Театральная афиша Москвы

Спектакль Час, когда мы ничего не знали друг о друге
Постановка Драматический театр Граца

5.5

Фильм-спектакль венгра Бодо с немецкими актерами

Мультимедийный спектакль выдумщика Виктора Бодо (в Москве видели его «Каннибалов») по рассказу Петера Хандке, в котором нет ни одного диалога, называют и «экстраординарным проектом», и «новой главой истории театра».

Отзывы пользователей о спектакле «Час, когда мы ничего не знали друг о друге»

Фото Анна Брандуш
отзывы:
46
оценок:
560
рейтинг:
46
7

Спектакль состоит из множества немых этюдов. Действие происходит в кафе, квартирах, офисах, электричке - люди города сталкиваются и взаимодействует друг с другом самыми необычными способами. Также по сцене ходит видеооператор в черном, и мы видим одновременно с действием на сцене видеопроекцию на экране, сопоставляя мизансцену с теми крупностями и ракурсами героев, которые из зрительного зала нам недоступны. Не главенствует ни то, что мы видим на экране, ни то, что мы видим на сцене. А именно их сочетание - главный инструмент воздействия. Это сложно для восприятия, есть некоторая перегруженность информацией, но посмотреть, конечно, стоит.

0
Фото NastyaPhoenix
отзывы:
381
оценок:
381
рейтинг:
463
3

Под многообещающим названием «Час, когда мы ничего не знали друг о друге» кроется апогей модной тенденции современного европейского театра выходить с камерами на сцену. Красивый, слаженный пластический этюд, вычленяющий гармонию из хаотичных перемещений героев по сцене, как по большому безымянному городу – его жителей, плавно перетекает в съёмку немого фильма, происходящую на наших глазах – в режиме реального времени кадры транслируются на большой экран над сценой. Два ряда коробочек-павильонов, обозначающих кафе, офис, гараж, вагон поезда и так далее, выстроены на фоне голой стены с грудой коробок у основания перпендикулярно зрительному залу. Иногда их разворачивают, но когда только камера заглядывает внутрь, события мы можем узнавать благодаря одному лишь экрану – и от несмонтированной мельтешни на оном быстро начинают болеть глаза. Говорить о сюжете можно лишь с большой натяжкой – человек пятнадцать актёров механически взаимодействуют, сталкиваясь в нужные моменты и условно обозначая те или иные отношения. Одни и те же эпизоды переигрываются по нескольку раз с теми или иными изменениями, вне хронологического порядка, их смысл зачастую подолгу скрыт, и ты скучаешь, зеваешь, не успеваешь уловить нечто важное, рассеивая внимание на пустяки. Наркоторговец, гоняющий на байке с двумя девицами лёгкого поведения, избивает свою благоверную, приводящую в дом сочувствующих ей кавалеров. Пожилая дама, у которой умерла мать, делится таблетками с женщиной, замученной на работе. Электрик то и дело вырубает и включает свет, господин в кепке всем суёт карту, а у этого мужчины и вовсе есть круглая дыра в стене, заглядывание в которую сулит непредсказуемые последствия. Множество историй без начала и без конца, к финалу их можно обобщить только тремя выводами: все нашли свою пару, все постепенно тронулись умом, а деньги в итоге стащил оживший голозадый рыцарь в доспехах. В пантомимах немало смешного, да и кинематограф спародирован забавно, хоть и заезженно: чтобы пошёл дождь, женщину поливают водой из лейки, чтобы жертва столкновения с мотоциклом медленно отлетела вдаль, актёра везут на платформе на колёсиках, обмахивая картонкой, а в теннис играют мячиком на штативе. Но многое вызывает недоумение, и в первую очередь – бессвязность и необоснованность смены «фишек»: полуторачасовое действо распадается на мельчайшие осколки, яркие сами по себе, но не составляющие цельного витража. За час, когда мы что-то узнали о героях пьесы Петера Хандке в изложении венгра Питера Бодо, это ничего нам не дало – ни уму, ни сердцу. Многие хвалят живое музыкальное сопровождение – да, трио из пианино, скрипки и виолончели наигрывает главную тему, но фонограммы из колонок звучат чаще. Вживую также внезапно исполняется оперная ария, затем певица распахивает юбку и уходит, изящно переступая мохнатыми белыми ногами с золотыми копытами. Иногда большие ожидания оборачиваются аттракционом, в котором не стоит искать глубокой философии – и, пожалуй, это скорее хорошо, чем плохо.

28.11.2010
Комментировать рецензию

0

Галерея