Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Абакан
  • Азов
  • Альметьевск
  • Анапа
  • Ангарск
  • Арзамас
  • Армавир
  • Артем
  • Архангельск
  • Астрахань
  • Ачинск
  • Балаково
  • Балашиха
  • Барнаул
  • Батайск
  • Белгород
  • Белорецк
  • Бердск
  • Березники
  • Бийск
  • Благовещенск
  • Братск
  • Брянск
  • Бугульма
  • Бугуруслан
  • Бузулук
  • Великий Новгород
  • Верхняя Пышма
  • Видное
  • Владивосток
  • Владикавказ
  • Владимир
  • Волгоград
  • Волгодонск
  • Волжский
  • Вологда
  • Вольск
  • Воронеж
  • Воскресенск
  • Всеволожск
  • Выборг
  • Гатчина
  • Геленджик
  • Горно-Алтайск
  • Грозный
  • Дербент
  • Дзержинск
  • Димитровград
  • Дмитров
  • Долгопрудный
  • Домодедово
  • Дубна
  • Екатеринбург
  • Елец
  • Ессентуки
  • Железногорск
  • Жуковский
  • Зарайск
  • Звенигород
  • Зеленоград
  • Златоуст
  • Иваново
  • Ивантеевка
  • Ижевск
  • Иркутск
  • Искитим
  • Истра
  • Йошкар-Ола
  • Казань
  • Калининград
  • Калуга
  • Каменск-Уральский
  • Камышин
  • Каспийск
  • Кемерово
  • Кириши
  • Киров
  • Кисловодск
  • Клин
  • Клинцы
  • Ковров
  • Коломна
  • Колпино
  • Комсомольск-на-Амуре
  • Копейск
  • Королев
  • Кострома
  • Красногорск
  • Краснодар
  • Краснознаменск
  • Красноярск
  • Кронштадт
  • Кстово
  • Кубинка
  • Кузнецк
  • Курган
  • Курск
  • Лесной
  • Лесной Городок
  • Липецк
  • Лобня
  • Лодейное Поле
  • Ломоносов
  • Луховицы
  • Лысьва
  • Лыткарино
  • Люберцы
  • Магадан
  • Магнитогорск
  • Майкоп
  • Махачкала
  • Миасс
  • Можайск
  • Московский
  • Мурманск
  • Мытищи
  • Набережные Челны
  • Назрань
  • Нальчик
  • Наро-Фоминск
  • Находка
  • Невинномысск
  • Нефтеюганск
  • Нижневартовск
  • Нижнекамск
  • Нижний Новгород
  • Нижний Тагил
  • Новоалтайск
  • Новокузнецк
  • Новокуйбышевск
  • Новомосковск
  • Новороссийск
  • Новосибирск
  • Новоуральск
  • Новочебоксарск
  • Новошахтинск
  • Новый Уренгой
  • Ногинск
  • Норильск
  • Ноябрьск
  • Нягань
  • Обнинск
  • Одинцово
  • Озерск
  • Озеры
  • Октябрьский
  • Омск
  • Орел
  • Оренбург
  • Орехово-Зуево
  • Орск
  • Павлово
  • Павловский Посад
  • Пенза
  • Первоуральск
  • Пермь
  • Петергоф
  • Петрозаводск
  • Петропавловск-Камчатский
  • Подольск
  • Прокопьевск
  • Псков
  • Пушкин
  • Пятигорск
  • Раменское
  • Ревда
  • Реутов
  • Ростов-на-Дону
  • Рубцовск
  • Руза
  • Рыбинск
  • Рязань
  • Салават
  • Самара
  • Саранск
  • Саратов
  • Севастополь
  • Северодвинск
  • Северск
  • Сергиев Посад
  • Серпухов
  • Сестрорецк
  • Симферополь
  • Смоленск
  • Сокол
  • Солнечногорск
  • Сосновый Бор
  • Сочи
  • Спасск-Дальний
  • Ставрополь
  • Старый Оскол
  • Стерлитамак
  • Ступино
  • Сургут
  • Сызрань
  • Сыктывкар
  • Таганрог
  • Тамбов
  • Тверь
  • Тихвин
  • Тольятти
  • Томск
  • Туапсе
  • Тула
  • Тюмень
  • Улан-Удэ
  • Ульяновск
  • Уссурийск
  • Уфа
  • Феодосия
  • Фрязино
  • Хабаровск
  • Ханты-Мансийск
  • Химки
  • Чебоксары
  • Челябинск
  • Череповец
  • Черкесск
  • Чехов
  • Чита
  • Шахты
  • Щелково
  • Электросталь
  • Элиста
  • Энгельс
  • Южно-Сахалинск
  • Якутск
  • Ялта
  • Ярославль

