Театральная афиша Москвы

Спектакль Платонов. III акт

Постановка РАМТ
6.6
оценить

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
871
оценок:
240
рейтинг:
1104
7

Этот камерный интеллигентный спектакль — факультативная, но достойная внимания вещь, в особенности для ценителей Чехова, в особенности тех из них, кому не удается выбраться в театр к девятнадцати ноль ноль: «Платоновым» Молодежный театр открывает «Ночной проект», подразумевающий спектакли, концерты, творческие встречи с началом в десять вечера.

В репетиционной «Черной комнате» по случаю премьеры темный угол отвели публике, ярко освещенный — с роялем и старинным шкапиком, уставленным винными бутылками, — отдали актерам. Но игра начинается еще за дверью этой комнаты: шум, пение, болтовня, доносящиеся из-за стены, должны говорить зрителю о жизни, которая бурлит где-то там. Здесь же, в комнате, прячется от людей главный герой, а зрители, укрывшись в своем темном углу, будто бы ненароком становятся свидетелями его метаний. Одна за другой в комнату врываются влюбленные в Платонова женщины: нервическая Софья, зовущая его уехать прочь и зажить новой жизнью (Рамиля Искандер), статная генеральша (Наталья Чернявская), которую Платонов тоже любит, но — платонически. Сюда является рогатый муж Войницев (Илья Исаев) — приходит стреляться, но вместо того распускает нюни. В какой-то момент является посыльный (Олег Зима) с повесткой: еще одна влюбленная в Платонова барышня ради встречи с ним подала на него в суд; потом тот же актер приходит в образе еще одного мстителя, Осипа, и от членовредительства Платонова спасает его милая клуша-жена (Ульяна Урванцева) — спасает, чтобы, узнав об измене, осыпать его проклятиями.

Чехов от этой пьесы, строго говоря, отрекся. Он написал ее совсем еще мальчиком, никому не показывал, и обнаружили пьесу через двадцать лет после его смерти; в письмах своих он называл ее «Безотцовщиной», но постановщики, обратившиеся к ней уже в конце прошлого века, переименовали ее в «Платонова», по имени главного героя. Целиком эту безразмерную многословную вещь не ставили, хотя за ней закрепилось определение конспекта всех будущих пьес Чехова. Судить о справедливости этого утверждения по рамтовской постановке было бы неправильно, для этого лучше подходят картина Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино» или десятилетней давности спектакль Льва Додина «Пьеса без названия». Актер Молодежного театра Александр Доронин выбрал из пьесы один, кульминационный акт — по которому можно судить скорее о том, какие увлекательные любовные истории мог бы писать Чехов. Если б захотел.

В предыстории этого акта остаются маета сельского учителя Платонова, примеряющего на себя роль известного шекспировского безотцовщины — Гамлета. Режиссер нашего спектакля пригласил на эту роль Сергея Степина — актера внешности скорее неудачливого злодея, чем мятежного чеховского героя. За этим кастингом стоит, кажется, какая-то важная режиссерская мысль, иначе зачем бы этому Платонову цитировать то и дело другую шекспировскую роль — Макбета. Но истинные помыслы Платонова из рамтовского «III акта», как и гамлетовские вопросы, одолевавшие его в частях первой и второй, равно как и выстрел, остановивший его жизнь в четвертой части, остались за скобками спектакля. Может, оно и к лучшему: какой Макбет на ночь глядя?

0

Отзывы пользователей о спектакле «Платонов. III акт»

Фото Анастасия Лаврова
отзывы:
4
оценок:
4
рейтинг:
3
7

Во вторник, 26 января, я совершенно случайно попала в РАМТ на спектакль "Платонов.III акт" по пьесе А.П. Чехова "Без названия", который проходит в рамках ночного проекта и начинается в 21:00. В этот день мы должны были идти в театр Камбуровой на спектакль "Точка слева", но в связи с болезнью артиста его отменили, известив об этом только перед самым началом. И желая исправить испорченнное настроение, мы решили отправиться в какой-нибудь другой театр, на удачу лишнего билета. Но по московским пробкам в самый час-пик от Большой Пироговской нам удалось добраться до центра только к девяти часам. И к величайшему удивлению оказалось, что и в столь поздний для театров час все же начинается один спектакль. И надо отдать должное, что наша неподготовленность только усилила полученное впечатление.

