Лев Эренбург ставит диагнозы и подтексты

В спектакле Льва Эренбурга с первой же сцены множество маленьких и точных деталей слагаются в живое подвижное целое. Чехов как будто переписан Достоевским: по-новому увиденный подтекст меняет смыслы знакомого до каждой запятой текста. Несостоявшаяся любовь Ольги к Вершинину, сломанная жизнь Ирины-хромоножки, перчатка, которую Соленый ненароком (выпала из кармана) бросает Тузебаху — все, чего вы не знали о «Трех сестрах», и без чего их потом не сможете себе представить.

Место проведения

Небольшой драматический театр

Небольшой драматический театр

5.1
телефон +7 921 943 51 13
адрес
подробнее
официальный сайт
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
Фото Жанна Зарецкая
отзывы: 477
оценки: 158
рейтинг: 449
7
Чехов наотмашь: пять пудов любви, война и водка ведрами

В новом спектакле Льва Эренбурга по Чехову (три года назад был «Иванов», теперь «Три сестры») все начинается со смерти (сестры возвращаются с могилы отца — годовщина) и ею заканчивается — Соленый убивает Тузенбаха на дуэли, но не только: полк отправляют ни в какую не в Польшу, а к месту боевых действий — отдохнули немного, и будет. Этой не просто близостью, осязаемостью смерти объясняется тот факт, что Чехова играют так отчаянно и дерзко, как в последний раз. И что пьют так много, как бывает только на поминках: судя по тому, как горячо, по-братски, обнимаются полковник Вершинин (Константин Шелестун) и доктор Чебутыкин (Евгений Карпов), как на чистом грузинском поют «Сулико», им и в самом деле всегда есть за кого поднять стакан (не бокал, конечно, и не стопочку), не чокаясь. И вопрос «Не в цинковом ли гробу хорони­ли отца» тоже не праздный — во всяком случае, так, как кричит Ольга (Татьяна Рябоконь) это свое «Отец!», завидев с порога накрытый стол с дюжиной хрустальных штофов, кричат только по ушедшим безвременно. Эти три сестры вы­росли в непосредственной близости от войны, они знают, что времени те­рять нельзя. Его нет на философствование: только затянет Вершинин про свет­лое будущее, и тут же едва сознание не потеряет — контузия, голова кругом. Но стоит ему нелепо, неуклюже развалиться на полу, тут как тут Маша (Ольга Альбанова) — с ухватками не генеральской дочки, а полевой медсестры: усядет­ся рядом, уложит буйную, гудящую полковничью голову на грудь, тот и затих­нет. И надо еще вы­яснить, опирается ли на палочку Ирина (Мария Семенова) и почему таким отрешенным, окаменевшим остается ее лицо от начала и до кон­ца действия. Во всяком случае, и в отношении сестер к Ирине, и в неистовой любви к ней Соленого (Вадим Сквирский) и Тузенбаха (Кирилл Семкин) львиную долю, кажется, занимает чувство вины. Но на выяснение тоже нет време­ни. Спектакль Эренбурга несется от начала к концу в ритме угарного веселья. И пожар в Кирсановском переулке не случайность — где-то что-то недоглядели в угаре-то. Да и то, что любовь тут начинается тем, чем в чеховские времена заканчивалась, тоже оправ­данно — не до ухаживаний, к стоматологу вон не сходить: Соленый прямо на глазах у публики выдирает зуб сахарными щипчиками — кровавая процедура. «Я люблю этого человека», — упирая на местоимение об­рывает Маша Олю, взявшуюся было отнести полковнику шинель. Не до покаяния — констатация факта во из­бежание неловкостей. На фоне всего этого жи­вая роза, вытащенная Соленым из валенка, воспринимается как невозможная искренность, как обнажение души по Достоевскому. Ирина определит ее — душу, розу — в ведро с грязной водой (только что пол мыли). Какие тут нужны слова? Режиссеру Эренбургу вообще не очень нужен Чехов, точнее, Чехов для него — повод поговорить про то, что утрачено за сто лет и насколько более невыносимой стала жестокость национального бытия.

1
0
...
17 марта 2011

Лучшие отзывы о спектакле «Три сестры»

Фото Егор Королёв
Фото Егор Королёв
отзывы: 371
оценки: 371
рейтинг: 747
9
Кофе

Талантливо выкроенный спектакль. Такой, что некоторые его мизансцены запомнятся навсегда. Хлёсткое высказывание о несчастье и любви, которая награждает этим несчастьем. Эренбург не даёт никакой надежды. Лишь насмехается над ними, издевается, унижает - и только к финалу баловство и почти комедия переходит в драму. Последние сцены второго акта выводят этот спектакль на заоблачные высоты. Ком стоит в горле.

