Москва

Все отзывы о спектакле Записные книжки

Постановка Студия театрального искусства

8.3
оценить
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Елена Ковальская
Фото Елена Ковальская
отзывы: 876
оценки: 244
рейтинг: 989
9
Квинтэссенция Чехова

К эксперименту принято относиться как к делу необходимому, но раздражаю­щему, а то и попросту неприятному. Сергей Женовач и «эксперимент», на первый взгляд, никак друг с другом не вяжутся. Но только на первый взгляд. Все дело в том, что спектакли Женовача в высшей степени приятны. Его актеры словно сошли с портретов лучших времен. Их дивный театр на Таганке — роскошь в раме выдающейся скромности. В их спектаклях прекрасные люди соревнуются в великодушии, зароняя в зрителях надежду, что и они не такие уж ничтожества. Отменяет ли удовольствие, которое доставляют эти спектакли, тот факт, что это новаторские вещи? На мой взгляд, нет. Вспомнить «Три года», сыгранные лежа, в отсутствие какого бы то ни было внешнего действия. Или Диккенса, которого вообще не играли, а исполняли, читая по книгам и изумляясь прочитанному. Сделанная в том же жанре «Жизнь удалась» получила «Золотую маску» в номинации «Эксперимент», а вся-то разница в том, что «Жизнь удалась» — это мат, мизерные герои и театр в подвале, а «Битва жизни» — прелесть что такое. Но оба фиксируют один и тот же факт: представления о добре и зле, которые служили системой координат для классического искусства, больше не описывают реальности и человека. В идиллическую историю Диккенса не могут вжиться даже актеры Женовача: выглядя не от мира сего, они все же современники героев Пряжко.

«Записные книжки» — еще более радикальный опыт, в нем Женовач и вовсе отказался от истории. Широкая веранда, длинный стол, за столом люди. Муж­чины произносят тосты, женщины уводят их танцевать, оставшиеся обсуждают женскую глупость. Дамы возвращаются — и речь заходит об артистах, вере, смер­ти. В основе записные книжки Чехова — сплав замыслов, заметок, подслушанных фраз, собственных сентенций — та магма, из которой еще только пред­стоит родиться «Вишневому саду» и «Трем сестрам». Женовач создает из них не новую пьесу, а чеховскую ситуацию: люди едят, пьют, носят свои пиджаки. Из праздной болтовни в начале соткалась, потом истончилась, обнаружив свою абсурдность и обреченность, материя жизни. Поверх этого неявного сюжета читается другой: эволюция Чехова — драматурга, родившегося из газетного рассказчика, изменившего ход театральной истории, засахаренного в элегической мхатовской манере, позже заново прочитанного как абсурдиста. Этот сюжет включает не только Чехова, каким он был на сцене, но и Чехова, каким он будет, когда театр окончательно откажется от пьесы, и от чеховской тоже, но вряд ли от самого Чехова.

В финале терраса с людьми уплывает под сцену. На ее крыше обнаруживает­ся актер в рубахе до пят. Это Студент из одноименного рассказа — мятущийся молодой человек, который рассказал двум деревенским бабам про ту ночь, когда Петр трижды предал Христа, и бабы расплакались. Моих коллег финал этот страшно раздражил. (Значит, и Женовач умеет раздражать, кто после этого скажет, что он не экспериментатор?) Но ведь что правда то правда: из всех историй самой незаезженной и способной тронуть осталась история Христа. Но вжиться в нее не смогут даже актеры Женовача. А посему — долой истории.

2
0
...
13 октября 2010
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото Ulrih
Фото Ulrih
отзывы: 275
оценки: 348
рейтинг: 408
7
Твиттер-версия АПЧ

Мне постоянно видится глубокий рассчет и концепция во всех работах С.Женовача и это при том, что на поверхности все представляется абсолютной искренностью и бесхитростностью ("пришел и говорю"). Посудите сами - взяться за чеховские записные книжки, ну к чему бы, казалось?! Ведь неминуемый провал будет- краткий Шекспир для двоечников... Да вот нет, никаких проблем не происходит, напротив, удивительный и чудесный театр! Причин несколько... Во-первых, Женовач формирует что-то вроде Твиттер-пространства, где в коротких фразах цитируется живая чеховская интонация. Это не попытка нового высказывания, не история (хорошие Твиттер-блоги не о событиях), но некая система классификации Чехова. За фразами из записной книжки стоят твои личные чеховские рассказы, великие пьесы... Но на этом Женовач не останавливается, кроме этого чемодана с чеховскими образцами он, все- таки, делает развернутую театральную запись, он почти проповедует, но по чеховски, выводя в финал прекрасную историю про студента у костра, нащупавшего цепь красоты и правды между святым Петром и крестьянкой в поле. Я чуть не расплакался вслед за той Василисой.
Во-вторых,СТИ создает невиданный в Москве уют и трогательность для конкретного человека, все эти яблоки, дизайн-пространства, театральная анимация- немаловажная составляющая атмосферы и ткани спектакля в целом.

