Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Маскарад

7.7
оценить

Спектакль, после которого у нас полюбили Туминаса. Теперь в исполнении вахтанговцев

«Авторское повторение» лучшего литовского спектакля Римаса Туминаса на сцене, которой он второй год руководит. В спектакле звучит вальс Хачатуряна, написанный для «Маскарада». Из нового — роковой профиль Арбенина — Евгения Князева и напрашивающееся сравнение со спектаклем Славы Полунина. Словом, сноу-шоу, только в мрачных тонах.

Отзывы пользователей о спектакле «Маскарад»

Фото NastyaPhoenix
отзывы:
381
оценок:
381
рейтинг:
464
5

За что я сразу же, не отходя далеко от кассы, похвалю Римаса Туминаса – так это за то, что он постарался поставить неоднократно ставленный до него «Маскарад» по-своему, оригинально, и это у него получилось. Обидно то, что сосредоточился маэстро на чисто визуальных находках, с удовольствием неоднократно их повторяя, упустив из вида психологическую и эмоциональную глубину лермонтовского произведения. Действие происходит на зимнем кладбище, из которого постепенно растаскивают памятники, чтобы потом Нина превратилась на нём в памятник себе самой. На сцене много, очень много бутафорского снега, созданного – я нарочно подошла потрогать в антракте – из мелко накрошенной белой бумаги, так что когда дважды объявляется: «Сейчас Арбенина споёт нам что-нибудь», так и кажется, что она исполнит: «Белым, белым кроет снегом…» своей однофамилицы, Дианы Сергеевны. А когда этот снег обильным потоком сыпется сверху, происходящее приобретает кинематографически-завораживающую, головокружительную красоту, создаётся эффект движения находящихся на сцене людей куда-то вверх и вдаль – так же, стоя на берегу и глядя на встречный бег волн, чувствуешь, словно сам несёшься вперёд. Всякий раз публика встречала снегопад аплодисментами, как выход какого-нибудь прославленного актёра. Всеобщий слуга, по совместительству – городской юродивый, он же, по программке, – «человек зимы», - аки Слава Полунин, скатывает снежный ком, постепенно увеличивающийся в размерах и в финале накатывающий на Арбенина огромным шаром, что как бы символизирует. Труп с зажатой в руке картой раз за разом всплывает, сколько бы его ни топили в проруби, что как бы символизирует тоже. Но если с оформлением вся концептуальность ясна как на ладони, то размазанный на три часа сюжет явно хромает: в первом действии, открывшемся мучительно затянутой пантомимой с шаманством слуги зимы, он и вовсе рассыпается на отдельные эпизоды, тонет в гротескной и удачной, но чрезмерной массовочной клоунаде. Внимание к массовке, вообще, тут мизантропично «по Гинкасу» - толпа веселится, сплетничает, казнит, но всегда передвигается, сбившись «свиньёй» в лучших традициях героя по имени «стадо». Второе действие, также юмористических номеров не лишённое, вышло более цельным и напряжённым, в нём я наконец-то разглядела Лермонтова под толщей снега, наконец-то расслышала его текст и после выразительной, убедительной сцены умирания Нины на руках Евгения наконец-то перестала скучать и начала смотреть со вниманием. К сожалению, больше ничего подобного я не увидела – и не только из-за режиссуры, но и из-за актёрской игры. Самым точным попаданием в образ одиночки-эмансипе показалась мне баронесса Штраль (Вележева), достаточно харизматичен был и Арбенин (Князев) – вот только сквозь холодную насмешливость лермонтовского демонического мстителя и игрока у него прорываются жалкие истерические нотки. Да и развития персонажа в нём не получилось: этот Евгений был не раненым в самое сердце любящим мужем, приносящим чувство в жертву чести, а изначально «злодеем», так и ждущим повода, чтобы с облегчением сорвать осточертевшую маску добропорядочного семьянина и пуститься во все тяжкие. Что до остальных, то преувеличенно смешливая Нина (Волкова) и преувеличенно же суетливый князь Звездич (Бичевин) превратились в карикатурные маски, сочувствовать которым невозможно в принципе. Итог: преимущественно эстетическое, задвинувшее смысл на второй план зрелище, идеально подошедшее бы для того, чтобы передать «русский дух» иностранцам, мало знакомым с нашей культурой – тут вам и медведь под балалайку спляшет, и «Соловьём-пташечкой» французский романс перебьют, и баба с коромыслом сходит по воду на Неву. Петербург не дворянский, не чиновничий – скорее, «большая деревня». Рекомендовано к разовому просмотру таким же поклонникам вальса Хачатуряна, каковым являюсь я.

