Москва
Написать отзыв

Все отзывы о спектакле

Постановка Театр им. Вахтангова

7.8
оценить
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото Егор Королёв
Фото Егор Королёв
отзывы: 371
оценки: 371
рейтинг: 755
3
Небо без алмазов


Редко бывает, когда так не согласен с трактовкой классики: здесь речь не о пошлости (в этом ДВ всего 3-4 скабрезных шутки – даже мало для современного театра), здесь речь об идеологической трактовке. Римас Туминас не дает мне как зрителю никакой надежды: каждый его образ вызывает вопрос – а как же Чехов? А почему этих героев не жалко? Ведь даже Сатина и Квашню у Горького жалко, а тут получается, что чеховские провинциалы сплошь и рядом дурные люди.
Никакой надежды в спектакле: или Туминас её и не подразумевал или мне так привиделось, но никакой дальнейший жизни для героев его спектакля я не вижу. По указке режиссёра они все потихоньку умирают и даже дядя Ваня не готов в финале пуститься вальсировать с Соней.

Многие хвалят Сергея Маковецкого за роль Ивана Войницкого (дяди Вани)… За что хвалят?! По своей внешности Маковецкий очень даже подходит под этот образ и, спеша на спектакль, я даже предвкушал его замечательную мимику. Но на деле оказалось, что исполнение-то идеальное, талантливое, но вот рисунок роли, поведение Войницкого, как минимум, удивляют. Разве случайно Чехов назвал свою пьесу «Дядя Ваня»? Почему мой личный образ доброго человека, которого мне жалко, театр Вахтангова пытается представить мямлей, тюфяком и размазнёй? Дядя Ваня с пистолетом – это не Дон Кихот, это смешной Санчо-Панса, который крутит револьвером, словно ковбой. Приём смешной, зал улыбается, но я не приемлю такого дядю Ваню. Как и почти всех других персонажей в трактовке Туминаса.

Образам этой постановки не веришь: чеховская няня для меня почти пушкинская няня, доктор Астров только её и любит. Но за что же любить няню из вахтанговского спектакля – эту столичную нервную барыньку?.. В представлении режиссера няня – отчего-то пиковая дама, Астров – заправский мачо, милая и наивная Соня – чухонка и Баба-Яга, а Елена Андреевна – вздорная бабёнка.

Не хочешь – сравнишь с «Дядей Ваней» в постановке Льва Додина в Малом драматическом театре (МДТ). У Додина Елену Андреевну играет Ксения Раппопорт и после Раппопорт другую Елену Андреевну представить сложно (как и другого Астрова после Петра Семака). Потому как в МДТ понимаешь, за что мужчины на сцене любят её – зритель в зале сам начинает любить такую Елену Андреевну. У вахтанговцев текст тот же, но интонации, крики, жеманные позы Анны Дубровской вызывают оторопь: за что дядя Ваня и доктор Астров обожают её. Такую Елену Андреевну не то что пожалеть не за что – её и за прокуренный голос не жалко.

Этот образ очень любим мною: Елена Андреевна должна быть почти идеалом, который не способен полюбить дядю Ваню, но может остаться с доктором Астровым. Почему она не остаётся с доктором, почему она не понимает любовь Войницкого – это потрясающие общечеловеческие чеховские вопросы сходят на нет, когда Елена Андреевна предстаёт всего лишь сварливой да красивой тёткой.

В этой пьесе Чехова нет надрывов и надломов, здесь несчастье и счастье идут так близко, что почти неуловимы, а Туминас выпячивает лишь несчастье. Музыка в спектакле – отрывок из «Кол Нидрей» Бруха – музыка замечательная, под неё как раз бы и пожалеть героев. Но постановщик только злорадствует и ехидничает.

Разве может Астров так кричать, как он кричит в спектакле Туминаса? Откуда этот ловелас, задирающий юбку Елены Андреевны? Монолог доктора о лесах в губернии для театра Вахтангова – всего лишь скучный монолог о лесах, но почему его нельзя сделать интересным, почему нельзя показать в этом образе человека, который делает этот мир лучше?

Единственный удачный образ – профессор Серебряков у Владимира Симонова – настолько удачный, что Симонов, скорее всего даже нехотя, натягивает одеяло на себя и выглядит единственной удачей спектакля. Симонов идеально ведёт роль – идеально двигается, говорит, молчит, преувеличивает.

Спектакль получился излишне режиссерским: много замечательных находок, и актёры с большей или меньшей степенью качества выполняют указания режиссёра. Но чтобы ставить Чехова, не маловато ли будет только режиссёрских находок? Туминас немного увлекается и за внешними фокусами (кого-то смешно увозят на ковре, кого-то эффектно выносят на стуле), на мой взгляд, не особо заботится о смысле. А актеры слепо ведут свои образы по ниспадающей: посмотрите, какая бездарность мой герой, и попробуйте только найти в нем что хорошее – не найдёте, давайте я еще понадрываю глотку.

Как говорит сам Туминас, в этом произведении есть то, что волнует человечество и сегодня - небрежное отношение человека к самому человеку. Но почему же постановщик сам так небрежно относится к чеховским героям, выводя их всех в неприглядном свете?

Как справедливо заметил кто-то из критиков, вахтанговский «Дядя Ваня» - спектакль о том, что ничего нельзя исправить. Для меня финал чеховской пьесы и додинского спектакля, напротив - возможность исправить, в чем мне отказывает театр Вахтангова.

У Чехова нет идельных героев. Но после «Дяди Вани» Малого драматического зритель не хочет пойти и удавиться (какое желание возникает после спектакля Туминаса), зритель просто знает, как теперь дальше жить, какие поступки нельзя совершать, какие слова нужно и должно говорить. Спектакль может учить и помогать, вызывать в зрителе такие редкие сейчас чувства, как сопереживание и милосердие. Ничего такого в московском спектакле я, к сожалению, не заметил.

Дядя Ваня – не простофиля, а слова Сони о «небе в алмазах» не должны звучать пафосно да пошло. Но это сложно. Сложно сделать спектакль таким, что набившие оскомины «алмазы» под занавес действительно покажутся в небе. Для театра Вахтангова эта сложность оказалась непреодолимой.

