Москва
Написать отзыв

Все отзывы о спектакле

Постановка Театр на Малой Бронной

6.4
оценить
Как вам спектакль?
Фото пользователя
  • 10
  • 9
  • 8
  • 7
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1

Рецензия «Афиши» на фильм

Фото Елена Ковальская
Фото Елена Ковальская
отзывы: 875
оценки: 244
рейтинг: 989

Театр на Малой Бронной первым ­открыл сезон, и сразу премьерой. Это «Аркадия» Тома Стоппарда в постановке Сергея Голомазова. ­Голомазов стал у руля театра в прошлом сезоне, но не успел выпустить спектакля, который оправдал бы ­надежды на возрождение театра в связи с его приходом. «Аркадия» — пьеса в равной степени увлекательная и умная. Дело происходит в имении, где с разницей в двести лет ­параллельно разворачиваются две истории. Стоппард виртуозно, как он один умеет, перекидывает арки из одного времени в другое. Слово, случайно оброненное в прошлом, становится ключом к пониманию ­сегодняшней истории; мелочь, не игравшая серьезной роли в старинной истории, порождает гомерические домыслы сегодня, а больше всех в пьесе говорят о персонаже, который вовсе не появится на сцене, — это Байрон. Если «Аркадия» дастся в руки Голомазову, театр можно будет поздравить с серьезной победой.

4
0
...
2 сентября 2009
Отзывы по рейтингу пользователя
  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии
Фото Sangryl
Фото Sangryl
отзывы: 770
оценки: 868
рейтинг: 1892
7

Крепкая - качественная и пикантная, выдержанная и какая-то коренастая в своей театральной устойчивости пьеса поставлена в театре недурно. 3/4 времени выдержан запал, вкус и стиль (до первого слова "говно" и замызганной футболки одного из героев).
Рамы "выхода в сад" - крепкие, деревянные, созвучные пьесе - призваны создать атмосферу "старинного английского поместья", но до конца выдержать взятую автором пьесы планку не удалось.
Возрастной разбег исполнителей сбивает с толку и мешает восприятию пьесы.
Сбитыми с толку кажутся актеры - такое ощущение, что они не понимают своих персонажей, играют какую-то "рамку" - это касалось Хлои, Валентайна, Эзры - да доброй половины актеров.Пьеса и так постмодернистская, для зрителя там припасено немало недоумения.
И да - пока у вас есть Данил Лавренов, срочно ставьте много Пушкина - его даже гримировать не надо, очень удобно! И вообще, молодежь актерская в этом спектакле мне понравилась!

2
0
...
20 марта 2017
Фото Барт Малеев
Фото Барт Малеев
отзывы: 656
оценки: 652
рейтинг: 569
9

Здорово сыграно. Я воспользовался советом одного из рецензентов и перед спектаклем прочитал пьесу. Пьеса отличная: интересная и захватывающая, не смотря на научно-исследовательский каркас.Спектакль передал практически все, что я хотел бы увидеть в идеальном воплощении моего представления об этом сюжете. За исключением одного, - возрасты действующих лиц. По сравнению с тем, что написал автор, Эзра Чейтер, Ханна, графиня в спектакле Голомазова выглядят иначе. Хотя по ходу представления этот диссонанс напрягать перестает. В остальном прекрасный душешевелительный и благородный спектакль. Некоторые не смогли сдержать слез, узнав о судьбе бедняжки Томассины. Спасибо.

0
0
...
2 декабря 2011
Фото NastyaPhoenix
Фото NastyaPhoenix
отзывы: 381
оценки: 381
рейтинг: 406
7

Для меня командор Том Стоппард – живой классик драматургии, чей текст физически ощутимо полнокровен и аппетитен, эстетически изящен, подлинно интеллектуален. Этот текст приятно читать, приятно говорить и приятно слышать со сцены, а когда на сцену ещё и качественно переносят сюжет пьесы, это ещё приятнее. В сюжете «Аркадии» (для тех, кто в тундре: Аркадия – полумифический пасторальный край) сочетаются начало XIX века и наши дни, писчие перья и ноутбуки, кареты и японские автомобили, гении и безумцы, Байрон и байронисты, литература и секс, юмор и лирика, а математически выверенная формула будущего постоянно даёт сбой из-за того, что люди склонны любить тех, кого не полагается. Разделённые свыше чем полутора веками персонажи делят одну комнату, и на сцене они пересекаются, взаимодействуют, и кто-то живёт, а кто-то увлечённо и азартно изучает чужую жизнь, с лёгкостью додумывая утерянные фрагменты истории. Приятно пахнет архивной пылью и страницами старых книг, перелистываются и переплетаются эпохи со всем подобающим костюмным и интерьерным колоритом, мурашки пробегают вдоль хребта от знакомых и незнакомых звуков классической музыки, вдруг ставшей особенно космически-величественной… и вот уже обеспечен полный эффект присутствия, тянет подняться на сцену и тоже откопать в старом английском поместье какую-нибудь старую тетрадь, письмо, рисунок, и тоже, может быть, что-то своё понять. Стоппард дорог ещё и тем, что, изображая глобальное и бытовое в одной неразрывной упряжке, не задаёт вопросов и не даёт ответов – каждый читатель или зритель сам для себя определяет степень душевной работы, приводящей к личным, своим собственным открытиям. А труппа с Малой Бронной продолжает меня радовать тем, что все актёры оказываются на своих местах и играют искренне, так что сегодня на сцене появились живые, убедительные и многогранные герои, каждый из которых вызывает сочувствие. В общем, много говорить тут нет необходимости: «Аркадию» нужно читать и смотреть, или смотреть и читать, или, если уж выбирать одно из двух, то лучше смотреть – премьера оказалась однозначно стоящей вещью, достойной внимания любого театрала от начинающих до гурманов.