Средняя оценка: 4 из 5

Голосов: 3

Проголосовать
Этот спектакль сейчас нигде не идет

В эти две недели Алвис Херманис показывает два спектакля — документальные «Латышские истории» и «Звук тишины», в которых нет ни слова — только музыка Саймона и Гарфанкела и этюды актеров на тему молодости их родителей.

Рецензия «Афиши»

Оценка: 5 из 5
Елена Ковальская

980 рецензий · 297 оценок · 1337 спасибо

Гастроли Нового рижского театра — это спецпроект фестиваля NET и мероприятие, завершающее Год латвийской культуры в России. Для тех, кто не вибрирует от нетерпения при словах «латвийская культура», расшифруем: к нам едет Алвис Херманис.

Постоянный ньюсмейкер фестиваля NET, лауреат «Золотой маски» и престижной премии «Европа — театру» Херманис везет на этот раз сразу четыре спектакля.

Первый — «Соня» по рассказу Татьяны Толстой, его в Москве... Показать полностью

Гастроли Нового рижского театра — это спецпроект фестиваля NET и мероприятие, завершающее Год латвийской культуры в России. Для тех, кто не вибрирует от нетерпения при словах «латвийская культура», расшифруем: к нам едет Алвис Херманис.

Постоянный ньюсмейкер фестиваля NET, лауреат «Золотой маски» и престижной премии «Европа — театру» Херманис везет на этот раз сразу четыре спектакля.

Первый — «Соня» по рассказу Татьяны Толстой, его в Москве видели год назад. «Латышские истории» — это две части многосерийного документального спектакля, он в Москве впервые. «Звуки тишины» — свежая премьера, сделанная по заказу берлинского фестиваля spielzeit’europa. Три абсолютно разные вещи. Русская проза, переложенная на язык сценического бурлеска. Verbatim, собранный на улицах современной Риги и воспроизведенный актерами почти буквально. Бессловесные актерские этюды на темы 1968-го. Разные вещи, отмеченные при всех различиях общим почерком, знакомым по всем спектаклям Херманиса, будь то постановка гоголевского «Ревизора», инсценировка сорокинского «Льда» или лучший, наверное, его спектакль — физиологический очерк из жизни стариков под названием «Долгая жизнь», за него Херманис и получил в прошлом году «Золотую маску». Все они играют на одной и той же струне — коллективной памяти. Все они — о маленьких людях, барахтающихся в обыденности дней, все — подробны в деталях и достоверны, о какой бы эпохе ни шла речь — шестидесятых, восьмидесятых или фантастическом сорокинском будущем.

