Театральная афиша Москвы

Спектакль Русское варенье, Москва

8.2
оценить
Расписание и билеты

Вариации Людмилы Улицкой на чеховские темы с Татьяной Васильевой и Вадимом Колгановым

Спектакль «Русское варенье» поставлен по одноименной пьесе Людмилы Улицкой. Определяя свою работу, писательница использовала слово afterchekhov — и здесь действительно будут как сам Антон Павлович, так и потомки его героев из пьес «Вишневый сад», «Три сестры» и «Дядя Ваня». Многоплановая пьеса о семейных ценностях и реалиях современной жизни в руках режиссера Иосифа Райхельгауза вышла не по-чеховски прямолинейной и злободневной, о чем свидетельствуют довольно яростные зрительские отзывы.

Место проведения

Школа современной пьесы

Школа современной пьесы

7.9
В особняке на Трубной площади, где до революции славился салатами от повара Оливье ресторан «Эрмитаж», театр Иосифа Райхельгауза поселился в 1990 году. Сегодня здесь ставят тексты Евгения Гришковца, Бориса Акунина, Дмитрия Быкова и даже Михаила Дурненкова. Каждую осень театр проводит драматургический фестиваль «Действующие лица», представляющий собой обратную сторону «Любимовки», проходящей почти в то же время в «Театре.doc». Из-за случившегося в 2013 году пожара Школа современной пьесы временно играет спектакли в ДК КРОСНА.
касса +7 (499) 340 66 52
адрес
подробнее
режим работы кассы пн-вс 11.00–15.00, 15.30–19.00
официальный сайт

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Елена Ковальская
отзывы:
871
оценок:
240
рейтинг:
1110

Чеховскую уходящую натуру оплакивают и хоронят уже сто лет, а она — гляди ж ты, все живет себе. Судя по пьесе Людмилы Улицкой — живет в подмосковных писательских и академических поселках, на покосившихся дачах, которым на рынке недвижимости грош цена, тогда как земля под ними — золотая.

Это вообще любимая тема писателей, пописывающих для театра: чеховские типы в новой реальности, гибнущие родовые очаги, идущие на сруб вишневые сады и неудавшиеся Шопенгауэры, ишачащие на советской службе. Разница между прочими писателями и Улицкой в том, что она не склонна переоценивать историческую роль интеллигента и хоронить его с оркестром. Интеллигент, по Улицкой, — всегда был и пребудет в веках. Он всегда будет держаться за свои развалюхи по той причине, что в них жили деды, бестолково тратить деньги, которых у него кот наплакал, учить лишние языки, любить не тех, кого стоило бы, производить на свет себе подобных и полную себе противоположность. Могильщик вишневого сада, в интерпретации Улицкой, не поднявшаяся из грязи в князи деревенщина, а родной сын Раневской. А варенье из вишни в ее доме варят, как варили еще при молодом Фирсе. И тоже, заметьте, на продажу. Одним словом, интеллигент достоин того, чтобы над ним с любовью посмеяться.

Улицкой удалась чеховская комедия, причем действительно смешная — а это очень редкая птица. У нее чеховские типы выглядят прямо-таки персонажами комедии масок — устойчивыми, легко узнаваемыми. Как в комедии масок, в «Русском варенье» действуют комичные старики, молодежь и слуги. Старики — это влюбленный в балерину пенсионер (Альберт Филозов) и его работящая сестра-переводчица (Татьяна Васильева). Молодежь — наследник-сын Ростислав Лопахин (простите, Лепехин) и дочери, то есть три сестры. Есть и «простые люди». Здесь проматывают последние гроши в Париже, молочнице платят в долларах, работает на всю семью один человек, а дом чуть не уплывает «простому человеку», оставаясь, впрочем, в своем кругу. «Простой человек» между тем, захаживая сюда, у хозяев разных слов нахватался: «Многоуважаемая дверь, — оглаживает он новую дверь в сортир, — приветствую твое существование».

