Мировая премьера балета по Чехову

Балет по мотивам одной из ранних повестей Чехова — это вопреки всему яркая и динамичная премьерная постановка театра. Детективный сюжет, музыка Чайковского, затейливая сценография и мастерство артистов феерично вовлекают зрителя в водоворот драматических событий, приводящих к трагической развязке.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Лучшие отзывы о спектакле «Драма на охоте»

Фото Викторья Сапунова
Фото Викторья Сапунова
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 3
7
Комбинация Чехова и Чайковского

Отгремели последние плановые фестивали и вечера в честь расписанного строго по «срокам и месту проведения» 150-летия со дня рождения А.П. Чехова, и про «великого писателя» как-то все подзабыли. А зря: у тонкого знатока человеческих душ, как оказалось, еще много штучек в загашнике. Одну из них, повесть «Драма на охоте», и обнаружил Ростовский Музыкальный театр. И поставил по ней балет. Не слышали о таком? Неудивительно. До 18 июня 2010 года балета «Драма на охоте» не существовало нигде в мире.

«Драма на охоте», собственно, далеко не самое чеховское произведение. Скорее, напротив. Написал его драматург по молодости, да и забыл. А с ним – и все остальные. Куда там балет ставить. Тем более, ни музыки, ни движений… И вообще, это даже не пьеса – повесть! Тем оригинальнее было решение Музыкального театра (нет бы там какую-нибудь «Чайку» или «Черного монаха» поставить), и тем больший простор для творчества он получил: первопроходцы задают тон. И Музтеатр задал.
Задача номер один: режиссура. «Иллюстрация - враг образа» сказал художник-постановщик «Драмы на охоте» Степан Зограбян и, по такому принципу, видимо, решили создавать балет. Так что любителям чистой академической классики просьба не беспокоиться. Дело не в том, что в балете по Чехову с трудом узнаешь Чехова. Чехова, пожалуй, даже слишком много. Этакий «три», а то и «четыре в одном»: на сцене показываются и Унтер Пришибеев, и Толстый с Тонким, и Человек в футляре, и даже Дама с собачкой. Да-да, собачку играет собачка. Довольно мило, но, простите, причем тут они? Массовую сцену разбавить, чтоб зритель не заскучал? Или чтобы все тот же невежда-зритель таки понял, что балет-то по Чехову? По Чехову, смотрите, мол, не перепутайте! Персонажи известного классика не то чтобы сильно мешают, но как-то уж очень неприятно вклиниваются в ход драматических событий. Тут, понимаете, Оленька за нелюбимого замуж выходит, а рядом Толстый с Тонким резвятся.
Но это – только один минус на два существенных плюса. Первый – аргентинское танго, своеобразная увертюра к балету, второй – наличие двух Олей Скворцовых. Точнее, двух образов одной Оли. Хотя, несмотря на то, что героиня всего лишь меняет наряд – с белоснежного на ярко-алое платье, - кажется, что на сцене две совершенно разные девушки. По большому счету так и есть: Оля в белом – «ангел во плоти», Оля в алом – дьявольская страсть.
Задача номер два: музыка. Казалось бы, литературной классике классическую музыку. Так и есть: «солируют» симфонии П.И. Чайковского. Только подпевают им цыгане. Вперемежку с мелодиями аргентинского танго и всем знакомого вальса Е. Дога. Это названные вместе они странно смотрятся, но стоит послушать, и понимаешь, все на своих местах. Главный балетмейстер театра, Народный артист России Алексей Фадеечев не ошибся. «Цыганскую страсть разлуки» и внутреннее напряжение героев Чехова страстные и взволнованные мотивы Чайковского передают весьма удачно.
И, наконец, задача номер три: хореография. И опять-таки любителям классики придется потерпеть: сначала танго, только потом балетные па. Да и то далеко не в классическом варианте. Музыкальный театр, похоже, берет новую высоту и активно осваивает модный сейчас микс современной и традиционной хореографии. Что ж, похвально, пора преодолевать угрюмую балетную «ограниченность». Несмотря на то, что ключевые сцены несколько скомканы – не так бы скоро перестать убиваться обманутому мужу в день свадьбы! – хореографическая сторона постановки заслуживает внимания. Чего только стоит эротическая сцена между Камышовым и Ольгой: потрясающая пластика обоих в сочетании с очаровательными подвязками и корсетом (как-никак в костюмах тоже произошла революция) последней не оставляют зрителю сомнений в том, что пред ними – по-настоящему влюбленные, отчаянно влюбленные.
У Чехова в повести два убийства, в балете – одно. Роль сыграла не гуманность постановщиков – цельность произведения. Неожиданно получилось даже органичнее, чем у великого мастера слова. Хотя переведенная на язык танца «Драма на охоте» стала уже самостоятельным произведением. И, наверное, все-таки событием в мировом балетном искусстве.