3
0
...
11 декабря 2009
Фото G G
Фото G G
отзывы: 193
оценки: 193
рейтинг: 587
1

То ли не мой режиссёр (не до Бутусов), то ли не моя труппа на сцене (Маковецкий шепелявит, Максакова после пластики). Понравилась «жизнь» второго плана Сергея Епишева (его бессловесная роль в Вахтанговском «Дяде Ване» сильно отличается от его роли в Бутусовском «Беге»). Также Владимир Вдовиченков понравился - видела как меняется его персонаж в зависимости от развития событий. Погрузила меня постановка в состояние транса пред сна, т.е. я расслабилась, а значит - не зря в театр пришла! Смотрела в качестве подготовки к просмотру Бутусовского «Дяди Вани», чтобы знать произведение и сравнить режиссуру.

3
0
...
31 марта 2018
Фото Ulrih
Фото Ulrih
отзывы: 275
оценки: 348
рейтинг: 411
9
Растворенные. Личное

"Дядя Ваня" Римаса Туминаса- действительно, очень удачная работа. Генератор рефлексии. Мне вот такой театр помог разобраться с моими ментальными проблемами, которые лежали в плоскости совсем даже далекой от фабулы чеховской пьесы...
С первого взгляда Дядя Ваня вроде и не дает новых смыслов и не формирует особенно новых образов, скорее, представляет хорошо известных персонажей в необычном гротескном свете. ХарАктерность обитателей "дома с террасой" и избыточная театральнось делает их ярче, но лишает человеческой природы. В Дяде Ване Римаса Туминаса по-гоголевски нет положительных героев. Но удивительно, пронзительно формируется одно настойчивое ощущение, не мысль, а именно какое-то внутреннее понимание бесконечной гениальности А.П.Чехова. Каждый отдельный персонаж в риманосовском Дяде это какой-то элемент в законченном планетарном взгляде на человеческую природу.
Еще большее понимание важности Чехова приходит уже после окончания спектакля (инсайт?! в этот момент я и смог объяснить себе много из того, что уже несколько дней подряд мучило меня... ).
И,кстати, целостное понимание спектакля тоже пришло после...Туминас с помощью персонажей формирует "голос" автора, его видение, рождение самой художественной метафоры... И если раньше режиссерский метод заключался в том, чтобы растворить Чехова в персонажах, то Римас Туминас теперь растворяет персонажей в Чехове!
Это растворение и сопровождающая его химическая реакция ( кроме главного аттракциона - общения с вызванным гением А.П.Чехова), сами по себе, - прекрасное завораживающее зрелище. Обязательно к тому, чтобы увидеть...

1
0
...
1 марта 2011
Фото NastyaPhoenix
Фото NastyaPhoenix
отзывы: 381
оценки: 381
рейтинг: 406
7

Сейчас за «Дядю», как за ещё не заезженную пьесу, к юбилею Чехова схватились многие, но для меня этот «Дядя» первый, поэтому сравнивать мне покуда не с чем. Могу лишь обрадовать, что привычной «чеховщины» - погружённых в уютный, домашний стазис героев, занимающихся бесконечной болтологией – у Туминаса мною замечено не было, хоть текст он и прочитал от доски до доски. У него, скорее, «достоевщина» - сонм болезненных рефлексивных надломов, чугунные решётки обстоятельств, атмосфера сырого, простуженного, горячечного мира: не деревня с полями и лесами, а раскольниковский Петербург либо Скотопригоньевск. Эмоции то и дело выплёскиваются через край, как вода из стаканов исполняющего роль карикатуры на всех и вся Телегина (Красков), то у одного, то у другого, своими брызгами неизбежно пятная всех окружающих, и актёры всё больше кричат, нежели говорят – и только дядя Ваня (Маковецкий) не участвует в кипении страстей, его первый и последний взрыв тянет на обиду, но никак не на возмущение. Он слишком пассивен, неприспособлен к жизни, беспомощен, как младенец, чтобы по-настоящему влюбиться и по-настоящему взбунтоваться. Умеренный гротеск изящно подчёркивает, что у всех в этом доме с нервами не в порядке – Серебряков (Симонов), только что гордо выплывавший из сумерек с домочадцами, как Воланд со свитой, вскоре уже носится по сцене, задрав сорочку, как буйнопомешанный; Астров (Иванов) пьёт водку через шланг из огромной бутыли и буквально насилует равнодушную ко всему, включая саму себя, Елену Андреевну (Дубровская); дядя Ваня, выстрелив почти в упор в Серебрякова, дважды толкает его рукой, а тот не падает, стоит, как статуя, так что кажется – это не Иван Петрович промахнулся, а просто Александр Владимирович неубиваем. Публика не успевает заскучать, живо реагирует на сюжетные перипетии – ведь старая история о заразной русской провинциальной хандре, «тоске о несбывшемся» и разочарованиях зазвучало на удивление современно. Финальный монолог Сонечки (Крегжде) с сакраментальным чеховским «Надо жить!» звучит не смиренной молитвой, а манифестом стоической воли, и она ещё пытается спасти своего превратившегося в безвольную куклу дядю, накачанного морфием – открывает ему глаза, растягивает губы в улыбку, кружит в подобии вальса… Но, видимо, поздно – раз опустив руки ложным осознанием, что «жизнь кончена» (а начиналась ли она вообще?), он так больше и не нашёл в себе сил поднять их вновь, так и ушёл в небытие с этой лубочной улыбкой Иванушки-дурачка, полвека на печи провалявшегося. Получился спектакль без пафоса, без сантиментов и практически без лирики, но убедительный, яркий, объёмный, живой, во многом неожиданный, каждый эпизод и каждый персонаж которого со своей личной трагедией и со своей личной комедией достоин отдельного абзаца – спектакль пусть не цепляющий, зато интересный, как интересна любая индивидуальная и самодостаточная точка зрения на классику без её при этом искажения. И к тому же качественный, добротный – звучит замечательная музыка, каллиграфически вырисованы мизансцены, не возникает ни суеты, ни «зависаний». Надо смотреть, надо думать, надо этим не ограничиваться – ждут другие «Дяди Вани» в других столичных театрах…

23.01.10
Коментировать рецензию

4
0
...
24 января 2010
Фото Svetlana Fishman
Фото Svetlana Fishman
отзывы: 117
оценки: 128
рейтинг: 356
9

Я плакала.
Все очень просто и естественно.
Почти без декораций, на диване и верстаке происходит мистика - по сцене семенит живой настоящий дядя Ваня.
Музыка - еще одно главное действующее лицо - не оставляет шанса, расставляет безапелляционные ударения.
Да, жизнь разбилась, да, все свершилось и не поправить уже.

