Театральная афиша Москвы

Спектакль Средний дуэт

Постановка Большой театр
оценить
  • жанр
    Балет
  • Одноактный балет.
Создатели

Лучшие отзывы о спектакле «Средний дуэт»

Фото projet21
отзывы:
1
оценок:
1
рейтинг:
0
9

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ

Юрий Феликсович Ханин (родился 16 июня 1965 г., Ленинград)
российский композитор, писатель, сценарист.

Внук одного из "королей юмора" начала века, композитора-самородка, мима и эксцентрика Михаила Соловьева-Савоярова. В начале восьмидесятых, уже располагая собственными сочинениями, поступил в Ленинградскую государственную консерваторию им. Римского-Корсакова. В консерваторские годы Юрий Ханин не избежал скандала: по инициативе композитора Сергея Слонимского его исключили после второго курса (за "Покусанные картинки для скрипки" и "Несонату № 6"), но потом восстановили. Его педагог, Владимир Цытович, на указание отчислить юношу сказал: «если Ханину нельзя здесь учиться – значит, здесь просто некому учиться»! Невзирая на недопустимый в советских условиях индивидуализм и самобытность, Ханин закончил Консерваторию в 1988 году по классу композиции.
Еще будучи студентом, Ханин выступал с концертами, где исполнял произведения собственного сочинения к немалому удивлению и восторгу публики. На последнем курсе режиссер Александр Сокуров пригласил его написать музыку к фильму «Дни затмения». По словам композитора, он писал эту музыку не к сценарию и не к киноизображению, а к лицу Сокурова. Поэтому первый — он же основной — музыкальный фрагмент был назван Ханиным "Одна, отдельно взятая голова". Впоследствии за музыку к этому фильму Ханин первым из советских и российских композиторов получил Евро-Оскара, премию «Феликс».
«…Занятия музыкой Юрий Ханин рассматривает как одну из проекций личной философско-психологической системы, называя свои многочисленные и многожанровые произведения "идеологическими". Некоторые из них, особенно ранние, идеологичны почти буквально: как иначе расценить телевизионный балет по ленинской статье "Шаг вперед — два шага назад" или "Концерт Глиэра для голоса с оркестром"? (…) Меломаны до сих пор с благодарностью вспоминают его урожайную пятилетку конца восьмидесятых — начала девяностых, когда концерты под лейблами "Музыка Собак" или "Средняя Музыка" обещали невозможный в наше скучное время скандал на почве искусства».
Сотрудничество с Сокуровым продолжилось на фильме «Спаси и сохрани», но из полутора часов студийной записи в фонограмму фильма вошли только девять минут. Лучшим музыкальным эпизодом из этой малости является сцена в опере, где спародирован "итальянский дуэт". Он исполняется на оперном "волапюке": вырванную из стихотворения фразу "вчера расстались мы с тобой, я был растерзан" тенор надрывно повторяет, все время повышая градус, а сопрано веско подтверждает "о si!", после чего оба голоса сливаются в невообразимой мешанине из горьких слов (уже на итальянском) и сладостных звуков. Композитору удалось перевести слова "скрипки рыдают" на язык нот.
В дальнейшем Юрий Ханин предпочел музыке для кино музыку для балетов и опер, каковые с успехом ставились в Петербурге.
Последними проектами с участием Юрия Ханина стали одноактный балет «Средний дуэт», поставленный художественным руководителем Большого Театра Алексеем Ратманским, и пятичасовое музыкально-стихотворно-визуальное действо «Страсти по Матфею-2000», приуроченное к 250-й годовщине со дня рождения Йоганна Себастьяна Баха.
Сейчас композитор работает под псевдонимом Юрий Ханонъ.


Композитор
Автор балетов, в том числе «Шагреневая кость», «Трескунчик», «Зижель»; опер, в том числе «Норма», «Сила судьбы», «Тусклая жизнь»; Средней Симфонии, Симфонии Собак, фрески «Перелистывая людей». Наиболее известные сочинения: "Концерт для дирижера с оркестром", "Синтез искусств", "Внутренние песни", "Одна, отдельно взятая голова" (к фильму Сокурова "Дни затмения"), «Мерцающие девицы для тубы и певицы», «Средние песни для двух лиц и гобоя».
Фильмы
Сценарист
1992 Шагреневая кость (короткометражный, Россия) автор сценария совм. с И. Безруковым
Композитор
1988 Дни Затмения (СССР)
1989 Спаси и сохрани (СССР)
1991 Этюды о любви (документальный, сериал, СССР)
1992 Шагреневая кость (короткометражный, Россия)
Актер
1992 Шагреневая кость (короткометражный, Россия)

