Трогательный спектакль в духе Феллини — про послевоенную Германию глазами советского ребенка

Маленькая девочка попадает со своей советской семьей в послевоенную Германию. Девочку зовут Татьяна Орлова, впоследствии она становится писательницей, автором мемуаров и почти сказочной пьесы-монолога на основе своих детских впечатлений. Пьеса пролежала на полке двадцать лет, впервые ее поставил Юрий Погребничко в своем театре «Около дома Станиславского»; получилось как «Амаркорд» Феллини, только про шестидесятников. В главной роли — Лилия Загорская.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
Фото Елена Ковальская
отзывы: 877
оценки: 244
рейтинг: 996
9
Новая старая пьеса

«Какой талант был у Люси Гэ!..» Лидия Загорская (лыжные штаны под расшитой стеклярусом марлевой юбкой, пальто и немыслимый красный капор) предается воспоминаниям от лица некой современницы (послевоенное детство, неустро­енная юность, непригодившееся образование, психушка, асоциальное бытие). «Иногда просыпаюсь в туалет, ноги спускаю с кровати — пойду, думаю, повешусь». Татьяна Орлова настучала этот монолог на пишущей машинке двадцать лет назад, и до сих пор он хранился у нее в столе в единственном экземпляре. Почему она принесла рукопись в театр «Около», можно объяснить: у автора и театра стилистическое согласие. Почему принесла именно сейчас — тоже можно понять: за двадцать лет монолог не выглядит автобиографией даже в глазах самого автора — столько воды утекло. Тогда, в начале девяностых, он звучал бы актуально. У автора было не просто детство, а детство в Германии после войны, разделившей Берлин на Западный и Восточный. В 91-м тех, кого еще недавно называли освободителями, стали звать оккупантами, так что Орлова с ее легким интеллигентским презрением к своим, которые везли и везли к себе на восток ковры и сервизы «Мадонна», тогда была бы в тренде (через три года из Берлина, к радости шестидесятников, выведут наши войска и, к их стыду, пьяненький Ельцин будет дирижировать оркестром). Тогда женщины со вкусом еще находили наилучшую ролевую модель в феллиниевской Кабирии и дорожили безответной любовью — точь-в-точь как в песне Новеллы Матвеевой про то, что «моей любви ты боялся зря». Каждый порядочный шестидесятник имел за плечами психушку, нищенский быт и мытье полов в учреждении, где, по идее, можно было бы занимать высокую должность: образование позволяет, но западло. Каждый уважающий себя шестидесятник любил феллиниевский «Амаркорд» больше собственного детства. И каждый чего-то стоящий шестидесятник писал в стол, без расчета быть опубликованным, потому что смешно искать признания у тех, кого презираешь; презираешь, потому что чувствуешь себя оккупированным в собственной стране. Двадцать лет спустя монолог отлежался и оттуда выветрился налет фрондерства, жалости к себе и рисовки. В сухом осадке осталась талантливая, точная в мелочах, остроумная литература. «Самые крупные личности пишут сразу так, будто они уже побывали в сумасшедшем доме». «О, эти чудные отклонения от нормы!» Юрий Погребничко поставил монолог в привычном для себя жанре ностальгического кабаре: монолог преры­вается то песней, то танцем; эпизод из «Амаркорда» иронично цитируется мизан­сценой; Наталья Рожкова поет «Давай закурим», тонко шаржируя Клавдию Шульженко. Мужчины в шинелях с франтовато летящими фалдами, женщины в умопомрачительном винтаже — в этой униформе в «Около» играют и Дюма, и Чехова, и монологу Орловой она идет необыкновенно. Как и песня Градского на музыку Тухманова «Жил-был я. Стоит ли об этом?». Совершенно, казалось бы, факультативная вещь. Но в театре «Около» из нее получился памятник шестидесятникам. Памятник в человеческий рост. «Жил-был я… Вспомнилось, что жил».

1
0
...
27 сентября 2011

Лучшие отзывы о спектакле «Оккупация — милое дело. О, Федерико!»

Фото Мария Ю
Фото Мария Ю
отзывы: 54
оценки: 56
рейтинг: 115
9
Театр Погребничко надо смотреть, вы в него непременно влюбитесь!