Я не знаю как они это сделали, но это мощнейший спектакль, который с каждым разом будет только набирать еще и еще силу.
Симонов, Дубровская, Максакова - каждый органичен в роли - как в вещи, сшитой под него на заказ в единственном экземпляре кропотливыми руками мастера, соткавшими по ниточке волшебную материю.
Меньше понравился Астров (вчера - 28 сентября - играл Артур Иванов), показалось как-будто еще не совсем вошел.
Сонечка (Крегжде) - перерождается из восторженной юной девочки в постаревшую женщину с пучком и старушечьей шалью, столько силы в молодой актрисе!
И Маковецкий. Ведь он же умирает в финале на глазах у зрителей!

Спасибо!

3
0
...
29 сентября 2009
Фото Елена Самукова
Фото Елена Самукова
отзывы: 249
оценки: 274
рейтинг: 310
9

Вышла из театра с чувством, что увидела лучший спектакль. Неожиданно вспомнилась симоновская «Принцесса Турандот», комедия дель арте, «искусный театр». Привычная сцена Александринского театра преобразилась, оказалась пространством, где искусная игра, сценография, режиссура рождают особый художественный мир, не являющийся копией или подражанием реальности. Из небытия, из мрака появляются персонажи-маски: Профессор, Красавица, некрасивая Падчерица, неприкаянный Чудак, кукла Нянька, Приживала, уставший Доктор. Вещи преображаются и меняют смысл: светильник становится Луной, скульптура льва загадочным сфинксом, комод кафедрой, плуг коляской, ковер ложем, обеденный стол столярным. Здесь музыка обладает особым свойством, дирижируя персонажами. Маски живут красотой точно найденных движений, жестов, поз, мимики, интонаций. Профессор в ночной сорочке, стоящий за комодом как за кафедрой, кажется облаченным в тогу римским патрицием, олицетворением рациональности и целеустремленности. Его «патрицианский» статус подчеркивает свита из домочадцев. Соня и дядя Ваня как слуги расстилают для него ковер-ложе. В рациональном бездушном мире они оказываются наивными детьми.
Римас Туминас, меняя нюансы, чуть-чуть корректирует чеховскую пьесу, приближает ее к евангельской истине «блаженны нищие духом», и спектакль обретает ясность, чистоту, гармонию. Персонажи уходят в небытие, растворяясь во мраке. Постаревшая Соня наденет очки дяди Вани и останется одна за письменным столом. Когда ее найдет луч Света, раскинет руки как ангел и заснет навеки.

0
0
...
21 ноября 2017
Фото Павел Лягин
Фото Павел Лягин
отзывы: 100
оценки: 185
рейтинг: 251
9

Тоже не могу не написать - Браво Римас Владимирович!!! Браво всем актёрам без исключения!!! Тот редкий момент, когда на сцене не было ни одного лишнего человека! Когда никто не тянул внимание на себя, когда все работали слаженно, мастерски, на результат. Мозаика сложилась, эффект достигнут - до глубины, до самого-самого нутра.

Пожалуй это мой самый честный и драматичный дядя Ваня!
Может это и неправильно делать, но я всё таки сопоставил с д.Ваней из Табакерки (режиссёр М.Карбаускис), да, там тоже всё по-чеховски, честно, медленно, вдумчиво, в одной тональности.
А тут - целая гамма - от экспрессивного танца Астрова (Вдовиченков), до истерического смеха Маман (Максакова), от крика отчаяния и безысходности Софьи (Крегжде) до абсурдной сцены "слабости" между Астровым и Еленой Андреевной (Вдовиченков и Дубровская).
Здесь показана боль и страдание каждого, каждому сочувствуешь и сопереживаешь. Каждый прав по-своему, и каждый несчастен.

Какой же восхитительный коктейль приготовил и шикарно подал Туминас. Тут и драма (Чехов же! всё естественно!), и немного комедии, пластика, абсурд... - всего понемногу, но всего в меру!

Невозможно не сказать про Артиста, именно с заглавной А! Про Сергея Маковецкого! Этот человек всегда перевоплощается настолько, что порой диву даёшься, как он может на поклонах, в финале, улыбаться и так быстро выходить из образа. Кажется, что он вживается в него и сложно уже отделить, где Сергей Васильевич, а где Иван Петрович Войницкий. Мимика, взгляд, интонации, монологи! Лучший дядя Ваня, бесспорно! (при всем уважении к Борису Плотникову).
Маковецкий, как мне порой казалось, будто играет большого ребёнка, чистого, наивного, открытого и правильного.
Но это взрослый и сформировавшийся человек, и таких людей очень и очень мало, а очень жаль! Именно такие искренние и открытые люди, как дядя Ваня, так нужны сейчас, в это прагматичное и циничное время.
Но даже при всём при том, сам дядя Ваня понимает, что жить ооочень сложно!!! Что ему невыносимо трудно!
Но звучат последние слова Софии - "Надо жииить!", бороться и не сдаваться. По крайней мере пытаться. Всем нам! Главное ладить с собственной совестью.

Именно Вахтанговский Дядя Ваня погрузил меня в Чеховский мир. Не самая была любимая пьеса Антона Павловича. Но именно сегодня, я ею проникся.

Спасибо большое за работу!!!

Держу кулаки! Маску на Арбат!!!

P.S. никак нельзя умолчать про ещё одну тему.
На самом деле, кроме актёров, режиссёра Туминаса, был ещё один персонаж который был на сцене все 3 часа - это музыка - потрясающая музыка Фаустаса Латенаса. Этот человек делает невозможное, он окутывает и подбирает нужный язык, нужный мотив, чёткое сочетание нот. Музыка эта помогает проникнуться в мир героев, усиливает или наоборот немного сбавляет обороты.
Рискну предположить, что творческий союз Туминаса и Латенаса обречён на успех :) и пусть формула работает всегда!

3
0
...
10 апреля 2011
Фото Kirill Kuznetsov
Фото Kirill Kuznetsov
отзывы: 31
оценки: 90
рейтинг: 193
1

Самое большое театральное разочарование за последние 3 года. Как можно было так испортить такую удивительную песу?! Там, где у каждого героя должен быть огромный багаж боли, оказались просто глупые ужимки и откровенные сиськи-письки. Верните мне деньги!

0
0
...
6 ноября 2014
Фото Doctor D
Фото Doctor D
отзывы: 115
оценки: 144
рейтинг: 132
7

Мнения разные и это хорошо. Мне лично спектакль понравился, вот весь, целиком - и сценография, и костюмы, и режиссура, и игра актеров. Чехов практически во всех произведениях пишет о кризисе человека. И на мой взгляд, в этом спектакле задумка режиссера не усугубила грустную по сути историю, достаточно легко смотрится, ведь кроме визуального восприятия также работает и душа, если она на это способна.