3
0
...
25 октября 2010
Фото NastyaPhoenix
Фото NastyaPhoenix
отзывы: 381
оценки: 381
рейтинг: 406
3

Очередную дань СТИ минувшему чеховскому сезону, «Записные книжки», иначе как цитатником не назовёшь. Текст спектакля составлен из вырванных из контекста отдельных фраз, афористических заметок на манжетах, сюжетных заготовок, монологов и кратких диалогов, принадлежащих перу Чехова или других авторов (копирайт проговаривается), не стыкующихся между собой в нечто целое. Их бросают друг другу и в зал условные персонажи, обозначенные в программке, например, как «вумная дама», «дама-драма», «коллежский асессор», в которых узнаются чеховские типажи из «Чайки», «Сестёр», «Сада». Почти вся труппа с удовольствием играет в «мерлехлюндию», как обозначен жанр винегрета, заставляя зрителя, как всегда, чувствовать себя вовлечённым в их симпатичную дружную компанию. Действие, а точнее, чтение происходит в тесной деревянной беседке со светлыми занавесками, старомодной лампой и венскими стульями, выдвинутой на авансцену. Когда публика начинает входить в зал, актёры, человек двадцать, уже сидят в ней за длинным столом – едят, пьют, негромко переговариваются. Банкет – одновременно и празднование дня рождения актёра Василиска Африканыча, и поминки по чьему-то дяде, и свадьба юных новобрачных. Собравшиеся произносят тосты, напиваются, уходят танцевать в тёмную глубину сцены, поют романсы под гитару – и развлекают друг друга короткими анекдотическими байками и сентенциозными заявлениями. Темы для обмена репликами самые разные – женщины, актёры, любовь, брак, дети, иногда их разбавляют философией посерьёзней – о будущем, счастье, вере, загадочной русской душе. Мимо говорунов время от времени проходит путник, не задерживаясь надолго – видимо, ходит кругами, но хотя бы не занимается праздной болтовнёй. В конце первого действия герои уходят из зала есть мороженое, зовут за собой и развлекают в антракте – из холла слышатся аплодисменты и пение. Со стола исчезают тарелки и бокалы, теперь он весь усыпан красными яблоками, с потолка время от времени живописно капает, чтобы начать второе действие роскошным дождём. Спасаясь от него в беседке и решая выпить чаю, уже знакомые лица возобновляют беседу, словно никогда её и не прерывали. Так за три часа сценического времени ничего и не происходит, и хоть иногда становится смешно, а местами – даже очень смешно, к концу спектакля постепенно назревает не скука даже, а нетерпение: когда закончится эта словесная игра, которую можно продолжать бесконечно? Под занавес беседка плавно опускается под сцену, её крыша оказывается на том же уровне, на котором ранее был пол; на ней спит, свернувшись калачиком на голых досках, юноша в длинной белой сорочке. Проснувшись, он с пафосом, как проповедь, прочитал рассказ «Студент» целиком, после чего беседка поднимается на прежнее место – и эстетическое удовольствие от качественного актёрского исполнения мешается с лёгким недоумением: Чехов – не религиозный автор! Разыграть под живую музыку не произведение, а фактически черновик – конечно, интересно, но что наш Антон Павлович – это больше, чем тот самый востребованный драматург, к которому все привыкли, – уже давно не новость для театрального мира, к тому же получилось наоборот: узнавание кусочков прозы может заставить думать, будто в Чехове не осталось ничего неизведанного. Хочется острее почувствовать, почему эти записные книжки нам нужны (а они нужны безусловно), почему жизненные реалии, замечаемые и используемые Чеховым, связаны с нашей современностью, как костёр, у которого грел руки апостол Пётр, связан неразрывно с тем костром, у которого грелись деревенские вдовы.

20.11.2010
Комментировать рецензию

2
0
...
30 ноября 2010
Фото Лариса Николаевна Никулина
Фото Лариса Николаевна Никулина
отзывы: 97
оценки: 151
рейтинг: 257
9


Очень атмосферный спектакль с прекрасными актерами, за сценическим существованием которых очень интересно наблюдать!
Но кресла в СТИ все-таки жутко неудобные... Они должны располагать к длительному сидению, чтобы не думать о том, что у тебя все затекло, вместо наслаждения искусством.
Послушать гениальные цитаты Чехова - это прекрасно, но хотелось бы, чтобы была история, которая объединяла бы всех персонажей. Без нее ко второму действию интерес теряется.
Больше всего мне понравились эмансипированная дама и дама-драма.
В СТИ очень слаженная профессиональная труппа.
Первое действие вызвало полный восторг и мороженное у них потрясающее!

0
0
...
26 марта 2016
Фото sveta orlova
Фото sveta orlova
отзывы: 198
оценки: 288
рейтинг: 130
9

Честный и стильный в своей скромности. Ловишь себя на мысли, что хотелось бы побывать на таком застолье. Сегодня в разговоры на кухне на редкость измельчали. Можно фантазировать, что это чеховские персонажи одновременно оказались на летней веранде. Практически ожившие картины. "Записные книжки" черновики наблюдений для будущих пьес и рассказов, а на сцене все структурно складно сложилось в нелинейную канву без сюжета. Но гениальность и простота в том, что зритель понимает (если утруждает себя думать) почему Чехов это всегда живые лица и пронзительно точные наблюдения.

