Театральная афиша Москвы
Москва

Спектакль Приглашение на казнь

Постановка РАМТ
6.8
оценить

Евгений Редько играет Цинцинната в зрелищной премьере Павла Сафонова

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
871
оценок:
240
рейтинг:
1107

На большой сцене Молодежного ­театра Павел Сафонов выпускает премьеру по набоковскому роману «Приглашение на казнь». Инсценировку романа выполнил ­Ми­хаил Палатник, с которым Сафонов работал над «Снами Родиона Романовича» по Достоевскому. ­Цинцин­ната, приговоренного к смертной казни за свою «непрозрачность» и «непроницаемость», играет ­Ев­гений Редько. Его и остальных пятнадцать актеров одела Евгения Панфилова, а это значит, что на сцене будет что рассматривать. Тюрьма Цинцинната в сценографии Николая Симонова ограждена колючей проволокой, перевитой с праздничной иллюминацией, что должно подчеркнуть театральность и фальшивость происходящего.

0

Отзывы пользователей о спектакле «Приглашение на казнь»

Фото NastyaPhoenix
отзывы:
381
оценок:
381
рейтинг:
464
9

«Приглашение на казнь» - мой любимый из романов Набокова, и при этом один из наиболее малоизвестных. Фантастическая антиутопия, мир, населённый гротескными персонажами, живыми пародиями, бездушными куклами, способными не на человеческие чувства, а только на эмоции – в частности, предельное веселье. Эти клоуны могли бы быть смешными, если бы они были в меньшинстве – однако их ужимки не веселят, а пугают, потому что шуты правят бал, в их власти – единственный не похожий на них человек. Его зовут Цинциннат, и он приговорён к смертной казни за самое страшное преступление – непрозрачность, то бишь – индивидуальность, мыслящую и творческую личность, чьё существование всерьёз угрожает морально выродившемуся обществу. Своего героя, ожидающего смерти среди шабаша уродов, не понимающих его и безразличных к нему, великолепный актёр Евгений Редько играет натянутыми нервами наизнанку, в постоянном предельном напряжении, настолько убедительно и достоверно, что ему веришь с первой секунды и до последней, какой бы сложной для исполнения ни была эта роль. Наблюдая за длящимися день за днём страданиями Цинцинната в камере, понимаешь, что самая страшная пытка – не холодная рассудочная жестокость, а навязчивая доброжелательность тех, для кого казнь – увлекательное и «поучительное» зрелище, не более чем удовольствие, яркое шоу. Содрогаешься от омерзения, узнавая в них повадки некоторых встречаемых в жизни индивидов, которых так и тянет задушить за приклеенную к лицу с пустыми глазами карнегианскую улыбку. Но на эшафот должны взойти двое – не только Жертва, но и Палач, персонифицированная Смерть – месье Пьер. Смерть всегда любит того, кто становится её избранником, хоть умирать от любящей руки ничуть не лучше, чем от ненавидящей – а Пьер к тому же пытается обманом добиться взаимности. В роли Пьера ещё один талантливый мастер, Пётр Красилов, на глазах превращается из жалкого и нелепого болтуна, которого невозможно принимать всерьёз, в величественную инфернальную фигуру, властителя свиты заискивающих перед ним марионеток. Меняется не только костюм – меняются пластика, голос, жесты: только что Палач был лицемерно слаб, податлив и мягок, и вот он уже всесилен, твёрд и горд своим положением кумира. Однако рука не поднимается обвинить в подлости любящего убийцу: он гораздо симпатичней и, в конечном итоге, искренней, нежели жена и мать Цинцинната, попытки которых проявить свои рудиментарные привязанности выражаются перверсированно, истерически. Жизнь и Смерть, Жертва и Палач будут обручены, закрепляя вечный союз Бытия и Небытия… но, поднимаясь на эшафот, супруги скинут белый и чёрный костюмы, оказавшись в нарядах двух старинных антагонистов дель арте – Пьеро и Арлекина. Ведь мир – это театр, и когда спектакль оканчивается, актёр-человек сходит со сцены, а маски, за которыми нет ничего, остаются лежать забытым хламом. Так и Цинциннату, чтобы выжить, приходится осознать себя человеком, абсолютно свободным, окончательно прозревшим – и рушится вокруг него от простой и бесконечно сложной истины: «Аз есмь!» бутафорский, иллюзорный кукольный театр абсурда, открывая для него подлинную, реальную жизнь, от которой он не желал отказаться, которую невозможно уничтожить. Это – жизнь не материальная, а духовная, жизнь вечная, в которой нет места смерти, ведь смерть – это всего лишь отсутствие жизни. Необычайно мощной метафорой Набоков напоминает нам о том, что грань между человеком и манекеном тоньше и незаметней, чем рампа, отделяющая зрительный зал от представления, в котором всё – понарошку, и предостерегает от перехода через эту грань – от духовной гибели, от потери лица, которое так просто и заманчиво заменить улыбчивой личиной, вовлечённой в бессмысленную игру. И пусть цена за право быть самим собой – одиночество, отторжение, лишения, боль и страх, та необходимая инициация, о которой я писала в рецензиях уже не раз. А исполнена эта метафора создателями постановки с изысканным вкусом, без прямолинейного социально-политического пафоса и елейного морализаторства: маскарад выпуклых, полнокровных образов в выразительных костюмах и гриме, безупречная игра светотени, замечательная музыка создают «Казни» незабываемую атмосферу по-гофмановски макабрической и по-уайльдовски эстетичной сказки. Отдельные сцены хочется описывать в мельчайших подробностях – но это заняло бы слишком много времени и места, поэтому отмечу лишь один, наиболее сильный предфинальный момент, когда зримая волна воздуха и пыли от упавшего к ногам героев эшафота метнулась в зал, заставив публику вздрогнуть и до самого конца нервно хихикать, словно люди действительно ждали, когда отрубленная голова Цинцинната скатится по наклонному помосту им навстречу. В общем – это надо увидеть, услышать прекрасный набоковский текст, прочувствовать, продумать – пережить очередной экзистенциальный катарсис.