08.08.2009
Комментировать рецензию

2
0
...
21 августа 2009
Фото Лара Гишар
Фото Лара Гишар
отзывы: 78
оценки: 79
рейтинг: 120
3

Открыла я новый театральный сезон просмотром спектакля «Аркадия» в театре на Малой Бронной. Решила начать ходить в этот театр по рекомендации одной критикесссы. Там новый режиссер — Сергей Голомазов, постановки которого я видела, и мне понравилось. Что касается этого спектакля, так это было разочарование. Автор пьесы Том Стоппард, краткое содержание завлекло, название — это страна счастливых людей. А сам спектакль оказался неинтересным, скучным и вялым. Есть знакомые мне артисты, но они мало известны и как-то неубедительны. Зал был не полностью заполнен, после антракта публика сильно поредела, даже многие позволяли себе уходить в течение второго действия. Я и сама хотела уйти в антракте, но меня заинтересовало имя Байрона (к тому же я сейчас читаю о нем и его), тайна в имении благородного английского семейства — отшельник в эрмитаже парка. Но тайна так и не раскрылась. Я все представляла эту пьесу на экране — вот было бы интересно! Думаю, что Алла Сурикова сняла бы чудесный фильм. Я сидела в амфитеатре, сцену видно хорошо, но вот актеров слышно плохо. То ли проблемы с акустикой, то ли речь исполнителей невнятна. Все играют с надрывом, произносят свои слова речитативом, проглатывая целыми фразами. Все сидела и вспоминала постановки Анатолия Эфроса на сцене этого театра, хотя в его время я была достаточно мала, но что-то видела, а так по рассказам близких и по чтению его книг. Ведь все спектакли в его постановке смыты с пленок, поэтому мы уже ничего и никогда не увидим. Очень жалко! Я посещаю все спектакли с Ольгой Яковлевой (музой Эфроса) в МХТ им.Чехова. Мне интересна эта актриса. Так вот то, что изображала на сцене Елена Смирнова (помните Катю в «Двух капитанах»?) мне отдаленно напоминало манеру игры Ольги Михайловны. Но это было так не удачно и нелепо! Смирнова растягивает слова, «ломается», манерничает. И вообще, во втором действии мне показалось, что она «навеселе». Ни в коем случае не хочу ее обидеть, но в первом действии она была достаточно понятлива и сносна, а уж после антракта речь замедлилась, слова растянулись, фразы оставались с актрисой на сцене, абсолютно не услышанными в зале, ее манерничанье стало раздражать и разочаровывать. Вера Бабичева в роли Ханны Джарвис вообще мне сначала показалась мужчиной: нечто в красном с копной иссиня-черных кудрявых волос выскочило на сцену, что-то молниеносно начиркала на столе и смылась. Потом все изображала из себя женщину-искусительницу. Как-то все неумело и неловко. И главное, в конце действия она появилась в пунцово-красном платье, наверное, оно должно было ассоциироваться то ли с вином, то ли с кровью. Но нам не понять... Я все пыталась понять смысл, идею, уловить хоть какую-нибудь главную фразу, но ничего не получалось, как я не старалась. Единственная, кто привлек мое внимание — это Антонина Шеина в роли Томасины Каверли. Она такая живая, умная, пластичная. Так легко двигается по сцене, делает кульбиты. В каждом ее движении жизнь, любовь, радость в открывании мира взрослых. Хорошая девочка, интересная. Я все сидела и оглядывала зрительный зал. Он такой небольшой, уютный. Начиналось все с Соломона Михоэлса. В брежневское время в этом театре творил Анатолий Эфрос, также здесь работал Сергей Женовач. Я пересмотрела все спектакли, поставленные на Малой Бронной Андреем Житинкиным. Тогда это было событие в театральной Москве: «Нижинский» с непрезойденным Домогаровым, «Дориан Грей» и «Калигула» со Страховым. Хорошо, что Даниил Страхов продолжает играть на сцене этого театра, причем удачно, что и подтвердил в «Варшавской мелодии» - так вот это была радость, трепет и полет души со слезами на глазах.. А вот нынешний спектакль — это разочарование. Поняла, что еще держало меня на этом спектакле и не давало покинуть театр, так это волшебная и очаровательная музыка. Мелодия должна усиливать действие, а здесь она существовала отдельно, заставляя ждать ее появления. Были и режиссерские находки: передача тетрадей через поколение, открывание огромных стеклянных дверей. Но этого так мало, чтобы сделать спектакль интересным! Все сидела и вспоминала слова Дуни Смирновой (дочери уже упомянутой мною актрисы этого театра Елены Смирновой) про то, что она, будучи маленькой, на спектаклях матери, от стыда хотела залезть под кресло — так все было ненатурально и нелепо. Я тоже хотела залезть куда-нибудь, но со вздохом прикрывала глаза. На днях еще иду в этот театр. Может, «Аркадия» - это всего лишь не для моего восприятия. Я просто не поняла и не услышала то, что было сделано режиссером и актерами?

