Театральная афиша Москвы

Спектакль Братья Ч.

7.0
оценить
Театр: Братья Ч.

Новая пьеса о Чехове

В новой пьесе Елены Греминой Чехов молод, здоров и пишет рассказы для заработка и думает, не женить­ся ли. О масштабе его таланта догадывается кто угод­но, кроме родных и невесты. В камерной постановке Александра Галибина молодого Чехова играет Станислав Рядинский.

Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
Фото Елена Ковальская
Елена Ковальская
отзывы: 871
оценок: 240
рейтинг: 986
7
Чехов. Молодые годы

На нынешнем Чеховском фестивале много чего уже показали — ходили три сестры на ходулях, Шарлотта на пуантах, Фирс умирал с именем Сталина на устах, — а сколько еще впереди. Премьера Театра Станиславского среди премьер, минувших и будущих, выглядит белой вороной: это единственный спектакль про самого Чехова. И это самая ясная и внятная история. Тем, кто читал о Чехове только в ЖЗЛ, она покажется неожиданно жесткой. Перед нами не чахоточный интеллигент в пенсне, а молодой Антон в кругу своего «родственного клобка»: подающие надежды, но уже спивающиеся старшие братья, «друг сей семьи» Наташа Гольден, воюющая за Антона с его невестой, богатой наследницей Дуней Эфрос; разорившийся отец, посадивший семью Антону на шею и понукающий его, как погонщик мула. Знакомым с Чеховым недавно и по книжке британца Рейфилда (а его умозаключения о том, что у Чехова не получалось с порядочными женщинами вроде Дуни, потому что начал слишком рано и с бл…дей, расходятся сегодня как горячие пирожки) пьеса Греминой, напротив, покажется целомудренной вещью, которую можно рекомендовать хоть бы и школьникам. Дневники Чехова, которые цитирует Рейфилд, Гремина штудировала еще пятнадцать лет назад, когда писала «Сахалинскую жену». Ее пьеса — развернутый комментарий к крылатой чеховской фразе про «раба по капле». И комментарий не лишний, потому что преувеличением будет сказать, будто многие помнят контекст. «Что писатели-дворяне брали у природы даром, то разночинцы покупают ценою молодости, — писал Чехов издателю Суворину. — Напишите-ка рассказ о том, как молодой человек, сын крепостного, бывший лавочник, гимназист и студент, воспитанный на чинопочитании, целовании поповских рук, поклонении чужим мыслям… выдавливает из себя по каплям раба и как он, проснувшись в одно прекрасное утро, чувствует, что в его жилах течет уже не рабская кровь, а настоящая человеческая». Гремина и написала этот рассказ — построив его на цитатах из переписки братьев, дневника отца и пьес и рассказов самого Чехова. Но более всего пьеса хороша тем, что она не столько про Чехова, сколько про слом семейного сценария в целом, и в этом смысле она может быть рекомендована не школьникам, а, напротив, зрелым, битым жизнью детерминистам, верящим, что переломить судьбу не представляется возможным. Александр Галибин, на мой вкус, упускает возможность говорить «в целом» и слишком сосредоточен на биографическом Чехове. Желая избегнуть упреков в желтине, он с первых минут сигналит: в чеховском белье его театр ковыряться не намерен. Первое, что видят зрители, войдя в камерный зал, — развешенные на веревке штаны и простыни. Горничная унесет их — и только тогда спектакль начнется. Еще режиссер немного слишком бес­покоится о том, чтобы развести в разные углы противоположности: Ирина Савицкова в роли яркой и вульгарной Наташи малость криклива, Анна Дубова в роли нежной Дуни слишком уж невинна. Николка в исполнении Антона Семкина откровенно кривляется, Всеволод Болдин в роли Александра юродствует и лезет с ногами на стол. Станиславу Рядинскому удалось бы сыграть Антона и без та­кого «мощного» контрапункта — у этого актера есть довольно редкое качество (которое Гарик Сукачев использовал в «Доме Солнца»): в нем молодость и естественность уживаются с достоинством и значительностью. Публика же более всех радуется Александру Пантелееву — он играет отца, Павла Егоровича, чудо­вище и святую простоту, для которого Гремина написала серию реприз: «Саша, Коля, берите пример с Антоши. Таланту не дал Господь. А пишет день и ночь».

1
0
...
8 июня 2010

Лучшие отзывы о спектакле «Братья Ч.»

Фото Ulrih
Фото Ulrih
Ulrih
отзывы: 275
оценок: 348
рейтинг: 412
9
Совершенно случайная и счастливая встреча с Братьями Ч….


В очень замысловатом пространстве (словно оазис) завелся и живет прекрасный камерный театр про самое главное. Про Чехова, который и не вполне еще Чехов и про меня - зрителя одновременно.

Пьесу (Елена Гремина, снимаю шляпу) пронизывает интересная психологическая форма столкновения противоположных смыслов, заложенных в текст и контекст происходящего... Отец- П.Е.Чехов говорит с тоской: "никому вы не нужны, мои сыночки", а среди сыновей - Антон Чехов, вокруг которого сегодня вращается литературная и театральная вселенная. Отец не знает и не может знать этого...
Или Антон в начале и в финале говорит, о том, что никого уже нет, но “я же писатель и я могу всех оживить”...но всем понятно, что это не так, что это сильно контрастирует с витальностью всего спектакля....
В другой сцене звучат слова сыновей, обращенные к отцу: "ты научил нас стать атеистами", имея ввиду лицемерие и язычество отцовского религиозного воспитания, а следом идет сцена молитвы отца за судьбы своих детей, сцена очень искренняя и оправдывающая его нелепые поступки и ошибки в прошлом.
Дуня Эфрос говорит про родных Антона: "они уроды, они погубят тебя!" Антон упрямо немотивированно отвечает: "это моя семья!" и в этом ответе кроется какой-то иррациональный, но важный смысл. что по своей мощи очень похоже на сцену из фильма “Комната Марвина”, когда сестра, отдавшая свою жизнь больным родственникам, объясняет, почему она счастлива и при всей алогичности объяснений, все понимают, только - это и есть самая светлая искомая правда!
В результате получается удивительно правдивая нефальшивая ода семейным ценностям.

Братья Ч сильно хватают отсылом к твоим личным переживаниям на эту тему. У каждой семьи есть свой “сушеный чай” и “крыса в масле”... И неуправляемые родные, которых смертельно хочется сделать лучше, а они никак не становятся, доводя тебя до крика -"где кооосссооой?!"…
В художественном смысле Братья - очень интимный, уютный театр. Некая имитация домашней сцены, свет из фильмов Норштейна, обшарпанные прошлым домашние родные предметы, хранящие детское тепло ...

И актеры -большие молодцы! Главный поклон, конечно, Антону-Станиславу Рядинскому, на нем держится спектакль, он задает правильную тональность и ритм.

И еще, - не забудьте позвонить родителям и, обязательно - своим братьям...

1
0
...
5 июля 2011

Галерея
Добавить фото
Поддерживаются форматы jpeg и jpg.
Минимальное разрешение фото 800х600, максимальный размер файла 20 Мб

Главная фотография: Афиша