Александр Доронин (режиссер) избрал для развертывания сюжета так называемую "Черную комнату", двери в которую располагаются около буфета. Для зрителей в ней отведено всего лиш два ряда, расположенных по двум сторонам, после которых сразу же начинается сценическое пространство, даже вернее, места для зрителей полностью погружены и захвачены этим пространством. От этого в первые минуты возникает жуткое чувство неловкости, словно вы третий лишний, присутствующий при сугубо личном разговоре, либо подглядываете совершенно наглым образом.
Я уже вакцинирована и привита к близкой игре актеров музыкальными спектаклями театра Камбуровой, но драматический спектакль без границы сцены -- это совершенно другое восприятие и другие смешения чувств.

Ко всей необычности преподношения Антона Павловича добавляется куда более нестандартное начало спектакля, которое происходит где-то за стеной, в другой комнате и вы, сидя в пустой тихой комнате за закрытыми дверьми, слышите только музыку, шаги, смех и нескончаемый гул голосов. И только лишь на несколько секунд некоторые герои забегают в "черную комнату" перевести дух, налить бокал вина или же переброситься парочкой интимных реплик и в следующее мгновение они снова исчезают за порогом, окунаясь в бурное действие, недоступное вашему глазу. В этот момент внутри меня стало подниматься что-то вроде обиды, какая рождается у ребенка, уложенного спать в самый разгар праздника, либо наказанного и отстраненного от общего веселья, и это чувствj только распаляет интерес и доводит трепетность ожидание до высшей точки.
И в этот самый миг волна голосов врывается в двери, куборем втаскивая за собой принадлежащие ей тела, смывая всю обиду и рождая то самое жуткое ощущение неловкости. Вы сразу же переноситесь в Чеховское время, с его круглоносыми женскими ботильонами, платьями чуть выше щиколотки, высокими мужскими сапогами,с заправденными в них брюками, старым буфетом и с прилипающем к концам слов "-с.

И становится совершенно непонятно, что здесь делаете вы? Человек двадцать первого века? Как вы оказались в самом эпицентре чужих личных чувствосплетений? Более того, вы еще и невидимка, ведь вас никто не замечает, но в тоже время отброшенный огрызок яблока ударяется о вашу ногу, а дыхание актеров падает на ваши руки.

Наиболее красиво раскрываются три совершенно различных женских образа, объединенных общим влечение к одному мужчине, глядя на которого, совершенно невозможно понять, что же в нем могло так их заинтересовать. Платонов ( Сергей Степин) предстает перед зрителем достаточно плоским и законченным негодяем, который слаб до интрижек, связей с женщинами и хорошего вина. И его пороки только более графично выступают на фоне его профессии сельского учителя. Его не трогает даже болезнь собственного единственного сына и убиенные переживания его жены Саши (Ульяна Урванцева).
Он вроде бы и раскаивается в том, что увел жену у лучшего друга, погубив ее дальнейшую жизнь, но только лишь из-за своего малодушие, нежели в следствии порядочности. Собственная супруга ему нужна лишь как нянька, которая в конце концов все же его брсает, и тогда Платонов награждает ее набором комплексов, одаривая фразами в стиле "без меня ты никто", "кто тебя будет ценить также, как я" и "кто ты вообще такая без меня", что только подчеркивает его слабость. Ни один по-настоящему достойный и сильный мужчина не посмеет себе позволить подобного.

Мишель (как ласково называет Платонова София) открыто смеется над всеми окружающими его дамами, с бесчувствееной иронией заявляя о парадоксе странности женщин: чем больше ими пренебрегаешь и чем больше им пакостишь, тем с умноженной силой и стремлением они вешаются тебе на шею.
Платонов слаб на столько, что прячется от Анны Петровны, генеральши (Наталья Чернявская) за ставнями. Не смешно ли , право? И от чего, действительно, умные, в большинстве своем красивые, с хорошим положением в обществе женщины вещаются на шею неприглядному, лысеющему мерзавцу? На этот вопрос я не могу найти ответа также, как и не может на него ответить сама жизнь, ведь в точности такие картины можно в достаточно большом количестве наблюдать и сегодня.

Приправами к этому спектаклю являются блестяще сыгранные небольшие эпизодические роли конокрада (Олег Зима) и рассыльного (Тарас Епифанцев). Они несут нескончаемый Чеховский юмор и неподрожаемость характерных ролей.

Сюжет несколько примитивен и, к сожалению, вечен. Однако композиционные построения игры актеров, взаимодействие персонажей, очень стильная, но в то же время совершенно Чеховская декорация и радикальный подход постановки делают спектакль, несомненно, достойным внимания.

0

Галерея