0
0
...
12 марта 2010
Фото Натали Дунаевская
Фото Натали Дунаевская
отзывы: 87
оценки: 99
рейтинг: 121
5

Люди, опомнитесь! – так и хотелось крикнуть после занавеса – Ну нельзя же так выживать, без надежды, без просвета, без малейшей жажды жизни! Одна лишь Соня кричала о вере… но вере во что – в небо в алмазах, но лишь там, за гробом… Но так нельзя! Нельзя жить в ожидании счастья после смерти, надо любить жизнь настоящую, радоваться, благодарить!

Но как, как скажете вы, если вокруг мрак, скука, однообразность, тотальное одиночество, невзаимность?.. Да, я понимаю, что неразделенная любовь для человека – может быть самое большое испытание… Но и это пройдет… НАДО ЖИТЬ! Но жить не так как собирается Соня, волоча собственное существование и погрязая в страданиях, - надо искать счастья, искать в любви к ближнему, к собаке, к птице, к березке! Но она поймет это скоро, время зарубцует, а душа у нее светлая, податливая…
Да, вероятно Чехов все-таки писал свои пьесы в часы не самые веселые для его души… Безысходность, сухость, недожизнь насквозь пронизывают каждую строчку. Может поэтому больше по душе мне чеховские рассказы и повести – вот там полнота жизни, вот там надежда!

Спектакль крайне любопытный. Это было мое первое знакомство с Туминасом, но не уверена, что не последнее…)) За происходящим на сцене было интересно наблюдать… интересно, но не более того… Не хватило той самой МАГИИ спектакля, по которой я как раз оцениваю собственное впечатление. Хотя, казалось бы, все для этого присутствовало – вообще я не то чтобы поклонник эдаких «символьных» спектаклей, но они могут создать крайне нужную атмосферу (Бутусов, например, мне очень нравится), но в данном случае этого не произошло… Я сидела и наблюдала со стороны, погружения не случилось…

На протяжении всего первого действия не покидало ощущения присутствия в «Алисе в стране чудес» Тима Бертона))) - особенно когда Дубровская сидела на столе и курила – ну вылитая гусеница! Легкий такой вынос мозга) Ну это ладно, это опять же может послужить созданию атмосферы… Но… очень уж часто что-то коробило… становилось неудобно, неуютно при сажании няньки на Серебрякова, при похлопывании по ляжке Елены Сергевны, при безумных скаканиях Телегина и так много-много далее… А когда коробит – то это уже не то, это отвлекает, это перебор.

Многие критики пишут о долгожданном обретении благодаря Туминасу КОМЕДИИ «Дядя Вани», якобы Чехов так позиционировал свои произведения. Да, я тоже периодически смеялась… но это был не смех над произведением, а скорее … смех над стебом режиссера над Чеховым – вот, выразила)))

Хотя задумка интересная, Туминас абсолютно четко прочувствовал сущность и внутренность персонажей, и перечитывая после произведение, я осталась полностью согласна с его видением героев. Он просто взял и откровенно выложил, вывернул их мысли и желания на показ. Но все-таки перебор)...

Игра актеров мне понравилась, каждый был на своем месте и совершенно точно выразил образ (не понимаю нападок на Вдовиченкова – по-моему, точная задумка постановщика), выполнил поставленную задачу. Да, именно выполнил – здесь налицо явно самовыражение режиссера, это «неактерский» спектакль. И даже столь мною уважаемому Маковецкому не дали выразиться.

В аплодисментах зрителей под конец спектакля чувствовалась какая-то неуверенность – кто-то, безусловно, бил в ладоши, а кто-то начиная хлопать, оглядывался по сторонам, будто пытаясь найти оправдание произошедшему на сцене.

В целом впечатления скорее отрицательные. Согласна, что Чехова, конечно, ставить сложно, хотя берутся за него практически все – у кого-то получается, у кого-то нет, у Гинкаса в МТЮЗе вот получилось (хотя здесь те самые любимые мною рассказы – и дело может именно в этом). Удивляйте и дальше, господа режиссеры, за попытку, как говорится, спасибо)

1
0
...
10 февраля 2011
Фото Лара Гишар
Фото Лара Гишар
отзывы: 78
оценки: 79
рейтинг: 120
1

Я очень люблю театр им.Вахтангова, но также часто посещаю и другие театры. Вчера, 02.09.09, была на открытии сезона, на премьере "Дяди Вани" в вахтанговском театре. С трудом дождалась антракта. Потому что смотреть на этот "сумасшедший дом" было невыносимо. Начало предвещало интересное действо: плавное, таинственное появление из темноты Серебрякова (Симонов)и компании, а уж когда на сцену вышел Маковецкий с мешковатой, извиняющейся и тихой походкой, то я, затаив дыхание, стала ожидать события. Но...вдруг в белой смирительной рубахе выпрыгивает Серебряков, скачет, задирает подол. И началось безумие. Все закричали, Астров (Вдовиченков) так драл глотку, таскал старую няню вместе со стулом по сцене, что становилось страшно за его самочувствие. Елена Андреевна (Дубровская) в шикарном пеньюаре, отбивающаяся от приставаний дяди Вани (Маковецкий), была мало интересна. Вспоминалась Мирошниченко в одноименном фильме с солнечными лучами, пробивающимися сквозь прическу. Бедная Соня подпрыгивала, кричала, рыдала о сгнившем сене. А массаж, который учудила старая няня Серебрякову! Нет слов, меня переполняют впечатления, которые еще не совсем улеглись в слова, поэтому пишу сбивчиво и отрывисто, выхватывая из памяти эпизоды. На премьере встретила известных журналистов, увидела безумное количество цветов. Но кроме меня были и те, кто так же, как и я, покидал этот спектакль. Я видела "Дядю Ваню" в МХТ им.Чехова, там интересны были Назаров, Табаков и Пегова, также разочаровал Плотников и Зудина. В вахтанговском "дяде Ване" интересен только Маковецкий. Я успокаиваюсь тем, что это был первый спектакль, еще "сырой". Может, "обкатается", все встанет на свои рельсы, но пока неинтересно.

10
0
...
3 сентября 2009
Фото Саша Солдатова
Фото Саша Солдатова
отзывы: 77
оценки: 1107
рейтинг: 95
7
Дядя Ваня хрен столовый.