1
0
...
24 августа 2010
Фото Obivatelnitsa
Фото Obivatelnitsa
отзывы: 39
оценки: 42
рейтинг: 54
7

Блестяще!
Спектакль смотрится на одном дыхании. Действие динамично, а философские рассуждения о физике, биологии, поэзии начала 19 века и конечно ЛЮБВИ органичны и легки, паузы весьма "говорящи", а музыкальное сопровождение заставляло мое сердце биться быстрее.
Погружение в высокую эпоху платьев а-ля "Жозефина Бонапарте" и всплытие уже в сем веке, но все в том же месте в окружении все тех же проблем, делает связь времен или даже эпох, почти неразрывной.
Актерская игра на высоте, правда отметила множество оговорок практически у каждого актера. В первом акте, наверное, от нервов, а во втором от усталости :-)
Отдельно хочу отметить студента РАТИ, исполнившего роль Гаса Каверли - сыграть "человека с особенностями" - надо уметь. Ставлю зачет!

1
0
...
1 ноября 2010
Фото Брунгильда
Фото Брунгильда
отзывы: 37
оценки: 42
рейтинг: 45
7

Если собираетесь посвятить вечер просмотру «Аркадии», мой вам совет: потрудитесь всё-таки прочесть пьесу. Ибо идти на встречу с этим ярким, выразительным, хрупким, острым, лаконичным, пронзительным миром лучше подготовленным.

«Аркадия» Стоппарда – это головоломка, паззл. И паззл этот можно складывать не последовательно, а как получится, по наитию. Левый нижний кусочек – идиллия XIX века, английский сад, в бельведере которого свито гнездо любовных интижек; правый верхний – тень Байрона, который вообще-то совершенно ни при чём. Фрагмент наверху – история девочки-индиго, опередившей свое время почти на два столетия, сумевшей с математической точностью предсказать конец, вывести формулу нашей обреченности. Фрагмент снизу – судьба, не допустившая, чтобы человечество узнало об открытии Томасины раньше, чем было к нему готово. Но самая главная часть паззла – это мы.

Мы хотим познать будущее, но не можем разобраться даже в прошлом. Хотя, может, это не так важно… Мы ищем, мы идём вперёд, заранее зная, что обречены. «Цель, в сущности, ничто. И возвышает нас не цель, а сама жажда познания. Иначе мы покинем сей мир так же тихо, как пришли... Верь во что хочешь: в Бога, в отделение души от тела, в высший дух, в ангелов, если угодно…Если ответы в конце книги, я еще подожду. И то это ужасно нудно. Уж лучше бороться – хотя поражение неотвратимо и необратимо».

Вечер наедине с «Аркадией» не только дарит переживания эмоционального характера – он стимулирует работу мысли. Что касается самой постановки, то спектакль, безусловно, стоит посмотреть хотя бы из-за великолепной музыки. Хороши также Андрей Рогожин в роли Валентайна Каверли, Бернард Солоуэй в исполнении Дмитрия Цурского и, конечно, Томасина-Шеина.

1
0
...
23 августа 2009
Фото Галина Теаtralka
Фото Галина Теаtralka
отзывы: 56
оценки: 57
рейтинг: 43
7

Прекрасный спектакль! Тонко и точно выдержан дух Англии. Мужчины-актеры замечательны, девушки прекрасны (!), женщины, правда, выбиваются: одна картавит скороговоркой, другая неубедительна... Декорации тоже оставляют желать... Но это не сильно портит общее впечатление. Понравилось. Может, пойдем еще раз. Спасибо за музыку и костюмы.

