Театральная афиша Москвы
Расписание и билеты

Спектакль Горе от ума, Москва
Постановка Современник

5.5

Неутешительный, но точный диагноз российской действительности, поставленный Римасом Туминасом и актерами «Современника»

Римас Туминас никогда не придерживается текста как Библии. «Горе от ума» — не исключение, зато герои у него пляшут натурально от печки: она возвышается посреди сцены, похожей на московский символ — колокольню Ивана Великого. Главный герой — Фамусов (Сергей Гармаш), у которого в доме крепостные танцуют балет, а дочь прячет книжки: папа увидит и порубит.

Место проведения

Дворец на Яузе

Дворец на Яузе

7.1
телефон+7 (499) 558 02 08
адрес
официальный сайт

Галерея

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
9

Посреди сцены возвышается высоченная печка, ростом и очертаниями — колокольня Ивана Великого. У печки отогреваются гости — задирают подолы и отогревают попы, пока от задов не повалит пар. Открывают заслонку, пытаясь прикурить от уголька, — из печи валит дым. И пар этот, и дым, и режиссерские туманности, которых за три часа будет в достатке, — все не просто так: в «Современнике» поставили спектакль про дым отечества.

К печке, вбежав с мороза, припадает и Саша Чацкий — шумный мальчик, которого Фамусовы приютили, когда тот осиротел; который бежал из их дома в том возрасте, когда мальчики ищут свободы, и вернулся в том возрасте, когда ищут любви. Ни того ни другого ему найти не удастся — это, допустим, известно из пьесы. Саму же пьесу, побывавшую в руках у литовского режиссера Римаса Туминаса, не узнать. В особенности все эти гневные речи Чацкого, расхватанные на цитаты, — их Чацкий (Иван Стебунов) выкрикивает с той только целью, с которой щелкают пальцами перед чьим-то лицом, — чтобы привлечь к себе внимание: эй-эй, это я! Но в его сторону не смотрят — ни Фамусов (Сергей Гармаш), ни разъяренная Софья (Марина Александрова) отъезда Чацкого и трехлетнего молчания ему не простили.

К Фамусовым Чацкий заявляется этаким европейцем, за которым кочуют его бесчисленные чемоданы. Зритель следит за происходящим его глазами: словно впервые видит, что поставленный на широкую ногу московский дом — натуральная изба в центре варварской Руси. Видит, как Фамусов расхаживает в серой крестьянской рубахе, как надевает тулуп вместо халата, что ему жмет воротничок бальной рубашки и что никто, кроме него, не замечает — включая выряженную брюлловской наездницей Софью, — как на бал к фраку Фамусов надел сапоги. По той же причине (замылился глаз) Софья не замечает в Молчалине (Владислав Ветров), как легко этот видный мужчина с усиками прогибается.

Режиссерскую фантазию Туминаса (чей почерк, вообще-то, здесь давно известен и чья вольность в обращении с классикой уже никого не шокирует) ничто не сковывает и на этот раз, он свободен в «Горе от ума», как был когда-то свободен в лермонтовском «Маскараде». Он снова пишет рисунок поверх текста и придумывает целые сцены, в которых нет ни слова, — они снова врезаются в память, подминая под себя десятки интерпретаций. Полковник Скалозуб у Туминаса ноет, как баба, старуха Хлестова, напротив, стала дюжим мужиком в чепце, подвязанном под серебрящимся щетиной подбородком (Валерий Шальных). Хлестову вкатывают на коляске, княжон Тугоуховских, превратившихся в охапку кукол, сваливают у стены. Перед балом дают крепостной балет по мотивам пушкинской «Черной шали» — похоже, в хореографии самого Фамусова: он кряхтит и хлопает себя по коленям, пока скачут по сцене Лиза и Петрушка, тот самый Петрушка, что всегда с обновкой, а у Туминаса это еще и блохастый пес, и раб, и единственное существо, отзывающееся на несчастье Чацкого. Сам же бал — сильнейшее место в спектакле: выстроившись в шеренги, гости маршируют от стенки к стенке (Фамусов, не зная, куда деть руку, кладет на зад партнерше), и от этого нестройного марша под искореженный, срывающийся в диссонанс грибоедовский вальсок становится не по себе (музыку писал Фаустас Латенас).