Итальянские комики когда-то несли по ходу спектакля отсебятину, сводя наиболее удачные и старые репризы, как диджей сводит пластинки. Любой русский артист, подкинь ему только сюжет, способен сыграть его исключительно чеховскими цитатами. Даже студенты (у Дмитрия Крымова есть такой спектакль — «Торги»). Артисты Иосифа Райхельгауза не исключение, здесь одну только «Чайку» играют в трех видах — саму пьесу, акунинский сиквел и оперетту по ее мотивам. Татьяна Васильева — та когда-то была Раневской в спектакле Театра Антона Чехова. Так что Улицкая могла только наметить сюжетные ходы — диалоги они бы сыграли сами. Но она написала им действительно смешные тексты. Одно только она не рассчитала — хронометраж. У Улицкой на титульном листе написано «без антракта». А театру понадобились целых два перерыва: для перемен декораций Юрия Харикова и еще — чтобы все сыграть и не умереть. Но разве кинешь в Улицкую камень: писатель, сцены не знает.

5
0
27 апреля 2007

Лучшие отзывы о спектакле «Русское варенье»

Фото катя кравченко
отзывы:
18
оценок:
110
рейтинг:
27
7

Ожидала большего. Почему-то было грустно и не очень смешно, было жалко эту семью. Очень много разговоров, но не было эмоций и энергии. Могу сказать огромное спасибо Т.Васильевой - она профессионал, А.Филозов понравился. Из молодых актёров только актриса, игравшая Лизу.

3
0
1 апреля 2009
Фото Ия Яковлева
отзывы:
133
оценок:
133
рейтинг:
71
5

Спектакль по пьесе Людмилы Улицкой, дамы достойной, детективов не писала,
В глупостях не замечена, темы романов - достойные, может насторожить только толщина томов, но ведь это не недостаток.
В спектакле, увы, его длина стала недостатком.
Много слов, много сцен – и все они - бесполезные.
Выстрелы – холостые, шутки не добивают до конца даже второго ряда зрителей
В результате, полагаю, что Чехов Улицкой точно не товарищ, хотя портрет классика по сцене таскали, и на вишневый сад весьма толсто намекали, и вроде все складывалось:
Вот она дача
Вот они тунеядцы
Вот они умные и интеллигентные люди
Вот он, злодей – русский простой человек, на все руки мастер, на самом деле ничего не умеющий
Вот еще и дачу купил, к чему, не ясно
Впрочем, тут вообще все ни к чему, целиком и полностью.


Так что варенье – не особо русское получилось (да и не варенье вовсе, хотя прямо ж сказали со сцены – положи мышь или крысу в тазик с вареньем, и вот оно тебе будет, русское варенье, они, эти русские, не умеют по-другому: ни жить, ни варенье варить)
И вот, вязкая будто глина пьеса, в которой недоуменно застряли некоторые весьма и весьма приятные актеры театра, превращаясь временами в статуи, наконец, закончилась. Ура.
Горшочек, не вари больше, умоляю

О чем это я? Скорей всего, о том, что пьеса оказалась намного скучнее и бездарнее актеров, что ее разыгрывали.
Разыгрывали-разыгрывали, но не разыграли.

Например,
Если о действующих лицах и исполнителях немного побеседовать.
Чего спешить-то , пьеса тоже была – длинная, в течение действия
свитер можно связать, без рукавов, правда, скорее всего, и не модный,ну русский, в общем, свитер такой, для электрички. И мышь туда положить, согреется хоть.

Итак, Татьяна Васильева в роли Натальи Ивановны, переводчицы
Единственной героини, что работает, зарабатывает что-то, и право голоса имеет соответственно.
Мое утешение она была, на протяжении всего спектакля
Выходит, и одним видом своим утешает скорбного зрителя.
Мне кажется, это от того, что она – актриса прям-таки великая.
«Не спала ни секунды», произносит ее героиня, или просто сидит за столом, болтая.
Ликую просто, сразу все интересно и значительно становится. На минуты считанные.
Правда, до конца спектакля волшебное зелье таланта Т. Васильевой не доработало.
Ближе к финалу стояла Наталья Ивановна, буквально предметом мебели, виньеткой ложной сути, и это преступный расход, на мой вкус, такой актерской фактуры (выражаясь старомодно).