1
0
...
28 декабря 2012
Фото Маро Андерсон
Фото Маро Андерсон
отзывы: 4
оценки: 15
рейтинг: 5
9

Сегодня с мужем сходили на этот спектакль. Скажу сразу, что мы глубоко не театралы. Попали на спектакль, можно сказать случайно и не пожалели ни минуты из тех трех часов пока шел спектакль Аркадия!!! Я в восторге от игры Данила Лавренова (роль Септимуса Ходжа). Ну очень понравился, до чего же обаятелен. Играл великолепно, несмотря на постоянно отвлекающий звук мобильного телефона у бабули в первом ряду. Пожалела, что у меня не было цветов, подарила бы именно ему.
Также очень понравилась игра актера Дмитрия Цурского, который играл Бернарда Солоуэйя. Из женщин понравилась Алена Ибрагимова, игравшая Томасину. Всем им огромное спасибо.
Не буду пересказывать сам спектакль, хочу только сказать, что он действительно достойный. Сходите, вы не пожалеете об этом, я уверена.
P.S. Придя домой я скачала пьесу Тома Стоппарда Аркадия и сижу читаю, а время ночь! До этого перечитала много ссылок о спектакле, где его хвалят, как достойную работу режиссера Сергея Голомазова. Обязательно посмотрю и другие его спектакли.

1
0
...
18 февраля 2013
Фото Юлия Винарская
Фото Юлия Винарская
отзывы: 14
оценки: 16
рейтинг: 5
3

Спектакль идет 4 часа с одним антрактом.
Очень занудный: сплошные филосовские и научными рассуждения героев на темы истории, биологии, поэзии. Все возбуждены поисками упоминания пребывания Байрона в поместье, где происходит все действие. Очень напоминает премьеру прошлого года Libertin.

2
0
...
19 октября 2009
Фото Ирина Журавская
Фото Ирина Журавская
отзывы: 3
оценки: 13
рейтинг: 4
9

Мир, говорят, сгорит в огне
Иль станет льдом.
Вкус страсти я познал вполне -
Пожалуй, мир сгорит в огне.

Но если дважды гибель ждет,
То ненависть, познав сполна,
Я знаю, как смертелен лед -
Боюсь, зима нас всех убьет.

Именно эти стихи Роберта Фроста могли бы послужить предисловием к замечательному, спектаклю театра на Малой Бронной по пьесе Тома Стоппарда "Аркадия". Путешествие через века от одного поколения английской семьи Каверли к другому, проживающим в Англии в своем поместье, этом пасторальном раю, окруженном садом. Томасина Каверли - гений математики, пытается вывести формулу будущего, чтобы покорить сердце своего домашнего учителя Септимуса Ходжа, который страдает от любви к её маменьке леди Крум, ревнуя ту к гостящему в поместье лорду Байрону. В это время через века писательница Ханна Джарвис и профессор Бернард Солоуей пытаются приоткрыть тайны прошлого связанные с семейством Каверли. Так Ханну Джарвис интересует загадочный отшельник, навеки поселившийся в саду поместья Каверли, а профессор Солоуей пытается раскрыть все обстоятельства пребывания лорда Байрона в поместье и его загадочной дуэли с поэтом Эзрой Чейтером, написавшем свое знаменитое произведение "Ложе Эроса". Кто-то из них совершит подлинное открытие, а кого-то на его пути ожидает разочарование. В любом случае формула будущего, выведенная Томасиной Каверли, дойдет через века до её потомков. Объединив оба поколения и доказав, что время вещь относительная и что во все века люди все также мыслят, любят, ненавидят, страдают. И пока их сердца бьются в унисон ритму Вселенной, пока их тела дарят друг другу тепло, для мира будет существовать лишь одна опасность сгореть в огне любви. В противном случае нас всех ожидает холод небытия! Очень понравилась игра актеров: пронзительная, искренняя в своих чувствах Томасина Каверли Алёны Ибрагимовой, по-английски сдержанный, но остроумный и ироничный Септимус Ходж Данила Лавренова, откровенная, открытая, не терпящая ни малейшего лицемерия царящего в английском обществе Ханна Джарвис Веры Бабичевой, взбалмошный, восторженный фантазер Бернард Солоуей Дмитрия Цурского, добрый и наивный, падкий на лесть Эзра Чейтер Владимира Ершова, ученый-биолог, погруженный в себя и свою работу, не привыкший показывать свои чувства, полный едкой иронии Валентайн Каверли Андрея Рогожина, очень поразил в роли юноши-аутиста Гаса Каверли Сергей Кизас.

1
0
...
22 октября 2012
Фото Валентина Канухина
Фото Валентина Канухина
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 4
9

Для начала следует сказать, что Аркадия - это пьеса про филологов...
Вообще, там две сюжетных линии... ладно, давайте так: это пьеса про ученых и про филологов. (Извините).