13.03.2010
Комментировать рецензию

7
Фото Юлия
отзывы:
12
оценок:
12
рейтинг:
10
7


Постановка захватила меня с самой первой минуты, буквально закружила в снежном вихре. Прежде всего восхитила работа режиссера, который, не смущаясь возмущениями сторонников академических постановок, которые болезненно воспринимают «переделки классиков», сделал по-настоящему яркую и оригинальную вещь. Собственно, оригинальность происходящего на сцене и захватывает с первых минут. При этом нужно отметить, что Лермонтов передан точно, все сцены сохранены, из текста ничего убавлено не было, порядок следования сцен сохранен. Однако в постановку были добавлены отсутствующие в авторском тексте персонажи, а также сцены. В результате к вполне классической постановке были добавлены элементы пантомимы, клоунады и в некоторых местах элементы театра абсурда, и вот получилось то, что получилось, - весьма необычный спектакль. Что касается сцен с пантомимой, то они были великолепны. Особенно запоминающимся является в спектакле персонаж, которого даже нет в лермонтовском тексте, - это некто «человек-зима», как он назван в аннотации к спектаклю, а на самом деле городской нищий, сумасшедший, слуга, причем и Арбенина, и Звездича. Этот персонаж катает снежный ком проблем, именно он одновременно снимает напряженность пьесы и нагнетает ее.
Символический смысл некоторых сцен был ясен даже неискушенному зрителю. Например, в первом действии Арбенин встает на постамент, и в этот момент сцена освещается красным светом, так что сам постамент, а также Арбенин и все вокруг залито красным, а постамент, как в этот момент совершенно точно я осознала, - не что иное, как надгробие Нины. Таким образом уже в первом действии зрителя готовят к трагедии, которая развернется перед ними.
Или, например, снежный ком, который как сквозной образ проходит через весь спектакль. В первых сценах это небольшой комок, который умещается на ладони, однако постепенно, по мере течения действия он становится все больше, так что к концу вырастает в огромный снежный ком больше роста человека. И так ширится, растет и развивается конфликт, который, возникнув почти из ничего: из рассеянности Нины, потерявшей браслет, из буйной ревности Арбенина, из молодеческой прыти Звездича, - подхваченный множеством других участников, нарастает в буквальном смысле подобно снежному кому.
Однако смысл некоторых сцен для меня остался загадкой, как я ни старалась проникнуть в намерения режиссера. Таковы сцены с разбором рояля, когда на глазах изумленного зрителя происходит зверский демонтаж музыкального инструмента, вывезенного на сцену во втором действии, или огромная рыба, неоднократно появляющаяся на протяжении действия. Исполненная желания разгадать загадку режиссера, я решила почитать, что пишут другие про эти непонятные для меня места спектакля. Почитала и пришла к выводу, что, как и я, никто ничего не понял. Насчет рыбы были разные трактовки: кто-то видел в ней символ вечности, кто-то – страдания. Исходя из этого я поняла, что, наверное, бессмысленно пытаться найти ответ на эти вопросы, поскольку, по-моему, зрителю не дали ключа для понимания этих сцен, поэтому без помощи попытки найти ответы на эти вопросы подобны гаданию на кофейной гуще. Возвращаясь к теме театра абсурда, скажу, что если эти сцены рассматривать в таком ключе, то получается, что вообще нет необходимости гадать, что в данном случае обозначает тот или иной образ, поскольку все они работают на одно: общее восприятие постановки. По крайней мере в спектакле много сцен, которые непонятны, но производят острое впечатление и запоминаются.
Итак, что же можно сказать об общем впечатлении? У меня возникло ощущение, что цель режиссера была в настойчивом и постоянном снижении героев пьесы, в желании лишить их романтического, величественного ореола, подать их проще, без налета возвышенного. И он достигает этой цели разными средствами. Арбенин у него зловещий злодей, который сам наказывает себя в конце действия.
Интересной была реакция публики. Аплодировали горячо, но после спектакля в гардеробе не слышно было обычных для оставившей впечатление постановки восторгов и обсуждений. Народ безмолвствовал, и, как мне показалось, зрители были несколько озадачены увиденным, переваривали, еще не могли разобраться в своих чувствах.
Что ж, скажу и я про себя, что не все мне было понятно в том, что представил нам режиссер, но то, что постановка получилась очень интересная и здесь есть над чем поразмышлять, это несомненно.
И да, с детьми, которые только познакомились с текстом произведения, лучше сходить на более традиционную постановку, а этот спектакль для более зрелой публики.