Призы и премии
1988 Премия "Феликс" Европейской киноакадемии (За лучшую музыку, фильм "Дни затмения")
Специальный Приз Международный Музыкальный Фестиваль, Панама. (Балет «Шагреневая кость», цикл «Пять мельчайших оргазмов для фортепиано и мелкаго оркестру»)

О ХАНИНЕ

Владимир Ашкенази, музыкант. «…у меня возникли новые творческие контакты. К ним относится малоизвестный, но, по-моему, очень интересный композитор Юрий Ханин. Он представился как эксцентрик и абсурдист, о чем говорят сами названия его сочинений: "Некий концерт", "Опера-антракт из одноименного балета", "Средняя симфония". Некоторые из них я намерен включить в свой новый компакт-диск с условным названием "Юмор и абсурд в музыке"». Коммерсантъ-Daily 12 апреля 1997 г.

Мстислав Ростропович: “ Ваш Ханон- композитор экстремального таланта! Берегите его.»

Владимир Тихонов, профессор Государственного Университета Осло (Норвегия), почитатель. «Его можно назвать «анархистом от музыки», но в качестве анархиста он ближе не к Кропоткину, отрицавшему лишь государственную власть, а Чжан Бинлиню, считавшему, что человечество должно вообще перевоплотиться в новый, более развитый вид, который не будет нуждаться во власти в принципе. В его действиях, как и в его музыке, многое неподготовленному человеку не понять».

РЕЦЕНЗИИ
О музыке из «Дней затмения»
«…Сокуров просил написать "что-нибудь для аккордеона". Это действительно "что-нибудь". Пошлейший мотив из одного, разложенного на арпеджио, гармонического аккорда подвергнут деконструкции. Инструменты оркестра, дуя в одну дуду, тем не менее, фальшивят и кривляются на фоне тревожных вторжений ударных, имитируя сложность и многозначность, а в финале разрешаясь наконец "теплой", внятной и примитивной мелодией. Однако это не карикатура — просто композиторская рефлексия по поводу некоторых музыкальных интервалов и пауз. Она вызывает ответную рефлексию зрителя по поводу отдельных кадров, панорам и монтажных стыков». Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст.

«…Ханин в музыке строит воздушные замки из кирпича, выворачивает их вдруг наизнанку, рассыпает кирпич песком, из песка варит варенье, с невинным видом предлагая ошалелым дегустаторам: вот в этом соль! Он жгутом завивает мелодию «Скудного влса», под который и Наташе Ростовой не грех свальсировать раз-два-три с народным артистом СССР Вячеславом Тихоновым, но когда слушатель роняет слезу умиления, вдруг плещет краснознаменной вариацией «То береза, то рябина», а сам вальс как-то подозрительно логично переводит в разухабистое ча-ча-ча. В «Канонической прелюдии» хорошо поставленный баритон десять раз повторяет с нежностью «Вместе с тем, а…» (музыка Ханина, слова ТАСС), но и шестого хватает, чтобы вошли санитары.…» Дмитрий Губин, «Огонек», июнь 1990 г.

«…Если ввести некий "коэффициент эстетической полезности", который показывает, насколько автор способен породить "общий смысл", переживаемый, однако, тоже и чисто музыкально, - самым высоким сей показатель был бы у Юрия Ханина. Ханин в "Убогих нотах" естественно мыслит внемузыкальными понятиями - убожество, бедность, ничтожество - и создает адекватный им музыкальный язык. Никого он не желает рассмешить, а то, что половина зала лежала от смеха, скорее можно объяснить защитной реакцией на эстетический шок. Борис Филановский, «Русский журнал», 24 Марта 2000 г.