В одной части сюжета, в начале 19 века, Томасина Каверли доказывает теорему Ферма и пытается вывести универсальную математическую формулу будущего.
Во второй - где-то в середине 20-го - в том же доме несколько сумасшедших ученых пытаются выяснить, кто такой Септимус Ходж, бывал ли в этом доме Байрон, как погиб Эзра Чейтер и что открыла Томасина Каверли.

Вот потому я и говорю, что это пьеса про филологов. Ханна Джарвис, написавшая книгу об английской литературе эпохи Байрона, исступленно ищет доказательства существования отшельника в готическом парке усадьбы Каверли, а потом, еще более исступленно, - доказательства того, что Септимус Ходж, домашний учитель Томасины, и ее, Ханны, уже "доказанный" отшельник - одно и то же лицо.
Бернард Солоуэй, амбициозный профессор, считает, что он отыскал ранее неизвестную рецензию Байрона на поэму Эзры Чейтера "Ложе Эроса", и ищет в усадьбе доказательства того, что Байрон убил Чейтера на дуэли. Впрочем, доказательства ему не особенно нужны - он и без того в этом абсолютно уверен и готовится к получению Нобелевской премии.
Тем временем Септимус Ходж, умело лавируя, выбирается из многочисленных неудач, в списке которых - внезапно открывающаяся связь его и леди Чейтер, визит его бывшего однокашника - лорда Байрона, которым увлекается хозяйка дома, а также попытки Чейтера вызвать Ходжа на дуэль за сатирическую рецензию на его книгу.

Сверх этого пересказывать сюжет не буду. Во-первых, это невозможно, - слишком много персонажей и слишком запутанные отношения их связывают. Во-вторых, если я вам все перескажу, исчезнет интрига. А я ведь мастер интриги, поэтому сходите посмотрите пьесу :)

А она действительно того стоит. Помимо того, что сам по себе текст Стоппарда - умный и тонкий, он еще и крайне удачно воплощен на сцене. Все персонажи, все до единого, - живые, колоритные, заметные. У каждого есть какой-то свой конек, своя особенность, все образы очень продуманные и каждый по-своему яркие. Странно немного, конечно, что собравшиеся в доме Каверли в 20 веке выглядят так, как будто их всех дизайнер подбирал, как мебель, чтобы они подходили друг к другу, - но погрузившись в рассматривание различных вариантов клетчатой ткани, представленных в костюмах, можно простить эту искусственность из эстетических соображений. Вот, например, Хлоя - прямо-таки идеал женщины :)

Из актеров запомнились, в первую очередь, конечно, главные - Антонина Шеина (Томасина Каверли) и Данил Лавренов (Септимус Ходж). Они прекрасные. Яркие и живые. Томасина - резкая, своенравная, умная, по-детски непосредственная; сначала эта порывистость казалась мне какой-то неестественной, но потом это ощущение куда-то ушло. И кроме того, я вспомнила одну свою знакомую :)
Септимус - насмешливый, ироничный, безупречно, по-английски сдержанный... и очень трагический. Ёрничает, издевается, безупречно парирует любые выпады, - но в какой-то момент возникает чувство, что он пытается выбраться из трясины, а она затягивает его все глубже. И, как мы к этому моменту уже знаем из более современного пласта пьесы, в конце концов все-таки затянет.
А сам Лаврёнов - какой же он потрясающий! Он завораживает, он приковывает. И Септимус Ходж в его исполнении - "сфинкс, не разгаданный до гроба".
Отношения Септимуса и Томасины довольно двусмысленны. Учитель и старший друг, соратник в борьбе против скуки и посредственности, а в конце - вероятно, возлюбленный. Но надо видеть, как они это делают! В финале - они стоят друг напротив друга и даже вальса не танцуют, в противоположность заявленному в тексте Стоппарда, но один их поклон друг другу читается как страстный поцелуй.
Впрочем, оставим это и перейдем к прочим персоналиям.

Вот, например, прекрасная тройка - филолог Ханна Джарвис (Вера Бабичева), влюбленный в нее биолог Валентайн Каверли (Андрей Рогожин) и влюбленный в самого себя профессор Бернард Солоуэй (Дмитрий Цурский), имеющий, однако, некоторые претензии и на Ханну.
Эти граждане запутались одновременно и в любовных интригах Байрона- Ходжа-семейства Чейтеров, и в своих собственных. Дело осложняется еще и тем, что Солоуэй написал разгромную рецензию на книгу Ханны, а теперь прибегает к ее помощи в поисках документов о Чейтере; а тщетно добивающийся ее благосклонности Валентайн страдает еще и оттого, что никак не может вывести формулу, над которой работала и Томасина Каверли.
Ханна - просто потрясающий типаж тетки-филолога. Она все знает и ей на все наплевать. Ей наплевать, как она выглядит и как выражается, кто в нее влюблен и когда конец света; ей важно только понять всю правду о Септимусе, Томасине, отшельнике и готическом парке. Это ляжет в основу ее будущей книги.
Когда в финале Гас Каверли, слабоумный подросток, приносит ей рисунок Томасины, доказывающий, что Септимус Ходж и отшельник из парка - это одно и то же лицо, она практически бьется в исступлении, восклицая: "Спасибо! Спасибо!"
И в этот момент я верю ей. Абсолютно. Я представляю, как это бывает.