Наталья Санаева в роли Макани, домоправительницы и приживалки
Утешение № 2 «Русского варенья».
Такая естественная, будто сама жизнь. Световое пятно в темном кругу неразличимого,
четкое слово в ряду неразборчивого, яркая и настоящая.

Но им двоим не справиться все же. Со всем остальным.
Не выбраться из болота никчемного материала пьесы.
Там - глубоко, и без русалок.
Остальные участники – просто куклы, ходульные персонажи для зомби-ящика (не в смысле телевизора, а ящика для не-живых)

Вот Татьяна Циренина, старшая дочь. Образ православия достался, негативный.
Странно себя ведет персонаж, воплощая представление о православном человеке как о бесконечно лживом и лицемерном существе, и это ко всему не зло, зло-то – оно многогранно, любопытно, пугающе. Тут – плоское, ничего не содержится. Просто неприятное.
С косой, в платке, в длинном платье, ходит на службы, говорит глупости, работать не хочет. Злобная, мнение других- до лампочки.

Следующая восковая кукла – куколка Екатерина Директоренко, ей средняя досталась дочь.
Играет придаток к жениху, бой-френду.
И это могло быть забавно, но уж нет. Пусть будет всем наоборот скучно.
Смешные как бы сцены с другом-композитором, которого укусила кошка, - не смешат. Бородатая щутка не забавляет, анекдот не вставляет.
про друга.
Александр Цой - хороший, но на композитора не похож. Надо было в танцовщики хоть записать или в актеры. Не верю.

Третья дочь – Ольга Гусилетова, - тоже провал.
По ходу пьесы она должна, похоже, остро-ироничные реплики подавать, быть довольно интересной особой.
Но текст реплик такой, что до иронии как до Мадагаскара, не доплыть.
Не интересно.

Пара – старший сын и его жена-писательница (полагаю, в этом образе хищной бизнес-дамы Улицкая кого-то пнула, но до меня не доходит, кого, да и плевать)
Лишние люди.
Итак, на сцене уже топчется несусветное количество народу, не знают, что им делать дальше, тут еще пришли. Добавить тоски.

Семен, золотые руки
У него роль DEUS ex machine
Пошутить про починку света и унитаза, и каким-то манером подрулить к финалу.
Семен (Алексей Гнилицкий) выполняет это все, но получается без огонька.
И осудить такое невозможно. Откуда тут огня взять.

Сценография.
Есть.
Все – белое, модное, люстры закрыты белыми тряпками, продемонстрировать, что хозяйство – в разрухе, нужно.
Но..выбор белого цвета – это очередная неудача. Белый цвет недостатки выпячивает.
На этом фоне точно надо что-то делать, страсти какие-то внушать, мысли, чувства бередить, а не просто по сцене болтаться с фразами, подцепленными от знакомых и приятелей (да, тоже узнала некоторых своих, но зевать от этого не перестала)

Музыкальное оформление. Не подходит.
Занавес, наверно.
Да, пожалуй, все.

1
0
18 октября 2017
Фото Tatyana Lipina
отзывы:
39
оценок:
38
рейтинг:
4
7

Русское варенье. Какое оно? Обязательно вишневое, сладкое, тягучее, иногда забродившее (при попадании какой-нибудь грязи), иногда - неожиданно - с добавкой осы или вообще мыши. Такова и жизнь семьи московских интеллигентов, абсолютно неприспособленных к современным условиям, и пытающихся выжить на старой разваливающейся даче. Жизнь - тягучая, иногда сотрясаемая негативными по большей части событиями: окончательным засором канализации или отключением электричества в поселке, где, оказывается, все соседи уже продали свои дома. А члены семьи ведут умные разговоры, пьют водочку и ничего не делают, пытаясь продажей варенья из покупной вишни заработать деньги.
Это, конечно, Вишневый сад, Три сестры, где-то Дядя Ваня. Но уже в наше время. И, пожалуй, отношение Улицкой к своим героям более жесткое, чем у Чехова. Фактически образы здесь доведены до абсурда. Причем, когда я читала пьесу, это чувствовалось, но не так сильно. Именно видя все на сцене, ощущаешь весь трагизм ситуации.
Я не знаток Чехова, но думаю, для тех, кто знает и любит его творчество многие фразы и диалоги в спектакле являются отражением его пьес. Играют великолепно! Хороша, конечно, Васильева, чей голос узнаешь сразу, еще в сумраке в начале спектакля. Еще очень понравилась Лиза в исполнении Ольги Гусилетовой.

