Театральная афиша Москвы

Спектакль Подросток

5.5

Колоссальный Валерий Дьяченко в наивном спектакле по роману Достоевского

Галерея

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
614
оценок:
207
рейтинг:
569

Юноша в тесной ему курточке гимназиста носится по сцене, попутно передвигая тяжелые двери на шарнирах, огрызаясь на замечания взрослых и выводя мелом на разных поверхностях алгоритм превращения обыкновенного подростка в Ротшильда. Алгоритм этот иллюстрируется графиком, где деньги напрямую зависят от единственной объективной величины — времени — и от двух субъективных — упорства и непрерывности. Взрослые вполне заслуживают возмущения Аркаши ­Дол­горукого, незаконнорожденного сына дворянина Версилова. И папаша, и порочная светская красотка Ахмакова, и ­безот­ветная матушка из дворовых симпатий вызывать не должны. А вот искренний юноша с честными глазами, который из их сетей и капканов выходит невредимым исключительно благодаря чистоте своей наивной души, вроде бы должен. Но — увы. И не потому, что Максим Фомин плохой актер — он на фоне тюзовской молодежи выглядит вполне достойно и задачи режиссера Славы Тыщука, дебютирующего в профессии, выполняет точно. Но вот задачи эти как-то слишком уж смахивают на соцзаказ, рассчитанный на те культпоходные залы, которыми петербургский ТЮЗ кормится последние десять лет. То есть будущие Ротшильды должны быть режиссеру благодарны за их светлый собирательный образ, школьные учителя тоже — стимулы к учебе обозначены на сцене довольно убедительно. Рука мастера, Марка Анатольевича Захарова, чей курс Тыщук только что окончил, ощущается: идея доносится до зрителя не через слово, а через осязаемый язык театральных образов, что и у признанных постановщиков среднего поколения обнаружишь далеко не всегда. Но даже если и нет никакого соцзаказа, а есть глубокое личное убеждение режиссера в безупречности поколения детей и протухлости когорты отцов, то можно же вспомнить, наконец, о Достоевском, который триста страниц текста отвел самолюбованию юной души, «уже загаженной страшной возможностью разврата».

Впрочем, Достоевский тут не аргумент. Известное утверждение, одним из лучших режиссеров современности Петром Наумовичем Фоменко озвученное: «Режиссер — палач любого автора». В том числе и классика. Что хочет, то с ним и творит, лишь бы действие в нерв сегодняшней публики попадало и было художественным — оригинальным, многогранным, непошлым. Но в том-то и дело, что идея хождения по мукам подрост­ка во всей ее узости проясняется полностью спустя четверть ­часа от начала действия. И вот тут на сцене возникает Версилов, развратный папаша, которому режиссер отвел роль карамазовского черта и только, но артист Валерий Дьяченко зате­ял игру точно по виртуозной партитуре Достоевского — со слож­нейшими психологическими кульбитами, где от «люблю» до «убью» — доли секунды, как и от святости до извращения. И где постоянная, физически ощутимая угроза для героя сорваться в бездну полного безумия держит в напряжении зрите­ля не хуже, чем выступления воздушных гимнастов на высоте многоэтажки.

Версилов-Дьяченко предстает перед подростком невозмутимым, на все пуговицы застегнутым небожителем, с едва ­уловимой улыбкой, какая мерцает на лице Энтони Хопкинса, когда тот играет злодеев. При этом рука его уверенно лежит на плече матери, а глаза сканируют мысли сына мгновенно: «Я и без того угадал, что ты у нас… — тут Версилов делает выверенную паузу, чтобы собеседник совсем уж потерял ­равно­весие, и завершает снисходительно: …капиталист».

Еще интереснее наблюдать за Дьяченко, когда между ­Вер­силовым и подростком появляется женщина, та самая ­Ахма­кова (Анна Дюкова). Тут начинается игра не на жизнь, а на смерть, и если бы Версилов был просто киношным злодеем, Аркадию не продержаться бы и пятнадцати минут. Но изощреннейшая подлость у этого «демона» смешивается с искренним чувством, в том числе и отцовским, унижение приносит сладострастный восторг, а прекрасные порывы соседствуют с назойливым желанием насмеяться над всем святым самым безбожным образом, пусть и ценой собственного безумия. ­Такого голливудским актерам не сыграть и даже не осмыслить, упражнения на этом канате — крест и радость отечественных мастеров сцены. Страстное объяснение Версилова и Ахмаковой вообще лучшее, что сказано о странностях любви в петербургском театре последнего времени. Но есть у этой драматичной во всех смыслах театральной истории забавная сторона: своей головокружительной игрой Валерий Дьяченко умудрил­ся увлечь в том числе и режиссера. В какой-то момент постановщик вовсе забывает о подростке и следует за героем Дьяченко к финалу — раскрыть который все равно что назвать имя убийцы в начале детективного романа, — как собачка на поводке.

Отзывы пользователей о спектакле «Подросток»

Фото Ksyusha!
отзывы:
1
оценок:
8
рейтинг:
1
7

а мне понравилось. Не знаю, всегда ли он такой "внятный", но в этой роли он хорош!))
Мы ходили большой компанией и всем (!!!) молодой человек показался очень симпатичным. Было видно, что старается и у него получается

Фото vgri
отзывы:
1
оценок:
2
рейтинг:
0
5

жанна! вы ошиблись, максим фомин не самый внятный из тюзовских юнцов, остается надеятся только на поддержку.....

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить