Театральная афиша Москвы

Спектакль 7 дней до потопа

4

Комедия братьев Пресняковых про конец света

Комедия братьев Пресняковых ставит сегодняш­него человека перед выбором: случись ему услы­шать про новый потоп, стоит ли в это верить, стоит ли спасаться самому. И если спасать других — то кого?

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
7

Братья Пресняковы о душе

Лучшего времени для премьеры Театр Станиславского не мог и придумать: пьесу про конец света показали аккурат в дни августовских казней египетских. Зрители завороженно слушали ее, терпя все издевки, которыми ядовитые братья Пресняковы сопроводили свои логические выкладки. Ханжи бежали. Первая пара помчалась к выходу, когда главный герой стянул трусы и дал понюхать жене. Вторая бежала, когда героиня кричала своему бывшему, что отсосала у соседа. Третья пара уже было поднялась с мест, потом передумала: выяснилось, что это театр в театре и первые двое играют новую пьесу, но тут приходит главный герой и проклинает и эту пьесу, и весь современный театр (как и в «Изображая жертву», Пресняковы успевают первыми произнести то, что уже вертится на языке у зрителей). Пресняковы поставили себе неглупую задачу: рассказать об универсальном сегодняшнем человеке, который при всем своем рационализме верит в конец света и, недолюбливая человечество, готов продолжить жизнь на земле — только не в той форме, которую он застал. На всякий случай он верит и в Бога, и в эволюцию. Поверив в свою роль нового Ноя, он предпочитает взять на ковчег обезьяну, но не людей: полицейский, мерчандайзеры, бюрократ, актеры олицетворяют для него тот мир, который он не прочь утопить, для этого ему стоит только ступить ногой на лодку. Он, правда, так и не сделает этого — прежде его пристрелит собственный сын. У парня на носу вечеринка, вот после нее — хоть потоп. Что у Пресняковых получается по-настоящему лихо, так это описывать современника, закладывая в пьесу реакции этого самого современника. Режиссер Владимир Петров подобрал для новой пьесы старый жанр — комедию масок. Ной у него задумчивый чудак, жена — дурочка в розовом, сын — хитрый малый, полицейский — веселый дурак. Скажем прямо, пьесе пошла бы форма посовременней. Но и в такой форме пресняковская провокация срабатывает. Натерпевшись ­разного, пережив сцену в зоопарке, где в религиозный экстаз впадают усталые зверюшки, зрители с облегчением аплодируют, услышав наконец то, за чем они ходят в театр: утешительную мысль о том, что каждый человек сам себе Ной и у каждого есть спасительный ковчег — его душа. Зрители аплодируют, не сразу поняв, насколько комична эта ситуация: люди внимают красивой сентенции, которую изрекает обезьяна.

0

Отзывы пользователей о спектакле «7 дней до потопа»