0
0
...
6 апреля 2015
Фото Натали Дунаевская
Фото Натали Дунаевская
отзывы: 87
оценки: 99
рейтинг: 121
9

Нет, невероятно… как же быстро я влюбилась в этот театр! Ведь это всего лишь наш третий поход, третий спектакль – а будто давно знакомое, уютное место) Как же им это удается – так очаровывать, так «привязывать» зрителя? Действительно «заражаешься» их задором, талантом, искренностью) Вчера я по-настоящему пожалела, что не пошла в свое время поступать в театральный – так уж сильно захотелось стать членом их «семьи», чтоб так же быть увлеченным, так же «болеть» и жить своим делом, получать бесконечный кайф от своей профессии. А еще очень приятно ощущать уважение к тебе, зрителю – в СТИ как нигде вы встретите радушный прием, особенно на «Записных книжках», такой, что захочется возвращаться сюда вновь и вновь. «Пойдемте все есть мороженое!» - приглашают актеры зрителей в конце первого акта, устремляясь в фойе. А там – играет оркестр, танцуют, поют и веселятся только что бывшие на сцене судари и сударыни, вовлекая нас, зрителей, в свое застолье. Мужа моего даже вытащила танцевать неподражаемая «Эмансипированная дама», успокоив перед этим меня, чтоб я «не переживала» - «верну», мол).

Спектакль умнейший. Несмотря на отсутствие единого сюжета, единого повествования, для меня лично прослеживалась четкость замысла. На протяжении двух актов режиссер позволил нам лицезреть и прочувствовать суетность, несобранность нашей жизни, с ее постоянно сменяющимися картинками, диалогами, поступками, болтовней, праздностью, весельем, скукой, философствованиями и всем-всем-всем, что составляет наше будничное существование. И только под конец, молодой мальчик, читающий рассказ Чехова «Студент», как бы сверху показывает и охватывает целиком и смысл, и нужность, и цельность нашей жизни: «Прошлое связано с настоящим непрерывною цепью событий, вытекавших одно из другого …дотронулся до одного конца, как дрогнул другой».

Прекрасная постановка, интересная последовательность чеховских фраз, которые, казалось бы ну никак нельзя сопоставить в единый сюжет. Ан, нет - браво, Женовач! – сумел, да еще как сумел). Использовал самые «говорящие» , самые «широкие» минуты нашей жизни – Застолье. Тут тебе и юбилей, и похороны, и свадьба. Именно за столом подвыпившие люди могут «кидать» абсолютно несвязанные между собой фразы, высказывать первые пришедшие на ум мысли, и это не кажется странным и неуместным. Наоборот, смотрелось действо на сцене очень гармонично и очень занимательно). Первый акт – отличная подача умного юмора Чехова, второй акт – философское настроение, грусть, дождь...

«И радость вдруг заволновалась в его душе… …и невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья, овладевали им мало-помалу, и жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла». Что-то подобное творилось и у меня в душе в 20 лет…))) Сложно все это… тяжело… - оттого, что не знаем «Зачем?»… Может, узнаем когда-нибудь…) Одно могу сказать наверняка – вот уже в третий раз мы с мужем провели прекраснейший вечер в стенах замечательного театра Студии и именно в эти вечера я была очень близка и к смыслу, и к счастью).


P.S.: хочу отметить, что если соберетесь на "Записные книжки", то берите билеты дальше 1-2 ряда, думаю 3-5 самое оно, т.к. сидя на 1 ряду, нам было не совсем удобно из-за деревянной веранды выглядывать лица актеров, да и наверх много приходилось смотреть. Вот так)

0
0
...
28 марта 2011
Фото Саша Солдатова
Фото Саша Солдатова
отзывы: 77
оценки: 1107
рейтинг: 95
9

Стол для русского человека – чуть ли не сакральное понятие. В торжественные моменты, прерывающие цепь бесконечной рутины, за ним собираются самые разные люди и обсуждают животрепещущие темы. Сергей Женовач решил воспользоваться этой традицией, чтобы озвучить для театрального зрителя «Записные книжки» А.П. Чехова.

Премьеру этого сезона Студии Театрального Искусства - спектакль «Записные книжки» - смотреть физически очень тяжело. До антракта бессвязные чеховские записки ещё облекаются в какую-то адекватную форму. В первые минуты спектакля застолье персонажей остроумно превращается из праздничного в поминальное, а затем и в свадебное. Режиссёр останавливается именно на ситуации свадьбы, и все последующие разговоры мотивируются ею. Их темы: женщины, медицина, замужество… Есть и характеры персонажей: молодые влюблённые, нервный артист, стремительно пьянеющая дама и многие другие… Сначала ещё проглядывается и какое-никакое действие: люди пьют друг с другом, танцуют, играют, флиртуют, поют вместе под гитару… Первая часть спектакля состоит из прекрасных мизансцен. Несмотря на огромное количество людей и практическое отсутствие сюжета, ни одной секунды не скучно смотреть на эту толпу. Режиссёру удаётся обращаться с актёрами как с шахматными фигурами: каждый тут на своём месте, в своей роли, с индивидуальным ничегонеделанием – а ведь это сыграть сложнее всего!

Но во второй части спектакля Сергей Женовач отказывается от какого-либо намёка на сюжет и заставляет персонажей, попивая чаёк, поочерёдно озвучивать наблюдения писателя. Бесконечная череда житейских анекдотов – вот то, что буквально потоком несётся на зрителя после антракта. И если во время праздника бессвязность некоторых историй между собой можно было объяснить подвыпившим состоянием персонажей, то на следующий день после торжества она выглядит как абсурд, отказ от внутреннего психологизма реалистической беседы.

