Театральная афиша Москвы

Спектакль Собор Парижской Богоматери

6.4

Отзывы пользователей о спектакле «Собор Парижской Богоматери»

Фото trilina
отзывы:
3
оценок:
4
рейтинг:
0
5

Notre Dame de Paris 18 марта в СПб

18 марта в Санкт-Петербурге в ДК Ленсовета нам представили новую русскую версию мюзикла «Notre Dame de Paris». Особых различий с предыдущей я не нашла, только разве что из явных отличий — некоторые костюмы и прически. И эти внешние изменения произошли в лучшую сторону, на мой взгляд. Ну и, разумеется, немного изменили состав исполнителей. Но это не всегда бывает в лучшую сторону. Вот я и хотела сходить и посмотреть что же нам теперь могут предложить постановщики.
Первая русская версия мюзикла мне не нравилась, в основном, из-за исполнителей. Практически все пели абы как, и явно профессионально вокалом не занимались. Тогда не понятно, зачем их взяли. Но это, в последнее время, остается чисто риторическим вопросом. Я, конечно, уважаю творчество всех исполнителей. Люблю я его или нет — другой вопрос, но разумеется они все стараются и желание петь у них есть. Правда, если брать на сцену в певцы всех желающих, то у нас почти вся страна будет состоять из одних сплошных звезд эстрады (ибо на большее они будут не способны). А так как у нас любой человек, умеющий открывать рот под фонограмму, носит гордое имя «звезда», то в их свечении я не сомневаюсь. Я не попала на показ первой нашей версии этого мюзикла. Но я слышала записи, а некоторых исполнителей мне «посчастливилось» услышать живьем. Это случилось, когда первый раз к нам в Питер приезжал со своим концертом Гару. Как раз с ним приехали наши «звезды» из «Notre Dame». В тот вечер я услышала Светлану Светикову, Антона Макарского, вроде бы я не ошибусь, если скажу, что там присутствовали Александр Постоленко и Александр Маракулин. У меня в памяти прочно засели именно эти два имени после того концерта.
Я была в восторге тогда от исполнения партий Маракулиным и Постоленко. Люди явно умели петь. А вот исполнение Макарского и Светиковой не особо понравилось. Причем, Антон Макарский пел вполне прилично, но почему-то ему не хватало сил на окончание последних фраз (он исполнял сольно только песню «Как мне быть»). Это и было весьма неприятно. Он срывал последние слоги, и на слух это воспринималось не особо красиво. А Светлана Светикова меня разочаровала абсолютно. Особенно если учитывать, что до этого она мне очень нравилась. Я считала, что Эсмеральда именно такой и должна быть — глазастенькой, миленькой, гибкой. Я очень хотела ее услышать в живую. К сожалению, этому суждено было сбыться. Да, Светлана симпатичная девушка, но нельзя же так петь на сцене. Я не отрицаю, что «под фонеру» можно петь как угодно — на записи все, что надо вытянут, громкость прибавят или убавят и все будет «в ажуре». Но живьем же так петь нельзя. Либо не пой совсем, либо за столько лет выучи ты свою партию! Она пела песню «Жить». Внизу ее слышно не было абсолютно — музыка тоже была «живая» и заглушала полностью любые попытки Светиковой спеть что-либо. А когда Светлана пела верхние ноты, было непонятно, то ли это у нее голос такой, то ли она, действительно, завышала все верхние ноты. Может, конечно, она думала, что это красиво, но я сомневаюсь, что вообще может фальшь звучать красиво. В общем, меня не сильно тогда впечатлило выступление наших певцов. Особенно по сравнению с Гару! Я не понимаю, как им стыдно не было. Но это уже вопрос к их совести и чувству собственного достоинства.
Выступлений Вячеслава Петкуна я не слышала, но слышала его на записях мюзикла «Notre Dame de Paris». Впечатление было ужасное, въезды почти во все ноты. Если ему низко, что я могу понять, то тогда либо транспонируйте партии, либо выбирайте другого исполнителя.
На «Notre Dame» я пошла еще и после просмотра концертной версии мюзикла «Ромео и Джульетта». А эта постановка меня совсем не обрадовала. Я даже была очень сильно разочарована, так как впечатление сложилось будто выступающие пришли просто покрасоваться перед публикой и перед фанатами, а особыми стараниями и профессионализмом даже не пахло. Я, конечно, не ожидала чего-то особо выдающегося, но я была очень разочарована. Такое просто нельзя на профессиональную сцену выпускать.