Фото Anna Kucheva
отзывы:
8
оценок:
18
рейтинг:
12
5

Еще до начала действия понимаешь, что спектакль «7 дней до потопа» по пьесе братьев Пресняковых, - о современном обществе потребления. Декорации на сцене - огромная консервная банка супа «Кембеллс» и стенд, обклеенный упаковками от чипсов «Лэйс». Ну что ж, интересно посмотреть, будет ли сказано что-то новое на эту немного уже избитую тему.
По форме, может быть, да. Это яркий нелепый фарс, как можно было ожидать от Пресняковых. Йон (нетрудно догадаться, почему именно это имя носит главный герой) под настойчивым давлением мерчендайзера покупает пачку чипсов Лэйс. Мерчендайзер утверждает, что в пачке будет приз – яхта. Как только Йон ступит на борт яхты – пойдет дождь и наступит второй всемирный потоп. Спасутся только те, кого Йон возьмет на борт яхты.
На мой взгляд, авторы стремились взять самое нелепое из типичного на их взгляд (для современного общества), и разобрать это по полочкам, подробно, в красках, обрисовать до мелочи, чтобы показать, «до чего докатился мир». Таков, например, эпизод, в котором Ной и его молодая жена-кукла эмоционально спорят о запахе трусов; или просьба одного героя похоронить живую еще жену не на кладбище, а во дворе; или рассказ кабана в зоопарке (?!) о том, что его знакомую свинью из Венгрии казнили на электрическом стуле, так как убивать животных ножом в Европе запрещено. Из всех этих нелепостей как иллюстраций современной жизни состоит весь сюжет спектакля. Иногда получается смешно, иногда не очень. Авторы часто делают шаги в сторону в ущерб стройности фабулы. Абсолютно лишней кажется сцена в зоопарке, когда животные обсуждают, как им быть дальше, поскольку зоопарк закрывается, и приходят к странному безумному решению принести в жертву волчонка. Или сцена, в которой разыгрывается якобы театральная постановка. Это была шпилька в сторону современного театра? Если так, то не совсем удачная.
Йон все еще решает, кого же взять на борт яхты, в тот момент, как к нему приходят сотрудники компании Лэйс и говорят, что компания на грани разорения, и вместо яхты предлагают катер.
В одной из последних сцен герой с женой и сыном укладывают вещи и сумки в катер, собираясь уезжать. Как вдруг один за другим на сцене появляются все герои пьесы, уговаривая Йона сначала взять их с собой, а потом не садиться в катер, так как дождь пойдет только после этого. Весь шум, балаган внезапно прерывается выстрелом. Сын Йона убивает отца. «Вы не переживайте, я вас спас и я за все отвечу», - говорит он с улыбкой на губах. Расплачиваться за всю грязь современности, по-видимому, действительно будет будущее поколение, растленное окружающей действительностью.
Самым неудачным эпизодом, вне сомнения, является озвучивание морали гориллой, которую Йон берет из зоопарка. «Душа – вот наша лодка». Зачем же обращаться со зрителем, как с ребенком? И этой последней возможности поразмыслить авторы лишают зрителя.
В финальной сцене горилла садится в катер и уплывает. Идет дождь…

1
Фото NastyaPhoenix
отзывы:
381
оценок:
381
рейтинг:
463
1

Новое творение братьев Пресняковых «7 дней до Потопа» вкратце можно назвать рекламным роликом чипсов Lay’s, растянувшимся на два с половиной часа для того, чтобы потрафить благоволящему драматургам государству. На сцене – гигантская тумба, изображающая пачки чипсов со всеми существующими вкусами, спектакль начинается с танца нескольких человек с пачками в руках, одетых в костюмы из всё тех же пачек. И наш главный герой, офисный планктон Йон, своими злоключениями обязан именно чипсам: в супермаркете консультант («мерчендайзер», гордо сообщает программка) заставил его купить пачку с лотереей, уверив, что именно ему суждено стать новым Ноем, выиграть яхту, собрать каждой твари по паре и, ступив на борт нового Ковчега, начать новый Потоп, который обновит мир. Действительно найдя призовой купон, Йон с энтузиазмом принимается за дело – и его путешествие по инстанциям в первом действии и начале второго сопровождается ненужными вставными эпизодами. Сначала он попадает к чиновнику, которого донимает некий господин, желающий похоронить свою ещё здравствующую супругу во дворе своего дома, чтобы далеко не ездить до кладбища. Затем – в театр, где режиссёр с акцентом и в арафатке ставит «внутренний» спектакль – такой же рекламный (он и назван в честь коньяка – «Remi Martin XO») и «актуальный», как и «внешний»: в нём муж, отсидевший два года за то, что в самолёте его приняли за террориста, возвращается и узнаёт о том, что его жена убила их ребёнка и «отсосала старику из 45-й квартиры», потому что у несчастного дедушки сын погиб в Ираке (остаётся только удивляться цинизму старичка, у которого встало несмотря на горе). Йон резонёрски возмущается, что театр не должен напоминать зрителям о плохом; вообще очевидно, что авторы пьесы и вслед за ними постановщик Владимир Петров искренне ненавидят современный театр, словно сами создают какой-то другой, особый. Наконец, третья басня происходит в зоопарке, которому грозит закрытие, и животные решают, остаться в городе или вернуться в дикую природу. Принятое решение абсурдно до оторопи: принести зоопарку в жертву самого маленького – волчонка, и зарезать его непременно должен тот, кто любит его больше всех – желательно, родная мать, чтобы зоопарк осознал всю степень самоотверженности своих жителей и не прогонял их. Непонятно, против чего направлен такой пассаж – разве что против религии, как, впрочем, и весь сюжет спектакля. В зоопарке Йон покупает гориллу Артура и приводит домой, затем заявляются агенты Lay’s и объясняют, что яхты у них нет, только лодка, а про Потоп всё выдумки. Лжепророк разуверился легко и безболезненно, зато окружающие его «скептики» твёрдо решили не пускать его в эту лодку, чтобы не стряслось конца света – вплоть до того, что беднягу пристрелил родной сын, вдохновившись купленным отцом романом Сэлинджера «Над пропастью во ржи». А в лодку забралась горилла, и Потоп таки начался – хэппи энд. Произошедшее обозначается как комедия, и зрители время от времени невпопад смеялись, а псевдотанцевальным номерам между эпизодами дружно аплодировали, но на самом деле ничего смешного в спектакле не обнаружено, а мне он даже показался скучноват. Всё, что он может донести до публики, - что чиновники и полицейские (актёры привычно оговариваются про «милицию», но вспоминают о новом законопроекте и поправляются) – симпатичные люди, журналы общественно безопаснее художественной литературы, «зелёные» - зло, и вообще все перемены в сторону прав человека и животных – зло, а кока сделает из обезьяны человека и заставит толкать умильные речи о душе. Также отдельное место специфического «юмора» пьесы занимает вопрос об убийстве свиней: одна история в ней повествует о свинье из Евросоюза, которую хозяева не могли убить ножом, потому что по закону это можно было сделать только электричеством, и прибегли к электрическому стулу; вторая – о свинье из тоталитарного государства, которую надо было убить тихо, чтобы соседи не услышали и не настучали куда следует (самый громкий ржач в зале звучит, когда актёр изображает визг умирающего существа). Неутешительный диагноз можно поставить, и не прибегая к помощи дедушки Фрейда. Музыка в спектакле кошмарно безвкусна, аляповаты декорации, и ни одна достойная актёрская работа не радует глаз: актёр любимого мною театра на Юго-западе Макс Шахет (хотя на его место обещали прямо противоположного по фактуре Сергея Шакурова, что на фото ниже) прекрасен как комик и травести, но в роли-«бродилке» без эмоциональной окраски, пусть и фактически главной, его таланту раскрыться негде, чуть больше повезло в роли полицейского его вечному партнёру Александру Горшкову, но ненамного. Остальные и вовсе или переигрывают (как жена Йона – Полина Райкина), или не играют вовсе, никак не зацепляясь в памяти своими многочисленными плоскими персонажами. На несыгранность премьерного спектакля не спишешь: каков материал, такова и постановка. И можно ещё долго перемывать кости вышеописанному «злободневному» винегрету, претендующему на отсев «достойных» новой жизни от «недостойных», но лучше – посудите сами. Мне будет интересно послушать другие отзывы.

