Театральная афиша Москвы
Расписание и билеты

Спектакль Дама с собачкой, Санкт-Петербург

6.8

Чеховская история без ложной романтики: от пошлости до любви – один шаг, но его еще надо сделать

Опытнейший режиссер Анатолий Праудин вместе с супругой и соавтором Наталией Скороход написал на основе чеховских рассказов пьесу, которая получилась не только о любви, но и об одиночестве, и о страхе смерти. В спектакле продумано, просчитано и отрепетировано все: каждый взгляд, каждое движение. Особенно впечатляет то, как поставлена постельная сцена.

Место проведения

БДТ им. Товстоногова
Великий театр осваивающий новые формы
БДТ возник в 1919 году; среди его основателей — Горький, Блок и актриса Мария Андреева. Теперь к пантеону его великих созидателей справедливо причислен и режиссер Георгий Товстоногов, который руководил театром на набережной Фонтанки в 1960–1980-х годах и принес ему мировую славу. В марте 2013 года БДТ возглавил Андрей Могучий — режиссер с репутацией талантливого и смелого экспериментатора, признанный в России и Европе. При нем в театре завершился капитальный ремонт, БДТ был полностью технически переоснащен и обзавелся суперсовременной сценой-трансформером, которая может принимать любые конфигурации. Первым спектаклем Могучего на посту худрука стала «Алиса» в Каменноостровском театре — хит городской афиши с участием большинства маститых старожилов труппы и протагонисткой Алисой Фрейндлих. Сезон 2014–2015-х годов труппа БДТ открыла дома, в историческом здании на Фонтанке, 65. Здесь играются спектакли «Дядюшкин сон», «Лето одного года», «Время женщин», «Васса Железнова» с выдающимися артистами-товстоноговцами Олегом Басилашвили, Алисой Фрейндлих, Валерием Ивченко, Геннадием Богачевым, Светланой Крючковой. Сам Могучий выпустил на обновленной сцене «Что делать» — антиутопию с элементами брехтовского театра, выстроив зрительские трибуны над партером и сделав публику участницей действия. Вторая сцена БДТ, Каменноостровский театр, функционирует с 2012 года — это старейшее из деревянных театральных зданий в России построено раньше Александринки, в 1827 году. Репертуар второй сцены составляют неожиданные и яркие по стилю и форме спектакли, не похожие один на другой: «Эрендира» по Маркесу с Ниной Усатовой, «Трактирщица» с Ксенией Раппопорт, «Солдат и черт» по Стравинскому и другие.
касса+7 (812) 244 10 71
адрес
официальный сайт

Галерея

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Жанна Зарецкая
отзывы:
614
оценок:
207
рейтинг:
570
9

Запах спелого арбуза быстро распространяется в камерном зале. На сцене рыхлый, хлопотливый, седой мужчина (Леонид Неведомский) сидит на тележке (больше не на чем) и уплетает сочную алую мякоть, попутно делясь с собеседником неоригинальными мыслями о женской природе. Разговор происходит в таком духе: «Разве женщина умеет любить кого-нибудь, кроме болонок?», «Вот именно, и тому подобное».

Арбузы — символ осенней Ялты, с одной стороны. С другой, символ сладострастия, буйства плоти (точно в такой вот арбуз вгрызалась в екатеринбургском спектакле Праудина инокиня Феврония в искусительном сне). А что, собственно, несет в Ялту одиноких мужчин ранней осенью, как не соблазнительная мысль о скорой мимолетной связи? Второй персонаж, значительно моложе первого, сидит на другой тележке и старательно гуталинит гамаши, именно потому что ходят слухи о некоей даме с собачкой — новом лице среди отдыхающих. Все очевидно, чтобы не сказать банально. Спектакль Праудина, как и рассказ Чехова, совсем не похож на фильм Хейфица «Дама с собачкой» (1960), где безукоризненно благородный Алексей Баталов выглядел гарантом исключительно высоких отношений. Гуров, которого играет Василий Реутов, отутюжен, подтянут, выбрит и в целом похож на перспективного университетского профессора, но тут его исключительность и заканчивается. Анна Сергеевна тоже не ангел во плоти. Актриса Александра Куликова старательно, как отличница, выполняет все указания режиссера, отчего ее «дама» еще больше походит на зажатую, несуразную, хотя и вполне миловидную институтку, чем героиня Чехова. Первая их встреча не предполагает неожиданных поворотов: у него вполне конкретные намерения, у нее нет выбора. Чехов сразу отправляет героев к ней в номер, а Праудин придумывает для них прогулку по кладбищу. Роль надгробий играют беспорядочно разбросанные арбузы. Анна Сергеевна, вчитываясь в имена покойников, вдруг обнаруживает свою, согласитесь, не самую распространенную фамилию: Дидериц. И то, как она судорожно опирается на руку Гурова, а он совершает едва уловимое, какое-то рыцарское движение с единственным смыслом — защитить ее от смерти, — словом, их общий мистический опыт, который предшествует сексуальному, вдруг приравнивает их роман к каноническим любовным драмам. Гришковец бы сказал: были частью курортного пейзажа и неожиданно оказались в центре мирового искусства.