Мягко говоря, от нашей постановки «Собора Парижской Богоматери» я вообще ничего особенного не ожидала, даже боялась, что повториться то же самое, что было на «Ромео и Джульетте». Конечно, надежда была, но очень тихая и робкая.
Придя к началу спектакля, я сразу купила программку-брошюру. Такое впечатление, что мы платим 100 рублей за огромное количество фотографий, которые находятся в этой брошюре. Из полезной информации только состав актеров и список песен (это, учитывая, что некоторые песни упущены, а так этот список не нужен абсолютно - эти песни и так все наизусть, думаю, знают).
Исполнителей знакомых было много, но оказались и те, о которых я никогда не слышала. Эсмеральдой была незабвенная Светлана Светикова, Квазимодо — Андрей Белявский. Роль Фролло исполнял Александр Маракулин, а Гренгуара — Александр Постоленко. Клопен — Сергей Ли. Это были знакомые мне лица и фамилии. А вот Феба — Максим Новиков, и Флер де Лис — Анастасия Чеважевская, я слышала и видела впервые. Правда с Флер де Лис произошла одна странность: молодой человек, продающий программки, сказал мне, что эту партию исполняет Гученкова, но девушка, которая была изображена в брошюрке на фотографии с подписью Анна Гученкова, была абсолютно не похожа на ту, которая находилась на сцене. Это весьма странно, потому что из доступных в программке вариантов ни одна из девушек на фотографиях похожа на исполнительницу не была. В связи с этим пришлось потратить некоторое время на поиски информации об исполнительнице.
Перед тем, как зрителей впустили в зал, стоя у закрытых дверей, было слышно, как певцы распеваются — у меня внутри все потеплело. Я даже немного поразилась переменам, произошедшим с исполнителями. Правда, арии, конечно, достаточно сложные, в крайнем случае, мужские, но ведь могли как в «Ромео и Джульетте» не распеться.
Прослушав мюзикл до конца, я была поражена до глубины души! Это было почти великолепно! Все просто молодцы! Участники проекта очень старались и отдавались публике. Танцоры были на высоте — замечательно исполнили свои партии! Осветители немного оплошали — не всегда вовремя освещали певцов, но такие конфузы произошли раза четыре за весь спектакль и очень быстро были исправлены, поэтому особо не привлекли внимания.
Я очень волновалась за Александра Постоленко. Я его, как исполнителя, очень люблю и уважаю, но он меня расстроил в «Ромео и Джульетте», поэтому я переживала, как бы он ничего не запорол в «Notre Dame». Но он — просто молодец был! Все спел чисто, красиво. Даже в конце, когда надо было петь акапелло припев «Пора Соборов Кафедральных» на бис он все чисто взял и спел. Второй раз на бис он спел то же самое, но на французском! Какой же был гул восторга и радости! Я очень сильно волновалась за песню «Луна», так как там весьма сложная и одновременно красивая партия, но он спел божественно. Единственная его проблема — это буква «А». Никак он ее прикрыть нормально не может, она у него постоянно, как блин какой-то расползается. По той же причине не может красиво спеть еще и букву «Я». Надеюсь, он продолжит работать над собой!
Александр Маракулин пел, как всегда, замечательно. Правда, он пару раз все-таки сорвался на крик и зачем-то добавил те же пару раз хрипотцу в голос. Но ему можно все простить, так как все остальное время он пел превосходно и к нему даже при всем желании придраться невозможно.
Феб был просто замечательный! Красиво и правильно поставленный голос. Приятная манера пения. Опять же пару раз срывался на крик, но в общей массе был весьма неплох! Голос у Максима Новикова достаточно сильный. Он умудрялся, даже попрыгав и побегав по сцене, петь без одышки и достаточно гладко.
