Театральная афиша Москвы
Расписание и билеты

Спектакль Я боюсь любви, Санкт-Петербург

5.8

Качественный вербатим серьезного драматурга в постановке молодого режиссера

Место проведения

Театр им. Ленсовета

Театр им. Ленсовета

7.0
Яркая труппа и полное отсутствие репертуарной политики
Владислав Пази, мечтавший превратить театр в российский Бродвей и упиравший на развлекательные пьесы, умер в 2006 году. Он оставил почти идеальный актерский состав, который позже унаследовал Юрий Бутусов, модный режиссер, исповедующий принципы авангардного театра (надо заметить, весьма вторичные по европейским меркам). Козырь театра — по-прежнему актеры разных поколений: от приходящих ради единственной роли Алисы Фрейндлих («Оскар и Розовая дама») и Михаила Боярского («Смешанные чувства») до Сергея Мигицко, Анны Алексахиной, Александра Новикова, Анны Ковальчук, а также тридцатилетних Виталия Куликова и Натальи Шаминой, которые представляют интерес даже в самых слабых спектаклях.
телефон+7 (812) 713 21 91
адрес
официальный сайт

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
614
оценок:
207
рейтинг:
570
7

Драма национального инфантилизма

Драматург Елена Исаева по результатам бесед с современниками написала пьесу в стиле володинской «С любимыми не расставайтесь»: два персонажа — Аня и Сергей — в центре истории, а вокруг — большой город и десятки неудачных любовных романов. В московском «Театр.doc» пьесу поставили как череду интимных откровений — зал на полсотни человек играет там роль жилетки, в которую герои льют слезы. Петербургский Театр им. Ленсовета отдал начи­нающему режиссеру Марии Романовой большую сцену — и она вывела героев на подиум (центральная часть подмостков продлена в зал). В результате пер­сонажи выглядят подопытными кроликами, а залу предложено не столько со­чувствовать, сколько анализировать ситуации и делать выводы.

Декорации Марии Плаксиной — зависшие над сценой дорожные знаки (доминирует — «Разворот»), а вместо машины на этой большой дороге любви — огромная кровать с наваленными на ней кучей простынями и подушками. Подушки, в свою очередь, заменяют весь реквизит: это и живот у бывшей возлюбленной Сергея, и сумка с роликами для дочки на плече бывшего мужа Ани, и руль водителя такси, который рассказывает Ане, что еще не дозрел до серьезных отношений, etc. А на экране, играющем роль задника, возникают картинки: косяки рыб в океане похожи на толпу народа на городских улицах — все одина­ковы, и никому нет дела для переживаний каждой из особей. Несколько раз за спектакль, не выдержав эмоционального накала мучающихся героев, на экране коротит и взрывается лампочка.

Обилие условностей (и, в частности, то, что артисты, кроме исполнителей ролей Ани и Сергея, играют по пять-семь героев, а Анна Алексахина выступает еще и рассказчицей) не позволяет актерам впасть в сентиментальность. Они отстранены от персонажей и занимают позицию взрослых, думающих экспер­тов в интеллигентном ток-шоу, цель которого — уйти от частных переживаний и исследовать как явление страх соотечественников перед любовью. Артисты демонстрируют даже не столько штрихи характеров, сколько четкие психологи­ческие жесты. Так, например, Сергей (Олег Федоров) с ужасом и даже брезгливостью отдергивает руку от живота своей бывшей возлюбленной или с детским страхом бросается к деду (Сергей Кушаков), который «умирает», чтобы заставить внука съесть рыбный суп, хотя внуку уже давно не пять лет. Временами, правда, режиссеру изменяет вкус, и на сцену проникает тюзятина с фальшивыми пионерскими интонациями. Или главный герой вдруг превращает объяснение с изменившей ему некогда женой в дурную, истеричную клоунаду. Или кто-то из артистов вдруг возьмет да предъявит вместо очередного эпизодического персонажа капустный шарж на него. Но подобные «детские ошибки режиссуры» не отменяют серьезной работы по выявлению причин большинства личных драм в нашем сегодняшнем обществе: в анамнезе — «семейная конфликтология» (удушение любовью, шантаж etc.), а в реальности — инфантильные страхи перед любыми ответственными проявлениями.

2

Отзывы пользователей о спектакле «Я боюсь любви»

Фото Вера Солодкова
отзывы:
22
оценок:
35
рейтинг:
11
5

Когда в зале настала вожделенная темнота, я приготовилась внимать прекрасному и... Просидела с каменным лицом все полтора часа.

При этом к работе самого театра придраться невозможно. Постановка вышла по-современному минималистичной: в центре сцены возвышалась огромная заваленная простынями и подушками крутящаяся кроватеобразная конструкция, совместно с экраном для проекций заключавшая в себе все декорации и реквизит. Вглубь зала выдавался подиум, проходя по которому актеры оказывались прямо среди зрителей. Исполнителей на сцене присутствовало всего шестеро, но действующих лиц в пьесе было намного больше. Актер лишь выкрикивал, что вот сейчас он продавец, секретарь, таксист или бывший муж и вооружался подушкой, которая так же перевоплощалась то в баранку автомобиля, то в пакет с роликами, а то и вовсе в живот беременной женщины. Да и гигантское ложе, являвшееся центром рисуемого здесь мира, так же трансформировалось в балконы, парапеты, детские площадки, но порой и представало самим собой. Эти непрестанные метаморфозы являются главной изюминкой всего представления, позволяя расширить привычные границы актерской игры и театральных условностей. И под чутким руководством режиссера все вместе это работает точно, слаженно и в нужных местах.