Скажу еще совсем немного о том, что невероятно прекрасно расстилается ткань спектакля в тот момент, когда персонажи из обоих сюжетных линий начинают оказываться вместе на сцене и, как бы не замечая друг друга, одновременно вступают между собой в странную коммуникацию. Это настолько тонко сделано, что хочется смеяться от восхищения.
И плакать, потому что развязка уже совсем близка, а ты примерно представляешь, чем всё кончится.

Как несложно догадаться, я в восторге. Традиционная шоколадка отправилась по назначению, но в следующий раз, видимо, придется притащить много цветов, чтобы поблагодарить всех тех, кого поблагодарить хочется.
А если вам когда-нибудь предложат сходить на этот спектакль - не сомневайтесь ни минуты.

2
0
...
31 марта 2011
Фото tatka_glam
Фото tatka_glam
отзывы: 2
оценки: 2
рейтинг: 2
7

Все самопроизвольные процессы в природе идут с увеличением энтропии (меры хаотичности, неупорядоченности системы).
Невозможно перевести тепло от более холодной системы к более горячей.

Второе начало термодинамики. Неопровержимые законы физики, которые отчаянно пытаются опровергнуть на сцене двое.
Томасина и Септимус. Ученица-подросток и немногим старший ее учитель. Штудирующий с нею, тринадцатилетней, варианты решения нерешаемой теоремы Ферма и варианты размешивания варенья в рисовом пудинге, физические законы о теплообмене твердых тел и жизненные законы о теплообмене тел живых.
Двое живущих и любящих – никогда не узнавших (даже в объединяющем всех финале спектакля) о том, что станут по прошествии века лишь объектами изысканий и жертвами неумеренной фантазии нескольких сомнительных ученых.
На сцене два временных периода, два века – и насколько же органичнее чувствуется именно тот, старинный. Куда врываются со своей современностью нежданные гости. Разрушая, копаясь в истории отношений, строя домыслы, разбирая личные письма и документы… А те двое (актеров), о которых – выше …играют, по-видимому, СВОЮ эпоху и существуют в этом пространстве как в привычном, вдыхая воздух давности почти двух столетий и оживляя его – для зрителя века под номером 21.
Аркадия, страна невинной беззаботности и радости, увы, недостижима ни в каком веке. А все попытки ее создать в итоге оборачиваются – сквозь века – лишь интересом небольшой группы археологов и историков.
Но…
Но каждый раз хочется верить в чудо. И меня до сих пор тревожит судьба Уранополиса, навсегда скрывшего от глаз всей Эллады (и читателей Ивана Ефремова)) судьбу Таис Афинской.
Впрочем, я по обыкновению отвлеклась!))
Двое изучают науку и друг друга – и до того, что они потом будут изучаемы потомками, им нет дела. Отшельник, из озорства пририсованный ученицей в плане перестройки поместья ее матери, становится век спустя символом романтического мифа. Учитель, чувствующий это заранее и добровольно самим собою оживляющий выдуманного персонажа. Соединение веков в единственной, никогда не меняющейся (хотя, и ставшей век спустя более циничной) параллели Адам-Ева-яблоко познания.
Осознание того, что современные герои, нарушающие цельность пространства, наглые, топорные, циничные, неинтересные друг другу – это демонстрация того, во что выродились Томасина и Септимус всего через сто лет.
И возникающее отчаянное желание возврата в прошлое – благо, театр это позволяет. Возвращения на два (уже два!) века назад, к тем первозданным и природным, в ком нет цинизма и фальши.
…Второй закон термодинамики говорит о том, что тепло пойдет от тела с большей температурой к телу с меньшей до тех пор, пока температуры обоих тел не выровняются. У Томасины и Септимуса теплоотдача была такой силы, что ученица сгорела. На следующий же день. В буквальном смысле слова. Не выдержав той степени накала, которую едва выдерживает (но выдерживает!) Септимус.
В нем, в итоге, оказалось этого тепла – в разрушительном количестве. Именно он – был горячее.
-----
Но это лирика. Теперь немного конкретики))
Мне осталось непонятным (и показалось неоправданным) сценографическое решение со стеклянной стеной в размер всего портала, отсекающей три четверти сцены в глубину и оставляющей артистам для работы только авансцену. К примеру, разрубленное железным пожарным занавесом пространство в «Беге» Бутусова в Театре Вахтангова – необходимо и оправдано (и режиссерски освоено мастерски). В спектакле же Сергея Голомазова необходимость загонять героев в такое узкое и неудобное им самим пространство – неочевидна. Оставшаяся же часть сцены за стеклом используется довольно скупо, а осваивать оставшиеся ограниченные три метра авансцены актерам сложно. Тем сложнее, чем более «литературен» материал – а «Аркадия» Стоппарда текстом перенасыщена. Наверняка в этом изначально был заложен некий важный для режиссера смысл. К сожалению, сейчас, по прошествии нескольких лет после премьеры – это почти не читается.
А теперь о главных героях. Да-да, они главные, хоть им и отведено меньше сценического времени – но именно во время их сцен внимание не выпадало из действия ни на минуту.