Лет десять назад этот спектакль назвали бы антирусским и брызгали бы по его поводу слюной. Сейчас как-то попривыкли уже к тому, что литовцы отчетливей домашних режиссеров рассказывают русские сюжеты. Антирусские спектакли литовцев на поверку оказались самыми русскими — и «Три сестры» Някрошюса, и спектакль Карбаускиса по «Мертвым душам», и «Маскарад» Туминаса, теперь вот его же «Горе от ума». К тому же литовцем Туминас выглядит только в Москве: в Литве он, с его советским детством и московской юностью, гитисовским образованием и Чеховым на афишах его вильнюсского театра, выглядит натуральным русским. Среди груды чемоданов Чацкого, образно говоря, есть и его саквояж: вместе с Чацким в Москву возвращался он сам. Оставив в Вильнюсе созданный им театр, толпу учеников, несколько домов, которые он строил и в которых так и не прижился. Приехал руководить Вахтанговским театром, где когда-то ставил «Ревизора», а первый спектакль поставил в «Современнике» — здесь играют еще иногда его спектакль по Шиллеру. Политически верней было бы ему дебютировать в московских худруках с постановки по месту работы и не проезжаться так едко по Москве. Но сказано же — он Чацкий, а не Молчалин.

Отзывы пользователей о спектакле «Горе от ума»

Фото karandash
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
14
1

Я, бывало, видел скучные спектакли. Пару раз в театре засыпал. Но на спектакле режиссёра Р. Туминаса я из театра впервые в жизни сбежал. Он (спектакль) вызвал у меня тот род отвращения, которое возникает от неталантливого, но навязчивого человека.
Неладное я заподозрил уже на первых минутах, когда Лиза начала пьесу голосом Снегурочки на детском утреннике. Она дошла до слова: «Расходитесь!» — и я подумал, что она обращается к зрителям (и впоследствии похвалил её про себя за честность). Вышли вялые, как чехонь, Софья-Александрова с Молчалиным-Ветровым, начали читать свои слова, словно они были написаны на мордовском и они их в первый раз видят. Затем выбежал Фамусов-Гармаш, всем обликом показывая, что он в первый раз видит и Ветрова, и Александрову. Его сопровождал прыгучий и визгливый актёр в обносках, изображавший, как я понял, собаку. Гармаш, как будто ему вдруг стало совестно, что он, заслуженный актёр, вынужден играть в таком фуфле, вдруг схватил Ветрова за шею и ну его бросать из стороны в сторону. Человек-собака оккупировала спину Молчалина; остальные прыгали по табуреткам и хлопали в ладоши. Тут мне стало совестно за артистов, и я уже собрался уйти, но решил для полноты картины дождаться Чацкого. Появился и он, тихий, как глист, и жалобный, как сиротская песня. Софья ни с того ни с сего залепила ему безвкусную пощёчину под видом убийства мухи, севшей на щёку, и я больше не мог этого выносить.
В тот вечер (не далее как вчерашний) в «Современнике» порадовали только гардеробщики: когда я вышел, разозлённый за потерю времени и денег, из зала, они приступали к небольшому пиру на прилавке гардероба. На белой скатерти дожидались напитки, красовались фрукты, виднелась прочая закуска. И в этом скромном празднике было больше жизни, чем в двадцати пяти просмотренных мною минут бессвязного нагромождения беспомощных сценок, состоящих из немотивированных поступков героев.
То, чего действительно не хватает в этом спектакле, перефразируя автора «Афиши», так это тонкой и умной режиссуры. Режиссёру не просто нечего сказать: даже если бы и было что, он бы вряд ли сумел.

Фото Сергей Бронин
отзывы:
68
оценок:
166
рейтинг:
42
7

"Горе от ума" Грибоедова в "Современнике" 11 июля 2011 года. Режиссёр-постановщик - Римас Туминас.

