Театральная афиша Москвы
Расписание и билеты

Спектакль Привидения, Санкт-Петербург
Постановка МДТ — Театр Европы

6.5

Семейная драма про то, как ложь отцов убивает детей

Ученик Льва Додина Олег Дмитриев с отборными артистами МДТ среднего и молодого поколений размышляет о том, что нечистая совесть передается по наследству и оборачивается смертельными болезнями. Социальные проблемы классической пьесы Ибсена, очевидно, будут заменены на психологические и — шире — онтологические.

Место проведения

МДТ — Театр Европы

МДТ — Театр Европы

7.0
Эталон русского психологического театра. Вотчина режиссера Льва Додина
Подавляющее большинство артистов труппы — ученики великого педагога Аркадия Кацмана или самого Додина; связь педагогики со сценической практикой — мощный козырь МДТ. После того как в труппу влились додинские выпускники 2007 года, в том числе Данила Козловский и Елизавета Боярская, театр переживает безусловный расцвет. Развлечений от Малого драматического не ждут, и потому здесь возможен спектакль, который длится с утра до вечера, — «Бесы» по Достоевскому. В России труппа проводит только две трети сезона, и почетный титул Театра Европы — еще одно свидетельство признания за рубежом. На большой сцене идут додинские «Жизнь и судьба», «Варшавская мелодия», «Дядя Ваня», «Московский хор», а также отличные спектакли последних лет — «Три сестры» (2010) и «Коварство и любовь» (2012). Камерная сцена отдана молодым режиссерам — ученикам Додина, хотя подаваемые ими надежды пока достаточно скромны.
касса+7 (812) 713 20 78
адрес
официальный сайт

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
614
оценок:
207
рейтинг:
570
3

Тайное, ставшее явным и примитивным

Мебель из дерева теплых оттенков словно впитала солнечный свет, зеркала ­сверкают: художник Елена Дмитракова создала интерьер-альтернативу суро­вому скандинавскому климату. И горничная Регина (Елена Соломонова) прямо так и пышет здоровьем. Идиллию разрушает хамоватый работяга Энгстран ­(Сергей Козырев), который демонстративно сливает со шляпы на пол воду, ­называет Регину не иначе как «дочь моя» с ударением на последнее слово и понимающе усмехается в ответ на французские словечки, которые вворачи­вает Регина.

Вообще-то, главный козырь социальных пьес Ибсена — в детективном напряжении интриги. Зрителя можно водить за нос до самого конца, интригуя недомолвками. Суть ибсеновских пьес — протест против мнимого благополучия буржуазного общества. Герои «Привидений» спорят о том, что важнее, идеалы или истина. Но поскольку идеалы они исповедуют буржуазные, то споры полны намеков и подтекстов, и все это помножено на скрытую чувственность, которая то прорывается наружу, то уходит в глухую оборону.

Драма обеспечена тем, что давно умерший «идеальный муж» фру Алвинг на самом деле был алкоголиком и развратником, а верящий в фальшивый идеал отца молодой Алвинг, родившийся с червоточиной в мозгу, вот-вот превратится в растение. Регина, мечтавшая о браке с молодым хозяином, оказывается незаконнорожденной дочерью покойного капитана и уходит из дома. Все тайны выходят наружу в последней сцене. Современники Ибсена под предводительством духовных отцов, подобных герою пьесы пастору Мандерсу, выбирали идеалы. Ибсен фактически оставлял их без будущего.

Герои спектакля Олега Дмитриева ничего ни от кого не скрывают. Стареющая красавица фру Алвинг (Анжелика Неволина) так любит пастора (Владимир Захарьев), что гладит его, не касаясь, потому что от прикосновений тот закрывается портфельчиком. Но это если дама пристает у всех на виду — стоит хозяйке накинуть на их головы платок, пастор дарит ей долгий поцелуй. Регина тоже не делает себе труда притворяться — что она за штучка, сразу проясняет наро­читый французский (молодой барин из Парижа приехал). Всех этих лицемеров обводит вокруг пальца циничный Энгстран, сделавший своим принципом почти неприкрытую ложь. История поучительная. Для подростков. Режиссер не случайно порезал пьесу пополам — при его раскладе и того, что осталось, много. А тем, кто про МДТ знает не понаслышке, мучительно наблюдать, как актеры европейского класса выполняют студенческие задачи.

0

Отзывы пользователей о спектакле «Привидения»

Фото Татьяна Листаферова
отзывы:
43
оценок:
66
рейтинг:
62
9

"Привидения" - это пример жизни-игры, искусственно созданного здания, без фундамента, опоры и поддержки, основанного на зыбком материале фальши и предрассудков, однако, прикрывающегося фасадом благопристойности в угоду общественному мнению. Это история болезни, почти эпидемии, смертельно опасной, возможно заразной, даже наследственной, зачастую неизлечимой – лжи, именно так диагностировал режиссер О. Дмитриев заболевание, поразившее не только героев пьесы, но и многих из нас, ныне живущих представителей человечества. Подменяя истину искусственными идеалами, подчиняясь велению долга, запираясь в рамках обстоятельств, под страхом быть осужденными или осмеянными, они глубоко и безвозвратно уходят в неясное пространство какого-то небытия, образно воплотившегося в мрачной северной Норвегии с ее дождями, туманами и тяжелым воздухом, который словно застревает в легких и не дает свободно дышать. Эта атмосфера, кажется, проникает в камерное пространство сцены, приходит сквозь двери вместе с героями,выплескиваясь на ковры дождевой водой, отдается эхом в густых звуках органа (муз.И.С. Бах, муз. руководитель М. Александров), движение которых ощутимо практически на клеточном уровне нервных реакций, и постепенно заполняет весь зал. Она несовместима с жизнью, но приемлема для бесплотных привидений, людей-теней, погрязших в хитросплетениях лжи, заигравшихся настолько, что все маски оказались смешаны и роли спутаны, а за упавшей личиной осталась лишь пустота, вселяющая почти животный страх, ужас пугающей неизвестности,заставляющий «привидений» вновь и вновь вглядываться в собственное отражение в судорожных попытках отыскать свое лицо, свое Я, свою суть. Обилие зеркал в сценическом пространстве (Е. Дмитракова) ловит каждое движение и эмоцию, преломляя свет и искажая фигуры, создавая свой мир, почти нереальный, мистический, расположенный по ту сторону зеркальной поверхности, порой подменяющий мир действительный. В то же время зеркала аллегорично воссоздают принцип семьи, история которой положена в основу сюжета:дети есть отражение своих родителей, не только их достоинств и добродетелей, но и пороков, они становятся наследниками их грехов, невольными жертвами их преступлений, заложниками игры в жизнь,правила которой вовсе не прописывают обязательным пунктом свободу, разводят по разные стороны слова «жизнь» и «радость», подменяя их сухими «юдоль» и «печаль».И эта цепочка, в которой будто по наследству передаются и бережно сохраняются традиции игры в жизнь, ее имитации и подмены,тянется длинной чередой самообманов и потерь, лишений и ложного смирения, что кажется, нет ей конца,нет выхода… а только страх, постоянный, неотступно преследующий страх пустоты,сидящий где-то глубоко внутри человеческого существа. И не изжить его, не вырвать, не преступив очередного закона, закона Божия – изгнать привидений,пройти очищение смертью, рассветом, Солнцем, приносящим в холодное небытие свободу и новую жизнь...

2

Галерея