Театральная афиша Москвы

Спектакль Гоголь. Вечера. Часть I

6.4

Галерея

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
1039
оценок:
297
рейтинг:
1349
7

Владимир Панков сыграл свою премьеру первым в сезоне — еще в сентябре. Панкову вообще приходится поторапливаться: придуманная им несколько лет назад саундрама оказалась страшно востребованной вещью. К тому времени, когда он выпускал «Гоголь. Вечера», уже были сверстаны планы и у французов, претендующих на работу с Панковым, и у Театра наций, где он скоро выпустит спектакль «Молодец» по Цветаевой. Да и «Вечера» — лишь первая часть проекта. Речь в ней идет о весне, очередь трех других времен года придет в декабре-январе.

Так вот, весна. Деревня, вечер, парни пьют горилку, девчата их задирают. Парни не выдерживают и встают в ряд — запевают, выкаблучиваются сообща и порознь. Девчата встают напротив — показывают, на что они горазды. Этот архаический театр переплетается с театром изощренным — оперным: народные голоса выпевают Чайковского и Римского-Корсакова, в музыке XIX века отзывается фольклор, минувшим летом собранный труппой Панкова в украинской деревне Плехово. В конце концов дело доходит и до драмы, позаимствованной в гоголевской «Майской ночи». Пары расходятся по лужайкам, на одной из них празднуют свою любовь молодые Левко и Ганна, но эта пастораль перерастает в катастрофу — историю об отце Левко, воспылавшем страстью к невесте сына, с изнасилованием, самоубийством Ганны и жестокой местью. С той разницей, что в спектакле эта история оказывается лишь ночным кошмаром, явившимся молодым перед самой свадьбой. Он развеивается окончательно, когда молодые гуляют свадьбу, но воспоминание о кошмаре отравляет чистую радость, свадебные песни то и дело скатываются в плач.

Таким спектакль вспоминается месяц спустя после премьеры. Хотя еще отчетливей помнится ощущение честной неудачи. За спектаклем стоит труд, на сцене царит энтузиазм, это и видно, и слышно вполне отчетливо. Но синтеза между видимостью и слышимостью, о котором грезит Панков, пока не случилось. Случилось другое: саундрама, придуманная лет пять назад в камерном спектакле «Красной ниткой», как газ, занимает весь отведенный ей объем; но лабораторный опыт, казавшийся совершенно уникальным, в промышленных масштабах повторить не удается. Камерные «Красной ниткой» или, допустим, «Док.тор» были вещами, каких еще поискать. В случае с «Гоголь. Вечера» искать долго не придется. Взять хотя бы Музыкальный театр национального искусства Владимира Назарова: у него есть похожая «Лесная песня».

Отзывы пользователей о спектакле «Гоголь. Вечера. Часть I»