1
0
18 января 2017
Фото Яна Гейне
отзывы:
3
оценок:
3
рейтинг:
2
7

Спектакль "Русское варенье"
А в театре фотографии, как в Гарри Поттере!!!!!!! Живые! Представляете! На фотографиях артисты хлопают глазами, двигаются, по-разному садятся. Я была под впечатлением!
Сцена теперь, как мне объяснила подруга, на Белорусской. У нас были очень хорошие места. Даже мне было видно. 9 ряд. Зал малюсенький, но забит полностью.
Декорации... может, поначалу, удивляют, но они полностью вписываются в спектакль: старые тряпки повсюду, старая мебель, старая посуда, рюмки в шкафу. "Стандартная" советская дача, пришедшая в упадок, ведь уже не СССР.
В спектакле очень много звуков. Иногда отвлекающие, иногда идеально подобранные. Кажется, в спектакле звучит все: мебель, невидимая кошка на дереве, звуки природы, скрип старых досок на полу, капли воды по еще пустому тазику. Звуки-звуки. Иногда они заглушали речь, иногда помогали услышать что-то, о чем не говорили герои.
Пьеса Улицкой в трех действиях. Я не поклонница Улицкой, ни разу.
Но я же пришла смотреть на Васильеву!
В спектакле большая неполная семья. Так было часто раньше. Женщина-вдова (Татьяна Васильева), ее брат (Филозов), влюбленный много лет в балерину, сестра бывшего мужа (Санаева), три дочери вдовы (одна уже замужем за бездельником, главная задача на сцене этого актера - переводить кислород в углекислый газ), и сын (типа безнесмен) с женой (типа писательница).
Огромная, не совсем полная семья.
Почему-то хочется начать с Елены Санаевой. Хотя пошла я смотреть все-таки Татьяну Васильеву. Елена совсем не такая, какой я ее помню по фильмам. В фильмах это жеманная, слишком слащавая женщина, которая лично меня жутко бесила. Терпеть не могла ее голос. Фу.
Сейчас на сцене я увидела совершенно другого человека. Пожилая женщина, в которой еще угадываются черты молодой Елены. Голос изменился. Теперь Санаеву по голосу и не узнаешь. Кажется, что она не играет, а, действительно, такая: медлительная, спокойная, чудная, любящая. Теперь у меня ощущение, естественно, неправильное, что Елена Санаева теперь вот такая. Настолько здорово она играет.
Альберт Филозов тоже изменился. Раньше это был такой противный мужчинка, который просто произносил в фильмах слова, которые надо было произнести. Я уже увидела совсем другого актера. В этом спектакле он на своем месте. Режиссер сделал очень верный выбор.
Татьяна Васильева. В ней до сих пор горит огонь. Так и хочется про нее сказать: "прикольная". Понимаю, что нельзя. Но хочется. Когда она выходила на сцену, наступало оживление. Все артисты вокруг начинали двигаться. Великая актриса, артистка. Очень рада, что увидела ее на сцене. Невозмутимая, спокойная, но внутри огонь. Сила духа такая у человека.
Но делала спектакль "смотрибельным", чтобы совсем не уснули зрители, младшая дочь главной героини - Елизавета (Ольга Гусилетова). Играет хорошо. Спектакль оживает. Почти все шутки - ее. Но бесит меня этот персонаж. Шутки глупые часто и притянутые за уши. И вообще, даже манера говорить, ходить - раздражала жутко. Особенно, когда Елизавета, взрослая девица же, нацепила на себя пачку. Слишком-слишком-слишком.
Муж старшей дочери (Александр Цой) решил, что раз его персонаж бездельник, то играть ему совсем не обязательно, ведь можно просто постоять, промычав пару фраз. Поэтому он просто переводил кислород в углекислый газ.
У сына главной героини есть жена. У нас ее играла Джульетта Геринг. Хорошо играла. А вот ее дублер - Татьяна Веденеева. Джульетте почти 40 лет. Сорока еще нет. Ее муж - ровесник. Вот мне не понятно, как 62летняя Веденеева, которую я, в принципе, люблю, играет 40летнюю женщину? До чего мы дошли. Скоро пластические операции позволят в девяносто лет двадцатилетнюю играть? Я под впечатлением. Пусть Татьяна и выглядит на сорок, фигура отличная, но это перебор, по-моему.

