Театральная афиша Москвы

Спектакль Ничья длится мгновение
Постановка РАМТ

8.2

История про евреев и фашистов с точки зрения шахмат

Еврейский мальчик играет в шахматы с немецким офицером, на кону — жизнь гетто. И зрители, и актеры находятся на огромной сцене; зрители затылками ощущают бездну темного зала, а актеры смотрят в нее и будто для нее и играют — отчего реальные истории звучат как библейские притчи.

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
9

Страшная сказка

Спектакль Миндаугаса Карбаускиса — одна из шестнадцати (!) премьер Молодежного. По этой причине идет он редко, но его нужно видеть. После трехлетнего ­молчания от Карбаускиса ждали какого-то необыкновенного пиршества теат­ральности в доказательство того, что молчал он не от бессилия. Он же, напротив, ­смиряет свой талант переводчика на язык сцены со всей нещадностью — ее так и тянет назвать мужеством, но пафосные определения не идут этой принципиально непафосной режиссуре. Карбаускис инсценирует роман Ицхокаса Мераса о вильнюсском гетто в годы немецкой оккупации. Как и другие жители гетто, старый Авраам Липман теряет одного за другим детей. У Авраама остается один сын, мальчик-шахматист, с которым полюбил играть комендант гетто, немец. Однаж­ды комендант предлагает ему партию, в которой на кону стоит жизнь последних еврейских детей. Если выиграет мальчик — гибнут все. Если мальчик проигрывает — гибнет он один. Ничья спасла бы и его, и остальных детей, но ничьей тя­желее добиться, чем победы. Мальчику она удается, но в последний момент он ставит коменданту мат.

Спектакль занимает большую сцену, но зрительный зал пуст: публика и актеры находятся на сцене. Стулья в несколько рядов установлены почти впритык к стене, на фоне которой играют актеры. Так что пустой темный зал, если оглянуться назад, видится космически огромным. Карбаускис рассказывает историю Авраама и его детей словно откуда-то оттуда. Реальные истории звучат как биб­лейские притчи — жертвоприношение, непорочное зачатие, Песнь песней (эпическая остраненность особенно удается Илье Исаеву, исполняющему роль Авраама, и Нелли Уваровой, у которой три роли). Что чувствовали герои перед смертью — не имеет значения, и только по тому, как темнеет лицо Исаева, мы можем дога­дываться, что чувствовал Авраам, давая знак слабому сыну покончить с собой. Значение имеют только поступки. Только один раз Лиза (Дарья Семенова) — девственница, которую немцы сделали суррогатной матерью для немецкого эмбрио­на, — зайдется в истерике. И тогда Авраам закроет ей рот ладонью: «Зажмурься, Лиза, я расскажу тебе сказку…» Грубо говоря, Карбаускис рассказывает одну из тех страшных сказок, которую необходимо принимать как лекарство от мерзости, отливая ее при этом в идеальную театральную форму.

5

Отзывы пользователей о спектакле «Ничья длится мгновение»

Фото айнеж
отзывы:
146
оценок:
146
рейтинг:
515
9

Дошел и я до Миндаугаса Карбаускиса. Описать увиденное словами трудно. Действие завораживает, а колоссальное напряжение сковывает по рукам и ногам. В этом спектакле хорошо и талантливо все: сдержанная и холодная режиссура Карбаускиса; минималистично-реалистичная сценография; выразительная и безнадрывная игра актеров; музыка – фоновая, тихая и удивительно уместная; костюмы – блеклые и неброские, которые, впрочем, и отвечают за атмосферу гетто – безрадостную и унылую; и, разумеется, сам текст Ицхака Мераса, упорядоченный и жесткий.

Основной линией – как следует уже из названия – является шахматная партия, за которой неожиданным образом встретились еврейский юноша Исаак и комендант литовского (?) гетто Шогер. Игра ведется не на жизнь, а на смерть – если комендант проиграет, то все дети, живущие в гетто, останутся живы, но Исаак умрет; если комендант выиграет – дети умрут, а Исаак останется жить; и только ничья гарантирует жизнь всем жителям гетто. На заднем плане выставлена большая шахматная доска, на которую намагничены фигурки, и на ней отражается каждый ход. Надо заметить, что Мерас не использует в своей повести никакой конкретики в отношении шахмат, читатель не знает, какая именно партия имеет место быть. А из спектакля становится совершенно ясно, что они разыгрывают итальянский дебют, притом что Шогер, явно незнакомый с теорией игры, допускает как минимум одну грубейшую ошибку – нас в шахматном классе учили таких ходов не делать.

Игра то и дело прерывается интермедиями, в которых раскрываются условия жизни в гетто и которые в деталях описывают жизнь еврейской семьи Липманов. В повести Мераса присутствуют главы, состоящие из одного предложения.

– Я родил дочь Ину, – сказал Авраам Липман.