3
0
...
28 июня 2010
Фото Маргарита Сарафанова
Фото Маргарита Сарафанова
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 2
7
Драма на охоте. 8.12.2012

Трудно написать о субботнем спектакле “Драма на охоте”, потому что, как оказалось, в нем есть один существенный недостаток, который очень сильно влияет на общее впечатление.
Этот недостаток - музыка. А точнее, ее нарезка. Я далеко не знаток классической музыки и тех произведений Чайковского, которые звучали в спектакле, но подозреваю, что слово “нарезка” тут уместно, как никогда.

Мне трудно сказать насколько беспощадно был перекроен Чайковский, но даже у непросвещенного зрителя возникает досадное чувство неловкости, когда после каждой сцены замолкает музыка, гаснет свет и в гробовой тишине по темной сцене начинают шуршать смутно различимые фигуры, устанавливающие декорации для следующей картины. К тому же, на мой взгляд, музыка не всегда совпадала с происходящим на сцене. Например, в самом начале спектакля дворовые девушки водят хоровод совсем не под хороводную музыку. Даже народных мотивов не услышала, как ни старалась.

Кроме того, в первом акте Чайковского немного “подвинули” ради всем известного вальса Доги - под него шел монолог еще совсем чистой, неразвращенной Ольги, которая радуется вниманию стольких “представительных” мужчин, - а во втором акте Чайковский потеснился ради цыганских песен, которые предшествовали кульминации спектакля и гибели Ольги. Между прочим, как ни странно, цыганские песни очень даже вписались в общее действие, тем более, что и у Чехова цыганский мотив присутствует (к тому же, оперная труппа театра была на высоте). А вот вальс Доги выглядел как попытка сделать одолжение неискушенному обывателю - на мой взгляд, очень неуместно.

Действие сосредоточено в основном на личности Камышева и его “саморазрушении”, как написано в программке. Балетмейстер-постановщик задумывал показать, очевидно, невыносимые метания героя и то, как его большая любовь перерастает в жгучую ненависть, которая приводит к хорошо спланированному убийству. Саморазрушения я, правда, там совсем не вижу, но, тем не менее, Камышев получился хорошо. Вся его линия отношений с Ольгой проведена четко и внятно: от симпатии к более глубокому чувству и далее к разочарованию и ненависти, смешанным с одержимостью этой женщиной. В танце все читается. Альберт Загретдинов отлично справляется с этой ролью, мне кажется, это вообще его конек.

Остальные же “главные мужчины” - граф и Урбенин - выписаны постановщиком совсем не так четко, хотя, дуэт Ольги с графом после ее побега от мужа был, я бы сказала, самым выразительным и психологически интересным среди всех дуэтов спектакля. За Урбенина же мне было просто обидно: во-первых, сам этот персонаж заслуживает куда большего внимания, а во-вторых, его исполнял такой замечательный артист (Константин Ушаков), увидев фамилию которого в составе, я обрадовалась: значит, будет много танца. Но оказалось, танца Урбенина не было фактически вообще. И о его чувствах к Ольге можно было знать только по произведению или фильму. Совершенно нет его смятения и нерешительности перед Ольгой, когда он мучительно не решается сказать ей о своих чувствах, а есть наоборот демонстративное предложение руки и сердца, сделанное в начале спектакля не без щеголеватости, с бухты-барахты и немедленное согласие Ольги - и все это в момент первого знакомства Ольги с Камышевым и графом. Кстати, этот момент противоречит либретто, где говорится, что Урбенин сообщает присутствующим о помолвке с Ольгой, а не делает предложение. Этот нюанс показался мне существенным, т.к. повлиял на образ Ольги.