1
0
17 января 2016
Фото Елена ККК
отзывы:
269
оценок:
406
рейтинг:
236
9

Спектакль идет почти 10 лет, и понятно, почему. Замечательная постановка! Тут и вечная проблема русской интеллигенции, и "чеховщина", и шикарнейший актерский состав, и бережно переданная атмосфера - да-да, та самая, дачная: густое, будто застывшее время, в котором буквально тонут члены семьи, закрытый маленький мирок, который, даже сталкиваясь с проявлениями внешнего мира, умудряется их игнорировать, сохранять сам себя, не замечая собственного умирания... Абсолютная бессмысленность всего, "тупиковая ветвь эволюции". И их ведь даже не жалко! Вот что удивительно. Никого. Ну, разве что на Лизу есть некоторая надежда - вдруг ей удастся вынырнуть из этого болота. Смотреть на все это бесконечно больно и смешно одновременно. Ну как так можно?! А ведь можно. Ведь так и живут... вот в чем фокус.
Ну и состав, конечно - отдельное удовольствие.
Дюдя - Альберт Филозов, Наталья Ивановна - Татьяна Васильева, Ростислав - Вадим Колганов, Вава - Анжелина Волчкова. Лёля - Екатерина Директоренко, Лиза - Ольга Гусилетова, Алла - Джульетта Геринг, Константин - Александр Цой, Маканя - Елена Санаева, Семен - Владимир Шульга.
Восхищена Татьяной Васильевой, искренне. Во многом на ней и на Ольге Гусилетовой все держится, как мне кажется. Но если Татьяне Васильевой достаточно появиться на сцене, и зал уже затаивает дыхание, то Ольга вытягивает всё буквально волоком :)) Ее персонаж, Лиза - самая юная из всех, самая живая, еще, кажется, не окончательно смирилась со своим существованием в этом бедламе. Она шутит, дурачится, валяет дурака, доводит какие-то моменты до абсурда, а что-то, напротив, сглаживает... Первое время кажется, что актриса безбожно переигрывает, ну нельзя же так-то! А потом постепенно понимаешь, что там, наверное, по-другому нельзя, в этой семейке. Нельзя жить и не просто выжить, но и рассудок сохранить. Только чувство юмора и может помочь. Конечно, и остальные все прекрасны! Маканя Елены Санаевой замечательная. Мне кажется, все когда-то встречали подобных хозяюшек :)
Немного непонятен мне герой Александра Цоя, Константин. Нет, торс, конечно, шикарный, как и волосы. Но это что - все?... Образ трутня передан замечательно, только непонятно, что Константину самому-то надо в этой семье, за что Лёля умудрилась в него влюбиться (?). Как-то начал бодро, Костя даже отшучивался, вроде бы... А потом совсем прекратился во что-то невнятное. Не поняла я, в общем, задумку.
Спектакль шел даже дольше, чем обещано в программке: из зала мы вышли в 22:00. Три часа удовольствия - прекрасное завершение первой в этом году рабочей недели, я считаю!

1
0
16 января 2016

Галерея