30.04.2010
Комментировать рецензию

5
Фото Polina
отзывы:
11
оценок:
74
рейтинг:
8
9

Апокалипсис от Владимира.

Сложносоставленный спектакль, требующий или расслабленного созерцания или глубокого погружения. Кажется, что на него лучше приходить в одиночку, ну или с человеком, ценящим театральный арт-хаус. Это прямо-таки совершенно особая драматическая инсталляция. Не воспроизведение сюжета, а сценическая поэзия Пастернака. Периодически, правда, ловишь себя на мысли: понимает ли кто-то, о чем речь, или всех просто завораживает действие? В любом случае, после того, как опускается занавес, меньше всего хочется возвратиться домой, чтобы лечь спать ― логичным продолжением должно стать увлекательное ночное приключение.

2
Фото сергей коновалов
отзывы:
858
оценок:
1002
рейтинг:
637
3

Театральная казнь гениального литератора

Пародия и абсурд – не жанры Набокова. Давно я не ставил две звезды, однако всё, что хочется обсуждать после этого спектакля – это вкус фисташкового мороженого, купленного в баре во время антракта. РАМТ вслед за Набоковым замахнулся на постановку некоего аналога карнавально-волшебной Алисы в Зазеркалье - тут есть даже дохлый чёрный кот, сюрные персонажи с объёмными характерами и продуманными костюмами (браво!), а также красивый, замысловатый авторский текст. Однако это не Льюис Кэрролл и не Терри Гильям.

Спектакль не оставил меня равнодушным - раздосадованным. По-моему, он просто находится за гранью понимания большинства зрителей.

2
Фото SheKnew Shankova
отзывы:
49
оценок:
146
рейтинг:
122
7

Хорошо, а не Гениально, но это по техническим причинам (внизу напишу). А вообще молодцы. Не всё же ставить попсу, надо и на философию дерзать. Я увлекалась Набоковым, хотя сейчас понимаю какой печальной нелюбовью пронизано его творчество. Но языком он владеет виртуозно, я на спектакле просто сидела и записывала некоторые реплики, неожиданные сравнения - зарядка для ума. Хорошо удалось передать общий тон произведения (я специально после спектакля прочитала книжку, так что отвечаю!), в то же время максимально адаптировав для сценической постановки (красавец Петр Красилов вообще-то в книге румяный, упитанный, кругленький), а Цинциннат молоденький блондинистый тоненький низенький, в общем его бы не было видно даже на сцене, отлично справился с ролью Евгений Редько, из его уст пренебрежение к окружающему "миру" кукл, намалеванных деревьев и плюшевых пауков звучало особенно пронзительно и убедительно. Прекрасно поймана грань между живым и неживым, наигранным. Так естественно звучит абсурдный текст (оригинальный!). Мать Цинцинната, Цецилию Ц., играла Матюхова Татьяна, и как же хорош был её монолог про нетки... Молодцы. Уважаю, задача не простая, но удалось на славу реализовать.

Почему не "5"? Да потому что голубизна вообще не к месту! Нет её в романе Набокова и не может быть никогда, потому что его родной брат страдал в концлагере за гомосексуализм и ни он ни его семья не обсуждали эту тему ... Да, мсье Пьер "ласкался" к Цинциннату, да, директор подобострастно смотрел на мсье Пьера... Но это совсем другое! Это скорее животный мир, где хищник смотрит на добычу, играет с ней. В другом случае - это гиена смотрит на тигра-шерхана... Как-то хотелось бы без вот таких вот fuck up'ов, тем более заметных на фоне безукоризненной трактовки произведения-оригинала во всём кроме.. Очень надеюсь, поправите это, а то даже не могу рекомендовать своим знакомым, а жаль! такая интеллектуальная вещь...