Алена Ибрагимова в роли Томасины Каверли – сложно ругать и сложно хвалить, потому что всего поровну. То, что задело больше всего, – на сцене нельзя показывать истерику – истерикой напрямую. Это сразу снижает впечатление и воспринимается как игра «по первому плану». Так прошел почти весь первый акт Томасины. Но во втором во многом помогло партнерство – и «девочка ожила»)) Сильная режиссерская рука и сильные партнеры – и актриса будет раскрываться очень интересно.
О сильных партнерах – подробнее. Отдельной строкой о Даниле Лавренове в роли учителя Септимуса Ходжа. Отдельной строкой о продолжении радости моих открытий большого артиста.
Очень немногие артисты умеют существовать на сцене в непрерывном монологе. Не только речевом. Монолог этот в теории можно длить, сколько угодно – насколько у актера хватит таланта, мастерства, мудрости, души и энергии.
Впечатлило его умение играть молчание – при том, что материал сугубо текстовый. А Данил работает с энергиями, с пространством – закручивая его вокруг себя абсолютно без слов. При том, что и с текстом работает виртуозно – не декламируя, но держа его непрерывно, и им – почти физически – воздействуя и на партнеров, и на зрителя. Именно в его исполнении от сложного, перенасыщенного языка пьесы действительно начинаешь получать эстетическое удовольствие.
На фоне сыгранных истерик Томасины – его «громкое молчание» и один единственный жест (поправил манжеты – кстати, очень точная нота, интересно, чья находка – актера или режиссера?) – в разы сильнее.
Роль Септимуса Ходжа сделана актером очень тонко и очень точно. Он стал тем, кто запомнился не крупными мазками, а отдельными конкретными сценами.
Вот леди Крум демонстрирует всем проект перестройки усадьбы – но среди всей суматохи обсуждений взгляд приковывает молчаливая фигура учителя, смотрящего в пространство. А потом понимаешь, что он этим безнадежно влюбленным взглядом вливается в леди Крум. Он влюблен с такой силой, что не замечает ни ее поверхностности, ни пренебрежительного к нему отношения. Он же всего лишь домашний учитель – куда ему против Байрона! Ведь даже его невинные и сомнительные «заслуги» вроде несостоявшейся дуэли потомки припишут его знаменитому однокашнику.
В глазах актера за минуту происходит развитие чувства. Без внешних истерик и нарочитой демонстрации он показывает публике трагедию того, кто вечно обречен быть вторым.
Все его бури происходят внутри – и все это он играет, почти не используя вербальные средства. Дыхания, напряжения, появившихся слёз, дрожания губ и пальцев рук – достаточно для того, чтобы понять - всё. Совсем всё.
Единственный выход эмоций у Септимуса – и то задушенный им сразу же – умирание его любви к леди Крум после ее циничного предложения встречи с предшествующими бесцеремонными расспросами о предыдущей связи. Ревность к вниманию мужчины, который раньше не значил для нее ничего (да и не стал значить больше) – вылилась в цинизм. Который вырезал из Септимуса всё, что было в нем ранее к леди Крум.
Для его героя, пожалуй, ощущение влюбленности – сильнее желания обладания (для второго – теоретически возможна реализация почти с кем угодно). Более того, это сыграно так, будто он эти две вещи для себя – разделяет (сознательно ли, бессознательно ли…). Поэтому он и не позволил себе ничего с Томасиной.
Это трагедия героя. Которой нет у Стоппарда. И которая есть у Лавренова.
И остался в памяти еще один момент – в какой-то момент мои глаза натолкнулись на второй план одной из картин спектакля – на еле видного из-за стекла сидящего в глубине сцены Септимуса Ходжа. И наполненное смыслом молчание на втором плане перекрыло все, что происходило в этот момент прямо перед глазами на авансцене. Монолог вблизи – не запомнился. Отчаянное молчание Ходжа за стеклом – запомнилось.
Впрочем, пора «финалить» (давно пора – возможно, скажет кто-то))
В финале все они соберутся на одной сцене. И никто из них не будет чувствовать себя некомфортно в объединяющем два века пространстве – они даже не будут чувствовать того, что в доме находится кто-то посторонний. Реальные люди и души тех, кто жил здесь век назад – еще вопрос, кто из них реальнее…
И войдет единственный, существующий в обеих эпохах немой мальчик… который век назад умел говорить. Которого век двадцатый, век развития науки – заставил замолчать навсегда.
И будет приглашение на танец в пустоту…
И ветер, ворвавшийся в этот антикварный мир из распахнутых – наконец-то! - дверей.
Септимус и Томасина встанут в проеме – и, вопреки Стоппарду, вальса не случится. Вернее, он случится – в молчании и недвижности. Они стоят, вокруг них электризуется пространство. И больше ничего не нужно…
И пусть финал спектакля так и останется в памяти – их прощальным вальсом, НЕ случившимся после сказанных – громадным усилием – слов Септимуса «Я… не… приду…».