ХАНИН О СЕБЕ:

«…Я никогда не шучу! абсурд – это не шутка!.. Оркестр, балетная труппа, постановочная часть театра много работают; затем на спектакли приходят люди. Во всём этом шутки не больше, чем, скажем, в съезде народных депутатов…»

«…Скрябин – это то немногое, о чём я могу говорить положительно, даже восторженно! – от чистого сердца. Его сочинения (к примеру, «Прометей») – это не просто музыка, это сгусток мысли… Это оперирование в музыке тем, чего в ней нет. Правда, будучи мистиком-эклектиком, кое-что, на мой взгляд, он делал неправильно. И при полном сущностном родстве некоторые формальные моменты его творчества меня не устраивают. Но именно скрябинское желание делать в музыке то, что ей не свойственно, и сподвигло меня на занятия композицией»

«Ханинская музыка – не музыка, а форма существования мысли»

«Во время съемок «Киносерпантина» (1990) я назвал Шостаковича государственным композитором СССР, за что меня из передачи и выкинули, чем, кстати, замечательно доказали мою правоту»

«…Сочинять классическую музыку – это все равно, что заниматься мастурбацией. Использовать старую, уже неспособную дать что-то новое форму – так же непродуктивно и самоудовлетворительно, как мастурбировать. Удовлетворение, получаемое по завершении сочинения, очень похоже по сути на удовлетворение от мастурбации».

«…Почему я не выхожу из тени? Сейчас человечество разделено на стаи, которые грызутся между собой и навязывают своим членам преданность коллективу. Самая типичная и страшная из этих стай – государства, которые обеспечивают кормом своих и пулями – посторонних. Музыкальные кланы, по сути, действуют по той же логике, хотя и в другом ракурсе. В том смысле, я и не музыкант, и не гражданин. Я вообще ни к каким стаям не принадлежу».

«…А музыка – это ведь простой набор гармонических звуков и шорохов мысли, весьма справедливо названный известным поэтом Фёдором Тютчевым как «мусикийский».


ПОСЛЕДНИЕ ПРОЕКТЫ:

СРЕДНИЙ ДУЭТ одноактный балет
Ю. Ханин (1 часть "Средней симфонии", соч.40)
Хореография Алексея Ратманского, сценография Михаила Михарадзе
Премьера: 24 ноября 1998 г., Мариинский театр; 22 января 2006 г., Большой театр.

Алексей Ратманский: «…Из современных композиторов я вспомнил о петербуржце Ханине (Юрий Ханонъ), который несколько лет назад поразил всех своей музыкой к фильму Александра Сокурова "Дни затмения". После долгих поисков я нашел его диск в Копенгагене. Музыка оказалась концептуальной, театральной, тоскливой и ритмичной. Ощущение "взгляда со стороны" натолкнуло меня на мысль о двух существах с крыльями, которые, формально не участвуя в действии, являются все же главными персонажами этого маленького балета. К сожалению, я использую только одну часть его замечательной "Средней симфонии", но не оставляю надежды поставить всю симфонию целиком".

2000 г., Национальная Премия Золотая Маска.
«…Bосьмиминутный "Средний дуэт" подтвердил свою репутацию лучшего российского и единственного по-настоящему европейского балета. На российском ландшафте непретенциозные балеты Ратманского выглядят островком цивилизации, а сам тридцатилетний танцовщик-хореограф, строящий успешную карьеру в Дании, - единственным, кто живет сегодняшним днем, а не воспоминаниями о "славных традициях". Татьяна Кузнецова, «КоммерсантЪ»
«…Средний дуэт" - лучший балет триптиха. В этой пленительной, стильной миниатюре Ратманский - ироничный философ. Быть может, только так и стоит смотреть на мир". Наталия Звенигородская, «Независимая газета»

2001 г., гастроли в Версале.
«…Особый успех у публики имел "Средний дуэт". Оригинальная постановка 33-летнего танцовщика и хореографа Алексея Ратманского на музыку современного композитора Юрия Ханона погружает зрителей в сумрачный мир, где в луче света оживает таинственный дуэт: под звуки рояля с оркестром партнер пульсирующими жестами пытается удержать партнершу, которая непрерывно движется на пуантах, сплетая сложную паутину из резких и чувственных па. Эта единственная современная миниатюра украсила двухактное представление…» Виктор ИГНАТОВ, Париж, Газета Культура, 23-29 августа 2001 г.