Поиск этой универсальности — то, что когда-то объединяло Херманиса с Евгением Гришковцом (ближайший пример для сравнения). Недаром Херманис ставил «Город» Гришковца, и сам Гришковец ставил в его театре «По По». Только Гришковец в поисках универсального языка стал со временем уничтожать из него конкретные детали. Достаточно сказать «город», считает Гришковец, и ни к чему говорить, какой именно; можно вспоминать о детстве и мороженом, но боже упаси называть сорт — одни любят шербет, другие пломбир. Покуда Гришковец, рассказывая об универсальных человеческих переживаниях, вытравливал из них все конкретное, Херманис пошел другим путем. В его спектаклях, как правило, не говорят о переживаниях, а зачастую и вообще не говорят, они рождают переживания в зрителях, основываясь именно на достоверности деталей. Довоенные шифоньеры, салфеточки, курица, запеченная на банке, чулки на резинках в спектакле «Соня». Тазы, радиолы, запах тлена, исходящий от стариковского тряпья в «Долгой жизни». Вонь комбижиров советской столовки, где происходило действие в «Ревизоре». Бабетты, транзисторы, отутюженные утюгом локоны в «Звуках тишины». Эти кнопки неизменно включают коллективную память зрителей — неважно, видели они эти бабетты в жизни или на экране. Но в первую очередь они включают память и воображение актеров. Среда, которую художница Моника Пормале с археологической подробностью воссоздает на сцене, заставляет актеров соревноваться с нею в достоверности. И они — наблюдательные, натренированные миметические виртуозы, — как правило, никогда не проигрывают.

С годами афиша Нового рижского театра сложилась в один мегатекст, так что порой для нового спектакля в ход идет старая декорация. В той же коммуналке, по которой московская публика пробиралась к своим местам на «Долгой жизни», разворачивается действие «Звуков тишины». Только там был финал жизни и последний, может быть, Новый год, а здесь — ее начало и сплошной восторг. Коммуналка еще не успела зарасти хламом и скорее напоминает общежитие, здесь еще только учатся целоваться и ловят самодельной антенной мелодии Саймона и Гарфункеля, одна из которых дала название спектаклю — «The Sounds of Silence». Музыка разливается в эфире, как ощущение свободы и счастья, которого впереди навалом, но его все равно собирают в банки, чтобы запастись на годы. И наше знание о том, что 68-й — это еще и танки в Праге, создает стереофонический эффект. Воспоминание о пропахшей плесенью и тленом «Долгой жизни» добавляет эфирным «Звукам тишины» еще одно измерение.

«Звуки тишины» — спектакль о том времени, когда мама Херманиса была беременна им. Идея «Сони» пришла к Херманису, когда он увидел, как его актер Гундарс Аболиньш изображает собственную мать. «Долгая жизнь» тоже была списана с натуры. Как и «Латышские истории» — монологи солдата, прошедшего через иракскую кампанию, женщины-таксистки, воспитательницы в детском саду, детдомовцев, водителя автобуса, смотрителя маяка. И вот в чем тут, наверное, фокус: Херманис и актеры делают свои наблюдения за чужими людьми поводом для остроумных лицедейских метаморфоз — но метаморфозы эти, как бы гротескно они ни выглядели со стороны, всегда исполнены прямо-таки родственной нежности.

Скрыть

Отзывы пользователей

Оценка: 2 из 5
Спасибо! 1
Ulrih

270 рецензий · 348 оценок · 414 спасибо

А.Херманис приговорил новую искренность...
Может быть, это такой изысканный способ… - такой заговор... Притвориться, мимикрировать под простаков, которые знать ничего не знают и ведать ничего не ведают о том, что было до них, и, вообще, не обременены никаким культурным грузом ... Поиграть в новую искренность, а потом опрокинуть ее вверх дном, вдоволь посмеявшись над теми, кто поверил, увлекся... Если это действительно заговор, то готов признать- очень тонкий. Я не смог... Читать полностью

Все рецензии 2

Музыкальные премьеры «Плачу на техно»: рейв, слезы и Истомина в клипе группы «Хлеб»

Мультяшный квест для семейного прохождения и поколения 90-х

Квест Тварь

Необычный перформанс в воде

Волшебные игры для всей семьи

Настолько страшные игры, как если бы Линч, Хичкок и Кинг стали делать квесты

В Третьяковской галерее и Еврейском музее и центре толерантности открылась большая — на четыре...

В сегодняшнем выпуске самых интересных ресторанных открытий — Carne Vino Юлии Высоцкой, московская...

Почему мальчикам нельзя плакать, а девочкам играть с роботами? Британская поэтесса Холли МакНиш...

На Москву можно посмотреть как на город умерших ночных клубов и распавшихся кружков друзей. «Афиша...