Спорная, но безусловно идейная и, как минимум, интересная постановка, заставляющая живо соучаствовать, анализировать, предполагать, домысливать. Приятно ощущается логичность форм, увязка эпизодов, общая срежиссированность и уравновешенность образов. Вторжения в оригинальный текст Грибоедова обоснованны или простительны. Яркость, а местами и эпатажность в целом оправданны, но предназначены для восприятия именно особой публикой "Современника" - на другой сцене, например, МХТ Чехова многие зрители бы, очевидно, не выдерживали нагрузки на свои бренные телеса и умеренный мозжечок и досрочно покидали бы театр, чего в "Современнике" не наблюдалось. Будучи консерватором и приверженцем оригинальных текстов, идей и мыслей, я с отрадным удивлением для себя открыл, что текст в театре может занимать не 90%, а 60% внимания зрителя, что не всегда отрицательно сказывается на насыщенности и концентрации образов, не всегда разбивает структуру произведения, а между строк и даже вместо них остаётся пространство для сценического творчества, которое, однако, надо очень-очень бережно и очень-очень профессионально расходовать, сводя вторжения к минимуму, что, пожалуй, умело и уверенно удаётся Римасу Туминасу (его яркий, но выдержанный "Играем... Шиллера!" в "Современнике" - тоже тому подтверждение). Перегибы всё же есть: например, нервные дерганья Петрушки, который по оригиналу должен присутствовать на сцене раз в 50 меньше, и эпатажные эпизоды с его участием в первой части надоедают очень скоро. Идея обильного присутствия Петрушки понятна ("стереоэффект сумасшествия" - определение Сергея Бронина), но здесь Туминас палочку всё же перегнул. Зато во второй части крупная и зрелищная хореографическо-цирковая вставка с участием того же Петрушки, которой даже заменяется большая часть оригинального текста, на фоне сцены молчания основных участников смотрится на удивление уместно, а жёсткая сцена насилия Чацкого действенно подчёркивают бедственное положение меньшинств в целом и либерализма в частности в России как первой половины XIX века, так и сегодняшнего дня.

Сергей Гармаш в роли Фамусова вполне убедителен и безусловно заслуживает высокой оценки.

Марина Александрова несколько теряется на фоне более уверенной игры ея коллег, однако старательно и добротно воспроизводит образ Софьи.

Дарья Белоусова в роли Лизы теряется больше, образа не нашла, искания продолжает на сцене, отчего порой излишне эмоциональна, а местами примитивно груба.

Владислав Ветров вполне-вполне достойно изобразил Молчалина.

Иван Стебунов - актёр неплохой, но роль радикального Чацкого не потянул. Ему не хватило свободы в сочетании с молодой самоуверенностью. Спокойный консерватор Молчалин у него получился бы поудачнее.

Александр Берда в роли Скалозуба казался каким-то слишком подвижным и живым для высокостатусного военного в отставке.

Гениально сыграла Наталью Дмитриевну Горич Елена Плаксина. Идеально подобраны интонации, мимика. Трагичность положения Натальи Дмитриевны, не вызывающая и не должная вызывать сочувствие, передана блестяще. Браво!

Это же время Платон Михайлович Гирин у Сергея Гирина остался малопонятен и, просто говоря, никак не получился.

Елена Миллиоти (Графиня Бабушка) и Полина Рашкина (Графиня Внучка) (оставлены без речей) смотрелись мило и забавно.

Кирилл Мажаров (Загорецкий, Г.N., Г.D.) достойно и профессионально осилил трёх героев.

Георгий Богадист (Хлестова) в своём безмолвном появлении достоин высших похвал. Уместно, остроумно и смешно. Браво!

Илья Древнов (Репетилов) с изяществом и лёгкостью поражал виртуозным техническим декламационным мастерством в сочетании с полной выверенностью и уместностью образа. Браво!

Евгений Павлов (Петрушка) выглядел распознавшим сигналы творческих находок Римаса Туминаса. Пожалуй, у него получилась и главная, и сложнейшая роль, с чем актёр справился.