Зачем это сделано? На мой взгляд, Сергей Женовач создаёт абсолютную квинтэссенцию Чехова, его информационное пространство. Он сужает и без того лаконичного писателя до его мотивировок, конкретных предпосылок. И этот поток фактов, всё ускоряющийся, по примеру современного информационного потока, просто разрывает сознание человека. Каждая заметка тут могла вырасти в рассказ, который требовал бы вдумчивого чтения и долгой паузы после его завершения. Но времени для мыслей нет, идеи всё сыплются со сцены, и нет никакой возможности впитать их все, связать единой логикой. От этого создаётся такое непередаваемое ощущение беспомощности перед информационным обществом, перед глыбой Чехова, любым знанием, что просто не знаешь, куда деваться.

Второй раз Сергей Женовач заставил меня возненавидеть наше время и современников, когда поставил персонажей пьесы на одну доску со зрителями. Сравнение оказалось не в нашу пользу. Мне кажется, мало кто позволяет себе такую интерактивность в спектакле. Ещё до начала представления за длинным столом в буфете театра я заметила вызывающе красивую даму и её пожилого спутника в костюме. Сразу почуяв неладное, заглянула в программку и решила, что в фойе сидит не кто иной, как Вдова и Доктор. Подойти к женщине в чёрном и спросить её: «А Вы Вдова?» - ясно, смелости не хватило: а вдруг она и вправду самая обычная красивая вдова? Потом радовалась, как ребёнок, когда после второго звонка зашла в зрительный зал и увидела загадочную парочку поднимающейся на сцену.

Мизантропия настигла меня позже, когда все персонажи сбежали со сцены в театральный буфет есть мороженное – во время антракта. Сидя в фойе, я думала о том, что мы за столом не рассказываем философичные житейские анекдоты. Думала, что не умеем выражаться афоризмами, что Чехову с нами было бы гораздо скучнее, чем в своём веке. Смог ли бы он в нашей жизни найти столько «сора» для творчества? Смотрела вокруг и видела богемную публику, обвешенную бриллиантами и золотыми часами – зачем им Чехов? А ещё грустнее стало, когда Актриса (Мириам Сехон) звала всех танцевать, играл прелестный еврейский оркестр, а зрители встали вокруг неё и оставались такими же пассивными наблюдателями, как и во время спектакля. И только те, у кого сильнее развито стадное чувство, стояли в очереди за мороженным.

А ещё Женовач сумел вызвать отвращение к самому Чехову. Не пугайтесь, сейчас объясню. Действующие лица «Записных книжек» не имеют имён (кроме артиста Тигрова): от Холостяка до Молодого литератора, они не наделены прошлым и будущим, их реплики практически не меняются в зависимости от исполняемой роли. Все вместе они – сам Чехов. Не только Чехов-писатель, с любимыми темами и образами, но и Чехов-человек, с его интересом к частной жизни простых людей, усталостью, нервами. Именно от этого Чехова начинает воротить во время спектакля, именно он смущал и в предыдущей постановке Сергея Женовача – «Три года» (по одноимённой ранней повести Чехова).

Но вернёмся в зрительный зал, вторая часть спектакля уже подходит к концу, приближается то, ради чего была вся эта болтовня о любви, прогрессе, эмансипации, труде... Сцена-лифт со столом и порядком надоевшими гостями уходит вниз, на её крыше оказывается Игорь Лизенгевич, исполняющий роль читающего рассказ «Студент». Сцена освещается мертвенным, голубоватым светом: совсем не тем тёплым, домашним, что был до этого. И вот, чистое искусство, без пошлости и пустословия, подхватывает сильной волной и несёт вслед точным интонациям. Но звучат последние слова рассказа: «…и невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья, овладевали им мало-помалу, и жизнь казалась ему восхитительной, чудесной и полной высокого смысла».

Закончив, чтец уходит от зрителей, от их жизни в безграничную тьму, заменяющую в спектакле задник сцены, как в Туминосовсом «Дяде Ване». И становится ясно, что «Студент» вырос, конечно, из житейского сора, но выводы Ивана Великопольского не имеют к реальности никакого отношения. Ни при каких условиях Читающий рассказ «Студент», освещённый мертвенным светом, не мог бы есть мороженное рядом со зрителями в театральном буфете. А Иван так счастлив своим мыслям, потому что наивен, здоров и молод. Чехов пишет, что семинарист почувствовал два края цепи времени, но от этого ли он верит в счастье? Ведь не только «правда и красота, направляющие человеческую жизнь» существовали от апостольских времён и до наших дней, но и пронизывающий ветер, не прекращающийся от начала и до конца рассказа. Просто, почувствовав духовную связь бабы Василисы и апостола Петра, студент перестаёт замечать непогоду, он верит, что «правда и красота» однажды всё-таки доведут человека к заветной цели. Чехов верил в прогресс. Ну а мы, те самые потомки, что должны были жить через 200 лет счастливыми и благодарными предкам, мы верим в прогресс? Мы, кто по прошествии стольких лет чувствует всю ту же скуку, только уже не обсуждает её друг с другом за столом? Это праздное уныние из ранга развлекательной беседы уже перешло в ранг нашего внутреннего мира, ещё более укрепилось в нас. Мы про него теперь спектакли смотрим.