К сожалению, не могу похвалить актёров. Будь у Эренбурга другая труппа - был бы великий спектакль. Но режиссёрскому состраданию актёры почти не вторят. Одно исключение - Татьяна Рябоконь, которая то ли усилиями Эренбурга, то ли скорее своими ведёт главную партию.

Её Ольга прекрасна в своей любви, которую никто не замечает. Она мечется по сцене, одевая бусы - и никто этого не заметит. Она в один миг преображается и становится обольстительницей. Устаёт и пытается сесть рядом с любимым мужчиной. Больше никогда в жизни она не будет так близка с мужчиной и всё, что ей позволено, всё её счастье - в его могучем плече. Он отводит свои руки и она только водит пальцами по его шершавой шинели. Я это так длинно описываю, а на сцене всё тихо и навсегда.

Прощание Ирины и Тузенбаха как всегда у Чехова - прекрасно. Невозможно сыграть эту сцену плохо.

Очень хочется увидеть Ольгу Альбанову в роли Маши...

Эренбург отчасти преодолявает привычный чеховский текст. Режиссёр порой копает туда, куда даже никто не вглядывался. И тогда в "Трёх сёстрах" появляется новое и прекрасное, например, сцена, когда Ольга страдает о своём несчастье, картинно держа чашечку кофе.

В жизни не мог представить, что чеховскую Ирину можно показать матерью - у Эренбурга она кормит грудью Бобика...

Режиссёр заполонил пьесу своими придумками и в большинстве своём они прекрасны. Маша моет руки Вершинина и к раковине подходит её муж. С Андрея свисают ниточки и даже Ферапонт пытается их убрать. Солёный признаётся в любви и помогает Ирине мыть полы. Ирине не нравится Тузенбах и он себя измазывает землею из цветочного горшка и они целуются, а потом плюются, смывают землю.

За всем этим сложно найти суть. Они начинают молчать и держать паузы только к финалу. Додинской тишины и якобы простоты здесь не будет. Другой спектакль. Обрывочный, резкий, красивый. Такой же и финал - со знаками препинания в родном тексте. И снова в НеБДТ запах, терпкий и грустный. Теперь пахнет кофе.

Большое везение, что в одном городе два (в МДТ и НеБДТ) таких разных и прекрасных прочтения.

1
0
...
28 сентября 2012
Фото Sergey
Фото Sergey
отзывы: 42
оценки: 43
рейтинг: 5
7

Впервые побывал в Небольшом драм театре, который находится ̶у ̶ч̶ё̶р̶т̶а̶ ̶н̶а̶ ̶к̶у̶л̶и̶ч̶к̶а̶х̶ на проспекте Кима, в очередном модном пространстве Море Place. Кстати не понятно, что такое кулички и зачем нужно столько этих лофтов. В любом случае, до НДТ, и правда оказавшегося небольшим, добраться без машины довольно затруднительно.
Шел я целенаправленно на "Три сестры" в постановке Льва Эренбурга. Когда покупал билет, билетер в театральной кассе решила уточнить, понимаю ли я, что это не совсем классическая постановка пьесы А.П.Чехова. Я все прекрасно понимал. По крайней мере, мне так казалось.
Во время всего спектакля меня не покидало чувство, что меня щекочут. Как будто ты одновременно смеешься и страдаешь. Наверно такие эмоции и должна вызывать трагикомедия, в которую превратили хрестоматийную пьесу Чехова в НДТ. Ощущения, надо признаться, достаточно болезненные.
На протяжении трех часов герои кричат, плачут, бьются в истерике. На сцене комок оголенных нервов, в голове голосами актеров звучит набат о разрушенных судьбах сестер, чахнущих в захудалом городишке, ищущих счастье в любви, в труде, в семье, в алкоголе, но нигде его не находящих. Последняя сцена с Ириной, монотонно перемалывающей зерна, подводит итог: все в жизни перемелется, переболеется, время расставит все на свои места.
Вердикт такой - если вам наскучили классические постановки пьес Чехова, идти в НДТ на "Три сестры" стоит. В противном случае, подождите, пока наскучат.

0
0
...
10 марта 2018