1
Фото Лара Гишар
отзывы:
78
оценок:
79
рейтинг:
125
3

Последнее время стала посещать РАМТ. И все было удачно, интересно, включая чтения в фойе. Театр достаточно много выпускает премьер в год, актеры талантливые, в меру популярные, но всегда играющие на сцене интересно, не халтуря. Но тут пошла я на Набокова «Приглашение на казнь». Хорошие и известные мне артисты заявлены в программке. Кто заявлен, тот и появился на сцене: Редько и Красилов. Но что предстало моему взору! Сначала судилище, потом тюремная камера, а в центре всего этого действа «страдает» и «мучается» господин Цинциннат в исполнении Евгения Редько. Какие-то комикующие идиоты Родриг (Гришин А.) и Родион (Исаев И.) в безумном неистовстве скакали по сцене, не соразмеряя свои физические габариты и физкультурные возможности с возрастом здания. Эти два чудика, обряженные во фраки, устроили такую «веселуху», что порой неловко было смотреть на сцену и слушать тот бред, который они выдавали за текст роли. Понимаю, что это не их вина, а постановщик намудрил, а постановщик у нас кто? Павел Сафонов. Вроде, молодой, обещающий, даже очень себе талантливый. Видела его постановки: «Чайка» и «Глубокое синее море» в театре им.Вахтангова. Но в РАМТе он что-то слишком «заталантливил», что простому смертному зрителю, время от времени увлекающемуся Мельпоменой, не удалось переварить его сценическую фантазию, проникнуть в суть его замысла и окончательно насладиться выданным на суд публики шедевром. Я смотрела на сцену, прислушивалась и приглядывалась к Редько и Красилову (мне очень интересны эти актеры), оглядывала публику и понимала, что народ пребывает в ужасе и шоке то ли от идиотства на сцене, то ли от осознания того, что им, простым смертным, не понять такой тончайшей философской работы ума и сердца постановщика и, конечно же, автора. А автор-то у нас во какой! Для меня Набоков начался «Лолитой» и закончился «Лолитой» же. Что-то еще мой глаз зацепил из творчества писателя, но мозг не понял, а душа не приняла, так сильно оказалось воздействие мерзопакостного рассказика о похотливом фавне и нимфетки. Интересно оформлена программка спектакля. В ней же и указано, что «Приглашение на казнь» - одно из самых загадочных произведений автора. Даже сам автор (!), что неудивительно, зная какого мнения был сам о себе Набоков, считал свое произведение «сказочным». В этой же программке в 14 строках уложилась вся биография Владимира Набокова, а в 17 строках нам поведали содержание, суть и мысли режиссера к этому произведению. Во как! Я перед спектаклем прочитала каждую буковку, после еще раз перечитала и убедилась в том, что большая часть публики оказалась права, когда сбегала в антракте, оставляя в зале восхищенных девушек с огромными букетами цветов для своих кумиров-любимчиков - Красилова в первую очередь. Я близко сидела к сцене. Видно было хорошо, слышно еще лучше. Спасала эту галиматью классическая музыка. Что и подтвердило мое давнишнее желание: надо ходить на концерты в Консерваторию, а высокое искусство искать в Третьяковке по совету Фаины Георгиевны Раневской. Зачем всё это ставилось и ставится? Уважаю художественного руководителя этого театра Алексея Бородина, лауреата всевозможных премий под разными известными именами и городами, за то, что работает активно. Но зачем вот такую нелепицу и несуразицу с хорошими актерами в главных ролях надо выставлять на обозрение средне-статистического зрителя? Я слышала смех соседей, но больше я заметила недоумение публики, чем интерес к происходящему на сцене. Но, что самое забавное, актеры были в ужасе от такой белиберды. Редько изображал какое-то страдающее, никем непонятое создание, «уходил в себя», забывая возвращаться обратно. Красилов играл какого-то чудика, произносящего нелепые фразы, демонстрирующего стройные эпилированные ножки. Про других персонажей даже и сказать-то нечего хорошего, только неудобство и стыд за них . Молодые режиссеры, не дают Вам покоя лавры Кирилла Серебренникова. Вам хочется также сделать «выстрел во французской опере», т.е. поставить что-то эдакое выпендрежное и сразу вальяжно выйти на авансцену, гордо раскланиваясь перед публикой, ощущая на своей голове лавровый венец и соглашаясь с мнением окружающих, что вы не просто талант, а талантище, которому руку протянул Станиславский, сходя в гроб.

1

Галерея