Женовач сумел вызвать отвращение к информационному обществу, к Чехову, к нам самим, в очередной раз раскрошил веру в светлое будущее. И никакого обещания «неведомого, таинственного счастья» в этом нет. Одна беспросветная мерехлюндия.

1
0
...
25 октября 2010
Фото Владимир Рыбников
Фото Владимир Рыбников
отзывы: 144
оценки: 144
рейтинг: 85
9

На спектакль приходите минут за 40 до начала, послушайте музыку небольшого оркестра в фойе, они и в антракте выступать будут, и за сценой играть. Мысли Чехова до нас доходят медленно и трудно, но он впрочем и писал об этом, что пройдет лет 200-300 и люди станут необычайно прекрасны. Сто с лишним уже прошло, и действительно в общей массе мы русские стали получше и образованней, осталось каких то двести лет, но не пустого ожидания, а все же работы над собой, хотя бы небольшой и приятной, как посещение этого замечательного спектакля. Я уже не один раз был на нем, и каждый раз нахожу в нем, что то новое для себя, ну и к тому же находится в СТИ чрезвычайно приятно. Сходите обязательно, вам понравится.

0
0
...
7 января 2016
Фото us_open
Фото us_open
отзывы: 45
оценки: 107
рейтинг: 52
5

смотрел сразу после дяди вани, который только что получил золотую маску. так что впечатление несколько смазано.

спектакль очень сильно затянут и слишком много текста, я бы попытался как-то его сократить. первая часть еще ничего - удалось найти какие-то драматические ходы (хождения какого-то кадра с чемоданом, танцы, водка и пр.), но цитаты не запомнились, не были убедительны.

вторая часть откровенно провальна. в чем смысл эксперимента, если актеры не играют, не совсем понятно. при чем здесь христианство также непонятно. чехов про реглигию никогда не писал.

0
0
...
16 апреля 2011
Фото Алексей Новиков
Фото Алексей Новиков
отзывы: 69
оценки: 132
рейтинг: 44
9

Ныряя во внутренний двор студии театрального искусства Женовача, словно переносишься из Москвы в нездешнее нравственное пространство, остров человеческой мысли. Особенно эта атмосферность играет в "Записных книжках", встречающих гостей собственным оркестриком и традиционными зелеными яблоками. Герои проходят в толпе и поднимаются на сцену, где за столом в беседке сидит честная компания, отмечающая день рождения/свадьбу/похороны. Собственно весь спектакль состоит в перебрасывании высказываний из записных книжек Чехова, некоторые из которых стали произведениями ("Крыжовник", "Человек в футляре", "Студент"), иные навсегда остались лишь словами на бумаге. Анекдоты из жизни, зарисовки и грустные стори перетекают друг в друга непрестанно в дружеской болтовне. Критик пытается написать рецензию в газете актрисе - своей любовнице, заканчивая словами: подробности завтра. На следующий день негодующая лицедейка выпроваживает его из гостей, повторяя его же фразу: подробности завтра. Врачебная наблюдательность Чехова, его внимание к мельчайшим деталям, на наших глазах превращают простые истории в записные книжки, имея в виду следующие пьесы и чайку на занавесе. В антракте феерия продолжается, актеры перемешиваются со зрителями, танцуют и поют, играет музыка. Снимается зазор между реальностью и сценой, и нафталиновые слова о том, что жизнь - это театр, со всей очевидностью воплощаются перед нами. Среди шарад веселого ералаша забывается о скорбной трагедии жизни. Тут дачная беседка опускается под сцену, и чеховский студент рассказывает об апостоле Петре, отринувшем Христа, о связи времен, о пронзительно холодной весенней ночи через года. На утро выпадает мокрый апрельский снег. Студия, пожалуй, лучший театр в городе сегодня.

3
0
...
26 апреля 2011
Фото Мария
Фото Мария
отзывы: 5
оценки: 43
рейтинг: 27
9

Весьма любопытно. Интересная постановка, отличный юмор. Спектакль-настроение. Он о тебе и обо мне, о друге и о соседе, о родителях, о каждом. Как и 100 лет назад человека волнуют по сути одни и те же проблемы и вопросы. В том числе все тот же вопрос о смысле жизни. Только вот какая штука, что смыслом жизни является сама жизнь. Оглянулась вокруг, стряхнула суету.... Хорошо...))
P.S. А в театр я просто влюбилась с его милым двориком и цветущими вишнями. Уютно и хочется вернуться. До встречи на "Marienbad")

1
0
...
13 мая 2012
Фото Елена Олейник
Фото Елена Олейник
отзывы: 25
оценки: 25
рейтинг: 18
9