Фото Наталья Петрова
отзывы:
12
оценок:
18
рейтинг:
26
5

Была на спектакле прошлым летом. Похихикала. Немного жаль было потраченного времени, но в целом настроение осталось хорошим.
Всем недовольным хочется сказать: "Господа, чтобы не было "мучительно больно", смотрите, куда идёте. Это же Туминас! А вы ждёте классического прочтения, что ли??"
Туминас великолепно, гениально анти-классичен, это надо принять как факт, который, кстати, очень украшает нашу жизнь, поскольку искусство - это поиск, не так ли? Как было бы и скучно, и грустно, и хотелось бы выпить (много), если бы все спектакли по классическим произведениям ставились, как в Малом театре. Зачем тогда вообще их ставить? Иди в Малый и смотри там, добротно, талантливо, абсолютно классически - с соответствующими костюмами, лексикой, манерами персонажей. А Туминас интересен именно нетрадиционностью во всём облике и поведении персонажей, деталями-метафорами, которые раздражают только до тех пор, пока ты вдруг не поймёшь весь замысел режиссёра. Если "срослось", если понял - восхищаешься, если нет - не судьба, Туминас - не тот режиссёр, на спектакли которого следует ходить именно вам. Ищите своего, благо в современном театре выбор широк.
Что касается постановки именно "Горя от ума", у меня не срослось, по-видимому, из-за неудачи с главным героем.
Один из "приёмчиков" Туминаса - быстрая скороговорка стихотворного классического текста вместо неторопливой пафосной декламации. Вот с декламацией и случается беда. Когда скороговоркой декламирует Князев-Арбенин в "Маскараде" в театре Вахтангова или Неёлова и Хаматова в "Играем...Шиллера" - это одно. Стебунову декламация не удалась категорически, и это испортило всё, ну просто всё и ещё раз всё!
Я могу представить Чацкого каким угодно, благо, персонаж Грибоедова в этом плане совершенно пластичен, для каждого - свой, Чацкий-истерик - тоже вариант, но при этом текст нужно произносить так, чтобы его было слышно! Даже если это скороговорка! Стебунов глотал целые отрывки, и через пару таких монологов хотелось закрыть ему рот и дочитать вслух вместо него. Это утомляет, раздражает, вызывает ощущение, что меня как зрителя не уважают. С этим ведь надо работать, нет?? Если актёр плохо владеет сценической речью, научите его в конце концов, но так же нельзя!
Спектакль помню только по Фамусову-Гармашу, вот то было великолепно! Его появление в бабьем платке, повязанном накрест, и с дровами в руках - НЕЧТО.
Всё остальное пропало, потому что "Горе от ума" можно играть без любого персонажа, но только не без Чацкого, а именно его в исполнении Стебунова там и не было. Хотя актёр, конечно, был. И на сцене присутствовал...:))
Так что, помню, мы просто похихикали над всяким стёбом, которым, как обычно, был наполнен спектакль Туминаса, но обычного глубокого впечатления, которое остаётся у меня от постановок Туминаса, в тот раз не вышло. Обидно, ну что ж... бывает.

Фото Ольга Панженская
отзывы:
3
оценок:
3
рейтинг:
5
1

Спектакль отвратительный. Зачем опошлять классику!!!!!!!!!! Такое ощущение, что всё происходит в латвийской деревне. Русская классика должна быть русской классикой. 2 отделение противнее первого, очень жаль что в антракте не ушла домой

Фото Анастасия Косарева
отзывы:
105
оценок:
162
рейтинг:
51
7

Такое количество негативных отзывов не оправдано вовсе! Когда перед спектаклем я их бегло просмотрела, ужаснулась - думала, меня ждёт что-то совсем странное и непрофессиональное, но на деле было не так! Конечно, спектакль - не классика, он не пропитан уютом и особым духом старых, легендарных произведений, на сцене мало декораций, а если быть точнее - только одна печь посреди неё. Но тем не менее это современное видение пьесы было интересным, однозначно!
Известные актёры, исполняющие главные роли (Сергей Гармаш, Елена Плаксина), безусловно, привнесли в комедию свою изюминку. Очень понравилась Дарья Белоусова в роли Лизы - её детская непосредственность бьёт ключом и заставляет смотреть на неё с восхищением. А Петрушка вообще развлекался весь спектакль, чем развлёк и зрительный зал :)
В общем, я считаю, эксперимент режиссёра-прибалта вполне удался. И расхождения с текстом я не заметила. А творческий режиссёрский подход к игре актёров и спектаклю - это весьма полезный опыт для театра в целом.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить