонажей, пострадавших в реальности от реальности виртуальной, спектакль утаил от публики возможный и наиболее вероятный финал Калоджеро. В «Великой магии» режиссер пожалел своего героя, как жалеет врач неизлечимого пациента, он скрыл от него и зрителя страшный исход. Чеховское «неизвестность - лучше» смешалось в спектакле с чебутыкинской философией: «Может быть, нам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет». Это две разные ипостаси веры, два разных пути. Человеку театра, знающему разницу между «быть» и «казаться» оказался ближе путь второй, в котором вера подменила знание. «Многие знания – многие печали», - ответил бы Калоджеро. Впрочем, может быть режиссер, которому не откажешь в остроумии, сыграл шутку, пригласив тем самым публику к размышлению. «Если бы знать!»
Почему-то в этом спектакле больше вопросов именно к режиссеру, чем к актерам. Прекрасно, что с каждым новым спектаклем Писарев-худрук представляет публике новые лица многообещающей труппы театра. Команда спектакля подобралась очень достойная, но временами кажется, что огромное солнце, гипнотизирующее отдыхающих, это не что иное, как триеровская Меланхолия. Меланхоличное неспешное повествование нарушают лишь потрясающая сцена сеанса магии и нелепости из жизни полицейских. Шутить над людьми в погонах режиссер начал еще в «Много шума из ничего», и там, и тут – мизансцены принимаются на ура, благодаря им спектакль обретает хотя бы какую-то связь с реальностью.
«Великая магия» вызывает много вопросительных знаков. Но один восклицательный бесспорен. Виктор Вержбицкий в роли иллюзиониста творит настоящие чудеса. Полноценный театр одного актера. Обаятелен, ловок, еще «ого-го», как говорит его герой, – все справедливо, все безукоризненно.
Евгений Писарев-актер эмоционального потрясения не вызывает. И в этом вина Писарева-режиссера. Калоджеро получился необаятельным, зажатым, робким и, что хуже всего, монотонным. Обилие пауз не прибавляет словам героя глубокомысленности, зато дает время поностальгировать о виртуозной (без иронии и преувеличения) игре актера в первом сезоне проекта «Чета Пиночетов». Может быть, все дело в премьерных показах и со временем привыкший все контролировать режиссер останется за кулисами, а на сцену выйдет свободный актер: а то Калоджеро заигрывается, а его исполнитель никак не заиграет. «Очарованный странник» Калоджеро оказался очарован режиссером. Чары должны развеяться. Да и вообще образам и подобиям «Великой магии» поверить трудно, комедию здесь подают как драму, но именно комичное удается лучше всего. Режиссер же, призывающий как Мюнхгаузен улыбаться, смешным на сцене быть не захотел.
В спектакле не хватило подмостков, (которые были в «Призраках»), исчезло двойное дно пьесы, и тяжеловесный замысел автора постановки если не уничтожил, то малость придавил замысел автора пьесы. Монолог про раздавленную на потеху публике канарейку в клетке обретает здесь новый смысл. Но птичку по-прежнему жалко. Спектакль оказался лишен другой иллюзии – театральной. Пьеса Э. де Филиппо это ведь и история о театре, который и есть иллюзия: если актеры верят в предлагаемые обстоятельства, им верят и зрители. Не хватило той самой «игры» («Что наша жизнь? Игра!»), в которой «партнеры ваши шулера, а выход из игры уж невозможен». Ведущий игру в первом акте фокусник Марвулья успешно вовлекал в игру зрителей, игрок Калоджеро увлек лишь сам себя. «Game over» и публика, аплодируя, «тает, тает, исчезает»…
В одном из интервью Евгений Писарев, вспомнив «Призраков», посетовал, что спектакль, поставленный им в МХТ им. А.П. Чехова, был «безадресным», и что «Великая магия», напротив, адресована самой широкой аудитории. Не знаю коммерческой составляющей успеха «Призраков», но суть истории человека, укрывшегося от гроз жизни в мире грез, играли тогда (и сейчас) не насмешливо, но с юмором, не затейливо, но со смыслом, не буквально, но доходчиво. Витиеватое послание режиссера «Великой магии» зрителям «Я вас обязан известить, <…> не дошло до адресата»…

2
Фото Людмила Гаврилова
отзывы:
47
оценок:
47
рейтинг:
15
7

У журналистов такой возможности обычно нет, а блогер может написать о спектакле, когда уже прочувствовано послевкусие. Ведь любое произведение, как духи, раскрывается постепенно и имеет свой шлейф. Спектакль театра имени Пушкина "Великая магия" я хочу отнести к весьма сложному "аромату", хотя камерная пьеса Эдуардо де Филиппо проста.
Я хожу в театр постоянно, но давно не была на спектакле, где бы зрители так часто хлопали. Головные ноты "духов" очень яркие и дают сразу много чувств: пляж с курортными мальчиками, щебечущие обо всех стареющие богачки-сплетницы, скандальный ревнивый супруг со своей юной женой и наконец проходимец-фокусник с "третьим глазом". Кстати, я не ожидала увидеть на сцене весь старомодный набор фокусов вплоть до распиливания ассистентки, браво! )
"Великую магию" я выбрала в первую очередь, чтобы увидеть режиссуру и игру худрука театра Евгения Писарева. В предложенном "аромате" Писарев - ноты сердца. Сердце - то, ради чего мы все живем, пусть не все это понимают. И сердце главного героя разочаровало зрителей, уж зрительниц то точно. "Я была уверена, что он откроет эту коробку! Ну что за человек!", - слышались возгласы девушек и дам в гардеробе, когда представление было закончено, а я ждала свое пальто. Евгений Писарев самоотверженно сыграл неблагодарную роль жалкого человека, который годами носит жену в шкатулке, боится открыть ящичек и увидеть, что продажный фокусник и неверная жена его попросту надули. И как-то жить после этого дальше!
На фоне такого труса харизматичный плут в исполнении Сергея Миллера, который может и ассистентку фальшиво распилить, и от реальной смертоносной пули ускользнуть, конечно, вызывал больше симпатии. Не красавец, не богач, зато какая вера в свою счастливую звезду! Красавцы и богачи встречаются намного чаще ) Весь первый акт, а второй закончился достаточно скоропостижно, - бенефис Миллера.
И еще большой респект театру за кокетливых сплетниц в возрасте! Вечернее платье одной из пожилых дам представляло черное кружево, надетое поверх нижнего белья. А я очень приветствую освобождающие разум тенденции, когда на подиумах появляются модели с 52-ым размеров и 52-летним возрастом. Все это имеет прямое отношение к той самой вере, вокруг которой весь сыр-бор ) Которая позволяет нам принимать себя, эту полную фокусов и выкрутасов жизнь, людей.
Конечные ноты спектакля остаются на совести зрителя. Я вообще считаю, что театр нужен не для того, чтобы посмотреть на других, а для того, чтобы узнать себя. Если кто-то увидел, что катастрофически боится быть открытым, для него магия случилась. И он вышел из театра имени Пушкина более живым, чем был.
Спасибо сообществу Москультура за мой приятный вечер! Друзья, присоединяйтесь к Москультуре и ходите на культурные мероприятия не за деньги, а по взаимной любви.

1

Галерея