Сергей Женовач – мастер ставить перед собой необычные задачи. Он словно решил доказать всем и самому себе, что на сцену перенести можно все, был бы ключик найден. Но сделать спектакль по записным книжкам Чехова, которые состоят из разрозненных текстов, обрывков фраз, мыслей, наблюдений – это как прыгнуть с парашюта – раскроется или нет.
Женовач посадил своих актеров за столом на веранде, где они едят, выпивают, произносят тосты и говорят обо всем на свете словами из чеховских записных книжек. Он наделил их образами, из тех, что встречаются у Чехова. Тут и холостяк, и жена, и коллежский асессор, и художник, и гимназист, и актриса… Он сгруппировал тексты записных книжек по темам, сделав их поводами застольных бесед: о любви, о женщинах, о воспитании и детей, и, конечно, о русских людях. Здесь свадьба сменяется похоронами, слезы – смехом, а каждая сцена превращается в блистательно разыгранный этюд. Герои рассуждают, поют романсы, бегают, визжат, шепчут, танцуют. И все – лаконичные декорации Александра Боровского, блеклые, чуть тронутые временем костюмы, прически, детали – создает чеховскую атмосферу. Во втором акте приподнятая нота сменится меланхоличной, с крыши, разбиваясь о парапет, будут стекать капли дождя, вместо бокалов и тарелок на столе останутся только самовар да яблоки, и со сцены отчетливо пахнет осенью. Ну и разговоры потекут соответствующие. А в финале на голой площадке останется один актер (Ю.Лизингевич), читающий рассказ «Студент», в котором Чехов так ясно выразил мысль, что вся разрозненность жизни составляет ее единство, все звенья связаны между собой «дотронулся до одного конца, как дрогнул другой».
Это спектакль-открытие. Еще один повод прикоснуться к Чехову, почувствовать его атмосферу, охватить его целиком. Тексты записных книжек рождают бурю эмоций: это интересно, тонко, смешно, иронично, грустно. Актеры играют свежо, живо. Они увлечены, они погружены в спектакль настолько, что разыгрывают его как импровизацию. Женовач, и правда, воспитал изумительную труппу. Но главное лицо в этом действе он сам. Про которого теперь хочется сказать, что он может поставить даже телефонную книгу.

1
0
...
8 ноября 2010
Фото Анна Гришина
Фото Анна Гришина
отзывы: 45
оценки: 45
рейтинг: 17
5

Хотите вечер философских рассуждений? Смело идите в СТИ на спектакль "Записные книжки". На протяжении 3-х часов будут почти монологи на тему мужчин и женщин, мужа и жены, искусства, веры и религии, путешествий, проблем отцов и детей, прошлого и настоящего. А в финале будет апогей мыслей одного актера.
Я не хочу сказать, что постановка мне не понравилась, но даже мне - любителю подумать, было тяжело воспринимать и анализировать непрекращающийся поток умных фраз. Но я честно записала пару цитат:
��Хорошо там, где нас нет. В прошлом нас нет, и нам кажется, что там прекрасно.
��Без мужчин женщины становятся бесцветными, без женщин мужчины становятся глупее.
Финал был предсказуем - собрать воедино все мысли и поставить точку, которая будет для каждого своей. Ведь жизнь для каждого из нас своя и проживает он ее по зову своего сердца ��
P. S.: И, конечно же, актеры СТИ были с нами на протяжении всего вечера, ходили в буфет и танцевали вальс в антракте ��

1
0
...
6 апреля 2016
Фото Олег Месмер
Фото Олег Месмер
отзывы: 4
оценки: 21
рейтинг: 15
9

Дивный спектакль. Тонкий, остроумный, трагикомичный. Лично я смотрел его три раза и ещё когда будет возможность пойду.

0
0
...
10 февраля 2014
Фото Мария Лаврова
Фото Мария Лаврова
отзывы: 23
оценки: 23
рейтинг: 4
9

Хотите Чехова? Легко! Сходите на "Записные книжки". Это Чехов. Полное погружение. 3 часа пролетают незаметно. Это настоящий театр. Это надо увидеть.
Браво!

0
0
...
5 июля 2016
Фото Алексей Гусев
Фото Алексей Гусев
отзывы: 7
оценки: 7
рейтинг: 4
9

Спектакль Студии театрального искусства «Записные книжки» по мотивам сочинений А.П. Чехова заявлен театром как «мерлехлюндия в 2-частях в сопровождении оркестра». Постановка эта вызывает восхищение! Замечательная актерская игра, интересные декорации, запах ресторана в зрительном зале и оркестр – все это превращает поход в театр в праздник! Кроме того, в антракте можно полакомиться мороженым вместе с актерами и сфотографироваться с ними на память. Рекомендую!

0
0
...
23 декабря 2014
Фото Павел Новацкий
Фото Павел Новацкий
отзывы: 3
оценки: 3
рейтинг: 4
7

Прекрасный спектакль для тех, кто любит Чехова. Тонко и с большой любовью обработан непростой для постановки материал - записные книжки. Талантливая работа всех, за редкими исключениями, актеров.

Великолепная постановка (С. Женовач), с интересной идеей: действие простирается за пределы сцены и продолжается до спектакля, в антракте, ну и, конечно, после, (правда, уже без участия актеров), но решение сценического пространства хотя и служит понятной задаче, тем не менее, не является вполне удачным - перила веранды, на которой за большим столом располагаются актеры на авансцене, и опоры нависающего над верандой балкона действительно серьезно мешают визуальному восприятию действия, особенно для тех, кто сидит не в центре зала. Зато очень эффектно веранду заливает дождь!