Таких глав семь – по количеству детей, рожденных Авраамом Липманом. Один за другим все семь детей умрут в застенках еврейского гетто. У Карбаускиса тоже время от времени повторяется эта фраза, но он не делает на ней акцента – он вообще не использует никаких слезоточивых приемов, не пытается растрогать зрителя, не заставляет его расчувствоваться и разрыдаться. История преподносится отстраненно и просто, как незначительный случай из жизни. Но при этом каждая из смертей по-своему страшна и бесчеловечна, меня, например, более всего поразила история с Касриэлом. Комендант, грозя кнутом и маня пряником, собирался перетянуть парня на свою сторону, выведать у него, где прячут евреи оружие, как проносят они это оружие в гетто. Комендант дал Касриэлу неделю на раздумья, а тот направился прямиком к отцу и рассказал, что если ему отрежут хотя бы один палец, он не сможет терпеть и проговорится. Отец же хладнокровно ответил – «Я тебя породил…»

Кое-что из написанного у Мераса не нашло отражения в спектакле. Например, последний ход Исаака может показаться в трактовке Карбаускиса безрассудным, может быть прочтен, как нежелание Исаака изменять своим принципам (как его отец не желал снимать шляпу перед комендантом), но только из повести становятся понятными мотивировки героя.

Шогер принял жертву. Он знал, что Исаак волнуется, и ему было приятно, смахнув с доски эту пешку, чувствовать себя более уверенно и ждать, когда противник сдастся. Сегодня его день. Сегодня он должен одержать двойную победу: выиграть партию и не проиграть партнёра

Я скажу тебе правду… – медленно, с расстановкой проговорил Шогер, не думая, что кругом люди. – Детей ты все равно не спасешь. Можешь спасти только самого себя

Этого в спектакле почему-то нет. Но именно эти два отрывка дают ясно понять, что ничья равноценна победе Шогера. А поражение равноценно его двойному поражению. Ибо ничья принесет смерть детям и жизнь Исааку – партнеру Шогера по игре в шахматы. А поражение само по себе обидно для Шогера, но при этом комендант теряет еще и самую большую радость в жизнь – возможность сыграть в шахматы с достойным противником (Исаак вынужден умереть, поставив мат). Таким образом, решая партию в свою пользу, Исаак добивается, во-первых, победы, во-вторых, вынуждает Шогера идти на низость, убивая детей вопреки договору, а в-третьих, лишает коменданта возможности снова играть с ним в шахматы. Жертвуя своей жизнью, Исаак морально уничтожает противника своим ходом, и цена такого уничтожения не так уж и высока.

А у Карбаускиса получается так, что юноша из принципа расстается со своей жизнью, из принципа лишает своего отца последнего оставшегося в живых сына. И больше того – подписывает смертный приговор своей девушке. Эта цитата есть и в спектакле, но как-то мимоходом, внимание на ней не заостряется, ощущения, что, ставя мат, Исаак убивает и Эстер не возникает:

Я допустил ошибку, – продолжал Шогер. – Нет, не с пешкой.
Исаак молчал.
– Могу объяснить, если ты не понял. Уговор был неполным. Мне следовало добавить… добавить следующее: то, что будет с тобой, будет и с твоей девушкой. У вас одна судьба. Не так ли?

Впрочем, я не собираюсь упрекать режиссера в невнимательности к тексту. На мой вкус недостатков у этого спектакля нет. Убирая эти детали, Карбаускис предлагает зрителю возможность истолковать произведение в религиозном ключе. Имена «Авраам-Исаак» явно отсылают нас к одному из ветхозаветных преданий.

Другими словами, действие завораживает. Если нет возможности сходит в РАМТ, советую прочитать хотя бы повесть Ицхака Мераса «Вечный шах»:

http://heblit.bravepages.com/im/imvs.html

3
Фото Serionity
отзывы:
20
оценок:
21
рейтинг:
39
9

Замечательный спектакль! Я не проф.критик, но от лица мещанского быдла скажу: месяц назад посмотрел, а до сих пор вспоминаю и часто.

1
Фото Светлана Дягилева
отзывы:
117
оценок:
168
рейтинг:
85
9

Спектакль идет на основной сцене театра, причем в прямом смысле: на сцене сделали маленькую сцену, поставили несколько рядов зрителей. То, что я нахожусь на сцене, заметила только когда выходила со спектакля.
Спектакль о еврейском гетто в Литве в разрезе одной семьи, в которой остался один отец, а шестеро детей умерли при разных обстоятельствах. Думаю, что и отец долго не прожил, если додумывать историю.
История каждого героя проходит через зрителя и ужасает. Я не представляю, что должно быть в голове у людей, которые истребляли евреев, применяя особенно жестокие методы. Да, со сцены не показывают всех ужасов, но рассказ и определенные намеки составляют целую кошмарную картину: детей под предлогом прививок увозят от родителей, женщин для опытов искусственно оплодотворяют, взрослых людей за малейшее нарушение правил секут розгами, рабский труд и голод, постоянный страх за жизнь. Через весь спектакль идет шахматная партия смотрителя и молодого человека, играют на жизнь, и мальчик делает свой выбор.
Это прекрасный спектакль с замечательными актерами, про которых можно говорить много, отдельные показали такой класс, просто запредельный. В очередной раз восхищаюсь артистами труппы театра. Интересно продуманы декорации, свет, музыка, костюмы.
Однозначно рекомендую всем, кто хочет в театре задуматься, оглянуться назад. Я вышла просто потрясенная. Причем я большую часть сидела спокойно, слезы навернулись только несколько раз, но после меня как будто по голове чем-то ударили, такие эмоции бывают очень редко.
Не знаю, готова ли я повторить такой театральный поход еще раз, все же очень сложно, но настоятельно рекомендую, если не пугает тема.