Сама же Ольга вышла, в общем, как и положено, легкомысленной, поверхностной глупенькой девушкой. Жаль, что постановщики, введя в балет другой женский персонаж - Наденьку Калинину - дуже не попытались сыграть на контрасте характеров этих двух девушек. У Наденьки, как и у всех остальных - не двух главных героев - совсем проходная и почти незаметная роль.

Все минусы, которые я отметила в спектакле, относятся к постановке, но не к исполнению. Танцовщики же, действительно, были хороши, по-моему. Они выжимали из постановки все, что могли. Танцевали выразительно, с чувством, были в образе, в общем - хорошо. И даже не только основные исполнители, но и кордебалет. Сцена ярмарки была очень яркой, динамичной и интересной - все это благодаря артистам. Урбенин-Ушаков - не могу не сказать о нем еще раз - невероятно выразителен. И невероятно жаль, что его было так мало!

Но я не сказала об одной находке создателей спектакля, которая мне очень понравилась. Это вступительное танго. Его исполняют артисты, не участвующие в основном действии, и эти 2 танго - 2 разных по накалу страстей композиции - служат замечательным эпиграфом к обоим действиям. Перед первым действием танго более сдержанное, оно чувственное, но поспокойнее, чем второе. Перед вторым же действием это страстный, очень эмоциональный танец, в котором предчувствуется грядущая буря. Мне это очень понравилось.

Артистам большое спасибо за прекрасный субботний вечер!

1
0
...
13 декабря 2012
Информация от организатора
Информация предоставлена Музыкальным театром
«Драма на охоте» — балет, которого никогда прежде не было. Не было даже попыток хореографического воплощения истории любви судебного следователя Камышева и юной дочери лесника Оленьки Скворцовой. Почему театр привлекло именно это, одно из самых странных, загадочных, «темных» произведений Чехова? Ведь сам автор никогда не вспоминал о нем, не включал ни в одно из прижизненных изданий, а исследователи его творчества до сих пор не могут определить, к какому, собственно, жанру оно относится — не то детектив, не то пародия на авантюрный роман, не то душещипательная мелодрама. Так что же в таком случае заставило создателей балетного спектакля обратиться к «Драме на охоте»? Прежде всего сложная, если не сказать парадоксальная драматургия, очевидная двойственность и глубина описанных Чеховым характеров и отношений. Главный герой Камышев — человек с большими странностями, обуреваемый страстями. В нем уживаются и азарт, и тяга к смертельному риску, наивность и неизбывный эгоизм, способность к сильным чувствам и неприкрытый цинизм. Отношения Камышева с Ольгой Скворцовой представляют собой не просто историю увлечения, закончившегося драмой, не банальный любовный многоугольник, а некий шифр, призванный предъявить нам нелицеприятную правду о сокровенных глубинах человеческого «я» — тайну, разгадку которой зрителю и читателю следует искать в самих себе. Как видим, создатели спектакля поставили перед собой задачу высшей степени сложности — попытаться заново прочесть и интерпретировать раннее произведение А.Чехова, понять его героев, любящих, страдающих, фатально обреченных на трагическую развязку. В музыке Чайковского, так же как и в чеховской повести, тема грубого, сугубо земного переплетается с мотивом музыки небесной. В ней, как и в душе главного героя, не переставая звучит мелодия любви, услышать которую дано не всякому. И не важно, разделяем мы с ним эти чувства, понимаем ли эту музыку одинаково с главным героем. Важно другое: она наполняет его существование смыслом, приносит пусть остро-болезненное, но необыкновенное, щемящее, неповторимое наслаждение. И, как следствие, происходит раздвоение музыкальных тем теперь уже балетного спектакля: на тему гордыни, опустошенности и одиночества и тему тайны, любви, нежности, которыми живет традиционно ранимая душа чеховских героев. Несовпадение идеала, который сидит глубоко внутри Камышева, с реальной жизнью, которой он живет, приводит к конфликту, неизбежно-трагическому финалу — разрушению личности. Убийство в этих обстоятельствах — лишь форма, в которую облечено разрушение... Чехов и Чайковский — их имена еще при жизни ставили рядом. Внутренняя связь двух выдающихся художников не исчерпывалась дружеской симпатией, личной приязнью. Она была и сложнее, и глубже. Присущая обоим искренность, доброта, высокая духовность, сострадание к окружавшим людям, были выражением общей системы духовных ценностей, любви к русскому человеку, тонкого понимания всей сложности его духовного мира, беспредельной преданности родному искусству...