4
Фото Ирина Чичкина
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
3
5

Вчера мы с сыном попали на "Маскарад", неожиданно легко купив билеты из-за замены "Пиковой дамы" на этот спектакль. В кассе бушевала школьная учительница, которая "за 200 верст" привезла класс в музей Пушкина на Арбате и на пушкинскую же "Пиковую даму". А мы ликовали и предвкушали радость встречи с одним из лучших московских спектаклей, по оценкам театральных критиков и друзей-театралов. Прошел уже год со времени премьеры - отличный срок, чтобы спектакль "настоялся" и зажил.
С сыновьями-подростками ходить на этот спектакль не стоит. Лермонтовский текст почти не звучит, не артикулируется, только во втором действии, после смерти Нины, наконец, начинают произноситься в весьма старорежимной и очень выразительной манере, с прекрасной дикцией, диалоги. Даже Князев (Арбенин) текст съедает, проговаривает намеренной скороговоркой. Хотя "Маскарад" - это драма, именно рассчитанная на произнесение, проговаривание. А еще сын-подросток (как и я) был шокирован князем Звездичем, заглядывающим под юбки визгливым глуповатым теткам, как будто бы из другой пьесы, например, из "Ревизора", и пытающимся пристроиться к ним (как бы поделикатнее выразиться) сзади. Внутреннее сопротивление рождалось и при появлении суетливой, ребячливой, дурашливой Нины, которая выглядела явной "парвеню" рядом с аристократичным Арбениным.
Вообще многое в этом спектакле (как и в "Дяде Ване" Туминаса), построено на сопротивлении тексту и ожиданиям зрителя. Вы хотите увидеть аристократический высший свет Петербурга и блестящий маскарад - вот вам серый город, не снимающие шинелей и накидок петербургские обыватели и агенты III отделения, туповатые с полуоткрытыми ртами, сбившиеся в стаю (стадо) мещанки. Вы ждете дворянскую усадьбу - получите верстак с самогонным аппаратом. Основное действующее лицо первого действия - Слуга, он же Человек зимы, а основное действие разворачивается вокруг Невы, из которой выныривает рыба, по которой ездят на коньках, в которую окунают бумаги, в которой долго и безуспешно топят покойника (а он все не хочет тонуть), во втором действии из Невы вдруг появляется водолаз. Может быть, шокирующее несовпадение ожидания и совершающегося на сцене несколько обостряет восприятие, но часто отдает трюкачеством и рождает ощущение, что вместе с водой (текстом, духом) выплескивается и сам ребенок (суть произведения). Смотреть интересно, много любопытных мизансцен, есть явные удачи, но ловишь порой себя на мысли: а причем здесь Лермонтов (Чехов)?
Самое красивое в этом спектакле - сценография, музыка: падает снег, звучит вальс Хачатуряна, мерзнет под этим снегом статуя в Летнем саду, пьедестал которой становится основанием надгробного памятника Нине... Где-то я это уже видела: снег, музыка, летящий ритм. Да это ведь та самая "Пиковая дама" Фоменко, которую заменили на "Маскарад"! Только не помню никаких сомнений по поводу принадлежности Пушкину вышеупомянутого произведения (хотя "Пиковая дама" - инсценировка, а "Маскарад" - драма).
И еще некоторые театральные ассоциации возникли по поводу этого спектакля. Осенью смотрела привезенный на фестиваль "Отелло" Някрошуса. Та же коллизия: злая молва, обвинение невинной молодой жены, ревность, смерть, муки совести. Спектакль потряс меня тем, что можно было прочесть за строками Шекспира: корабль, который вез Отелло и Дездемону из Венеции на остров, плеск моря, надувшиеся паруса, превращавшиеся по ночам в гамаки и даже пение сирен - но все это дополняло текст, придавало ему новые краски, но не соперничало с ним, не пыталось его "переиграть".

3
Фото aolka
отзывы:
46
оценок:
56
рейтинг:
40
7

Самая необычная постановка из тех, что я видела. Дело вовсе не в снеге: он, конечно, красив, но подобный эффект удивляет немного. Дело именно в постановке и обыгрывании сцен. Минимум декораций и ничего лишнего. Ведь все это можно было бы традиционно сыграть в пышных гостиных, со значительной массовкой - но, боюсь, тогда спектакль был бы слабоват. На мой взгляд, сама пьеса Лермонтова - не предел накала страстей для уже избалованного зрителя (ведь после Михаила Юрьевича уже столько написали ярких произведений). И именно постановка делает спектакль интересным.