Сергей Ли меня огорчил. После «Ромео и Джульетты» я ожидала от него большего, так как до посещения этого мюзикла мне Ли не нравился абсолютно (а слышала я его до этого только на записях «Notre Dame»). После же просмотра «Ромео и Джульетты» я его зауважала и поняла, что у него, действительно, есть голос. Сейчас же после «Notre Dame» он меня снова разочаровал. Внизу он нашептывал, вверху периодически кричал. Абсолютно непонятно было то ли ему слишком низко, то ли ему слишком высоко. Серединку пел очень хорошо, но ее в партиях весьма мало. Играл он весьма экспрессивно, но это, к сожалению, не помогло вокалу.
Флер де Лис все партии спела очень хорошо. Было слышно, что голос у девушки есть и неплохой. В первом акте она произвела очень хорошее впечатление, мне она понравилась. Но во втором акте у Флер де Лис всего лишь одна песня. Красивая, но одна - «Поклянись мне». Первый куплет она спела весьма достойно, но, начиная со второго, стала петь очень вульгарно. Я уже молчу про то, что она чуть ли сама не разделась перед Фебом (бедный капитан, перед ним все девушки раздеваются — и как тут устоишь). Я даже задумалась над словами песни «Но поклянись мне головой, что эту шлюху вздернут». Возник вопрос: это кто еще из вас шлюха? Не стоило делать из Флер де Лис такую вульгарную особу — она же должна быть скромной девушкой. Бедной певице тяжело было петь нижние ноты. У нее явно меццо-сопрано, ну ни коим образом она не может взять ноту «ре» малой октавы. Она там что-то полу-прошептала, полу-проговорила, но получилось как-то зажато и приглушенно. Это, конечно, было обидно, потому что все остальные партии она спела очень хорошо.
Андрей Белявский в роль Квазимодо немного не вписывается. Не для него эта роль. Абсолютно не для него. Во-первых, ему нижние ноты — слишком низко, он их шепчет и проговаривает. Во-вторых, верхние ноты он все прокрикивает, причем кричит весьма экспрессивно, что очень сказывается на бедных ушах зрителей. Когда поет, то тоже получается громковато — пора ему учиться петь пиано. Голос у него, конечно, есть, но это явно не его роль. Ему ее просто не вытянуть. Нужно же соизмерять желания с возможностями. В-третьих, было впечатление, что он постоянно забывал, что он на сцене и играет какую-то роль. Как только вспоминал - сразу начинал горбиться и прихрамывать. Но вспоминал он об этом достаточно редко. Поэтому Квазимодо получился странным — скорее больным на голову. А уж немым его из-за постоянных криков в микрофон точно назвать нельзя было. Причем, когда он пел песню «Колокола», ту часть, где шестнадцатые ноты, он пел довольно ровно, нормальным голосом и без всяких непонятных криков. Я из этого сделала вывод, что ему постоянно надо именно эти длительности петь. Уж очень они у него получаются хорошо. Причем, даже текст понятно было, что тоже не маловажно. А вот про хромоту говорить не хочется — я не понимаю, их там всех одинаково учат или это у нас народ так понимает все однообразно. Квазимодо был хромой! Он должен прихрамывать, а не волочить за собой ногу. Я видела только двух Квазимодо. Одного на видео (Петкун), одного живьем (Белявский) — оба не хромают, а волочат за собой ногу. Это какая-то эпидемия, что ли! От игры Петкуна возникло такое впечатление, словно он за спиной огромный, килограмм на пять, мешок с мукой волочет. Абсолютно не зацепил этот образ в нашей постановке. Как-то все не закончено, «сырое».
Что же касается Эсмеральды — Светланы Светиковой, то слов у меня много, но, к сожалению, не восторженных. Я поняла, почему в телевизионной передаче вставили пение Теоны Дольниковой, а не Светланы, которая была в первом составе. Она, конечно, симпатичная, но этим ее достоинства заканчиваются. Если она хочет продолжать свою сольную карьеру, то ей для начала надо бы выучиться петь. То как Света себя вела на сцене было просто неприлично. Я понимаю, что Эсмеральда танцевала на площади, что к ней все воспылали страстью, но это же не значит, что она всем показывала ВСЕ свои достоинства. Светикова во время каждого своего появления на сцене постоянно задирала юбку. И ладно бы до колен, чтобы поправить платье или что-то еще в этом стиле. Она