Одна из самых одиозных британских пьес

«Эквус» — одна из двух главных пьес почетного британского драматурга Питера Шеффера (другая — «Амадей», ставшая основой для известного фильма Милоша Формана) и, безусловно, самая парадоксальная и одиозная в его багаже. Тексту скоро исполнится 40 лет, но на родине «Эквуса» ставят вновь и вновь, а в одной из последних интерпретаций центральную роль играет Дэниел Рэдклифф. Главный герой — Алан Стрэнг, помощник конюха, ослепивший шесть лошадей. Причину его внезапного сумасшествия пытается выяснить провинциальный психиатр Мартин Дайзерт, в ходе лечения понимающий, что столкнулся не с самым ординарным случаем. Челябинская театр-студия «Манекен», взявшаяся за драму Шеффера, позиционирует «Эквус» как решительный шаг вперед в собственных творческих поисках.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Эквус»

Фото Евгений Ткачёв
Фото Евгений Ткачёв
отзывы: 672
оценки: 5540
рейтинг: 1229
9
Иногда кони возвращаются

Питер Шеффер прославился благодаря «Амадею», однако его Equus (как и «Амадей» удостоившейся важной театральной премии «Тони») тоже на слуху. Последней раз о нём громко говорили на международном уровне в 2007 и 2008 годах, когда сначала в Лондоне, а потом и на Бродвее главную роль в «Эквусе» исполнил Дэниел (больше известный как Гарри Поттер) Рэдклифф. Исполнил в чём мать родила, чем добавил к своей персоне больше эпатажа. В постановке «Манекена» обошлось без обнажёнки, хотя эротический подтекст и остался, ведь пьеса, построенная на юношеских сексуальных фрустрациях, как раз интересна своими патологиями, что пробуют на ощупь границы нормальности, а потом их отменяют.

К психиатру Мартину Дайзерту (Андрей Лишаков) с просьбой обращается судья Эстер Соломон (Ольга Осипова). Она просит обратить внимание, а если получится, то помочь деликвентному мальчику по имени Алан Стрэнг (Нурлан Садыков), который по каким-то необъяснимым причинам выколол глаза пяти лошадям. Впрочем, после знакомства с его матерью (Юлия Пичугина), отцом (Евгений Соболев), девушкой (Ольга Александрова) и прошлым, этим причинам находится пусть жуткое, но объяснение.

«Поначалу нас зацепила просто сама история, случай этого мальчика, — рассказывает режиссёр спектакля и художественный руководитель студии Владимир Филонов. — Но чем глубже мы погружались в эту историю, тем сложнее она становилась: и с постановочной точки зрения, и с внутренней. За время работы акцент у нас был смещён с судьбы парня на доктора Дайзерта, который вдруг начинает понимать, что в его жизни не хватает какой-то природной радости, того, ради чего собственно стоит жить. Для него жизнь превратилась в набор нормативных актов».

Но и это не стало финальным аккордом в смыслообразущем наполнение спектакля. «Ближе к концу работы акцент ещё сильнее стал смещаться на самого Эквуса («лошадь» с латинского. — Прим. авт.) — божество, некую силу природы, которая с одно стороны разрушительна, но в то же время может дарить необыкновенную радость. Спектакль как раз об этом. Как удержать в себе гармонию между природным и разумным началом. Поэтому в финале герой резко взрослеет. Неслучайно на свете много пьес, в которых страх перед взрослением становится проблемой».

Другое дело, что такой страх не наблюдается у коллектива театра. Постановка, что интересно, сыграна по-взрослому, без всяких поблажек на возраст актёров и любительский статус студии.

За два часа, что идёт спектакль, ребята ломают комедию и разыгрывают трагедию в камерной обстановке, которая, как ни парадоксально, поражает своим размахом. То вспыхивает, то гаснет свет (свет — Виталий Петров), выхватывая какие-то жутковатые детали из темноты. Проблема с лошадьми решена довольно простым образом (их играют люди — точнее девушки в чёрной одежде), но от этого эффект становится только мощнее. Особенно ближе к концу, когда пьеса эмпирическим методом доказывает, что её ещё можно расценивать и как мощный психологический триллер.

«Для нас это такой, некий поворот в истории театра. Последнее наши спектакли были невербальные, пластические, а тут была проделана серьёзная работа на драматическом материале», — замечает Владимир Фёдорович. Справедливости ради стоит заметить, что в новой постановке пластических номеров тоже хватает, но роль у них явно не определяющая, а вспомогательная. Такая же, как и у удачно подобранной музыки (составитель — Александр Деревягин): в диапазоне от композиций Серджио Леоне до песен группы Rammstein. Музыка вкупе с клиникой (небезразличной, если вдуматься, для Филонова темой, см., например, спектакль «Клиника») создаёт атмосферу места, где рождаются вечные вопросы, ответы на которые каждый волен искать для себя сам.

1
0
...
30 апреля 2011