«Дядя Ваня хрен столовый» - прочитала я на баночке со столовым хреном «через сто-двести лет после» и вспомнила о спектакле Римаса Туминаса. Том самом, у которого Золотая Маска-2011 в номинации драматический спектакль большой формы, том самом, который называли лучшим спектаклем сезона 10-11 («Театральный смотритель») и театра Вахтангова за последние 15 лет (Роман Должанский).

Публика его принимает на ура, судя по овациям. Но за что, за что, кроме игры Маковецкого? На мой субъективный, Туминас просто взял – и сломал Чехова. Вынул из него душу, заменив её лёгким бредом. Такая особенность спектакля – я заметила её ещё в прошлый раз – с героями пьесы в данном случае не возможно себя отождествить. Что-то тут не то с речью для начала. Текст «Дяди Вани» то просто проговаривается, то наполняется таким пафосом, что не усидеть на месте, хочется срочно спрятать голову в песок. Шаржи на сцене противны своей глупостью, двуличием. Именно этот факт вызывает эмоциональное отторжение постановки. Но может быть, Туминас ставил не для сердца – для ума? Ну давайте ещё чуть-чуть подумаем…

Чеховский текст существует отдельно, режиссёрская работа, сценография, актёры – отдельно. Из этого Дяди Вани вышла бы неплохая пантомима, если бы она называлась как-нибудь по-другому. Двигаются актёры – глаз не оторвать, пластика – самое сильное место спектакля. К Чехову это не имеет никакого отношения. Чем мельче персонаж, тем он более карикатурен. Никакого сострадания – ни к кому. Нелепый Ефим-Франкенштейн, няня Марина – 90-летняя сдвинутая кокетка (как будто вынута из фильма «Богиня» Литвиновой), Телегин – пародия на профессора Серебрякова, претендующий на ту же статность, но жалкий в своих претензиях… Астров – похотливый кобель, косящий на титул «чудака», чарующий уездных барышень рассказами о лесах. Мать дяди Вани – экзальтированная декадентка, синие очки, чёрные колготки, идолопоклонство. Соня (Вагения Крегжде начинает говорить, а интонации всё те же: «Валера, ну ты чё? Совсем больной, да?!») – нелепая в своих ботинках, котелке, со своей шестилетней любовью к маске Астрова, напускным желанием трудится, лишь бы не видеть, насколько жизнь бессмысленна. О Елене Андреевне и Серебрякове не буду – слишком противно. Дядя Ваня тут самый живой человек. Он искренен в своём брюзжании, зависти, безответной любви. Но позвольте – в нём тоже нет ничего симпатичного! Он не «совесть» (Марина Райкина, «МК», 4 сентября 2009) этих привидений в доме-лабиринте. Он не носит масок, но истинное лицо его отвратительно. Ненависть к матери, омерзительные попытки овладеть чужой женой, чёрная зависть успеху Серебрякова, пьянство, покушение на убийство, самоубийство, уныние – каких смертных грехов избежал персонаж Чехова? Но отвратительнее всего он в сцене общего собрания по поводу продажи имения. Какая главная причина ненависти дяди Вани? «Это имение было куплено по тогдашнему времени за девяносто пять тысяч. Отец уплатил только семьдесят, и осталось долгу двадцать пять тысяч. Теперь слушайте... Имение это не было бы куплено, если бы я не отказался от наследства в пользу сестры, которую горячо любил. Мало того, я десять лет работал, как вол, и выплатил весь долг...» Его жизнь была загублена на эту сделку, в его настоящем нет ничего, кроме управления малодоходным предприятием. Смысл его никчёмной экзистенции такой вот ничтожный, зависимый от продаж муки и масла. Не будет этого – не на что будет отвлекаться от своего несчастья. Всё то же самое, что у Сони, что у Астрова, что у всех персонажей пьесы. Дядя Ваня всего лишь один из них. Зачем именно его Туминас обделил шаржем, если так беспощаден был с другими – я до сих пор не понимаю. Соня лепит маску на лице дяди в конце спектакля: широко раскрытые глаза, смотрящие в будущее, растянутую до ушей улыбку. Таким он и должен был быть всё это время – таким же скучным клоуном, как все остальные.

«Дядя Ваня» Туминаса – спектакль бессмысленный и беспощадный, как литовский бунт против Чехова. Он эстетский от первой туманной секунды до финального аккорда Фаустаса Латенаса. Игра света и тени, глубина сценического пространства, заторможенность времени, выверенность жестов, цветовая сдержанность костюмов. Предметный мир: серебряный обруч, плуг, токарный стол, курицы на проволоках, тёплый светящийся шар луны, скульптура льва во тьме. Но эта сюрреалистическая эстетика не сочетается с содержанием пьесы. Такое впечатление, что Туминас и Яцовскис (сценография и костюмы) своим «Дядей Ваней» повторяют слова Астрова: «Постарел, заработался, испошлился, притупились все чувства, и, кажется, я уже не мог бы привязаться к человеку. Я никого не люблю и... уже не полюблю. Что меня еще захватывает, так это красота». Кроме красоты тут ничего и нет.

3
0
...
3 сентября 2011
Фото Марфа Некрасова
Фото Марфа Некрасова
отзывы: 47
оценки: 45
рейтинг: 91
7

Римас Туминас глубоко опустился в Чехова, он поместил сцену спектакля далее под землю, чем корни дерева в «Ожидании Годо». Актеры появляются из глубины, и в нее же уходят, в нее красиво выплескивают воду из стакана, в нее уходят их надежды, их ожидания, их смех. Остается только нервный смех, внутренний смех, смех со скуки и смех, который должен уже прорваться через тело, потому что слишком давно он не посещал этот дом. Но это не дом, это не мир, это пространство, далекое, удаленное от всего, не парящее над всем, а зарытое. И только Серебряков (Владимир Симонов) с Еленой Андреевной (Анна Дубровская) могут приходить и выходить отсюда, они же могут заступать за красную линию, прочерченную по всей авансцене. Дядя Ваня (Сергей Маковецкий) пытается хотя бы немного переступить эту черту, и что-то у него даже выходит, несколько сантиметров, Астров (Артур Иванов) и не пытается, Соня (Мария Бердинских) разбегается, бежит и останавливается прямо перед ней. Только Серебрякову дана слава, пусть и поблекшая, Елена Андреевна, которая и не такая красивая и не такая не черствая, но для этого пространства она может стать идолом. Когда Елена Андреевна целует Соню, ей радостно, что такая красота к ней подошла так близко, и она тянется к ней еще. Контраст Елены Андреевны и Сони здесь выделен жирной чертой, такой же, как и на авансцене. Соня выбегает, а Елена Андреевна красиво чинно выходит. Елена Андреевна крутит стул, как ведьма в «Макбете» у Някрошюса, а Соня просто стоит и теребит спинку такого же стула. И есть здесь что-то беккетовское. Это отрешенное пространство, окантованное, будто рамкой, и уходящее в даль, созданное Адомасом Яцовскисом. И витающее настроение, и все здесь друг другу и самому себе противны, и все хотят от всего избавиться, но они не властны ни над чем, даже над самым малым. Все они угловаты и несчастны, и если прищуриться и взглянуть в них, комичны и даже абсурдны. Дядя Ваня, пытающийся застрелить Серебрякова, вызывает не грусть, не отторжение, а веселье. Особенно окрашивает в Беккета Работник (Сергей Епишев) с выдуманным именем Ефим. Он как-то вечно волочится, скрючивается, вылезает, выпивает рюмки, доедает еду, он даже немного из юродивых, но юродивых со смыслом. Он как будто и есть тот червь, который незаметно для всех выедает все из жизни этих людей, их счастье прошедшее и возможное, оставляя им только пустоту. Спектакль обволакивает этой пустотой, она затмевает Чехова, Дядю Ваню, суетливую игру Маковецкого, слова, движения, все. И зритель, согласный получить ее, благостно принимает, а иной недоумевает.