0
0
...
2 октября 2011
Фото Lora Versus
Фото Lora Versus
отзывы: 8
оценки: 10
рейтинг: 3
9

Необычный......душевный...клубный.....такой спектакль. Однозначно я бы не пригласила на него знакомиться с этим театром. Может напугать.авангард, непонятное что то.....Просто не все хорошо знают произведения Чехова, кто то подзабыл, кто то не читал. Нет начала и конца, строгой сюжетной линии. Тут намеки, осколки, миниатюры, выжимка и соль всех его будущих произведений на фоне....такой типичной "кухни" того времени). узнаются рассказы Анна на шее, и Крыжовник, человек в футляре и знаменитые сестры...
Начало так и вовсе напоминает "Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и вилках..этакое обычное мужское разглагольствование о женской глупости, потом разговор как бы переходит о театре, искусстве, просто "за жизнь" тосты и закуски сопровождают беседу-реплики актеров из чеховских записок..многие из которых оказываются удивительно современными.
Отдельного описания заслуживает Антракт. Он делает атмосферу особенно клубной, актеры проходят со сцены сквозь зал, приглашают всех отведать мороженного....сами идут вниз в фойе, располагаются среди зрителей. Там же в фойе играет замечательный еврейский оркестр, а актеры начинают танцевать и петь! все это создает атмосферу еще большего погружения в чеховское время. После антракта градус настроения немного меняется, идет дождь, смывая романтичность, разговоры становятся серьезнее, и апофеозом становится смена декораций, сцена со столом и всеми героями уползает вниз, появляется молодой человек в рубахе и очень очень проникновенно читает рассказ Студент. прямо до мурашек. Такой вот неожиданный религиозный финал...Хотя Чехов был совсем не религиозен, даже наоборот, доктор все ж......В общем, приятное послевкусие....день раздумывала прежде чем написать.....И так жаль расставаться аж на два летних месяца со ставшим любимым театром. :) Рекомендую сходить в этот театр обязательно! вы его полюбите, но может только не с записных книжек начинать знакомство..

0
0
...
23 июня 2015
Фото Vlada
Фото Vlada
отзывы: 1
оценки: 4
рейтинг: 2
9


Как возможно собрать в единую сюжетную линию ту россыпь случайных реплик, незавершенных образов, набросков абсурдных ситуаций, обрывочных впечатлений, которую представляют собой «Записные книжки» Чехова? Сергею Женовачу это сделать удалось: неясные голоса, шепот, жалобные вздохи, вскрики нерожденных персонажей, наполняющие черновики писателя, – становятся основой крайне напряженного действия спектакля. Двадцать участников затянувшегося застолья, повод которого так и остается неясным, ведут бесконечные, часто абсурдные, диалоги, падают в обмороки, рыдают и смеются, воплощая в жизнь и развивая едва намеченные в записках Чехова микросюжеты. Речь идет о многом: метания творческой личности в попытках самоутверждения, муки любви, возвышенные рассуждения о судьбе России и ответственности русской интеллигенции сменяются анекдотами, изображающими пошлость будней, грязь повседневности.
Граница между зрителями и актерами в этом спектакле практически полностью разрушена. Когда вы оказываетесь в зрительном зале, поднявшись из фойе, где маленький оркестр дает концерт, вы понимаете, что действие уже началось. За накрытым на сцене столом уже идет оживленный разговор, звенят бокалы, официант суетится, поднося новые блюда. Действие происходит на самом краю сцены, актеры то и дело выбегают в зрительный зал. Путешественник, ищущий путь к станции, совсем не оказывается на сцене: он бродит по зрительному залу, задевая чемоданом зрителей; а Экзальтированная Дама в порядке импровизации выпивает на брудершафт с откликнувшимся на ее призыв молодым человеком из третьего ряда. В антракте актеры прогуливаются в фойе вместе со зрителями, поедая мороженное, пока одна из героинь поет романс под аккомпанемент уже упомянутого оркестра.
Все это, однако, не производит впечатления излишнего осовременивания, неуместных попыткок «постмодернизирования» классики, которыми часто грешат сегодня режиссеры столичных театров. Сценография погружает зрителей в атмосферу конца 19 века, но главное, конечно же, не это. Важно то, что голос автора «Записных книжек» слышен на протяжении всего спектакля, а главным для режиссера было разобраться в творчестве А. П. Чехова, его основных связующих мотивах, раскрыть его идейную основу, а не дать ему собственную оценку или произвести его деконструкцию. Что является наиболее значимым для художественного руководителя СТИ в творчестве Чехова становится ясно в самом конце спектакля, когда веранда вместе с внезапно затихшими, безжизненно застывшими актерами медленно опускается в пространство под сценой, а зрители остаются наедине с читающим рассказ «Студент» бледным юношей. Рассказ этот - одно из немногих произведений А. П. Чехова, где автор не выступает жестким критиком, обличителем всего жизненного порядка, проникнут евангельским духом, религиозной надеждой и верой, так не характерными для творчества писателя в целом.

2
0
...
10 июня 2014
Фото Вероника Лемягова
Фото Вероника Лемягова
отзывы: 8
оценки: 8
рейтинг: 1
9

В первую очередь порождает очень оригинальная форма спектакля. Нет ни сюжета, ни главных героев, есть только мысли, отрывки наблюдений А.П.Чехова, но это только усиливает значение текста. Отдельное спасибо за последний монолог! Очень интересно было проследить как из простых наблюдений, отстраненных мыслей вырастали знаменитые произведения Чехова. Неоднородность постановки позволяет где то посмеяться, где то подумать,что делает ощущения контрастней и ясней!