всему залу постоянно практически показывала свои трусы. Во время песни «Дочь цыган» она себя со всех сторон ощупала, про юбку я уже не говорю – слов много, но сильно возмущаться не хочется. Ну разве девушки в то время ТАК себя вели!?!! Эсмеральда, в любом случае, была скромной, невинной, тихой девушкой, а не развратной стервой. Светикова прилично и терпимо спела только две песни и то — одну она начала прилично, а закончила криком («Дочь цыган»), а вторую она начала не очень красиво, с каким-то шепотом и разговором, переходящим в крик, а закончила довольно-таки прилично, но все равно уши чуть не заложило. Нужно голос хоть как-то контролировать! Для чего ей микрофон непонятно — лучше бы сняла, крики массовки тоже было прекрасно слышно и без микрофонов. Светлана пиано петь тоже абсолютно не умеет. Правда, возникают сомнения в том, умеет ли она вообще петь. Во всех остальных песнях Светикова преимущественно покрикивала (в микрофон) или разговаривала нашептывая. Если уж она хочет петь, то не мешало бы поучиться этому искусству и практиковаться постоянно, а не говорить в каждом интервью, что она бедная несчастная, и про нее все забыли. Про хороших певцов не забывают. Может, стоит задуматься и сделать вывод, что, возможно, это не они такие плохие, а в тебе что-то не так или чего-то не хватает, не достает.
Я заметила, что у всех исполнителей, кроме разве что Маракулина и Ли, проблема с буквами «А» и «Я». Все не умеют их «прикрывать». Получается очень плоский, некрасивый и неприятный звук. Еще одна проблема - это постоянные крики на верхних нотах. Неужели певцы не понимают, что это красоты пению не придает – только возникает желание заткнуть уши. А уж когда певец и так в течение всего вечера поет «так себе», то его крики особенно портят впечатление. Прослушав весь мюзикл, я пришла к выводу, что многие исполнители не умеют петь пиано. Может, просто не хотят, но, по моему мнению, если ты работаешь с микрофоном, то ты просто обязан уметь петь пиано и, тем более, применять этот навык мастерски. Меня в этом смысле порадовал Александр Постоленко. У него есть голос, у него есть слух, он пел чисто, красиво, высоко. Но он никогда не кричал в микрофон – пел очень ровно и без непонятных призвуков. На крик не срывался нигде.
Очень обидно, что у многих исполнителей присутствуют данные проблемы. Если они над этим недостатком поработают, им цены не будет!
К сожалению, не обошлось без исключения определенного числа песен из второго акта. Убрали две весьма красивые песни - дуэт и арию: «Птица в клетке» и «Боже правый, почему» (очень люблю эту арию — там раскрывается вся глубина страданий Квазимодо). Как-то подозрительно — такое сокращение к видимым изменениям не привело, могли бы и оставить песни. Тем более что на арии Квазимодо многое в мюзикле держится, раскрывается характер героя, его чувства и становится понятно, почему он умер после того, как Эсмеральду повесили.

На самом деле «Собор Парижской Богоматери» сделан более качественно, чем «Ромео и Джульетта». Хоть этот проект старше и времени после его первого закрытия прошло больше, но явно на его подготовку было потрачено больше времени и сил со стороны всех участников. Этим вечером старались все, но у кого-то получилось улучшить и отточить свои навыки за время перерыва в показах, а у кого-то, к сожалению, нет. Я все-таки очень рассчитываю на то, что те исполнители, которым нужно подтягивать свое мастерство все-таки займутся именно этим, а не рекламированием себя любимого широкой публике. Надо постоянно совершенствоваться и тогда о тебе заговорят с почтением и благоговением, а не после удачной рекламы. Некоторые наши «звезды» этого не понимают.
Я выражаю свою огромнейшую благодарность Александру Маракулину за то, что он смог поставить такой сложный проект. У него получилось все бесподобно! Почти на профессиональном уровне. Он сам был бесподобен и, я верю в то, что он еще поставит для нас что-нибудь не менее красивое, яркое и запоминающееся, но более профессиональное и отлаженное.

0