1
0
...
14 апреля 2010
Фото jeanix
Фото jeanix
отзывы: 120
оценки: 1527
рейтинг: 86
9
Миша и Ваня, или Во всём мире осталось лишь два один приличных интеллигентных человека – ты, да я

Пожалуй, это – самый необычный «Дядя Ваня» из всех, что мне приходилось видеть. Это, конечно, никакие не сцены из деревенской жизни, спектакль создан, безусловно, не в реалистической стилистике, по жанру это, скорее, трагикомический фарс, и одновременно – драматическая «опера» или драматический «балет», но в спектакле не поют, и всего лишь два раза танцуют, весь спектакль ни на минуту не смолкает музыка (композитор Ф.Латенас), и эта музыка, иногда мрачная, иногда тревожная, иногда язвительная, иногда комичная, иногда ироничная – не просто фон, а вместе с движениями персонажей (чаще всего – фронтальными, из глубины сцены навстречу зрителям), составляет целостную музыкально-пластическую партитуру, которая и воспринимается зрителем как некая драматическая «опера», где практически все чеховские диалоги развёрнуты в монологи, в драматические «арии» несчастных и одиноких человечков, которые они произносят, как правило, лицом к зрителям, как и положено в «опере».
За исключением Войницкого (С.Маковецкий) и Астрова (В.Вдовиченков), все персонажи – это люди-гротески, куколки-манекены с соответствующей пластикой и мимикой: нарумяненная и напудренная кукла Нянька, кукла «Бессловесный исполнитель» работник (С.Епишев), кукла «Чарли Чаплин» Вафля (Ю.Красков), механическая кукла «Старая поклонница» Войницкая (Л.Максакова), фундаментальная кукла «Памятник VIP-персоне» профессор Серебряков (В.Симонов), барби-куколка «Спящая красавица» Елена Андреевна (А.Дубровская). Гротеск – это то, во что жизнь затачивает живого человека, обрезая с него человеческое, и оставляя твёрдый эксцентрический обрезок, гротеск – это тот чудак, в которого человека превращает время и жизнь. Соня (Е.Крегжде) – гротеск «Несчастная», гротеск пока ещё только наполовину. Живых людей, наполненных какой-то живой жизненной потенцией, среди персонажей только двое – Миша и Ваня, Астров и Войницкий: «Во всём уезде было только два порядочных, интеллигентных человека: я, да ты». Астров «жив» благодаря своей природной витальности и уже немного усталой брутальности, тут режиссёр очень точно угадал с исполнителем. А дядя Ваня – просто чуткий, добрый, хороший, одинокий, несчастный, и уже немного чудаковатый человек, и когда, например, он приходит посидеть с заболевшим то ли подагрой, то ли неврозом, профессором, видишь и веришь, что он искренне пришёл помочь мающимся Елене и Соне. В человека-гротеска дядя Ваня начинает превращаться в третьем действии, в сцене обсуждения плана продажи имения, все его телодвижения со стрельбой в VIP-памятник «Профессор С.» – это гротески, которые обнажают всю нелепость перекладывания ответственности за свою собственную жизнь, за своё счастье/несчастье на другого, на других. Финальная сцена «Мы увидим небо в алмазах!» впервые, на моей памяти, звучит не утешительно и не очистительно, Соня читает эти слова с таким намеренным пережимом, что становится ясно, что алмазов и отдохновения не будет, впереди будет только чёрная пустота. Соня поднимает ставшего куклой-манекеном дядю Ваню, и танцует его, открывает широко его глаза, раздвигает его губы в широкой улыбке, «манекен» бесстрастно сохраняет отражения этих внешних уже по отношению к нему движений, и растворяется в темноте. Вахтанговский «Дядя Ваня» – самый мрачный, самый безнадёжный из всех, что мне довелось увидеть.

0
0
...
26 октября 2017
Фото Marylyn
Фото Marylyn
отзывы: 108
оценки: 144
рейтинг: 86
3

Ужасно, невозможно затянуто, особенно концовка.
Рядом со мной два человека спали, издали слышался громкий храп кого-то третьего.

Я еще не говорю про характерное для театра Вахтангова осовременивание классиков - сальности, нелепые позы и наряды... Голос главной героини просто ужасно, невозможно противный. Как-то совершенно это не вяжется с ее ролью красавицы, в которую все влюблены.

Единственное положительное впечатление от спектакля - прекрасная музыка Фаустаса Латенаса.

4
0
...
8 января 2010
Фото бегом  с препятствиями
Фото бегом  с препятствиями
отзывы: 80
оценки: 97
рейтинг: 70
9

Лучший Дядя Ваня. Причем, в прямом смысле слова. Сергей Маковецкий показал совсем не того дядю Ваню, которого я привыкла видеть и воображала себе. Хотя, мне кажется, что Маковецкий дядя Ваня и не оказался бы в той ситуации. Но это мелочи. Главное, что настроение в целом мажорное, что приятно удивило. Серебряков_Владимир Симонов восхитительный. Астров- В.Вдовиченков хорош, но тяжеловата речь.Все женские роли - на 5 баллов, Телегин очень настоящий. Спасибо за тонкую работу.

