Театральная афиша Москвы

Спектакль Садоводы
Постановка Формальный театр

7.5

Драма самоидентификации от Андрея Могучего и Русского инженерного театра АХЕ

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
614
оценок:
207
рейтинг:
570
9

По-взрослому про самоидентификацию

Квадратный деревянный помост слишком велик для четырех героев спектакля. Так что рассказы вихрастого молодого человека Ермолая о пустоте, сверлящей спину, вполне предметны. Режиссер Могучий и художник Исаев (создатель Русского инженерного театра «АХЕ», а теперь и драматург) возвели предметность, неумозрительность своих художественных высказываний в стиль. Предыдущая пьеса Максима Исаева — «Солесомбра», поставленная в петербургском Театре сатиры, вообще была посвящена магическому ове­ществлению самых эфемерных переживаний, для чего понадобился главный герой, похожий на Николу Теслу. Спектакль «Садоводы» — из той же серии, хотя поначалу похож не на магию, а на игру.

Начать с того, что герои носят имена персонажей «Вишневого сада»: Ермолаем звали Лопахина, купившего злополучное имение, Варей — несчастную ­пад­черицу легкомысленной хозяйки, ­Семеном — несуразного конторщика Епиходова по прозвищу Тридцать Три Несчастья, рассуждающего о британском ­позити­висте Бокле. Стеснительный персонаж Вадима Волкова представляется по фамилии — Внук, но вскоре выясняется, что от его бабки, Шарлотты Ивановны, ­ос­талась в наследство связка писем, адресованных некоей Ане. Игра в наследников традиции задумана и исполнена на уровне высококлассного циркового трюка. Дело тут еще и в том, что в команде нет случайных людей: Вадим Волков и Александр Машанов (Ермолай) — артисты того самого «Формального театра», ­который Андрей Могучий создал еще в 90-х, так что они с режиссером практически родственники. Старейший и уникальнейший артист Александринского театра Николай Мартон (Семен), искупавшись в экстремальной режиссуре Могучего, выглядит теперь помолодевшим на полвека (см. «Петербург» и «Иваны» Александринки). Исчезая и материализуясь на помосте с легкостью факира, его Семен с равной многозначительностью втюхивает остальным то рецепты вечной жизни, то укрывной садоводческий материал последнего поколения «Лутрасил». Ольга Муравицкая, жена театрального художника Александ­ра Шишкина, постоянного соавтора Могучего, тоже вполне своя в этой банде театральных экспериментаторов, которым в отличие от большинства других хватает ума и зрелости для экспериментов. Варя — Муравицкая мечтает вырастить кизиловые заросли на месте вишневых, задает вопросы о садоводстве, демонстрируя при этом красивые ноги в рваных колготках, и не может справиться с мучительными воспоминаниями, ­вызывае­мыми мелодией «Воздушная кукуруза» Гершона Кингсли. Фактически единственным очевидным сюжетом спектакля оказываются лирические отношения 90-летнего (по тексту) Семена и Вари. Но это такая пунктирная, зыбкая история с таким множеством неизвестных, что постичь ее без другого, сущностного (как любит выражаться Могучий) сюжета спектакля невозможно.

Помост художника Исаева по ходу действия превращается в грандиозный трансформер со множеством ящичков, в которых упрятан необходимый «чеховский» реквизит: шкаф (оклеенный фотообоями с городскими видами, он расширяет перспективу), дачный умывальник (из которого льется чай) etc. А сквозь игровые реплики явно масочных персонажей просачиваются интонации, достойные крика. Создатели спектакля делают все, чтобы в зале осталось как можно больше людей, до последнего эпизода так и не понявших, что дело происходит на интернет-форуме. Потому что сам по себе трюк важен им значительно менее, чем вполне гегельянская трехчастная модель сегодняшнего бытия: уход от пустоты в культурное пространство, разумеется, со всем багажом ­со­временных штампов — изрядное промывание мозгов, для чего есть масса ресурсов, наконец, переживание исконных чувств как самообретение.

0

Отзывы пользователей о спектакле «Садоводы»

Фото Егор Королёв
отзывы:
373
оценок:
372
рейтинг:
784
7

Театр против интернета
Люди придумывает себе имена, просиживают часы в Интернете, скандалят на форумах, хамят друг друга под разными никами, рекламируют, продают, живут в большом городе, в котором до сих пор актуален Чехов с его вишневым садом. В большом городе Петербурге продолжается второй театральный фестиваль «Дуэль» - постановки разных театров пьес Чехова и «по мотивам» Чехова. Сегодня в «Балтдоме» давали «Садоводов» Андрея Могучего. Про нас с вами.