Фото Карина Абайбурова
отзывы:
5
оценок:
6
рейтинг:
1
9

Мне понравились оба спектакля Владимира Панкова (часть 1 и 2). Когда я смотрела «Гоголь. Вечера. Часть 1», было не понятно, что же на самом деле происходит на сцене, практически не успевала следить за сюжетом, так как все внимание занимали громкие песни, танцы, массовые сцены и отсутствие главных героев .
К моменту прихода в зал, на сцене уже разворачивался театральный сюжет, посреди сцены мужчина в темной одежде читал повесть «Майская ночь» тихим монотонным голосом. После третьего звонка он все громче читал туже и повесть, и тут на сцене появилась вся массовка с неожиданными выкриками «цигуля», «стрички», «хутор», «болячка», которые через несколько минут превратились в общую песню.
Что мне особенно понравилось, так это то, что немаловажную роль в спектакле играли музыкальные инструменты и, вообще, музыкальное сопровождение и танцы, во-первых, с правой стороны сцены развернулся маленький оркестр с двумя музыкантами, которые играли на скрипке и барабанах. Во-вторых, уже в середине спектакля ночью, когда все спали и только парочки общались шепотом, опять же, звучала тихая спокойная мелодия, которую два актера играли на виолончели и скрипке лежа на сцене. В спектакле музыкальное сопровождение практически никогда не оставляет актеров со зрителями, то мы слышим пение птиц, то в центре сцене мужчина играет негромкую мелодию на непонятном инструменте, создавая задний фон, то очень громко бьют по барабанам в момент, когда все кричат «ведьма, ведьма» и т.д.
В спектакле звучат народные украинские песни вперемешку с классической музыкой и народными танцами. Я не знаю, как режиссер подбирал свою труппу, но во время просмотра спектакля, невольно возникает мысль, что Владимир Панков искал актеров-музыкантов-танцоров в одном лице, так как большинство театрального коллектива очень хорошо поет, у девушек высокие голоса, которые попадают в нужный лад и создают отрепетированную гармонию, запевая, то народную песню, то какую-то оперу под живую музыку, которая исполняется все теми же девушками, то под виолончель, то под скрипку. Я считаю, что в спектакле музыка и литература равноправны, что создает эффект неотделимости одного от другого, после просмотра уже сложно представить этот же спектакль без многочисленных песен, музыкальных инструментов и непрекращающихся массовых танцев с поочередными топаньями и прыганьями.
Очень часто в спектакле слово растворяется в словесном, звуковом или музыкальном шуме. В первой части очень четко слова, звуки переходят в мелодию, когда молодой человек рассказывает историю о Ситнике, его дочери и жене. Последняя фраза растворяется в звуках мелодии, под которую актеры по очереди пересказывают «Будешь ли ты меня нежить, как раньше, батька? Буду, моя дочка, буду». Или тот же эффект можно увидеть, когда дочь плачет, чтобы отец не убил ее жениха, и когда в игру вступает труба, которая наполняет плачь дочери и уже без нее воспроизводит «ой нет, ой нет, ой нет». Тот же самый музыкальный шум можно проследить во время массовой передачи мешков из одних рук в другие, когда человеческие «хыть- хыть» расплываются в щепках виолончели. В отличие от первой части, во второй, за место виолончели и скрипки, на сцене оказываются гармонь с бубном и уже под эти инструменты словесное растворяется в звуковом, тут и смачный поцелуй парубка с невестой продлевается за счет гармони, и ярко и отчетливо слышится «хаамм-хаамммм», когда Параска выпивает горилку в честь своего жениха. Еще очень важная деталь то, что все актеры играют с маленькими микрофончиками, которые создают эффект протяженности звуков, так как без них зрителям не было бы слышно аханий, цмоканий, громких продолжительных поцелуев.
Массовые сцены в спектакле играют очень важную роль и на протяжении всего спектакля, как мне показалось, ни один из актеров не ушел за кулисы, а если даже иногда и не участвовали в сценах, то все равно находились на площадке, подпевали, подтопывали, подхлопывали, то есть вносили в спектакль целостность. Как я уже говорила, в «Гоголь. Вечера. Часть 1» за одного актера играют многие, за определенного героя говорит толпа, часто слышатся повторения основных мыслей и громких идей. Все это создает впечатление балагана, где все действие подхватывается толпой и уже толпа как «коллективное тело» подпевает, одинаково танцует, восклицает, охает, вздыхает, передает такую атмосферу, которую не смог бы передать один актер.
Мне кажется, что режиссер пытался передать дух гоголевской прозы, используя традиционные украинские костюмы (у девушек белые платья с красными узорами, такого же орнамента передники, красно-белые косынки, коричневые чешки; у мужчин белые рубахи с умеренной красной вышивкой, светлые штаны), украинские народные песни, слова и фразы, традиционные танцы, народные гулянья, пьянки, игры. Вся сцена наполнена народным духом, здесь нет ничего лишнего, тут деревянный стол, покрытый скатертью с народным узором на котором глиняный кувшин, крашеные яйца, соленые огурцы, свежий хлеб и горилка за которым сидят 9 мужиков на мешках набитых сеном.
Очень примечательным было то, что первая часть спектакля и началась, и закончилась одной и той же фразой «Не мечите бисером перед свиньями». Это изречение позаимствовано из Евангелия. Уже там оно представляет собой иносказание: «Не мечите бисера перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими». То есть мораль спектакля такова: Не тратьте хороших слов на того, кто не способен оценить их.
В спектакле «Гоголь. Вечера. Часть II» те же актеры, то же количество, но сюжет более ясный, сразу выделяются главные герои, хотя он так же, как и первая часть изобилует песнями и плясками. «Под ярмарку проклятое место. Чертовские шашни. Не одна ярмарка на этом месте не обходилась без беды». Здесь так же много непонятных театральных метафор, как и в первой части, то мачеха, то Параска сыплют песок из мешка на сцену, то деревянные кресты наряжают в рубахи, то яблоки разбрасывают по сцене. Если первая часть была посвящена весне, то действия во второй части происходят летом (толпа собирается на ярмарку, продавать собранную пшеницу), третья часть, мне кажется, будет посвящена осени, а четвертая зиме.

Встречайте новую «Афишу» Рассказываем о всех нововведениях Afisha.ru

Встречайте
новую «Афишу»

Ежедневно мы собираем главные городские
развлечения и рассказываем о них вам.

  • Что нового:

    В ба­зе «Афи­ши» сот­ни
    событий: спек­таклей, фильмов,
    выс­тавок и мы помогаем
    выбирать лучшие из них.

  • Что нового:

    У каждого события есть
    короткий приговор, помогающий определиться с выбором.

  • Что нового:

    Теперь найти сеансы в 3D
    или на языке оригинала
    с субтитрами еще проще.

  • Что нового:

    Не стойте в очереди,
    покупайте билеты онлайн!

  • Надеемся,
    вам понравится!

    Продолжить