0
0
...
30 апреля 2016
Фото Taisia Sh
Фото Taisia Sh
отзывы: 19
оценки: 42
рейтинг: 66
7
Хорошо поставленные "сцены из деревенской жизни" на московской сцене

На Дядю Ваню в Вахтангова можно и стоит сходить. Классическое произведение Чехова Римас Туминас так искусно обработал, дополнил деталями, что смотрится оно легко и увлеченно. В какой-то момент понимаешь и чувствуешь для чего писались пьесы: полагаю, чтобы режиссер затем привносил что-то свое, интерпретировал по-своему.

Тут актеры придерживались классического текста (в том числе с точки зрения последовательности - в отличие, например, от местного Евгения Онегина), но антураж, игра - это все заслуга худрука. Вторая большая заслуга - это заслуга актеров, которые так отдавались на сцене, так здорово играли. В спектакле много хороших сцен, но особенно запомнилась та, где Серебряков и Войницкий пререкаются на диване как раз непосредственно до кульминационного момента. Еще хочется отметить игру Марии Бердинских, она просто чудесно сыграла Соню.

Всем, кто соберется, приятного просмотра!

1
0
...
17 апреля 2014
Фото Irina Gulneva
Фото Irina Gulneva
отзывы: 42
оценки: 52
рейтинг: 66
9

У каждого наступает такой момент в жизни, когда говоришь себе: ну, всё, хватит! Ну сколько можно смотреть эту школьную программу? Сколько уже видела Вишнёвых садов, Чаек и Дядей Вань? И что такого важного и нового скажет тебе Чехов? И ты соглашаешься, и не ходишь, и ходишь на другое, потому что есть же что посмотреть-то в Москве, в конце концов! А потом - раз! И опять манит.
Это я все подбираюсь к спектаклю, с подходами так сказать, и отступлениями. Очень он меня зацепил. А вот чем - это сразу и не расскажешь.
Вообще, когда режиссер берется ставить сто пятьдесят раз поставленную пьесу, а еще и экранизированную не менее, - это поступок. И не ради галочку поставить за это берутся. И самые удивительные откровения получаются тогда, когда постановщик забывает вот эти все, предыдущие, не его, версии. Причем полностью, словно и не видел их никогда. И пьесу эту только сегодня нашёл и прочёл. И второе непременное условие - отличное знание актеров в своем театре. Вон он пьесу прочел и увидел в ролях именно их. И сказал им - играйте. Расставил декорации, акценты, и задал ритм. И всё получилось именно так, как он и прочёл. И третье условие - чтоб совпало. Это самое сложное, но если совпадет - всё вместе - видение режиссера, игра актеров и восприятие зрителей - получается гениальный спектакль. Вот я его вчера и смотрела.
Даже если вы никогда не видели других Дядей Вань на сцене, то уж фильм все помнят. А не надо. Самое лучшее, чем может зритель помочь себе и, наверное, театру, - отдаться, плыть по течению этой удивительной реки, погрузиться в неё, наслаждаться всем, что видит. Меня спектакль захватил сразу, с первой сцены, с этих сумасшедших веселых чертиков в глазах няни - Галина Коновалова - великолепна! И этот гротесковый тон проступал потом во многих, да во всех персонажах, в разной степени. Затем - ритм: поступь - одновременно чеканя и пружиня шаг, и произношение фраз - чуть на распев, но очень четко. Соответственная музыка и минимум декораций, но максимальное их использование. Вот такими увидела я сцены из деревенской жизни. И в каждом слове - Чехов. И в каждом жесте - Туминас. Здесь нет пасторали, березок, кружевных салфеточек и самоваров. Но видишь деревню, чувствуешь грозу, и даже пыль дорожную от проехавшей телеги. Все декорации: стол-верстак, пяток стульев да диван. Но за столом и чай пьют, и танцуют на нем, и для пущей доказательности гвозди вбивают, и фразы солиднее звучат, произнесенные не просто так, а на стол присевши, и любят на нем, и дебет с кредитом сводят тут же.
Вообще в спектакле много интересных вещей задействовано и разными нестандартными способами. Чего только стоит сцена проводов Астрова - с навешиванием на него чемоданов работником Ефимом в виртуозном исполнении Сергея Епишева. Астрова играл Владимир Вдовиченков. И такой он у него брутально-наивный, уверенно-растерянный, яростно-робкий, очень интересный получился. Второй раз смотрела Вдовиченкова на сцене - и оба раза восхищалась! В "Ветер шумит в тополях" - он совсем другой. И вот как было бы интересно его в "Предательстве" посмотреть, в паре с Сухановым! Сдаётся мне, что он Мерзликина обыграет! (сугубо моя частная фантазия, естественно!).
Говорила уже, что в спектакле все актеры на своих ролях, абсолютное попадание. И Людмила Максакова, и Анна Дубровская - хороши необыкновенно. Но, звезда, притягивающая к себе и освещающая все сцены, это, безусловно. Мария Бердинских в роли Сони. Покорила сразу - мимика, жесты, интонация, голос - играет всем. И талантливо! А как она выкаблучивала танец вместе с Вдовиченковым, передразнивая-повторяя его движения! А монологи как произносила! И личико - то всё светится, то погаснет. Превосходно, просто чудо как она хороша.
Понравился мне и Телегин в исполнении Юрия Краскова - такой фитилек-зажигалка, блестящий! Владимир Симонов - в роли профессора Серебрякова - весь барин-барин. А тоска в глазах, а сколько чувства достоинства, а как произнес "и дачу в Финляндии", а как пинался! Ну вообщем, вы поняли, да? Роскошный пир для зрителя - вот что такое этот спектакль.
Наконец, дядя Ваня, наш герой, Сергей Маковецкий. То, как он играет невозможно рассказать, и слов не подобрать, потому что все будет недостаточно. Этот удивительные артист такой разный в разных ролях, и одинаков лишь в одном - в своем таланте. Он даже когда ничего не говорит, а просто садится мимо стула, на колени к Астрову, или гладит ножки Елены Андреевны, или даже просто стоит в финальной сцене, а в тебе все внутри переворачивается. А уж когда говорит... и без истерик, и надрыва, а веришь и видишь что Чехов именно такого дядю Ваню и писал, и жалел, и восхищался им таким.
Для меня тогда спектакль удался, когда он не закончился с поклонами, а еще долго живет в тебе. И те, кто на сцене - словно твои знакомые, родственники даже. И вот пишу сейчас о них - все перед глазами.Подмигивают, кивают, усмехаются, корчат рожи... все живые такие. А вы говорите, театр! )))

5
0
...
23 марта 2012
Фото Nik Gregart
Фото Nik Gregart
отзывы: 16
оценки: 37
рейтинг: 59
9