А вот женские роли или их исполнение подкачали. Изначально приторная Нина (Мария Волкова) - чрезмерно восторженная, не поймешь, то ли так задумано, то ли кроме как вечной улыбкой передать эту чистоту и непосредственность не получается. Баронесса же - классическая вдова-интриганка. Мне очень нравится Вележева, но это не первый спектакль с ней, а она везде одинаковая (и в кино тоже). Кажется, она в принципе такая, и не играет, в просто так живет. Но в целом эти женские образы получились очень шаблонные.

Но одна только постановка стоит того, чтобы ее увидеть.

2
Фото alla-averina
отзывы:
12
оценок:
13
рейтинг:
7
9

«Маскарад» пользуется некоторой мистической славой. «Какая страшная пьеса!» - ведь одни из самых ярких постановок этой вещи игрались и в октябре 1917, и накануне Великой Отечественной. Что же в ней такого рокового? Ну, история о том, как ревнивый муж, сам наипорочнейшая личность, отравил свою невинную голубку-жену, хотя при всей ее «невинности» - молодую кокетку, любящую свет, развлечения, что, конечно, не грех, но иногда плохо заканчивается. И сюжет сей, в общем-то не новый для мировой литературы перенесен на русскую почву нашим мрачноватым и демоничным гением –Лермонтовым. Только муж-душегуб не полуграмотный мавр-солдафон (см. «Отелло»), а респектабельный человек, русский дворянин 19 века (века дуэлей, «обостренного» понятия о чести, в которое многое тогда вкладывали).
Туминас вывел этот русский бэкграунд не просто как экспозицию, «the scene is laid…», а пытается смотреть на всю эту историю через призму русской души, «русскости». «Открывает» спектакль человечек в армячке, с военной треуголкой на голове, столь похожей на наполеоновскую и валенках, сметает перышком снег с античной статуи…Вот он Петербург русский и европейский одновременно - «город пышный ,город бледный». Падающий снег и чернота, блестящая столица и огромные, занесенные снегом просторы, кажущиеся чуть ли не необитаемыми под этим зимним черным небом. Фраки, цилиндры, шали, валенки, французский романс и «Соловей, соловей, пташечка», светский этикет и неприкаянная русская душа. Почему-то в голове оживают штампы школьных времен: Петербург Достоевского, Гоголя и даже Салтыков-Щедрин вспомнился. И все это кажется таким милым и приятным сердцу, что прямо испытываешь прилив культурного патриотизма. Вообще, все «русское» у Туминаса показано с такой любовью, не сползающей в излишний пафос, где-то с иронией, юмором, что хочется ему сказать за это большое спасибо.
Реализм и сюрреализм идут бок о бок. Вот маленький снежок в начале драмы, ближе к развязке стал огромным снеговым комом, который человек с трудом катит, но продолжает лепить этот огромный ком. Массовка, (в данном случае её даже неловко так называть), - состоит из очень ярких типажей, это очень «живой» фон, позвольте штамп -«энциклопедия русской жизни» в каком-то карнавале в силе Феллини.
Теперь о господах артистах. Князев (Арбенин) очень эффектен в начале спектакля. Тут вам и классическая «желчь», и обаятельный цинизм, и сарказм, - и все это очень современно, глаз не отвести – очень хорош, но к концу спектакля он как бы «сдулся», поблек, просто еще один Арбенин.
Нина – очень хорошенькая, фактурно идеально попадающая в образ, актриса замечательная, но напрашивается сравнение с самой знаменитой, пожалуй «Ниной» -Т.Макаровой, явно в пользу последней.
Тех, кто в театры ходит редко и знаком с творчеством Лидии Вележевой по ее киноработам, ждет приятный сюрприз. Одновременно быть и гротесковой и роковой – довольно сложная задача, но Лидия смотрится очень органично.
Главное «актерское» открытие, (сугубо ИМХО), это - артист Бечевин в роли князя Звездича - молодого повесы, представителя как бы сейчас сказали «золотой молодежи», человека определенного образа жизни. Но его Звездич выглядит все-таки скорее добрым малым, вызывающим симпатию, несмотря на то, что этот персонаж в спектакле до предела комичен. И гротеск , и лиричность сыграть у Бечевина получилось прекрасно. Артист пластичен, красив.
При всей потрясающей стилистики постановки, все-таки новой трактовки «старой драмы», нового видения истории женоубийцы, его мотивов, рефлексии и т.п. не произошло, но тем не менее -«высший» балл. Это нужно посмотреть. Иногда потрясенные зрители вместо привычных «браво», кричат «спасибо», захотелось крикнуть, но и публика , и постановка очень интеллегентные.

2

Галерея