2006, «Русские сезоны» в Нью-Йорк Сити-Балет
«…“Средний дуэт” оказался намного выше среднего уровня. Кстати, название чисто формальное: просто музыкальная основа балета — это часть “Средней симфонии” Ханина. Малая форма вообще хорошо удается Ратманскому, а тут еще, видно, музыка как-то очень его задела: во всяком случае, мелодичная, с оттенком “тоски и печали”, а в конце распадающаяся в диссонансах а-ля Шнитке партитура вызвала к жизни хореографию рафинированную и элегантную, необычную, но при этом ненадуманную. Как и музыка, она окрашена налетом эротического томления, смешанного с ощущением игры и тайны». Майя Прицкер, NRS.com.


СТРАСТИ ПО МАТФЕЮ-2000
Отделение II, 24. Юрий Ханонъ. Аgonia Divina ("Заказное убийство для смешанного состава"), ос. 72-s.

«Страсти по Матфею-2000» - коллективное произведение, созданное современными художниками по модели «Страстей по Матфею" Баха. Сюжет Страстей (Пассионов) охватывает события последних суток жизни Христа - причастие, моление о чаше, взятие под стражу, суд, распятие, смерть и погребение - и строится на тексте глав 26 и 27 Евангелия от Матфея.

«Страсти по Матфею-2000» созданы художниками, для которых опыт Баха является частью их собственного опыта. Вдохновленные ариями и хорами Баха, они написали персональные произведения на евангельскую тему - с мыслью о Бахе, и при этом в свободно выбранной художественной форме.
«Страсти по Матфею-2000» - попытка объединить современных авторов в целостном проекте, который задуман как повторение труда Баха новейшими художественными средствами». Из предисловия к программе мероприятия.

«Страсти по Матфею-2000» (они же - «С нами Бах!», «Баховская ночь») - беспрецедентный по размаху идей, количеству затраченных сил и длительности эха проект уходящего баховского года. 15 композиторов, 15 поэтов, полторы сотни музыкантов, видео, балет, инсталляция -- все это бесконечное разнообразие творческих индивидуальностей было сведено в одну мощную пятичасовую точку (куратор проекта Петр Поспелов, организация Гете-институт)». Екатерина Бирюкова, «Классическая музыка», Итоги 2000 года.

«Юрий Ханонъ поучаствовал громким, обманчиво ортодоксальным хором, пафос которого теряется за давно уже сплетенной автором чадрой обманов и подтекстов». Кира Верникова, Music.ru

«…Этот проект немецкого Гете-института в Москве, приуроченный к 250-летию смерти Баха,-- самая радикальная из попыток актуализировать главного немецкого композитора за пределами Германии. (…) Включилось более трех десятков поэтов и композиторов разных возрастов и направлений - от академических традиционалистов до концептуалистов, от православно ориентированных до эстрадно подкованных, от европейски раскрученных до маргинально экспериментирующих. Собранные за пределами привычного цехового пространства, далекие и даже противоположные друг другу художники – такие, как Ольга Седакова и Вячеслав Курицын, Вячеслав Гайворонский и Юрий Ханонъ, Алексей Парин и Геннадий Айги, Александр Вустин и Дмитрий Пригов, Ираида Юсупова и Псой Короленко - впервые получили возможность испытать нечто вроде духовного единения и зарядиться искренностью коллективного поклонения Баху». Елена Черемных, «КоммерсантЪ», 22.06.2000 г.

Юрий Ханин "Скрябин как лицо"
Издательство "Лики России", 1996

«…Впервые в истории музыки о композиторе пишет не биограф, не музыковед-критик, наконец, даже не писатель или философ, но тоже композитор, личность может ничуть не менее яркая и своеобразная, чем А.Н.Скрябин. Наверное, именно поэтому книга воспоминаний избежала всех избитых литературных клише и штампов. Для автора книги и через десять лет после смерти Скрябин продолжает "попросту" проживать где-то рядом, по соседству, оставаясь близким, родным, даже "внутренним" человеком». Аннотация издательства «Лики России».

«…Когда автору удается приложить руку к каждому квадратному миллиметру своей шестисотвосьмидесятистраничной маски, позитивные эмоции и ощущения затмевают вечно сомневающийся разум, и только положительные стороны остаются в поле зрения. Именно так и происходит в случае с книгой Ю. Ханина, выпущенной издательством "Лики России" в Санкт- Петербурге. Буквально первое, что замечаешь, когда держишь книгу в руках, это ее необыкновенная весомость. Понимаешь, что эта книга является предметом искусства, своего рода артефактом, призванным послужить наградой археологам будущего». Александр Буров, «Петербургский книжный вестник».


0
0
18 октября 2008