14.08.2010
Комментировать рецензию

1
Фото Suberg
отзывы:
1
оценок:
3
рейтинг:
0
1

Спектакль своеобразный... Тема выбрана на сегодняшний момент популярная - "современная жизнь, а проблемы все те же, что и много лет назад". Но, на мой взгляд, идея не получила должного выражения. Еще бы немного "подправить", сделать поизящнее: поинтереснее диалоги, поярче декорации, повыразительнее музыкальное сопровождение, и тогда, возможно, количество зрителей к концу спектакля не убавится.
Декорации, кстати, очень напоминают эпоху театра Мейерхольда - металлические конструкции, никакой мебели (только диван из Икеи), никакого уюта, все максимально практично. Хорошо это или плохо? В любом случае, - серо! Главные персонажи, наряду с людьми, чипсы Лейс и огромная банка супа Кемпбелл, эта "чудо-штука" также может служить офисом и моторной лодкой. Просто, зато изобретательно... Но от театра, тысячелетиями сочетающего в себе разные виды искусств, хочется чего-то больше!
Игра актеров тоже не впечатляет. Хотя в спектакле собраны многие "ключевые" актеры театра Станиславского - Лушина, И.Коренева, Пантелеев, Дуванов, актерская игра полностью отсутствует. Возможно, этот нестандартный театральный проект поставил заслуженных артистов России в тупик, или же эта "игра" продиктована видением режиссера В.Петрова?
Хотелось бы услышать положительный восторженный отзыв об этом спектакле, но это вряд ли! Зал наполовину опустел после антракта. У другой половины зрителей оставалась надежда на то, что второе действие сгладит возникшее разочарование от спектакля. Но и по окончании разыгрываемого действа улыбок на лицах присутствующих не прибавилось. Народ выходил в оцепенении, практически молча... Впервые встречаю такую реакцию зрителя!

0