Несколько минут в гостиничной кровати (две сцепленные друг с другом тележки) напоминают балетный дуэт в горизонтальном положении, если не считать ее нелепых оправданий и его досады. А за этой привязанностью впопыхах следуют совсем уж замечательные вещи. Начать хоть с тех же тележек художника Александра Орлова. Кроме них, на сцене ничего нет, но ничего и не нужно. Съезжаясь и разъезжаясь, они становятся то вагоном, в котором отъезжает Анна, и перроном, где остается Гуров, то гуровским личным экипажем, то кушеткой, на которой развалилась манерная жена Гурова (Татьяна Аптикеева), то купе, где Анна Сергеевна вынуждена, пока доберется до Гурова, проводить часы нос к носу с первым встречным: им оказывается резонер и любитель арбузов из первой сцены. Сам этот суетливый гражданин, страдающий одышкой, тоже вполне великолепен, хотя бы потому, что, выражая «общественное мнение», носит фамилию и повторяет реплики главного героя чеховского водевиля «Медведь». Способный лихо перевоплощаться без дополнительного грима молодой артист Руслан Барабанов играет нескольких эпизодических персонажей (вроде дворника в доме господ Дидериц) и одного значительного — придуманного авторами инсценировки Анатолием Праудиным и Натальей Скороход абсолютно счастливого человека по фамилии Иванов, который готовится отбыть в Венецию с женой своей Наташей. Но собственно сюжет — это череда мучительных и весьма узнаваемых ощущений, которые среди всех этих людей переживает Гуров. Сначала разговаривает с воображаемой Анной Сергеевной и с ужасом смотрит на подошедшую жену, не до конца веря, что и она не видит в гостиной его ялтинскую знакомую. И тут же — буквально лезет на стену с отчаянным: «Уехать нельзя, уйти, точно сидишь в сумасшедшем доме». Потом — все-таки сбежав — сидит под забором дома фон Дидериц, как приблудный пес, а в театре, уже совсем обезумев, уверяет онемевшую от страха Анну, что ее немодное платье и дурацкая лорнетка и есть его главные радость и горе. А спустя еще совсем немного времени начинает вполне размеренно существовать между кабаком, номерами в «Славянском базаре», куда приезжает петербургская гостья, и молящими взглядами жены, которая в его сознании превратилась в гейшу (русские женщины, изображающие восточную покорность, всегда выглядят жалко). И встретившийся ему однажды в метель едва живой Иванов, сообщивший о внезапной смерти жены на пути в Венецию, задевает Гурова гораздо меньше, чем эта внезапно разгулявшаяся метель, что заставила его блуждать на привычном пути к «Славянскому базару».

Удивительнее всего то, что совершенно типичная, сегодняшняя, будничная история о том, как самые исключительные отношения оборачиваются самой расхожей пошлостью, действительно выглядит катастрофой. Как минимум не меньшей, чем трагические финалы в древних как мир легендах о любви.

Отзывы пользователей о спектакле «Дама с собачкой»

Фото demosfenich
отзывы:
17
оценок:
167
рейтинг:
18
7

Вечная чеховская история про то, как жизнь встала на рельсы, конца которым не видно: все вроде и неплохо, а покоя нет - одна только скука. Герои тяжело дышат, маятся (здесь - еще и от жары), но, схватившись за единственную соломинку, делают рельсы длиннее, ухабы неприятнее, тормоза - бесполезными; и все более вечным звучит из темноты вопрос: "как?".
Тонкий и умный режиссер Праудин ставит эту историю как всегда медленно, с расстановкой, подселив в короткий мир-вспышку одноименного рассказа комичных, в общем, персонажей чеховских водевилей. Под этим взглядом и в этом ритме они выворачиваются наизнанку, обнажая в себе трагедию и безвыходность, так свойственную театру Чехова (что, кстати, наводит на мысль, что Чехов вообще заставляет нас смеяться и плакать на одним и тем же - человеческим несчастьем).
Главные герои будто обречены с самого начала. Тяжелый, скучающий Гуров и трепетная птичка Анна Сергеевна, готовая в любой момент броситься в пропасть - уже их первое свидание странным образом проходит на кладбище, где, ко всему, Анна Сергеевна узнает среди надгробий собственную фамилию - то ли дальний родственник мужа, то ли однофамилец... Надежда на их пути встречается лишь однажды. Она и неожиданна, и неуместна, она - мелодия, которую, скромно стоя в углу сцены, исполняет на скрипке грустная девушка во фраке. Пораженные, они прижимаются друг к другу, лежа в постели и с трепетом глядя на рождающуюся в эти секунды прекрасную любовь, которая скоро заставит обоих страдать, лихорадочно метаться за растущим забором из холодных деревянных досок. И, посыпая друг другу головы сединой, они будут задавать вопрос, на который у них нет ответа. И он будет утешать ее, повторяя: "Что-нибудь придумаем...".
Этот умный, тонко придуманный и исполненный спектакль ставит перед зрителем только одно условие: вы должны принимать и выдерживать его тягучую медленность. Иначе становится невыносимо скучно. Выполнить такое условие тяжело: я, например, как ни старался, не смог. Впрочем, я, возможно, еще не дорос. Мне не понравилось. И надо меня за это простить.