Очень качественная театральная постановка. Шёл с предубеждением относительно своеобразного прочтения до боли знакомого и перепаханного вдоль и поперёк Антона Павловича. Был приятно удивлён, насколько точно, при минимуме декораций и бутафории, удалось режиссёру передать атмосферу чеховской драмы, внутренние диалоги героев через жесты, мизансцены, музыку. Всё-таки новая драма и должна ставиться новаторски, как предлагали Мейерхольд и Таиров. Чехов в академической постановке не холоден, не горяч, но тёпел, безучастен к собственному действу, а значит равнодушен и зритель. Спектакль должен стремиться к синтезу всех своих составляющих от сценографии до выверенной актёрской пластики. Именно такой принцип, как я думаю, был положен в основу постановки Вахтанговского театра. Плавные или изломанные линии движений героев, спокойно-меланхоличные или иступлённо-проникновенные диалоги в сложной игре света и тени. Браво режиссёр! Браво актёры, за исключением, пожалуй, В. Вдовиченкова, который слишком прост и современен. Шлейф культового "Бумера" тянется за ним и поныне. Хотя он и старался, давал нужный психологизм. И в общем и целом не вредил необыкновенно органичному течению спектакля. Я почти на 100% уверен, что эта постановка пришлась бы по душе её великому автору.

2
0
...
2 декабря 2010
Фото almodavaro
Фото almodavaro
отзывы: 42
оценки: 42
рейтинг: 57
9

Замечательная постановка прекрасной пьесы! И Маковецкий, и Симонов абсолютно завораживают, диалоги выстроены очень ярко и буквально ощущаешь себя частью действа. После спектакля остается очень сильное послевкусие. Настоящий подарок театралам и ценителям, а не любителям дешевых антреприз.
Рекомендую

2
0
...
8 апреля 2012
Фото Elizabeth
Фото Elizabeth
отзывы: 37
оценки: 79
рейтинг: 49
9

Прекрасная, точно переданная атмосфера пьесы, созданная непрекращающейся музыкой и минималистическими старинными декорациями. Каждая сцена как картина - любоваться и любоваться! Тонкие режиссерские находки, прекрасная игра отлично подобранных актёров. Спектакль-наслаждение, оставляющий печальное послевкусие..
Спасибо!

1
0
...
19 февраля 2015
Фото Геннадий Колосов
Фото Геннадий Колосов
отзывы: 47
оценки: 179
рейтинг: 47
9

Шел на спектакль с определенным скепсисом: не умеют у нас ставить Чехова, в такие дебри лезут, что запутывают и зрителя, и себя. Удачных постановок чеховских пьес очень мало. На этом авторе режиссеры "оттягиваются", тащат на сцену всё что им привидится. Поэтому большинство постановок и называют бредом. В общем, и постановку Вахтанговского театра тоже можно назвать бредом, но...
В первые минуты мне тоже показалось, что передо мной очередной бред на тему Чехова. Вот - Астров (Владимир Вдовиченков), то ли ковбой, то ли мачо, а скорее всего, и то, и другое. Где же привычная всем "интеллигентность" данного персонажа? Войницкий (Сергей Маковецкий) является перед зрителем потасканным помятым и чудаковатым. А где же его высокие духовные искания, которые кочевали из постановки в постановку, и к которым мы так привыкли. Нет этого ничего. А дальше из тумана появляются персонажи американских комиксов и немых фильмов. Приживала Вафля всеми своими движениями и обликом напоминает Чарли Чаплина, Елена Андреевна - Марлен Дитрих и Грету Гарбо, слуга - одновременно: Бастера Китона и дворецкого семейки Адамс. Профессор Серябряков и Мария Васильевна - персонажей анимэ. Однозначно - бред. Но...
Вдруг, начинаю воспринимать и понимать все по другому. Единственным живым человеком оказывается Войницкий, правда иногда, дядя Ваня Маковецкого напоминал Душку в его же исполнении, а все вокруг персонажи вымышленного, какого-то неживого мира, маски. Ни у кого из персонажей нет ни естественных поз, ни естественных речей. Всё вычурно или высокопарно. Один живой человек, а вокруг - маски. И когда эта система координат выстроилась всё в спектакле зазвучало, всё приобрело смысл. Для меня открылся смысл спектакля, а может быть и пьесы, о человеке, прожившем жизнь не для себя; разочаровавшегося в "кумире", пожертвовавший своей жизнью ради неживого. Дальше только получал удовольствие от точных монологов, от того как режиссером были выстроены акценты, от музыки и простоты, и в тоже время точности, декорации.
Конечно, спектакль не золотой рубль, чтобы нравится всем. Мне некоторые моменты остались непонятны, но это уже не играло никакой роли. Я смотрел спектакль, и грустный, и смешной одновременно. Я наслаждался режиссерской трактовкой и игрой актеров. Туминас сделал очень живой и актуальный спектакль, в традиции Вахтанговского театра.

3
0
...
17 июня 2012
Фото Алексей Новиков
Фото Алексей Новиков
отзывы: 69
оценки: 132
рейтинг: 44
7

Театральный вечер начался со своры барыг, бросающихся на прохожих по Старому Арбату с призывным лаем. Спектакль посетили Алексей Серебряков, лысеющий Эдуард Радзинский и великолепный Константин Райкин. Когда после бытейского диалога между Маковецким и Вдовиченковым на сцену выплывает свита профессора, по спинному столбу проходит электрическая дрожь. Работа Римаса Туминаса видна в каждой позе и жесте, в безмолвных пассажах, в сокрушительной музыке и финальном божественном свете. Броски фарса ("к нам едет ревизор!" ) сбивают пафос драмы. Скандально известная постановка вышла на свет великолепным авторским спектаклем. Из актерских работ порадовали Вдовиченков, подросток Мария Бердинских в роли Сони и вамп Анна Дубровская в роли супруги профессора.А вот Маковецкий сыграл уверенно, но без блеска, и его ритм речи отчего-то не шел дяде Ване. Не шло из головы и исполнение Смоктуновского, впрочем, справедливо ли сравнение. Вряд ли.

0
0
...
7 января 2010
Фото lgrechina
Фото lgrechina
отзывы: 69
оценки: 85
рейтинг: 42
7

На самом деле хотела поставить 4+ ! отличная Игра Маковецкого и Владимира Вдовиченкова, но цельного впечатления спектакль не произвел, да и философия его мне оказалась не близка

1
0
...
2 июля 2013
Загрузить еще