Это не самый идеальный спектакль Погребничко, есть вопросы. И, пожалуй, он не подходит для первого романтичного знакомства с театром «Около…». Здесь у зрителя должен быть определённый возраст или культурный бэкграунд: «Амаркорд» Феллини, «Пепел и алмаз» Вайды, «Под стук трамвайных колёс» Куросавы и пр. Фрагменты фильмов будут в спектакле. Впрочем, если вы, как я, не шестидесятник – атмосферу вы всё равно почувствуете и заглянуть в себя сумеете.
«Жил-был я» - эта песня Градского под чёрно-белые кинохроники начинает и заканчивает «Оккупацию». Внутри практически моноспектакль Лилии Загорской. Она смотрит на послевоенную Германию глазами советского ребёнка, семья которого из освободителей уже стала считаться оккупантами. Справа на сцене плацкартный вагон, через него военные прут из Германии сервизы и ковры, чтобы сдать на родине в комиссионку. Дальше будут обрывки воспоминаний из рукописи Татьяны Орловой, напоминающие листание пожелтевшего альбома. И всю это ретро-ностальгию украшают прекрасные музыкальные номера в жанре «кабаре Погребничко». Наталья Рожкова очень иронично исполняет Шульженко, прекрасные мужики-военные (Логинов, Богдан, Сидоров, Кулаков, Орав и Сазонов) картинно изображают полковой бэнд, Ольга Бешуля доверительно поёт «Девушку из харчевни».
И неважно немец ты, русский, молодой, шизофреник, писатель, бомж или певец – 60-е для всех –время таких застывших и несвязных монологов тех, кто «вспомнилось, что жил».

1
0
...
12 февраля 2019
Фото Мадикен К
Фото Мадикен К
отзывы: 74
оценки: 74
рейтинг: 25
7

"Оккупация - милое дело/О, Федерико!" в театре «Около дома Станиславского» - это не совсем спектакль - это просто поток сознания автора Татьяны Орловой. И это вовсе не спектакль об оккупации, как можно было подумать из названия, и как подумала я. Да и оккупация, по большому счету, тут совсем не причем. Это скорее просто воспоминания о детстве, о жизни, о тех местах, где приходилось жить. Воспоминания не всегда последовательные, сумбурные, возможно болезненные для автора, с отвлечениями на фильмы и музыку. Главное здесь - поймать зрителя в сеть его собственных воспоминаний, которые переплетутся с авторскими, и в которых… он же и утонет. Тут вышел небольшой прокол, - мои воспоминания начинаются несколько позже, а погрузиться в авторское бессознательное я полностью не смогла, хотя была близка. Ещё, наверное, не стоит искать в спектакле исторической достоверности описываемых событий.
Актеры исполняют свои монологи монотонно, почти на одной ноте, это помогает погрузиться в настроение. Унылое однообразие рисуемой жизни скрашивают музыкальные вставки. Оказывается, многие актеры театра обладают чудесными голосами и умеют играть на музыкальных инструментах. Мое внимание не могла не привлечь огромная бас-балалайка, - не часто встречающийся инструмент. А вот видео-фрагменты мне не очень понравились, они повторялись и были скучны.
Я так и не поняла, понравился ли мне спектакль или нет. Он, безусловно, цепляет. Мне близки его дневниковое изложение и откровенность. Но и безоговорочно рекомендовать его я не могу. И вышла я из театра с четким пониманием того, а пришла я сюда впервые, что мне просто необходимо посмотреть еще что-нибудь, чтобы понять мое ли не мое это творческое пространство.

1
0
...
3 ноября 2017
Фото Nina P
Фото Nina P
отзывы: 58
оценки: 56
рейтинг: 30
9

Это первый спектакль, который я посмотрела в этом театре.
Впечатления были двойственные, настолько необычна форма спектакля.
Прошло около года, но я все время вспоминаю отдельные сцены из спектакля.
А недавно захотелось посмотреть еще раз, ради танцев Никиты Логинова и других.

1
0
...
30 сентября 2014
Фото Ольга Ильина
Фото Ольга Ильина
отзывы: 7
оценки: 8
рейтинг: 12
9

Эта вещь — словно редкая картина в заведомо неброской раме в нераскрученном салоне на маленькой улице — не сразу поверишь, что повезло повстречать такую драгоценность. Впрочем, я-то нашла эту дивную вещь в месте для меня знаковом, и удивляюсь я другому: увы, мало кто о нем знает.

Если речь заходит о театре «ОКОЛО дома Станиславского», наверное, я менее всего объективна, ибо неординарный, самобытный «ОКОЛО» — театр моего студенчества, на спектакли его было хожено-перехожено, там знаком каждый гвоздь и каждая ступенька. Однако ручаюсь, ручаюсь своей очарованной головой: «Оккупация — милое дело. О, Федерико!» — спектакль по-настоящему сильный, пронзительный, трогательно смешной и ностальгически теплый. Его стоит прожить.

При намеренной аскетичности выразительных средств получилось многослойно и глубоко — именно так, как умеет ставить Юрий Погребничко, виртуоз чистого минимализма и мастер нетривиальной подачи текста. Пьеса Татьяны Орловой, драматурга современного и мне совершенно неизвестного, как влитая «села» на «околовскую» эстетику. Очевидно, что в этой пьесе режиссеру было, где развернуться. Мне всегда казалось, что парадоксальные трактовки классики — конек «околовцев», потому было любопытно, насколько удачно метод и язык Погребничко могут быть применены к современному материалу. Дождалась.

Под стук колес и привычный для этого театра звук шагов людей в форме, прерываемая видеоотрывками из мировых киношедевров и живым исполнением отечественных шлягеров, героиня рассказывает о своем «оккупантском» детстве в Советском Союзе и послевоенном Берлине. Очерковые монологи-воспоминания сменяют друг друга как слайды, словно наброски к большой картине ее жизни, горькой, одинокой, несуразной.