В Петербурге увидеть спектакль о сегодняшнем дне – большая редкость. Увидеть хороший спектакль о сегодняшнем дне довелось впервые. Андрей Могучий вывел на сцену посетителей форума садоводов. И сразу угадались все эти нынешние штампы: от смайликов до масок, которые мы на себя надеваем. Ещё никто в театре не говорил о том, как это всё гнусно. Хотя, Могучий никого не осуждает, он всего лишь рассказывает, где человек может найти себя, а где пропадёт. Наконец-то я слышу, что это плохо, когда один человек через провода смеет хамить другому человеку, совершенно ему незнакомому. Человек через провода грубит и брызжет слюной, скрывая своё имя, свои комплексы и несчастья. В глаза сказать, под своим именем – трусливо, а через провода, анонимно – никто ведь не узнает.

В спектакле есть много другого актуального – и гей-парады, и марши несогласных. Иногда даже удивительно слышать с театральной сцены все эти словечки. Через сто лет люди должны будут ужаснуться нашему нынешнему словарному запасу, всем этим «блогам» и «френдам».

Героиня спектакля призывает своего «френда» встретиться по-настоящему, без проводов, в ботаническом саду. Мы забыли, что вместо общения в Интернете можно поговорить с глазу на глаз, можно пойти в гости или принять гостей, можно провести время с большей пользой, что книги, кино и театр намного интереснее живого журнала и контакта.

К сожалению, это привычная картина, когда в ветках обсуждения люди ведут себя так, как бабушки в транспорте себя не ведут. Очень современный спектакль получился у Формального театра. Не только об Интернете, конечно, но эта тема раскрыта идеально. К сожалению, увидеть спектакли Формального театра – это редкостная удача, у них нет постоянной площадки, те же «Садоводы», насколько я знаю, уже вышли из репертуара Александринки. Остаётся только поблагодарить фестиваль «Дуэль» за возможность увидеть в театре то, что волнует человека начала нашего с вами века. Тут можно поставить смайлик, но не хочется.

1
Фото Вачегин Данил
отзывы:
5
оценок:
7
рейтинг:
8
9

Максим Исаев, зарегистрировав в своем профиле чеховский аватар, в приятельской манере заменив первую часть слова в русском написании на латиноамериканское "CHE", видимо остался доволен.

Шесть соток, в честь полученного КМС, перешли в начале в систему поля для стоклеточных шашек, затем в MS Ecxel таблицу, а потом, как-то незаметно, в базу данных SQL, которая позволила 4-м незнакомцам и 3-м модераторам энное количество времени просуществовать в пространстве разговора о выживании неплодоносящих вишен и гатчинских сливовых черенков в условиях северо-запада.

Если глубже копнуть название "садоводы" и применить к нему современные инновационные технологии слово- и смыслообразования, то можно с чистой душой получить сочетание a la "Вишневый Сад ver. 2.6". Где "Вишневый Сад" - это некая первооснова, "6" - количество исходных садоводческих соток по умолчанитю, а "2" - легкий и тонкий намек на WEB 2.0, язык которого чуть-чуть, да и проскальзывает в повествовании, в конце-концов раскрывая смысл происходящего.

Режиссура и сценография Могучего целиком и полностью соответствует фамилии с оценочной стороны и визуализации блогосферы со смысловой. Квадрат без всякого намека на объем. Словно бессмысленный, только на первый взгляд, текст, наполненный до краев скрытыми гиперссылками. Лишь стоит мышку навести...

Но в могучем пространстве бытия дачные интерактивные гиперссылки могут оказаться разве что гипертабуретками, гипершкафом и садовым гиперумывальником. Что сказать - вот такой вот пост-модерн на собственном дачном участке.

Прошло же немного лет, а наглядно чувствуется резкая перемена внутреннего самосознания наших граждан. Общение с соседями по участкам в садоводческом кооперативе, под крики - "Вася, бл.., ты полил помидоры?", сменяется комментом - "Вася жжот, залей исчо."

А снизу участок поддувается воздухом, вызванным беспорядочным кручением Антона Павловича в гробу...
Ничего, пусть старик встряхнется, перезагрузится, сделает оптимизацию и дефрагментацию собственного диска. Ведь это давно пора сделать как ему, так и всему театру, к созданию которого он так усердно прикладывал свои руки.

Кстати, Стив Джобс скорее всего в молодости тоже был садоводом - посмотрите хотя бы на его аватар и никнейм.

1

Галерея