Театральная афиша Москвы

Спектакль Король Рогер
Постановка Мариинский театр

0

Перенос на мариинскую сцену масштабной польской оперной постановки.

Композитор-классик Кароль Шимановский для поляков примерно то же, что для нас Шостакович или Прокофьев. Продолжая аналогию, «Король Рогер» — нечто вроде прокофьевского «Огненного ангела»: туманное символистское либретто, положенное на яркую, экспрессивную музыку. Валерий Гергиев не озаботился собственной постановкой, предпочтя трансфер спектакля Польской национальной оперы. Впрочем, есть гарантия, что музыка Шимановского манием дирижерской палочки Гергиева зазвучит по-новому. Премьера мариинской версии «Рогера» — на «Звездах белых ночей», а затем на Эдинбургском театральном фестивале.

Создатели

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Ольга Манулкина
отзывы:
455
оценок:
285
рейтинг:
101
7

К финалу фестиваль «Звезды белых ночей» дает крен в сторону новой оперы: с разницей в неделю — две премьеры, и оба сочинения будут для петербургской публики новинкой — не только «Братья Карамазовы» Александра Смелкова 2008 года, но и «Король Рогер» польского классика Кароля Шимановского, написанный в 1918–1924 годах.

Занятно, что обе эти оперы строятся вокруг вопроса о вере. В «Карамазовых» задает тон «Легенда о Великом инквизиторе», в «Рогере» в центре сюжета дионисийское искушение короля-христианина. В либретто, которое Шимановский написал вместе с кузеном — известным писателем Ярославом Ивашкевичем, некий Пастух (слово Pasterz означает также и «пастырь») является в сицилийский храм. Архиепископ требует казнить его как еретика, жена короля Роксана просит для него пощады. По приказу короля Пастух приходит во дворец, чтобы рассказать о своей вере, а в результате приводит в неистовство (и повергает в экстатический танец) весь двор — и уводит его за собой, как дудочник детей. Теперь уже Рогер идет к Пастуху, который в древнегреческом храме превращается в бога Диониса; освобожденный от своих страхов и ревности, король поет гимн восходящему солнцу.

На Сицилии Шимановский побывал перед Первой мировой войной — и воспринял ее как символ средиземноморской культуры, где переплелись европейские, византийские, арабские традиции. Опера начинается службой в храме (для портрета византийского богослужения Шимановский использует и католическую григорианику, и русские православные песнопения), а заканчивается до-мажорным языческим гимном. Путь от одного к другому лежит через искушение музыкальным ориентализмом и дает богатые плоды — пряную, изысканную позднеромантическую партитуру, не скрывающую своего родства с Дебюсси, Скрябиным или Рихардом Штраусом, но вполне индивидуальную.

Во второй половине ХХ века, когда опера Шимановского вдруг оказалась актуальной, ее интерпретировали как конфликт религиозный и эстетический, как аллюзию на молодежный бунт 1960-х и на тоталитарные секты. Режиссер Мариуш Трелинский и сценограф Борис Кудличка, постановщики польского спектакля, который теперь переносится в Мариинку, выбрали не современность и, конечно, не Сицилию XII века, а время Шимановского — время сецессиона. Публика должна была ощутить его не только ушами и глазами, но и носом: запахи благовоний наполняли зрительный зал.

Валерию Гергиеву, признанному эксперту по музыкальному сецессиону, недостаточно продирижировать оперой Шимановского на фестивале: он забирает в Мариинку весь спектакль — по меньшей мере, на ближайший сезон. Режиссер Трелинский везет польских солистов в компанию нашим, но премьерный состав еще не утвержден.

Польская национальная опера — театр масштабный в разных отношениях. 2500 квадратных метров, площадь его сцены с карманами, — показатель уникальный, в мире такого больше нет. О том, как пришлось адаптировать спектакль под мариинскую сцену, постановщики молчат. Но ясно, что меньше всего изменений претерпит адрес прописки «Рогера»: вместо Театральной площади, 1, в Варшаве (адрес Польской национальной оперы) — Театральная площадь, 1, в Петербурге.

0
Отзывы пользователей
Пока нет ни одного отзыва. Будьте первым.

Галерея