0
0
...
21 июня 2014
Фото Alena Kabanova
Фото Alena Kabanova
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 1
7

Спектакль очень специфический. Оценить его в полной мере смогут лишь те, кто души не чает в Студии театрального искусства и/или в Чехове.
Подобные работы делают в театральных вузах, это как длинное упражнение по мастерству актера, ряд этюдов, учебный эксперимент...
Дело в том, что спектакль поставлен не по драматическому произведению. Да и не по произведению вообще - а по записным книжкам Чехова. Поэтому все реплики актеров звучат очень афористично. Фразы в этом спектакле не только крылаты - они по-настоящему летают, с первых минут постановки вызывая у зрителя реакцию.
Все происходит за большим столом. Сначала многочисленные гости празднуют юбилей, потом, как оказывается, свадьбу, а позже выясняется, что это поминки. Игра смыслов здесь неуловима, и зритель поначалу теряется: к чему, о чем, зачем? Но чтобы насладиться спектаклем, не нужно задаваться подобными вопросами: нужно просто плыть по течению. Спектакль очень атмосферный, в этом его и сложность, и прелесть.
Герои разговаривают об отношениях мужчины и женщины, творчестве, жизни, смерти. И там же - про то, какие на станции отменные пирожки.
Выбор материала говорит о том, насколько театру близок Чехов. СТИ, как и всегда, очень изящно и внимательно обошлась с текстом и создала легкий, тонкий спектакль.

1
0
...
9 июня 2014
Фото Марат Булатов
Фото Марат Булатов
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
9

Всем привет! Был с друзьями в СТИ на спектакле "Записные книжки". Я в полном восторге!Друзьям спектакль тоже очень понравился. Игра актеров великолепная! Отлично провели вечер!

0
0
...
11 октября 2015
Фото Irina S
Фото Irina S
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
9

Сегодня совершенно случайно попали на спектакль "Записные кижки" в СТИ на Таганке. Стыдно признать, но раньше даже не слышали о студии.
Очень заинтриговало то, как режиссер спектакля Сергей Женовач говорил о нем: «Это мысли без начала и конца, они как будто растворяются в воздухе, они как будто ищут свой дом, пристанище, это мысли в поисках своего произведения. Наш спектакль — это попытка объясниться в любви тому, что для Антона Павловича было святая святых, что он никому не показывал».
Стало любопытно, как же это так - всего Чехова уместить с три с небольшим часа (спектаклю состоит из отсылок к множеству произведений писателя, взятых из его записных книжек и дневников). Не слишком ли это претенциозно?
По прошествии этих трех с небольшим часов могу с уверенностью сказать: это стоит смотреть. Несмотря на то, что первый акт показался немного затянутым, общее впечатление от спектакля тлько положительное. вторая часть пролетела незаметно. Любопытный аттракцион: смотреть на актеров и пытаться вспомнить/угадать, кого из чеховских персонажей он играет (кстати говоря, это - отличное напоминание о том, что классику нужно читать и перечитывать).
Некоторые моменты вызывают смех, некоторые - печальную улыбку. Суть в том, что за три часа нам предлагают воспринять многое из того, на что писателю потребовался не один год. Поэтому мысли немного путаются, а ни одно из крылатых выражений, прозвучавших со сцены, сразу вспомнить не удается.
Отдельного "Браво!" заслуживает финальный монолог. О чем - не скажу, но звучит очень сильно в талантливом исполнении актера.
Из всего сумбура, который я написала, можно вывести одно: постановка - любопытнейшая. Ну а у нас возникло желание познакомиться поближе с остальным репертуаром театра, потому что есть подозрение, что здесь работает очень талантливые люди.

0
0
...
19 декабря 2014
Фото Евгения
Фото Евгения
отзывы: 4
оценки: 3
рейтинг: 0
7

Спектакль неоднозначный. Сюжет отсутствует и повествование главные герои ведут обрывочными фразами из записных книжек Чехова, которые между собой иногда никак не связаны, а иногда формируют у зрителя какую то логически законченную мысль. Мысли эти не новые - отношения мужчины и женщины, несовершенство мироздания и смысл бытия... Актеры играют неплохо. НО не совсем легко воспринимается такой "телеграфный" способ подачи реплик со сцены. Второй раз точно идти не захочешь. Спектакль в копилку любителей студии театрального искусства.

0
0
...
10 июня 2014
Фото Даша Голдинова
Фото Даша Голдинова
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 0
9

Поход в театр Женовача всегда связан с волнительным ожиданием. Заранее знаешь, что увидишь непредсказуемое режиссерское переосмысление произведений, а после представления предстоят раздумья на предмет философской глубины постановки. Впрочем, помимо философии, из уст актеров звучат шутки из обихода, рассчитанные на публику, не вполне готовую погружаться в проблемы "вечной тленности". Но то, что постановка смотрится на одном дыхании, однозначно, причем успеваешь испытать весь спектр чувств: страдание, отчаяние, изумление, очарование, веселья, легкости,- но никогда безразличия.
Если отмечать новизну подачи материала, то режиссер ориентируется на современные стандарты: непринуждённость поведения актеров доходит до того, что они свободно вступают в диалог с публикой и делают их полноправными участниками. Бывает, они делают зрительный зал пространством игры, шагая между рядов, а во время антракта разгуливают в буфетном холле со зрителями. В "Записных книжках,"
например, предусмотрен мини-концерт, где актриса солирует под звуки живого оркестра. Получается, что театр вбирает и вовлекает настолько удушающе, что забываешься от обстановки за окном: 3 часа беспробудного театрального соучастия и очарования средой.

0
0
...
10 июня 2014