Наивная мудрость, инфантильная серьезность, щемящая самоирония. По стилю повествования и общему настроению пьеса сопоставима с повестью «Похороните меня за плинтусом», которую нежно люблю. Помимо явных перекличек с простодушными и трогательными персонажами Джульетты Мазина, псевпопарадоксальность выбора главного героя рождает ассоциации с поэмой «Москва-Петушки». В образе героини, тонкой и нежной, есть что-то надтреснуто ерофеевское: маленький человек, рассуждающий о большом, высоком и временами немыслимом. Это как раз тот случай, когда важнее не сила душевного источника, а его чистота. Только для свободного, предельно честного философствования ей не нужна алкогольная поддержка — у нее есть шизофрения.

Внешняя статика и внутренний надрыв — маленький человек на большой жизненной сцене. Очень человечный вышел спектакль. Потребность окунуться в мир детства в той или иной степени живет в каждом из нас. Феллини был бы доволен.

И немного о Лилии Загорской. Образ, созданный Загорской, — образец безукоризненной актерской работы. Честно признаюсь, что не очень-то жалую женщин в театре, и уж совсем не переношу бенефисы актрис, но она, она... Голос Загорской завораживает, ее игрой на сцене любуешься, она, даже в убогом пальто и нелепой шляпе, — истинная звезда.

1
0
...
8 декабря 2012
Фото Елизавета Ефремова
Фото Елизавета Ефремова
отзывы: 74
оценки: 75
рейтинг: 7
10
Трогательно

У театра «ОКОЛО Дома Станиславского» есть свое, не похожее ни на кого лицо. Есть у него и свои преданные зрители, ценящие его странноватые, но невероятно пронзительные спектакли. Спектакли с предельно лаконичными, но такими говорящими декорациями, спектакли с нелепыми внешне, но чистыми душой героями, носящими замызганные телогрейки с грацией и достоинством лордов, облаченных в смокинги. Вот и героиня спектакля «Оккупация милое дело. О, Федерико!» (пьесу Татьяны Орловой поставил Юрий Погребничко) одета в задрипаное пальтецо (материал на новое лежит, но нет денег, чтобы пошить), в красный фетровый капор (воспоминание о желанной роли красной шапочки), странные шаровары (в таких она маленькой девочкой приехала после войны с родителями в Германию) и воздушную тюлевую юбочку с блестками (как же я мечтала быть снежинкой, но почему-то воспитательница видела меня зайчишкой). Спектакль «Оккупация милое дело. О, Федерико» это практически монолог героини в исполнении Лилии Загорской. Ее героиня добра, абсолютно беззлобна, но не наивна. Такие люди сейчас ютятся по обочинам жизни, не обвиняя никого и всех прощая – так уж их воспитывали: стыдно жадничать, стыдно быть богатым, поделись всем с другом. Вот и стоит героиня Лилии Загорской на полустанке, а мимо проносятся поезда, будящие воспоминания. На заднике сцены на помятом киноэкране идет хроника: советские солдаты нескончаемой колонной идут туда, где их ждет победа. «Мы приехали как освободители, а немцы нас считали оккупантами» - это понимала даже маленькая девочка в нелепых шароварах. Вдоль сцены тянутся полки плацкарта – поезда возвращаются в СССР, а по вагонным коридорам офицеры несут тяжелые чемоданы с сервизами «Мадонны» и рулоны ковров, не себе – на продажу: надо же семью содержать. Шли в Германию освободителями, возвращаются челночниками – как жизнь только не корежила советского человека. Череда воспоминаний не только героини, но и родителей. Мама: в сороковом к нам за Урал сослали поляков, красивых, веселых – все сгинули в первую же зиму. Девочка: в Польше мы их вагонов не выходили – очень уж нас там не любили. А на экране фильм «Пепел и алмаз» и гордые поляки в полонезе парами, а на сцене офицеры -трепак под полонез. На сцене еще две женщины под стать первой (Елена Павлова и Татьяна Лосева) и возникает тема Трех сестер: женщины остаются – офицеры уходят. Музыка в спектаклях театра «Около» это отдельная тема, вот и в «О, Федерико» - музыка как действующее лицо. «Давай закурим» поет зечка (Наталья Рожкова) и на глаза наворачиваются слезы – кажется простая песня, но в гениальном исполнении в ней раскрывается душа и судьба народа. «Моей любви ты боялся зря» поет необъятная Ирка (Ольга Бешуля), соседка по палате сумасшедшего дома: «И нет у нас ничего такого, как в ''Полете над гнездом кукушки'', а, даже, наоборот, это нам надо кое-что оттуда позаимствовать. И это, конечно, бассейн, игра в волейбол и - своя одежда для прогулок». Туда героиню засунул сын, но и на него обиды у женщины нет, как нет обиды на судьбу, у нее есть лишь просьба: «Всегда подавайте спившимся старушкам на вокзалах»

0
0
...
12 февраля 2019