Театральная афиша Москвы

Спектакль Человек-подушка, Москва

Постановка МХТ им. Чехова
7.7
оценить
Расписание и билеты

Кровавая фантазия МакДонаха в камерной постановке Кирилла Серебренникова.

Место проведения

МХТ им. Чехова

МХТ им. Чехова

8.6
Театр с большой историей, спектаклями прогрессивных режиссеров и звездной труппой
Подчеркнуто скромный (по сравнению с залами XIX века) театр архитектор Федор Шехтель проектировал специально для труппы Станиславского и Немировича-Данченко. МХТ вселился сюда в 1902 году, и с тех пор Камергерский переулок стал одним из центров театральной Москвы. С 2000 года, когда худруком был назначен Олег Табаков, у остальных театров появился повод для беспокойства: расторопность, с которой МХТ переманивает талантливых молодых актеров и режиссеров, не знает равных. На основной, малой и новой сценах идут спектакли Кирилла Серебренникова, Константина Богомолова, Евгения Писарева, Марины Брусникиной, Адольфа Шапиро и многих других героев нового театра и мэтров. В труппе — люди из телеэкрана: Константин Хабенский, Александр Семчев, Михаил Пореченков, Игорь Верник, Ирина Пегова, — в перемешку с новыми именами и недавними выпускниками.
касса +7 (495) 646 36 46
адрес
подробнее
режим работы кассы пн-вс 12.00–19.00
официальный сайт

Лучшие отзывы о спектакле «Человек-подушка»

Фото Maria Dvoyneva
отзывы:
5
оценок:
123
рейтинг:
7
7

Слабонервным категорически не ходить, там дети в сорочках на себе кресты таскают и себя красной краской из ведер поливают.
Очень, даже слишком хорошо поставленно, поэтому производит крайне сильное впечатление. Ощущение, что было сделано именно ради впечатления а не смысла, потому что воспринимать смысл во время спектакля из-за шока просто невозможно.
В произведении есть вопрос, нужно ли писать то, что нельзя воплощать. А при выходе со спектакля появляется другой: нужно ли было показывать то, о чем лучше и не писать.

7
0
20 декабря 2009
Фото olgaka
отзывы:
35
оценок:
36
рейтинг:
59
9

О чем можно рассказать за три с половиной часа?

О том, что делает из человека писателя; о том, что написанное тобой – это самое дорогое, что у тебя есть; о том, на что ты способен, когда доведен до края; о том, что чувствуешь, когда на твоей голове черный мешок, а горлу приславлен револьвер; о том, можно ли помолиться за 10 секунд или придумать хороший рассказ за 7; о том, что, работая на скотобойне можно не убивать; о том, что значит быть человеком-подушкой и сидеть в клетке, к которой не подойдет даже бродячий монах: о том, кто такой талантливый писатель, которого никто не хотел печатать, но чьи рукописи не горят, - Катуриан К. Катуриан.

О том, что хочется, чтобы было, когда станешь старым и горбатым; о том, что чувствуешь, когда раньше всех приходишь на работу, чтобы проверять проводку на электрическом стуле; о том, как выглядят руки по локоть в крови; о том, что тоталитаризм – в голове, но не в сердце; о том, все несут свой крест – абсолютно все; о том, что так хочется поделить своим страхом со всеми и о том, что даже очень честный может быть нечеловечески жестоким: о том, кто такой чудовищно слабый, пугающе чуткий и до ужаса справедливый хороший следователь Ариэл.

О том, зачем китайский старик на башне пускает самолетики; о том, что скрывается в металлической коробке; о том, что такое потерять ребенка; о том, что это тоталитаризм в сердце, а не в голове; о том, зачем нужно говорить «о! это как раз мне напомнило»; о том, что свихнуться может каждый; о том, что бывает так страшно, что хочется, чтобы никто об этом никогда не узнал; о том, что дверь в вечность – в платяном шкафу: о том, кто такой никогда непросыхающий, невероятно проницательный и окончательно сломленный плохой следователь Тупольский.

О том, что люди поразительно стойки и невероятно терпеливы, а еще до самоотречения жертвенны; о том, что люди могут быть нереально жестоки, не понимая этого; о том, что есть персональный рай, где можно играть с Богом в салочки; о том, что лучше быть ни на кого не похожим, чем таким как все; о том, что не сойти с ума на самом деле, гораздо сложнее, чем просто рехнуться: о том, кто такой слабоумный Михал.

В процессе спектакля зал освобождается от слабонервных – от тех, кто не выносит вида и криков человека, которого пытают электричеством, или мальчика, который обливает себя из тазика кровью. От тех, кто не может выдержать рассказа о писателе и его брате, о мальчике из города Гамельна, о девочке, которая была Иисусом, о маленьком зеленом парасенке и яблочных человечках.

Если вы читали книгу про Патрика Бейтмана, про Призраков Чака Паланика, про Invisible Monsters его же, то представьте себе, что вы в четвертом ряду этого представления и помножьте все прочитанное на 100.

5
0
17 декабря 2007
Фото Павел Л.
отзывы:
150
оценок:
281
рейтинг:
371
9

Пьеса в постановке Серебренникова, где невозвратные грани реальности строят незыблемое творчество и талант гения, раскрывают характеры и пропитывают их энергией личностей.