А теперь… ПАУЗА.
«Ничто не пропадает бесследно. Все потерянные пьесы Софокла обнаружатся - до последнего слова. Или будут написаны заново, на другом языке» (с).

2
0
...
9 января 2017
Фото V
Фото V
отзывы: 6
оценки: 15
рейтинг: 2
3

Это не драма, а низкосортная комедия. Неумно и пошло. А.Ибрагимова и Д.Лавренов еще кое-как смотрятся, остальные - совсем тоска. Дотянуть до антракта помогло чтение Л.Толстого.

1
0
...
10 января 2016
Фото Кристина
Фото Кристина
отзывы: 7
оценки: 10
рейтинг: 2
9

Любите ли вы Тома Стоппарда так, как люблю его я? : )
Иду на спектакль второй раз. После первого просмотра была счастлива (иначе никак не выразить). БРАВО!
Все время думала - вот он настоящий театр - ура, он есть! Поставлено прекрасно, интересно, труднейшие монологи читаются легко, остаются в памяти. Очень красивая музыка.
Этот спектакль достоин гения Стоппарда, слагаемые успеха которого: интеллект, интеллигентность и юмор.

2
0
...
9 ноября 2009
Фото bukbuk
Фото bukbuk
отзывы: 6
оценки: 7
рейтинг: 2
5

Смотрел премьеру. Все вроде бы на месте - и пьеса замечательная, есть мысль, есть что играть, и постановка интересная, с красивыми задумками и мизансценами, и артисты хорошо играют... Но чего-то не хватало.
Сидели в глубине амфитеатра, половина слов со сцены туда не долетает (в отличие от неплохой в целмо музыки, которая, правда, бьет по ушам из соседнего динамика). Сначала подумал, что это я внезапно оглох, но потом жена поделилась той же жалобой. Соответственно следить за сюжетом приходилось с трудом ловя происходящее. Но, наверное, даже слыша всё, трудно было бы понять, кто есть кто и кто кому кем приходится.
Поэтому только три...

1
0
...
10 августа 2009
Фото Оля Оля
Фото Оля Оля
отзывы: 6
оценки: 6
рейтинг: 1
1

Спектакль никчемный. Актеры демонстрировали равнодушие и сами не понимали зачем и во что они играют. Публика была самая отборная мертвая кодла. Может быть это и объясняет безыскусное обезьянство.

1
0
...
18 февраля 2016
Фото Ольга Филимонова
Фото Ольга Филимонова
отзывы: 1
оценки: 1
рейтинг: 1
9

Сегодня мой вечер был цвета красного бархата, пах древесным теплом и звучал громкими аплодисментами. Без сомнения, речь идёт о театре на Малой Бронной- самом уютном и самом драматическом театре :) Смотрели мы "Аркадию" Тома Стоппарда.
Главный герой и квинтэссенция конфликтов - Пушкинский кумир.
"Нет, я не Байрон, я другой..."- так и напрашиваются строки великого Михаила Юрьевича (к слову, "увлечённый восторгом поэзии" так и не явился зрителю).
"Аркадию" невозможно объяснить или пересказать. Её стоит посмотреть или как минимум прочитать (чем я нынче и занимаюсь) хотя бы раз. Впрочем, как говорят очевидцы, этого недостаточно, чтобы понять весь пёстрый круговорот событий и уловить хронологию происходящего. Ведь это так непросто, когда действие разворачивается одновременно в Байронскую эпоху (1809 год) и в наше время.
В пьесе все вышло гармоничным: от типичной английской клетки в элементах костюмов до музыкального сопровождения!
Стоит заметить, даже мой критичный ум не в силах найти недочетов в этой драматической антитезе. Впрочем, оно и к лучшему :)

1
0
...
10 января 2016