Но вот сюжет оказался совершенно не моим. Вернее, можно смело констатировать его полнейшее отсутствие. Повествование сводится к череде бытовых зарисовок, в которых участвуют собирательные образы и незамутненные типажи. В этих узких рамках актеры разворачиваются как могут, но в столь стесненных условиях на нечто выдающее рассчитывать не приходится. Всю дорогу персонажи в вихре броуновского движения скачут из кровати одного партнера в дортуар к другому и, бедняжки, не в силах определиться, с кем им удобнее. Одна из возможных романтических линий выпячивается в середину чисто для создания иллюзии существования стержня повествования и для облома зрителя в финале. И на этом все. Совсем. Лично я не перевариваю подобные истории, где все действие заключается исключительно во взаимоотношениях персонажей между собой и их бесконечных страданиях. Ни один герой не обладает и толикой индивидуальности, что, очевидно, должно сделать их ближе к аудитории, дабы каждый присутствующий в зале мог найти собственное отражение в одном из освещенных софитами образов. В моем случае данный прием вызвал ровно обратный эффект: поскольку зацепиться было решительно не за что и не за кого, происходящее на подмостках вызывало одну только скуку.

Со смысловой нагрузкой дела обстоят не лучше, чем с нарративом. Суть спектакля целиком отражается в названии. Через обезличенность и обобщенность вся зарисовка даже претендует на некоторую философичность, но эта мудрость не поднимается выше уровня пабликов с цитатами. Жизненные характеры здесь подобраны через оптику с определенной поляризацией: поголовно инфантильные личности, воспринимающие любовь лишь как плотский акт, способ заполнить пустоту в себе другим человеком да средство от одиночества и неуверенности в себе. Такие наблюдения без хотя бы одного примера созидательной силы взаимных чувств в качестве ориентира не позволяют ничего больше, кроме как обозначить наличие ситуации как таковой. И даже если занять крайне циничную позицию, признав, что любые амуры - сплошь низменная физиология и ничего более, то и в таком разе показанное не приобретает никаких дополнительных достоинств. Автор не просматривает истоки подобной боязни серьезных отношений и то, как гендерные взаимоотношения складывалась раньше или будут развиваться в будущем, да и один из вечных вопросов, что со всем этим делать, так же остается без ответа. Мельком проскользнувший пассаж о чистоте детской любви не способен заполнить эту содержательную лакуну, поскольку одновременно банален, наивен и попросту толком не развит. Поэтому в целом пьеса напоминает наколотую на иголку бабочку под стеклом: такую же неживую и навечно застывшую в вынужденной стагнации. И главное, зачем все это непременно нужно было вытаскивать на подмостки, так и осталось для меня загадкой: в видеоформате сие действо выглядело бы на пару порядков органичнее. Тем не менее, наверняка у сего жанра найдутся свои поклонники и почитатели, но мне в этот раз приобщение к искусству не смогло дать абсолютно ничего.

1
Фото Lana Lana
отзывы:
4
оценок:
94
рейтинг:
1
5

Спектакль никакой. Можно посмотреть один раз, и тут же про него забыть. Такое чувство, что из глянцевых журналов надергали заголовков статей вроде "кофе в постель это уже отношения" и из этих фраз сляпали спектакль. Молодые актеры совершенно невзрачные, непонятные, как неживые. Если бы не Анна Алексахина, на котрой собственно и держится все это действо, уснули бы все- и актеры, и зрители.

1
Фото Валерий Туркин
отзывы:
2
оценок:
0
рейтинг:
0
3

Ходил на спектакль в прошлом году. Впечатление весьма смазанное не только из-за самой постановки,но и актерская игра разнится уровнем самоотдачи роли.

0
Фото Kris Titova
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0
9

Спектакль мне очень понравился, не смотря на отзывы я пошла на эту интересную современную постановку. Правда реальности жизни, все сказано как надо, такой спектакль стоит посмотреть!

0
Фото Машенька Бобарнева
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0
5

Спектакль длится всего 1 час 45 минут без антракта. В нем задействованы всего 5 актеров, которые постоянно исполняют разные роли. Спектакль напомнил мне разговоры на кухне. Он, безусловно, жизненный, но оставляет очень мрачное впечатление. Актеры одеты в темную одежду, курят на сцене, звучит тревожно-давящая музыка. Бррр... Все плохо!
Спектакль, как понятно из названия, про отношения полов. Картина вырисовывается нерадужная. Если у вас все хорошо, не советую вам смотреть этот спектакль, остается очень тяжелое впечатление и становится страшно за возможное развитие событий.
Мне НЕ понравилось, но я преверженец классики, поэтому наши мнения в этом вопросе могут не совпадать!

0

Галерея