Театральная афиша Москвы

Спектакль Леди Макбет Мценского уезда

6.6
  • жанр
    Опера
  • (3`30``, 2 антракта).
Создатели

Рецензия «Афиши» на спектакль

Фото Екатерина Бирюкова
отзывы:
370
оценок:
275
рейтинг:
93
7

Оперу Шостаковича польский режиссер Генрих Барановский (уже прославившийся на одной из «Масок» своей «Жизнью с идиотом» Альфреда Шнитке) вместе с художником Павлом Добжицким поместили в малопригодное для жилья пространство, образовавшееся после какой-то вселенской катастрофы. Противогазы и химические всполохи — нормальное для него дело. Самое человеческое, что в нем есть, — мир плюшевых игрушек главной героини. Но там толком нет ни неба, ни солнца, ни земли, ни даже озера, чтобы ей, измученной жизнелюбивым Сергеем в исполнении могучего новосибирского тенора Олега Видемана, в этом озере утопиться. Приходится прыгать во что-то вроде колодца. Эту невероятную жизнь на грани и за ней совсем завораживающей делает оркестр под управлением главного дирижера театра Теодора Курентзиса.

0

Отзывы пользователей о спектакле «Леди Макбет Мценского уезда»

Фото Ulrih
отзывы:
275
оценок:
348
рейтинг:
416
7

Гибель Богов -2
Думаю, что надо начать с того, что Леди Макбет... Д.Шостаковича - это гениальный музыкальный материал. Гениальный, но тот еще крепкий орешек для режиссера... Зубы сломать - только плюнуть. Что со многими и случалось. Со многими, но не с Т.И.Курентзисом, Г.Барановским и П.Добжицким. Польско-новосибирская команда, надо отдать должное, справилась на ура. И если бы все заканчивалось на на двух первых действиях, точно получили бы статус грандиозной оперы последнего десятилетия.
Очень удачное художественное решение с вагонами. Вагон, как символ человека и его мира - со всем набором скопленных ценностей в прямом и переносном смысле. Вот и Сергей ведь залезает в вагон Катерины, становится частью ее мира и жизни. Или, например, в финале в сцене на каторге - появляется уже не совсем вагон- скорее платформа с клеткой и холодильником - человек еще остался, но нет уже никаких закрытых пространств и негде хранить свои собственные ценности, нет уже собственного мира, разве, что небольшое пространство в холодильнике...
Очень уместной получилась видеопроекция - и с луной в сцене убийства и с Т.Курентзисом, который как демиург управляет судьбой мира на сцене и нашими эмоциями. На удивление правильной оказалась находка поместить действие в нереальный инопланетный мир. Одним махом избавились от русофобства и бытописания "маразма русской деревни".
Неземная среда происходящего дает возможность подняться до космического масштаба музыки Шостаковича и соответствовать ей.
На сцене вненациональный и внегеографический мир, в котором нет ни одного положительного персонажа. Они жрут, сношаются, блюют, истязают и убивают друг друга. И никого не жалко. Ужас в другом - это не антиутопия - это реальность, которая угрожает раздавить и нас с вами, если пренебречь и нарушить очень тонкую и почти эфемерную грань... Грань, которую называют по-разному, например, сохранением души или человечности. В мире уездной Леди Макбет не сохранили... Ужас происходящего усиливает, например, такая деталь, как обилие икон, которые буквально носят на себе герои. Носят и прикрываются ими, оставаясь упырями. Или чего стоит безумно красивая сцена с Катериной в вагоне со свечами и образами после отравления свекра. Нечисть с иконами и крестами - это сильно.
Музыка всей это мистерии добавляет жару. Оркестр, гипнотизируемый Т.Курентзисом, словно в шаманском драйве то сверлит тебе сердце, то накрывает свинцовой волной гигантского звука.
Траурный марш в финале четвертой картины - вагнерианского масштаба сцена. Но после этой кульминационной сцены случаются проблемы. Сцена с убогими многоэтажками и нефтегазовой трубой все портит и убивает. Действие сваливается в дрянную Россию со всеми вытекающими... Выгодная сценографическая конструкция разваливается и начинается совсем другой театр. Если первая половина ассоциируется с Гибелью Богов, то вторая, скорее, с пресняковским Половым покрытием. К финалу, правда, "вагоны" возвращаются...

К числу явных достоинств оперы надо отнести удачные актерские работы Олега Видемана (Сергей) и Ивана Потрицаева (Борис Измайлов). Олег Видеман - мощный тенор и в актерском отношении очень убедителен. Иван Потрицаев - Свекр, внешне вылитый граф Дракула, и с басом, окрашенным в самые темные тона.
В целом, очень удачная работа. Бесспорно - событие и Золотой маски и, вообще, сезона!

1
Фото Alessandro Smirnoff
отзывы:
74
оценок:
124
рейтинг:
104
9

В антракте пришлось уйти, сюжет Лескова я знаю, а четыре действия подряд музыки Шостаковича мой пролетарский мозг вынести не в состоянии без предварительной подготовки. Да, я лох, но опера прекрасна.
Декорации и пространство сцены очень интересные, видео и стробоскопы нисколько не портят впечатление от оперы. Может даже показаться странным, как в двадцатом веке ставили эту музыку без них. Теодор как всегда безумно танцует в оркестровой яме. И это становится похожим на какой-то рейв в ночном клубе:) Да что там, прекрасное и страшное безумие музыки Шостаковича затмит любой современный коллектив -- от prodigy до chemical brothers. Мне кажется, что сюжет оперы и музыка Ш., такая авангардная и приходелическая, не побоюсь этого слова, резко контрастирует с сюжетом. Форма и содержание, будущее и прошлое, новое и старое. И если в советское время они были объединены идеологией, отрицанием прошлого и культом будущего, то сейчас эта связь утеряна. Поэтому так здорово, что декорации и костюмы создают дискурс тоталитарного мировосприятия, в котором возможно и писал Шостакович. В результате получаем прекрасно иллюстрированное исполнение оперы.
Кстати, пластика Курентзиса очень помогает понять эту сложную музыку, мне по крайней мере. Может быть в нем таится артист балета?:)

0