0
Фото Tanya Levina
отзывы:
23
оценок:
25
рейтинг:
6
9

Театр РАМТ, спектакль "Ничья длится мгновение".
Потрясающе простой и одновременно сложный спектакль, фантастический! Как жаль, что я увидела его только сейчас, и как хорошо, что все же увидела!!!!!
Как выжить в страшных условиях, как сделать выбор, как уметь ценить прекрасное, как остаться человеком? Столько вопросов.....
В основе сюжета шахматный поединок немецкого офицера Шогера (Алексей Гришин) и еврейского паренька Исаака Липмана (Дмитрий Кривощапов), в гетто. В случае победы Исаака дети остаются в гетто, живые, Исаак погибает. Если выигрывает Шогер, Исаак жив, а погибают дети. А если ничья - в живых остаются все: и дети, и Исаак....
Что бы выбрали вы? Это то, что лежит на поверхности.....Выбор!
Аналогия с нашей жизнью запредельная!!!! Ведь что такое гетто? Замкнутое пространство из которого нет выхода. Разве в нашей жизни такого не бывает? Мы часто стоим перед выбором, как Исаак, и не всегда выбираем то, что выбрал он, а чаще именно ничью. Ведь ничья длится мгновение.....Выбор, который мы делаем....... И последствия нашего выбора влияют не только на нас.
Спектакль смотрится на одном дыхании, твое внимание полностью на сцене, с героями, со своими мыслями и чувствами, эмоциями.
Омерзительно прекрасный Шогер, царь и бог, кукловод с издевательской улыбкой вседозволенности. Я Наци №1, а вы - мусор и пыль! "Мне все равно, что будет с ними, с детьми" (с) говорит Шогер.
Несчастный отец, Авраам Липман (Илья Исаев), который не в силах противостоять этому ужасу и спасти от гибели своих детей....Исаев, великолепен, не сразу узнаваем, настолько сильны его эмоции и игра.
Рахиль Липман, Мария Блажевска (Нелли Уварова) - роскошна!!!! Я открыла именно в данном спектакле эту актрису. И если вы хотите понять чего стоит актер, смотрите его спектакли, сильнейшее впечатление!!!
Про каждого из актеров можно сказать много теплых, искренних слов восторга и восхищения!!!
Концовка с проигрывающейся актерами шахматной партией необычна и завораживающая!
Меня этот спектакль влюбил в себя и потряс очень сильно, самое вкусное впечатление от РАМТа!!!!
Я обязательно вернусь на этот спектакль!!! С цветами для потрясающих актеров!!!

0
Фото Ольга Сорокина
отзывы:
227
оценок:
225
рейтинг:
69
9

спектакль, который заставит ныть сердце, а слёзы литься
заставит улыбаться и радоваться чуду
а ещё... заставит вспомнить о том, что такое сила духа, родительская любовь и смелость
смелость перед лицом смерти
и так ли страшна смерть? или есть что-то страшнее? и уж точно есть то, что гораздо важнее смерти

представьте себе абсолютно серый, мрачный, почти беспросветный мир с редкими глухими вкраплениями бирюзы
представьте, что этот серый мир - единственное, что вам позволили иметь
представьте себе жизнь, которой ежедневно дышит в спину смерть
и может быть вы поймёте, что такое гетто
и как это - жить в гетто

но они живут
дни, месяцы, годы

они работают, поют, влюбляются, рожают и воспитывают детей
и борются
каждый борется так, как может
как умеет
как хватает сил
борются с несправедливостью, страхом, жестокостью и смертью
каждый день
до конца
который у каждого свой, но в итоге всё равно один - смерть
и зачастую смерть - это единственное, что ты ещё можешь выбрать сам
потому что всё остальное уже отняли

прекрасная, поразительная актёрская игра!
где Александр Гришин (Шогер) настолько настоящий и настолько непохожий на нюнбергского Хэйвуда
Илья Исаев (Авраам Липман) на которого смотришь и хочется точно знать каждую его мысль, настолько он отец и настолько страшно даже на мгновение представить себя на его месте
Дарья Семенова (Инна Липман) такая пронзительная, светящаяся и звонкая и очень сильная, и вдруг такая ломкая и потерянная (Лиза)
и конечно же Дмитрий Кривощапов (Исаак Липман) трогательный еврейский мальчик, который на глазах становится мужчиной. мужчиной, способным не только победить, но и сделать выбор

сходите в театр!

0

Галерея