Героев постановки Кирилла Серебренникова пьесы Мартина МакДонаха «Человек-подушка» объединяет многое - они все похожи друг на друга прошлым, детством, творчеством, амбициями и простыми человеческими проблемами. Их отличают только маски, которые заставляет одевать суровая реальность и окружающее общество. Персонажи пьесы настолько хороши, насколько они ужасны. Образ Катуриана К. Катуриана (Анатолий Белый) – образ гениального писателя в области детского насилия, заканчивающегося чаще всего смертельным исходом. Это обосновано его детством, которое Ма и Па (Анжелика и Василий Немирович-Данченко) ему преподнесли. Они в течение 7-ми лет занимались насильственными пытками его брата – Михала (Алексей Кравченко) с целью создания в Катуриане писательского таланта именно в этой жуткой, ужасающей сфере.

Рассказы Катуриана с одной стороны – гениальны, с другой – ужасны, отвратительны и извращенны, с третьей – захватывающие и экстремальные. Но мало кто из читателей поймет, что основной целью он пытается донести ужас обращения с детьми в современном гнилом обществе на основе кровавого опыта издевательств над его братом. Это полноценно описано в его «Человеке-подушке», где образ человека-подушки – спаситель детей от страданий суровой реальности…правда, спасение – смерть еще в детстве, когда мир полон красок и позитивного восприятия жизни.

В постановке Серебренникова очень много необычного. Например образ комнаты, в которой происходят пытки заключенных и других комнат, в которых разыгрываются сцены… Стоит обратить особое внимание на звуковое сопровождение каждого шороха – будь то спичка, стук, шаги, скрип двери или половицы, как льется вода и другое. Эти звуки производят в микрофон образы Ма и Па, которые как бы уже правят ходом мысли Катуриана. Они уже когда-то методами звуковых эффектов сделали из него великого писателя.

Четко выстроенная сюжетная линия, которая заставляет не дышать на протяжении 3-х часов спектакля, а в перерыве не проронив ни слова заставляет промочить горло, которое пересохло в эмоциональном и энергетическом напряжении.

Два образа следователей – плохой и хороший, наоборот хороший и плохой, - это люди с проблемами и комплексами. Одним – Ариэлом (Юрий Чурсин) движет чувство мести за свое детство, другим – Тупольски (Сергей Сосновский) движет чувство мудрости, всезнания и стремления «больше запечатать криминальных дел». У Тупольски также есть тяга к творчеству, которая закомплексована в нем так глубоко, что за критику он готов застрелить любого. И оба они – актеры. Актеры, которых играют актеры.

Очень тонко, очень настороженно и глубоко преподносится Серебренниковым диалог Михала и Катуриана в камере. На самом деле неизвестно – он ли убил двух детей, и были ли они убиты вообще, и, скорее все-таки – нет. И Михал попробовал разыграть только один рассказ Катуриана – про зеленого поросенка. Он считал, что остальные произведения можно сжечь, так как от некоторых «аж блевать тянет» (извините). И правда, - девочка была покрашена зеленой краской, а не была убита, как в «Маленьком Иисусе».

Зритель поначалу ненавидит Катуриана, Михала, Ма и Па. А в итоге становится за справедливость, за сохранение рассказов, которые так и не понесли вреда обществу, а стали гениальные в своей области. В результате оказывается убийцей только 1 человек – Катуриан, он и осужден/расстрелян полицией, образ которой, как карателя-государства, представляют два полицейских бульдога. И Катуриан спасает своего брата от ужасов реальности, от прожитых и непрожитых страданий, здесь он выступает человеком-подушкой, образ которого ему придали Ма и Па…и сам Михал…

Кто здесь брат, писатель, человек-подушка, убийца – Катуриан или Михал – кто из них??? Стоит посмотреть спектакль – и только после этого сделать выводы.

Кстати, по собственному сценарию Мартин МакДонах снял британское превосходное кино – «Залечь на дно Брюгге», где можно увидеть некие отголоски человека-подушки…

А игра актеров – это высший уровень актерского мастерства, все – превосходны.

Спасибо.

3
0
12 мая 2009
Фото Ksenia
отзывы:
3
оценок:
5
рейтинг:
5
9

Лучше Ковальской не напишу точно, поэтому скажу только, что спектакль мне очень понравился: почти четыре часа пролетели как пять минут. Его стоит посмотреть хотя бы для того, чтобы сначала полюбоваться игрой четверки: Катуриана, Тупольски, Ариэла и Михала, а потом ужаснуться опустошенным взглядам Белого, Сосновского, Чурсина и Кравченко на поклоне. Это впечатляет, поверьте.

2
0
10 октября 2007
Фото Сергей
отзывы:
2
оценок:
4
рейтинг:
2
9

На человека - подушку пошел как любитель творчества Мартина Макдонаха и замечу, что не пожалел. Серебренников сумел хорошо передать на сцену внутренний мир автора, что является задачей весьма сложной. Но хвала и благодарность не только режиссеру, но и актерам, блестяще обыгравших персонажей. Это довольно тяжелый спектакль, неподготовленный человек будет весьма удивлен, это в лучшем случае, в худшем сбежит в антракте, но этот спектакль действительно стоит посмотреть, его просто необходимо оценить. Желаю всем потенциальным зрителям набраться мужества, после просмотра незабываемые и абсолютно непередаваемые эмоции вам обеспечены.

1
0
29 апреля 2014

Галерея