Фото mitre_wheel
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
1
1

Как легок Чехов в той литературной форме, по которой мы его знаем. Казалось бы,- всего лишь описание нравов и быта. И режиссер нашел такую же элегантную форму для своего спектакля.
Вроде ясен его текст, буквально, если бы не те странные фразы-вставки, которые герои периодически произносят как бы невзначай. Фразы несвязанные с текущим контекстом повествования, останавливающие его, но, не прерывающие, скорее приостанавливающие, такие мягкие, задумчивые, (особенно когда представляешь произносящего их героя произведения, или наблюдаешь артиста в постановке), дающие шанс выскочить за кажущиеся банальными темы и обороты текста: «… какое странно синее море…».
Первой произносит подобную фразу героиня и Чехов вводит ожидаемую реакцию главного героя – «…что? А?...». Это понятный пропуск внимания, что создается впечатление, будто человек на миг вываливается из сна, но дальше снова продолжает существование, а с ним и роман с героиней, - в каком-то забытии. И эта тема несколько оттеняется постановкой сцены, где главному герою действительно снится его приятель.
Взялся бы Антон Павлович за писательство, если бы буквальный смысл текстов, вытачивание фраз были бы целью его труда? Нет конечно, к тому же основным родом его занятий было врачевание (или я ошибаюсь?), а к сочинительству налицо двоякое отношение,- с одной стороны – работа, с другой – отсутствие восприятия его всерьез. У него ведь не зря главный герой (и остальные) со странным постоянством, (но обернутым в соответствующую форму - привычки) произносит: «..и так далее, и тому подобное…». Здесь проявляется какая-то самоирония автора,- ну да, можно еще чего написать, и, одновременно, принижение значимости текста (ведь текст, законченный – это самостоятельная реальность, которую мы интерпретируем, в том числе и через эту постановку Анатолия Праудина).
Получается произведение без лишнего пафоса и как форма, через которую автор воссоздает себя, собирает, проживает эти знакомые для него ситуации.
Как помните, повествование заканчивается «заклинаниями» героини: «..ну, придумай что-нибудь, что дальше делать-то…»,- финал, который связывается с упомянутыми фразами-вставками, разбросанными по всему тексту, высвечивая возможность для других ситуаций, а значит других жизней, других героев, для этих героев – быть другими, что буквально не реализуется в тексте, как и в спектакле, но намекает на это, и, что не менее важно, опрокидывает бытописание, серьезное отношение к сюжету, а значит и к самим себе.

Фото королева Чардаша
отзывы:
119
оценок:
132
рейтинг:
138
9

Перечитав перед походом на эту постановку рассказ Чехова, да и до этого уже видев инсценировку этого произведения у меня было совершенно определенное представление о том, что же я увижу на сцене, и какими средствами все будет донесено до зрителя. Ан-нет. Опять ошиблась. На самом деле, поначалу выбеленные доски сцены и арбузы по углам сулят зрителю легкую историю о курортном романе, что-то романтичное и при этом не заставляющее особо вдумываться в содержание. Вопреки ожиданиям, смотрится спектакль тяжело, никакой романтики и вселенской любви, в привычном выражении этих чувств, на сцене вы не увидите. В основном это эмоциональное перевоплощение Гурова из подленького мещанина, с до конца прописанным жизненным укладом, в человека думающего. По-моему, самая сильная сцена в спектакле - это сцена когда они с женой смотрят гон волков, Гуров все воспрошает - а в чем же смысл?, а жена отвечает - Тебе роль фата не идет... И получился этот спектакль совсем не про любовь, вернее это тут не главное, любовь здесь прежде всего движущая сила преображения человека и я вполне допускаю, что и Анны Сергеевны могло бы не быть в пьесе как персонажа, поскольку те метаморфозы, которые происходят с Гуровым в спектакле они самодостаточны, без присутствия других. Хотя Неведомский в роли Смирнова был очень хорош, с этой своей рогатой кошкой - просто блеск.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить